Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
КАНОНИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ВЫСШЕЙ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ВЪ СССР И ЗАГРАНИЦЕЙ.

III. ЗАГРАНИЧНЫЕ ПУТИ.
9. Архіерейскій Соборъ и Сѵнодъ.

Каноническое положеніе высшей церковной власти заграничной части Русской Церкви, коль скоро таковая могла образоваться въ силу порыва связи съ Матерью Русской Церковью, опредѣляется, какъ приходится полагать съ необходимой логической послѣдовательностью, ея отношеніемъ къ Высшей Церковной власти въ СССР и вообще къ Русской Церкви. Какъ часть Русской Церкви, она должна себя разсматривать въ ея составѣ и имѣть обязанность вѣрности ей. Въ силу той же вѣрности Русской Церкви заграничная часть ея должна воздержаться отъ подчиненія современной неканонической Московской Патріархіи впредь до того времени, когда Русская Церковь получитъ свободу и рѣшитъ свои дѣла на свободномъ своемъ Помѣстномъ Соборѣ.

Вотъ что означаетъ и вѣрность Русской Церкви въ ея испытаніяхъ и страданіяхъ, со стороны заграничной ея части, и вѣрность св. канонамъ.

Наврядъ ли могутъ существовать другіе критеріи для сужденія объ ея каноничности.

/с. 113/

Высшее церковное управленіе.

По правилу «епископамъ всякаго народа подобаетъ знать перваго изъ нихъ и признавать его какъ главу и ничего превышающаго ихъ власть не творить безъ его разсужденія» (Апост. 34) и потому какое бы то ни было новое церковное управленіе въ предѣлахъ Русской Церкви могло возникнуть только съ разрѣшенія или санкціи Патріарха и его Сѵнода и Совѣта.

Оторванная отъ центра фронтомъ почти трехлѣтней военной борьбы юго-восточная часть Россіи должна была какъ-то церковно самоуправляться, и въ маѣ 1919 г. въ г. Ставрополѣ Кавказскомъ состоялся Южно-Русскій Священный Соборъ, который образовалъ Временное Высшее Церковное Управленіе на Юго-Востокѣ Россіи, объединявшее нѣсколько обширныхъ епархій.

Постановленіе этого Высшаго Церковнаго Управленія получили потомъ признаніе Патріарха и органовъ его управленія въ самыхъ высшихъ проявленіяхъ его власти: посвященіе епископовъ (Серафима Лубенскаго, Андрея Маріупольскаго), назначеніе епископовъ на каѳедры (въ Южной Россіи, въ Екатеринославѣ, и заграницей, въ Европу и въ Америку), судъ надъ епископами (Сергій Лавровъ, Агапитъ Екатеринославскій), увольненіе на покой (Іоаннъ Кубан.).

Такимъ образомъ это соборно организованное управленіе явилось каноническимъ учрежденіемъ, и, по способу его составленія, Соборомъ, и, по признанію его распоряженій, центральной всероссійской церковной властью.

Послѣ гражданской войны въ концѣ 1920 г. заграницу пришла многочисленная русская паства. До двухъ съ половиною милліоновъ человѣкъ, со своими епископами и священниками, распредѣлившись по разнымъ странамъ, влились частью въ нѣкоторые прежніе русскіе приходы и епархіи, а, главннымъ образомъ, составили много новыхъ. Расширились владѣнія Русской Церкви заграницей. Давно у нея существовали епархіи въ Америкѣ и на Дальнемъ Востокѣ, миссіи въ Китаѣ, Кореѣ, Персіи, въ Палестинѣ, приходскія и посольскія церкви въ странахъ Европы и въ Южной Америкѣ.

Прибывшая заграницу часть русскаго народа имѣла и свою церковную организацію.

Въ Константинополѣ, въ ноябрѣ 1920 года русскіе архіереи составили свой первый Соборъ, который переименовалъ южное церковное управленіе Россіи въ Высшее Русское Церковное Управленіе заграницей, и съ тѣхъ поръ этотъ Соборъ сталъ собираться ежегодно, согласно канонамъ. Въ 1921 г. церковное управленіе переѣхало въ Югославію.

/с. 114/ Наличіе многочисленной православной русской паствы, разбросанной по разнымъ странамъ, крупнаго церковнаго имущества въ духовныхъ миссіяхъ, приходахъ и епархіяхъ и большого количества русскихъ епископовъ заграницей, какъ лишившихся своихъ каѳедръ въ Россіи, такъ и пребывающихъ на нихъ здѣсь заграницей, обязывало организовать эту заграничную часть, какъ незыблемое достояніе Русской Помѣстной Автокефальной Церкви, въ одно цѣлое и сохранить ее въ ея составѣ до того времени, когда она снова станетъ подъ свою единую церковную Всероссійскую власть.

При единствѣ интересовъ всѣхъ русскихъ людей заграницей, которые мыслятъ и чувствуютъ себя русскими и православными и ожидаютъ или возвращенія въ Россію, или быть съ нею подъ ея прежнимъ духовнымъ попеченіемъ и покровительствомъ, естественно было заграницей искать какого-либо единаго духовнаго центра и руководства къ этой опредѣленной общей цѣли. Здѣсь оказалось достаточно епископовъ для организаціи всей церковной жизни на основѣ самоуправленія на соборныхъ церковно-законныхъ началахъ.

Такимъ образомъ, Соборъ Архіереевъ могъ составиться и составился только добровольнымъ вхожденіемъ въ него всего наличнаго состава русскихъ архіереевъ заграницей, причемъ изъ нихъ многіе, какъ Финляндскій, Литовскій, Харбинскій, Пекинскій имѣли постоянныя каѳедры и полную самостоятельность въ управленіи. Состоявшееся же единеніе епископата пріобрѣло всю полноту церковной власти надъ всѣми русскими церквами заграницей временно до того момента, когда заграничная часть снова вольется въ русло Русской Церкви. Этой полнотой власти уже обладало Высшее Церковное Управленіе на Юго-Востокѣ Россіи.

Такое соборное управленіе частью Церкви является каноническимъ по своей конструкціи, ибо соборность высшей власти установлена канонами вселенскаго значенія.

Каноничность Собора опредѣляется присутствіемъ вообще епископовъ, облеченныхъ высшей благодатью и являющихся преемниками апостоловъ, независимо отъ степени ихъ административныхъ правъ. Въ его составъ вошли, какъ уже сказано, епископы, правившіе заграницей, вновь получившіе каѳедры во вновь основанныхъ епархіяхъ, и лишенные своихъ каѳедръ и оставившіе свои епархіи не по своей винѣ, а за преслѣдованіе врагами вѣры. По святымъ канонамъ они сохраняютъ честь и служеніе епископское и во время нахожденія въ изгнаніи. Совершаютъ рукоположенія въ разныя степени клира, пользуются преимуществами своего старшинства сообразно своему предѣлу и «всякое, происходящее отъ нихъ, начальственное дѣйствіе признается твердымъ и законнымъ». Ибо по нуждѣ времени, какъ гово/с. 115/рятъ правила, не должны быть стѣснены ихъ права управленія различными препятствіями въ соблюденіи точности (Ант. 18. Шест. 37).

Высшее Русское Церковное Управленіе заграницей, а затѣмъ Архіерейскій Сѵнодъ, явились исполнительнымъ органомъ Архіерейскаго Собора въ междусоборное время. Въ самый Соборъ входило личнымъ и письменнымъ участіемъ 34 епископа. Имена ихъ:

Антоній, митрополитъ Кіевскій и Галицкій, Предсѣдатель Архіерейскаго Собора и Высш. Ц. Управленія, Антоній, еп. Алеутскій, Анастасій, архіеп. Кишиневскій, Александръ, арх. Сѣверо-Америк., еп. Адамъ, Апполинарій, еп. Бѣлгородскій, упр. Іерусал. Мис., Владиміръ, еп. Бѣлостокскій, Веніаминъ, еп. Севастоп., Гавріилъ, еп. Челябинскій, Гермогенъ, еп. Екатеринослав., управл. въ Греціи, Африкѣ и о. Кипрѣ, Даміанъ, еп. Царицынскій, нач. Паст.-Богосл. уч., Даніилъ, еп. Охотскій, Елевѳерій, арх. Литовскій, Евѳимій, арх. Бруклин., Евлогій, митроп. Зап.-Европейск., Иннокентій, арх. Пекинскій, Маръ-Илья, еп. Урмійскій, Іона, еп. Тяньцзинскій, Меѳодій, арх. Харбинскій, Мелетій, еп. Забайкальск., Михаилъ, еп. Александровскій, Михаилъ, еп. Владивосток., Несторъ, еп. Камчатскій, Пантелеимонъ, арх. Пинскій, Платонъ, митроп. Сѣверо-Америк., Серафимъ, арх. Финляндскій, Серафимъ, еп. Лубенскій, упр. въ Болгаріи, Сергій, еп. Бѣльскій, Сергій, еп. Черноморск., Сергій, арх. Японскій, Стефанъ, еп. Питсбургскій, Симонъ, еп. Шанхайскій, Ѳеофанъ, арх. Полтавскій, Ѳеофанъ, еп. Курскій. (Іоаннъ, архіеп. Латвійскій, былъ лишенъ участія въ Соборѣ по мѣстн. политическимъ условіямъ).

Изъ состава Собора выбывали одни, но прибывали другіе. Количество ихъ незначительно колеблется: Соборъ 1926 г. имѣлъ 27 архіереевъ, а Соборъ 1946 г. — 26.

Архіерейскій Сѵнодъ.

Въ тяжелыхъ компромиссахъ съ совѣтской властью, надѣясь достигнуть какого-либо облегченія въ гоненіяхъ, Патріархъ Тихонъ издалъ 22 апр. / 5 мая 1922 г., указъ о закрытіи заграничнаго Высшаго Церковнаго Управленія. Совѣтская же власть, чтобы уничтожить своего противника, ушедшаго въ эмиграцію, дѣйствуетъ черезъ церковную власть у себя, обманывая ее ложными обѣщаніями. О незаконныхъ мотивахъ этого акта, указанныхъ въ немъ самомъ — «за политическія выступленія, не имѣющія церковно-каноническаго значенія», — уже было сказано.

Въ отвѣтъ на него 31 авг. / 13 сент. 1922 г. Архіерейскій Соборъ постановилъ: во исполненіе указа Патріарха и его Сѵнода и Со/с. 116/вѣта Высшее Церковное Управленіе упразднить. На основаніи постановленія Патріарха и тѣхъ же органовъ управленія при немъ отъ 7/20 ноября 1920 г. за № 362 образовать Временный Священный Архіерейскій Сѵнодъ Русской Православной Церкви заграницей.

Такимъ образомъ, высшій каноническій органъ церковной власти заграницей Архіерейскій Соборъ, никакимъ приказомъ не закрытый и не распущенный, остается въ силѣ, чтобы Высшее Церковное Управленіе, какъ свой исполнительный органъ, замѣнить другимъ, Архіерейскимъ Сѵнодомъ. Что Архіерейскій Соборъ рѣшилъ правильно, перейдя на новое основаніе для продолженія существованія своего управленія, свидѣтельствуютъ дѣйствія церковной власти въ этотъ моментъ въ самой Россіи.

Указомъ 5-го мая Патріархъ закрываетъ заграничное церковное Управленіе, а черезъ нѣсколько дней, 3/16 мая, ввиду своего ареста, передаетъ «всю полноту власти» м. Агаѳангелу на основаніи именно постановленія 1920 г., и м. Агаѳангелъ, посланіемъ отъ 18 іюня проситъ епархіальныхъ архіереевъ «управлять теперь своими епархіями самостоятельно» (см. наст. докл.), то есть, въ соотвѣтствіи съ тѣмъ же постановленіемъ. Постановленіе 1920 г. въ этотъ моментъ входитъ въ Россіи въ силу и потомъ только м. Сергіемъ было принципіально отвергнуто, ибо онъ пожелалъ сохранить церковную власть за собой и пошелъ на компромиссы легализаціи и впалъ въ расколъ съ епископатомъ.

Постановленіе 1920 г. было дано не для этого года, а для того времени, когда наступитъ указанный въ немъ моментъ, то есть, когда дѣятельность Патріарха и другихъ высшихъ церковныхъ органовъ прекратится. Это и случилось въ моментъ полученія заграницей указа о закрытіи церковнаго управленія.

Такимъ образомъ, внѣшняя обстановка, и уже имѣющійся законъ, съ обстановкой совпадающій и именно въ данный моментъ только вступающій въ силу, съ необходимостью понуждаютъ Архіерейскій Соборъ открыть новое церковное управленіе заграницей на новомъ основаніи. Будучи руководителемъ части Русской Церкви, Соборъ ея епископовъ ничего не можетъ дѣлать безъ разсужденія или вопреки воли перваго епископа и, на основаніи одного его распоряженія, закрываетъ церковное управленіе, и на основаніи другого, входящаго именно въ данный моментъ въ силу, открываетъ другое, потому что нужда въ немъ остается для заграницы прежней, такой же, какъ и вчера.

По новому закону своего существованія заграничное церковное управленіе получаетъ самостоятельность, и, по своимъ условіямъ постояннаго разобщенія съ Россійскимъ церковнымъ центромъ, оно имѣетъ разрѣшеніе на самоуправленіе. Если въ самой Россіи связь епархій съ Центромъ, даже при наличіи его, была неосуществленной, /с. 117/ и епархіи фактически управлялись въ эпоху гоненій самостоятельно, то входящій въ силу законъ, въ моментъ потери соборныхъ органовъ управленія, и замѣны первоіерарха единоличными замѣстителями, пріобрѣтая исключительное значеніе для заграничной русской Церкви по условіямъ ея жизни и еще большаго разобщенія со своимъ центромъ.

Такимъ образомъ, законъ о децентрализаціи, объ управленіи на мѣстахъ, въ связи съ гоненіемъ на Церковь въ Россіи и разобщенія частей Церкви съ ея центромъ, легъ въ основаніе и утвержденіе церковной власти Архіерейскаго Сѵнода заграницей.

Созданное еще въ Россіи Юго-Восточное Церковное Управленіе вѣроятно было для Патріархіи прецедентомъ къ изданію по крайней мѣрѣ нѣкоторыхъ положеній закона о децентрализаціи въ 1920 г., и Архіерейскій Сѵнодъ, являясь правопреемникомъ того церковнаго управленія въ Россіи, которое было признано Патріархіей, здѣсь, въ заграничной части Русской Церкви, сталъ вновь на безспорныя каноническія основанія.

По самому существу своему указъ объ упраздненіи заграничнаго управленія имѣлъ только формальный смыслъ компромисса Патріарха съ большевиками ради требованій момента и формально же былъ принятъ Архіерейскимъ Соборомъ, который упразднилъ это управленіе, но сохранилъ существо дѣла, церковную власть заграницей, въ видѣ Архіерейскаго Сѵнода, поставивъ его на новый фундаментъ входящаго въ жизнь закона о самоуправленіи на мѣстахъ. Существенно и то, что, согласно ему, новое учрежденіе, организованное соборной властью на мѣстахъ, будучи утверждено напередъ центральной церковной властью, — подотчетно ей и ждетъ ея санкцій на свои распоряженія только по возстановленіи и ея самой и связи своей съ нею.

Архіерейскій Сѵнодъ освѣдомлялъ Патріарха Московскаго о своей дѣятельности, но Патріархъ свое отношеніе къ его существованію и распоряженіямъ могъ выразить только молчаливымъ согласіемъ, потому что большевики не разъ вмѣняли Патріархіи общеніе съ бѣло-эмигрантскимъ духовенствомъ какъ политическое преступленіе. Но все же по дѣламъ Харбинской Епархіи и въ спорѣ о юрисдикціи Чехословацкой, въ своихъ телеграммѣ и письмѣ, Патріархъ опредѣленно считался, какъ и прежде, во времена В. Ц. Управленія, съ рѣшеніемъ заграничныхъ архіереевъ. Прежняя дѣятельность Архіерейскаго Собора заграницей продолжалась, и новыхъ прещеній по его адресу ни отъ Патріарха, ни отъ его замѣстителей не послѣдовало, не смотря на требованія большевиковъ. Ко всему же этому должно категорически заявить, что каноничность единаго заграничнаго церковнаго /с. 118/ управленія, съ момента его появленія, никогда въ самой Россіи не подвергалась никакимъ сомнѣніямъ, и это управленіе, когда оно было именно Архіерейскимъ Сѵнодомъ, россійскій епископатъ защищалъ тамъ отъ большевицкихъ посягательствъ до 1927 г. Все это очевидно и изъ предшествующаго изложенія.

Взаимоотношенія съ Сергіевской Патріархіей.

Вопросъ — за кѣмъ идти: съ первоіерархомъ ли, измѣнившимъ Церкви, или съ Церковью противъ него и безбожной власти, съ которой онъ вошелъ въ союзъ, — для Архіерейскаго Собора, какъ и для всей русской эмиграціи, рѣшался опредѣленно всей его предшествующей дѣятельностью. Всѣ эти годы онъ выступалъ неумолчнымъ заступникомъ Русской Церкви предъ всѣми автокефальными церквами, а то даже и правительствами міра по всякому поводу и событію въ ней: новыя и новыя вспышки гоненій на Церковь, заключеніе Патріарха, обновленческій расколъ и т. п.

Хотя въ свое время распоряженіе Патріарха объ упраздненіи заграничнаго церковнаго управленія было противозаконнымъ по своимъ мотивамъ, явно продиктовано было насиліемъ безбожниковъ и обнаруживало полную неосвѣдомленность Патріархіи о состояніи Русской Церкви заграницей, но заграничный Соборъ имѣлъ въ этомъ только нѣкоторое предупрежденіе на случай подобнаго или еще худшаго отношенія въ будущемъ, и искалъ общенія, поддержки отъ Патріархіи и административнаго руководства, если возможно. Теперь же, съ выходомъ деклараціи м. Сергія, мало было ожидать только нормальныхъ сношеній съ Россіей, чтобы возобновить свое подчиненіе ея церковной власти. Нужно было не только освобожденіе Церкви отъ гоненій безбожниковъ, но и отъ порабощенія имъ самой церковной власти.

Выступленіе м. Сергія понудило отозваться на него опредѣленнымъ рѣшеніемъ. Соборъ Архіереевъ постановилъ:

«Заграничная часть Всероссійской Церкви должна прекратить административныя сношенія съ Московской церковной властью, въ виду невозможности нормальныхъ сношеній съ нею и въ виду порабощенія ея безбожной совѣтской властью, лишающей ее свободы въ своихъ волеизъявленіяхъ и свободы каноническаго управленія Церковью.

Чтобы освободить нашу іерархію въ Россіи отъ отвѣтственности за непризнаніе совѣтской власти заграничной частью нашей Церкви впредь до возстановленія нормальныхъ сношеній съ Россіей /с. 119/ и до освобожденія нашей Церкви отъ гоненій безбожной совѣтской власти, заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама, согласно священнымъ канонамъ, опредѣленіемъ Собора 1917-18 г.г., и постановленію Патріархіи отъ 7/20 ноября 1920 г. при помощи Архіерейскаго Сѵнода и Собора Епископовъ.

Заграничная часть Русской Церкви почитаетъ себя неразрывной, духовно-единой вѣтвью Великой Русской Церкви. Она не отдѣляетъ себя отъ своей Матери-Церкви и не считаетъ себя автокефальной. Она по прежнему считаетъ своей главою Патріаршаго Мѣстоблюстителя м. Петра и возноситъ его имя за богослуженіемъ».

Далѣе нуженъ былъ прямой отвѣтъ и на такое заявленіе деклараціи м. Сергія: «мы потребовали отъ заграничнаго духовенства дать письменное обязательство въ полной лойяльности къ совѣтскому правительству во всей своей общественной дѣятельности; не давшіе такого обязательства или нарушившіе его будутъ исключены изъ состава клира, подвѣдомственнаго Московской Патріархіи» (Посл. 16/29 іюля 1927 г.).

Соборъ въ этомъ же опредѣленіи заявилъ: «Если послѣдуетъ постановленіе м. Сергія и его Сѵнода объ исключеніи заграничныхъ епископовъ и клириковъ, не пожелавшихъ дать подписку о вѣрности совѣтскому правительству, изъ состава клира Московскаго Патріархата, то таковое постановленіе будетъ неканоническимъ».

«Рѣшительно отвергнуть предложеніе м. Сергія и его Сѵнода дать подписку о вѣрности совѣтскому правительству, какъ неканоническое и весьма вредное для святой Церкви» (Окружн. Посл. 27 авг. / 9 сент. 1927 г.).

Но эти неканоническія дѣйствія неизбѣжно послѣдовали.

Указомъ Сергіевскаго Сѵнода отъ 9 мая 1928 г. № 104, заграничный Архіерейскій Соборъ и Сѵнодъ были объявлены упраздненными, и всѣ ихъ дѣйствія отмѣненными.

22 іюня 1934 г., послѣ безплодной переписки съ Сербскимъ Патріархомъ Варнавой, этотъ Сѵнодъ м. Сергія «Карловацкую группу, какъ ослушниковъ законнаго священноначалія и учинителей раскола, предаетъ церковному суду (Ап. 31, 34, 35, Двукр. 13-15) съ запрещеніемъ въ священнослуженіи впредь до суда или раскаянія».

Однако нападеніе сдѣлалось еще серьезнѣе. Только послѣднее постановленіе Архіерейскаго Собора 1927 г. въ свою защиту оказалось достаточно дальновиднымъ. Появилась заграницей московская церковная делегація, и отпала такимъ образомъ одна причина разрыва съ Московской церковной властью — «невозможность нормальныхъ сношеній съ ней». Но другая причина для «прекращенія административныхъ сношеній» съ нею — «въ виду порабо/с. 120/щенія ея безбожной совѣтской властью, лишающей ее свободы въ своихъ волеизъявленіяхъ и каноническаго управленія Церковью» — явилась теперь въ полной и доказанной силѣ.

Заграницей въ 1945 г. появилась отъ Сергіевской Патріархіи делегація, которая распространила Обращеніе патріарха Алексія отъ 10 авг. къ архипастырямъ и клиру такъ называемой Карловацкой группы, предлагая ей принести покаяніе, иначе подтвердятся рѣшенія 1934 г.

Въ октябрѣ 1945 г. предсѣдатель Архіерейскаго Сѵнода м. Анастасій издалъ Посланіе къ русскимъ православнымъ людямъ по поводу обращенія п. Алексія, въ которомъ всестороннѣ утвердилъ одно основное положеніе: «епископы, клирики и міряне, подчиняющіеся юрисдикціи Заграничнаго Архіерейскаго Сѵнода, никогда не разрывали каноническаго, молитвеннаго и духовнаго единенія со своею Матерью Церковью. Представители зарубежной Церкви вынуждены были прервать только съ Высшей Церковной властью въ Россіи по скольку она сама стала отступать отъ пути Христовой истины и правды и черезъ то отрываться духовно отъ православнаго епископства Церкви Россійской, о которомъ мы не перестаемъ возносить свои моленія за каждымъ богослуженіемъ, и вмѣстѣ, и отъ вѣрующаго народа русскаго, издревле оставшагося хранителемъ благочестія на Руси».

По этому же поводу Архіерейскій Соборъ, объединявшій 26 епископовъ, изъ коихъ 16 лично присутствовали на Соборѣ въ Мюнхенѣ, 27 апр. / 10 мая 1946 г., заявилъ: «мы не находимъ для себя нравственно возможнымъ пойти навстрѣчу этимъ призывамъ до тѣхъ поръ, пока Высшая Церковная власть въ Россіи находится въ противоестественномъ союзѣ съ безбожной властью, и пока вся Русская Церковь лишена присущей ей по ея Божественной природѣ истинной свободы. Высшая іерархія Русской Церкви стала на невѣрный путь, замалчивая горькую для совѣтской власти правду, представляя положеніе церковной жизни не такимъ, какимъ оно есть въ дѣйствительности, и сознательно утверждаетъ кощунственную неправду, будто гоненій на Церковь нѣтъ, но и никогда не было въ Россіи и глумится надъ страдальческимъ подвигомъ множества священномучениковъ и мучениковъ».

Для окончательнаго же выясненія себѣ позиціи Архіерейскаго Сѵнода добавимъ еще одно исповѣданіе митроп. Анастасія: «Архіерейскій Сѵнодъ дѣйствительно трактовался всегда какъ временное учрежденіе, но не до возстановленія только сношеній съ Высшей Церковной властью въ Россіи, а прежде всего возстановленія нормальной общей и церковной жизни въ ней. Эта предпосылка всегда мыслилась главной и основной въ установленіи сроковъ существова/с. 121/нія и дѣятельности Зарубежнаго Собора и Сѵнода. Мы исходимъ изъ положенія, что для Русской Церкви этотъ срокъ еще, къ сожалѣнію, не насталъ, и на этомъ основаніи утверждаемъ необходимость продолжать существованіе Сѵнода» (Письмо 14/27 ноября 1945 г.).

Правильный путь. Необходимо твердо помнить, что постановленіе о децентрализаціи 1920 г. было голосомъ свободнаго церковнаго безкомпромисснаго въ отношеніи къ врагамъ Церкви, высшаго, совершенно полномочнаго церковнаго управленія. Для заграничной Церкви оно служитъ основаніемъ потому, что она постоянно физически разобщена съ Матерью Церковью и притомъ, по условіямъ своей жизни, она независима отъ совѣтскаго стѣсненія и можетъ свободно и безкомпромиссно выполнять свой долгъ. Всѣ послѣдующія распоряженія изъ Москвы, начиная съ Указа 1922 г., сомнительны потому, что продиктованы компромиссами съ совѣтской властью и ея насиліемъ, и очевидно не совпадаютъ съ правдой, канонами и интересами Церкви. Стоя на Постановленіи 1920 г. и оберегая отъ неканоническихъ, чисто политическихъ требованій Московской Церковной власти, своимъ отказомъ повиноваться имъ въ 1927 г. Архіерейскій Сѵнодъ не впадаетъ ни въ какое самочиніе, своеволіе и нарушенія повиновенія своей нормальной свободной Высшей Центральной Россійской Церковной власти, но напротивъ она одна, по своимъ условіямъ свободы, можетъ жить нормально и законно, когда россійская церковная власть, по своимъ стѣсненіямъ, отпадаетъ отъ нормы.

Самое же существенное и главное, что въ этотъ именно моментъ здѣсь заграницей, Архіерейскій Соборъ твердо и рѣшительно, безъ малѣйшаго сомнѣнія присоединяется къ Духовному Собору Россійскаго Епископата и вмѣстѣ съ нимъ осуждаетъ дѣйствія м. Сергія, какъ беззаконныя.

Вдали отъ родины былъ совершенно правильно понятъ моментъ, такъ остро переживаемый Церковью и съ этого именно экзамена путь Архіерейскаго Собора сталъ безупречно каноническимъ, единымъ съ Тихоновскимъ путемъ. Не номинально, а дѣйствительно онъ включился въ то время въ составъ Русской Церкви при всемъ томъ, что рѣшительно порывалъ всякія административныя отношенія съ Московской Патріархіей и становился еще разъ и тверже чѣмъ въ 1922 г. на законъ о децентрализаціи и управленія на мѣстахъ, на что не дошелъ самъ м. Сергій, и тѣмъ связалъ съ собой часть епископата.

Эти отношенія заграничной церковной власти къ подсовѣтской имѣютъ классическую формулировку въ словахъ: «мы вынуждены были прервать только съ Высшей Церковной властью въ Россіи, поскольку она сама стала отступать отъ пути Христовой истины и правды и чрезъ то отрываться духовно отъ православнаго епископата Церкви /с. 122/ Россійской и вмѣстѣ отъ вѣрующаго народа русскаго» (Посл. м. Анастасія, окт. 1945 г.).

Не признавать Высшее Церковное Управленіе въ Россіи и считать себя въ составѣ Церкви Россійской вполнѣ естественно и законно, и въ исторіи не разъ бывали случаи, когда высшая церковная власть вела себя беззаконно, и съ ней боролись, ей не повиновались и ждали ея паденія. Долгъ этой борьбы всегда на кого-то ложится, и въ данномъ случаѣ на ту часть Церкви, которая можетъ и должна ее вести по своему положенію, которая и не можетъ отказаться отъ этого долга, иначе это будетъ смертью для нея и торжествомъ беззаконія для всей Церкви, чего никакъ нельзя допустить.

Поэтому, съ первыхъ дней борьбы на Югѣ Россіи и затѣмъ въ эмиграціи Архіерейскій Сѵнодъ принялъ на себя естественно миссію свидѣтельства всякой правды о Матери-Церкви, о всѣхъ ея скорбяхъ и испытаніяхъ, какія бы фазы она не переживала, — гоненія ли отъ враговъ или измѣну своихъ, — и отъ этой миссіи она отказаться не можетъ, не измѣняя Богу.

Въ интересахъ Церкви въ Россіи, чтобы заграницей ее защищали, тѣмъ болѣе когда этого не дѣлаетъ своя церковная власть. Вся масса клира и епископата Россійской Церкви желаетъ свободы заграничной Церкви какъ своей нравственной опоры въ борьбѣ. Она полна надежды, что правда въ мірѣ не угаснетъ и гдѣ-то возвѣщается. Тамъ переживаютъ острые удары отъ измѣны ей, отъ паденія. Если еще заграничные падаютъ, то гдѣ же истина и у кого она держится. Позиція заграничной Русской Церкви — бодрость и утѣшеніе въ Россіи всѣмъ любящимъ Церковь. Таково то свидѣтельство всякаго, кто былъ въ мѣстахъ заключенія и ссылки въ Россіи и велъ борьбу за правду церковную и потомъ получилъ счастье заграничной свободы. Объ этомъ говорятъ документы. Это польза Церкви. Идти въ Россіи противъ заграничной Церкви также противоестественно, какъ идти противъ себя. Сердце каждаго православнаго человѣка въ Россіи, а тѣмъ болѣе катакомбъ ея, наполняется чувствомъ глубокаго удовлетворенія и радости, что заграничная часть русской Церкви не сошла со своего пути правды и борьбы за свою Мать.

Враждебныя дѣйствія. Уничтоженіе заграничнаго управленія или подчиненіе его павшей церковной подсовѣтской власти можетъ быть задачей только враговъ Церкви, большевиковъ, а выступленіе противъ нея церковной власти есть измѣна своей Церкви. Говорятъ, что такими выступленіями заграницей Сергіевскій Сѵнодъ покупаетъ извѣстныя церковныя свободы у себя, что Сѵнодъ находится въ договорныхъ отношеніяхъ съ совѣтской властью, и его заграничные успѣхи и наши уступки полезны для Церкви въ Россіи. Но это чисто /с. 123/ совѣтская мораль: тамъ заключенный въ тюрьму, чтобы облегчить себѣ положеніе оговариваетъ другихъ, которыхъ также сажаютъ въ тюрьму, но обычно разстрѣливаютъ и предателя и преданныхъ. Въ Россіи какъ разъ нѣтъ никакихъ гарантій для свободы Церкви вообще и для церковнаго предателя въ частности. А что идти на такія сдѣлки съ извѣстнымъ обманщикомъ и заклятымъ врагомъ Церкви невозможно, и что скверныя средства не годятся для хорошихъ цѣлей въ Церкви уже сказано. Потерявши свободу сама, церковная подсовѣтская власть пытается лишить свободы другихъ съ огромнымъ рвеніемъ и усердіемъ, насилуетъ совѣсть свободныхъ, понуждаетъ принять узы нечестиваго рабства и навязываетъ свой языкъ лжи и обмана, сама продолжая свои позорныя словесныя выступленія. Это все та же борьба не за Церковь, а за свое собственное существованіе, за свое утвержденіе въ Церкви, за избѣжаніе будущаго суда, за оправданіе своего неканоническаго пути. Она хочетъ заставить замолчать свидѣтелей противъ себя, чтобы все вездѣ покорилось и умолкло предъ нею, какъ умолкло въ Россіи.

Теперь понятно, что заграничный Архіерейскій Сѵнодъ съ его Предсѣдателемъ митрополитомъ Анастасіемъ на церковномъ фронтѣ большевиковъ и для Сергіевскаго Сѵнода есть врагъ номеръ первый.

Московскій делегатъ въ Америкѣ, добиваясь единенія митрополіи съ патріархіей, сказалъ: «никакихъ болѣе требованій, только разорвите съ митрополитомъ Анастасіемъ» (Прав. Р. 7. 47). Въ письменномъ документѣ о предварительныхъ условіяхъ Московской Патріархіи для снятія запрещенія съ клира митрополіи первымъ стоитъ: «прекращеніе каноническаго и молитвеннаго общенія съ м. Анастасіемъ» (14 декаб. 1945 г. Чикаго).

Что угодно, но только не участіе въ этомъ фронтѣ. Однако, этого мало. Чѣмъ заклеймить, дискредитировать въ глазахъ заграничнаго міра предсѣдателя Архіерейскаго Сѵнода? Матеріала нѣтъ. Но представляется преступленіемъ благодарственный адресъ м. Анастасія германскому правительству отъ 12 іюня 1938 г.

25 февраля 1938 г. германское правительство издало законъ о сохраненіи недвижимаго имущества Русской Православной Церкви во всѣхъ городахъ Германіи для нуждъ нашей Церкви, освободивъ отъ долговъ и исковъ.

30 мая / 12 іюня 1938 г. въ Берлинѣ м. Анастасіемъ освященъ соборъ, построенный для русскихъ германскимъ правительствомъ, которое дало первую ассигновку въ 45.000 марокъ и затѣмъ дальнѣйшія по мѣрѣ надобности.

Война началась черезъ годъ послѣ этого событія, 3 сент. 1939 г. За нѣсколько дней до этого, 23 августа 1939 года большевики заключили договоръ о ненападеніи съ Германіей и вмѣстѣ раздѣлили /с. 124/ Польшу и до лѣта 1941 г., когда сами вступили въ войну съ нею, помогали Германіи противъ Англіи и Франціи нефтью, продовольствіемъ и всѣми рессурсами.

Сербія, въ которой жилъ м. Анастасій, оказалась подъ оккупаціей нѣмцевъ съ 6 апр. 1941 г. Какъ же велъ себя м. Анастасій съ начала войны вообще, затѣмъ войны Германіи съ Совѣтской Россіей?

И съ начала войны онъ вмѣстѣ съ большевиками не помогалъ нѣмцамъ въ борьбѣ съ союзниками и потомъ онъ не издалъ ни одного письменнаго акта въ пользу нѣмцевъ, какъ это сдѣлали другіе, напримѣръ, одинъ митрополитъ въ Парижѣ 22 іюня 1941 г. и одинъ архимандритъ въ Берлинѣ (Нов. Сл. № 27-356. 29 іюня 1941 г.).

Какъ же онъ велъ себя подъ оккупаціей? Патріархъ Сербскій Гавріилъ, въ бытность свою въ Лондонѣ въ октябрѣ 1945 г., различнымъ церковнымъ кругамъ, русскимъ, англійскимъ и польскимъ, съ чувствомъ глубокой симпатіи и личной дружбы къ м. Анастасію, заявилъ, что послѣдній съ великой мудростью и тактомъ держался при нѣмцахъ, былъ всегда лойяльнымъ къ сербамъ, нѣсколько разъ подвергался обыскамъ и совершенно не пользовался довѣріемъ нѣмцевъ (Рус.-Амер. Прав. В. 1. 1946. Рос. 8 нояб. 1945.).

Это свидѣтельство настолько авторитетно и значительно, что разсѣиваетъ всякую тѣнь лжи и клеветы.

Такимъ образомъ, выраженіе необходимаго долга благодарности еще до того времени, какъ Чемберленъ уговаривалъ Гитлера умѣрить свой аппетитъ, а большевики вмѣстѣ съ нимъ его развивали, ставится въ вину кривдой этого міра человѣку только за то, что онъ еще въ 1938 г. не выразилъ своей вражды къ нѣмецкому вождю когда онъ строилъ для русскихъ храмъ. А выступленія съ нѣмцами нисколько не мѣшаютъ одному стать совѣтскимъ экзархомъ, а другому американскимъ епископомъ. Конечно, таковъ ихъ удѣльный вѣсъ въ мірѣ, но настоящему кормчему церковнаго корабля въ наше многотрудное и мятежное время нельзя путешествовать безъ руля и безъ вѣтрилъ. Путь митр. Анастасія есть путь чистой правды и клевета есть доказательство сего, ибо другихъ средствъ противъ него нѣтъ.

Какое значеніе Архіерейскій Сѵнодъ и его правда имѣютъ для Россіи свидѣтельствуетъ одинъ недавній разительный фактъ. Въ № 9 Журн. Моск. Патріар. 1946 г. помѣщены двѣ статьи, направленныя противъ Сѵнода, протоіереевъ Д. Боголюбова и М. Викентьева («Архіерейскій Соборъ заграницей» и «Еще одинъ Мюнхенъ» 74-80 стр.). Но каково же удивленіе, когда въ другомъ экземплярѣ этого же номера, полученномъ инымъ путемъ изъ Россіи, этихъ статей не оказалось. Такимъ образомъ, россійскимъ читателямъ нельзя хотя бы въ формѣ по/с. 125/лемики давать свѣдѣнія о правдѣ, за которую борется Архіерейскій Сѵнодъ.

Вѣрность. Позиція непримиримости Архіерейскаго Сѵнода — это позиція тѣхъ, кто въ совѣтской Россіи сидитъ въ тюрьмахъ до сего дня, а многіе разстрѣляны. Заграничная часть Русской Церкви исповѣдуетъ истины тѣхъ девяти архіереевъ лагерей молотовскаго (пермскаго) района, которые отказались подписать свое согласіе съ Московской Патріархіей и выйти на свободу (Соц. В. 20 авг. 1946). Она опирается на ту массу вѣрующихъ, съ которой полемизируетъ чекистъ по церковнымъ дѣламъ Григорій Карповъ, говорившій своему собору архіереевъ, что перемѣна во взаимоотношеніяхъ между церковью и государствомъ «не является тактическимъ маневромъ, какъ пытаются представить это дѣло нѣкоторые недоброжелатели или какъ это иногда выражается въ обывательскихъ разсужденіяхъ» (Ж.М.П. 12. 1944). Такихъ же разсужденій, какъ въ совѣтской Россіи, придерживаются и русскіе люди заграницей.

Вѣрность Русской Церкви и заключается въ томъ, чтобы и остаться въ составѣ ея и не подчиняться ея современной Патріархіи, какъ незаконной, неполномочной, не представительницы Церкви, и по условіямъ своей свободы и по долгу служенія родной Церкви сохранить знамя законности и правды, высоко его поднимая, и ожидая и требуя его возстановленія и торжества. И эта задача заграничной Русской Церкви исполнена и исполняется среди искушеній, угрозъ, прещеній, лжи и клеветы враговъ, измѣны и предательства своихъ, то молчанія, то враждебныхъ выступленій печати.

Заграничная часть Русской Церкви во главѣ съ Архіерейскимъ Соборомъ и Сѵнодомъ не только себя исповѣдуетъ, но дѣйствительно находится въ составѣ Русской Церкви. Она отъ Нея никогда не отрывалась, живя Ея интересами, нуждами, борьбой, правдой, защитой каноновъ и мучениковъ, продолжая заграницей тотъ старый тихоновскій, каноническій путь первыхъ десяти лѣтъ, который тамъ ушелъ въ катакомбы со дня паденія м. Сергія.

Взаимоотношенія съ Восточными Патріархами.

Въ 1920 г. Временное Высшее Церковное Управленіе на Югѣ Россіи прибыло въ предѣлы Константинопольской Помѣстной Церкви съ массой своихъ пасомыхъ бѣженцевъ и ничего не могло, по канонамъ, предпринять для обслуживанія ихъ на ея территоріи безъ разрѣшенія мѣстнаго патріархата.

Въ декабрѣ Предсѣдатель Церковнаго Управленія митроп. /с. 126/ Антоній съ депутаціей просилъ Патріархію позволить сохранить Русское Церковное Управленіе и на это мѣстоблюститель престола м. Дороѳей отвѣтилъ: «подъ Вашимъ руководствомъ Патріархія разрѣшаетъ всякое начинаніе, ибо Патріархіи вѣдомо, что Ваше Высокопреосвященство не совершитъ ничего неканоническаго». Послѣ этого оффиціальнымъ актомъ отъ 29 декабря 1920 г. послѣдовало разрѣшеніе подъ предсѣдательствомъ м. Антонія имѣть церковное учрежденіе, опекающее обслуживаніе религіозныхъ нуждъ русскихъ бѣженцевъ на территоріи этой Помѣстной Церкви.

Въ Сербскомъ Патріархатѣ. Въ 1921 г. по приглашенію Сербскаго патріарха Димитрія Высшее Церковное Управленіе переѣхало въ Югославію, гдѣ и пребывало въ Сремскихъ Карловцахъ вплоть до эвакуаціи по обстоятельствамъ войны въ 1944 г.

Архіерейскій Соборъ Сербской Церкви 18/31 авг. 1921 г. постановилъ: «во всемъ идти навстрѣчу бѣженцамъ іерархамъ, изъявлять готовность принять подъ свое покровительство Высшее Русское Церковное Управленіе, въ компетенціи котораго относится юрисдикція надъ русскимъ священствомъ въ нашей державѣ и надъ военнымъ священствомъ въ русской арміи, которое не состоитъ на сербской службѣ».

Другой Соборъ этой Церкви 6 дек. 1927 г. постановилъ: «по канонамъ св. Православной Церкви, когда православная іерархія со своею паствою вслѣдствіе гоненій перейдетъ въ бѣженство на территорію другой Церкви, она имѣетъ право самостоятельной организаціи и управленія, вслѣдствіе этого таковое право необходимо признать и за Русской церковной іерархіей на территоріи Сербской Церкви, конечно, подъ защитою и надзоромъ Сербской Церкви».

Но Сербія горячо любила Россію, какъ свою родную старшую сестру или даже мать и искренно хотѣла, чтобы за ней сохранилось все ея заграничное церковное достояніе подъ единымъ возглавленіемъ заграничнаго Архіерейскаго Собора и Сѵнода до лучшихъ временъ, когда заграничная часть Русской Церкви снова соединится со своею Матерью-Церковью. Поэтому патр. Варнава вмѣстѣ съ русскими іерархами участвовалъ въ выработкѣ «Временнаго положенія о Русской Православной Церкви заграницей» и съ ними его подписалъ 2/15 ноября 1935 г. Въ немъ сказано слѣдующее:

«Русская Православная Церковь заграницей, состоящая изъ находящихся за предѣлами Россіи епархій, духовныхъ миссій и церквей, есть неразрывная часть Россійской Православной Церкви, временно существующая на автономныхъ началахъ. Высшимъ органомъ законодательства, суда и управленія для Русской Православной Церкви заграницей является Соборъ Архіереевъ, собираемый ежегодно, а ею исполнительнымъ органомъ — Священный Архіерейскій Сѵ/с. 127/нодъ. Заграничная часть Русской Церкви состоитъ изъ четырехъ областей: Западно-Европейской, Ближне-Восточной, Сѣверо-Американской и Дальне-Восточной, въ каждой изъ которыхъ образуется Митрополичій округъ».

Такимъ образомъ, согласно св. канонамъ, нашимъ іерархамъ было разрѣшено обслуживаніе своей паствы на территоріи Сербской державы и кромѣ того, дозволены имъ здѣсь самоорганизація и самоуправленіе нашей Церкви, и далѣе, Сербская Церковь признала всю полноту единой центральной церковной власти за Архіерейскимъ Соборомъ и Сѵнодомъ, распространяемую на всѣ страны, гдѣ есть русскіе приходы.

Независимость Архіерейскаго Сѵнода.

Заграничная часть Русской Помѣстной Церкви именно какъ часть ея неоспоримо и неизмѣнно пребываетъ въ составѣ и въ полномъ каноническомъ общеніи со всею Вселенскою Церковью. Въ административномъ же своемъ устройствѣ, какъ часть независимой отъ другихъ Автокефальной Помѣстной Церкви, она подчиняется распоряженію своей высшей Всероссійской Церковной власти отъ 7/20 ноября 1920 г.

Права Архіерейскаго Сѵнода возникли, какъ явленіе внутренней церковной жизни Православной Русской Церкви, сначала въ Россіи, какъ Высшаго Церковнаго Управленія, а потомъ продолжились заграницей и существуютъ независимо отъ воли и согласія какой-либо Помѣстной Церкви. Лишь на территоріяхъ Помѣстныхъ Церквей требуется признаніе юрисдикціи Архіерейскаго Сѵнода рядомъ съ юрисдикціями этихъ Церквей. Какія-либо начальственныя и богослужебныя дѣйствія русскіе епископы здѣсь могли совершатъ только съ разрѣшенія этихъ патріархатовъ и такъ дѣйствительно они тамъ существовали. Отсюда слѣдуетъ, что внѣ этихъ патріархатовъ они священнодѣйствуютъ и начальствуютъ безъ ихъ разрѣшенія, защиты и надзора, коль скоро въ этихъ мѣстахъ есть русскіе приходы.

Въ старой Россіи съ разрѣшенія Святѣйшаго Сѵнода были подворья въ Церкви греческихъ патріархатовъ и въ свою очередь наши миссіи и храмы были въ Іерусалимѣ и другихъ патріархатахъ съ ихъ разрѣшенія, но въ отечественныхъ своихъ юрисдикціяхъ. Право имѣть свои миссіи и храмы внѣ территоріи Помѣстныхъ Церквей осуществлялось Русской Церковью, какъ и свою очередь и другими церквами, безъ чьего-либо согласія въ Америкѣ, Японіи, Китаѣ, Европѣ. Въ связи съ гражданскими событіями послѣдняго времени только расширились владѣнія Русской Церкви заграницей, которыя получили свое вре/с. 128/менное объединеніе около заграничной церковной власти впредь до соединенія со Всероссійской.

Сербская Церковь, признавая власть Архіерейскаго Собора и Сѵнода надъ всѣми епархіями, миссіями и церквами находящимися за предѣлами Россіи усваивала этой власти самостоятельное значеніе, независимое отъ пребыванія у себя въ Сербіи. Предсѣдатель Собора и Сѵнода Архіереевъ митроп. Антоній объ этомъ говорилъ в 1927 г. (Церк. Вѣдом. 1/15 янв.): «ни Соборъ и ни Сѵнодъ не связаны территоріей; если бы случилось, что послѣднему нельзя будетъ осуществлять свои функціи въ Сербіи, онъ переѣдетъ во Францію, Германію, Англію, Китай или въ какое-либо другое государство. Точно также и Соборъ можетъ собираться въ любой странѣ».

Тѣ же знаки признанія, любви и помощи Заграничной Русской Церкви, какія оказывала ей Церковь Сербская, неизмѣнно проявляли церкви Антіохійская и Болгарская. Отъ остальныхъ церквей отношеніе перемѣнное: бывало хорошимъ, подъ разными вліяніями мѣнялось къ худшему и снова было хорошимъ.

Притязанія Константинополя. Конечно, ожидать, чтобы всѣ Помѣстныя Церкви, подобно Сербской, безкорыстно берегли интересы Русской своей сестры наврядъ-ли можно было, особенно же со стороны Константинопольской. Она по первенству и предсѣдательству своему среди всѣхъ носитъ званіе Вселенской. Съ паденіемъ руководящей роли Православной Россіи среди всѣхъ церквей Вселенскіе патріархи почувствовали себя наслѣдниками ея церковнаго авторитета и вліянія въ мірѣ, особенно же съ момента изгнанія всѣхъ христіанъ изъ турецкой Азіи, когда Патріархія едва удержалась въ Константинополѣ при нѣсколькихъ маленькихъ епархіяхъ. Поправить свое положеніе она могла только распространяя свою власть главнымъ образомъ на заграничную часть Русской Церкви. Принимая во вниманіе задачи Архіерейскаго Сѵнода мы поймемъ до какой степени его существованіе иногда было неумѣстнымъ для Вселенской Патріархіи.

Въ 1922 г. Константинополь учредилъ свой экзархатъ въ Европѣ во главѣ съ м. Ѳіатирскимъ и грамотами отъ 16 марта и 27 апр. 1923 г. и отъ 28 іюня 1924 г. объявилъ соборнаго митрополита Западно-Европейскихъ Церквей Евлогія неканоническимъ, не имѣющимъ права управлять этими церквами, а также заявилъ, что Русская Церковь не можетъ имѣть въ подчиненіи церкви внѣ предѣловъ своего государства и всѣ церкви въ Японіи, Китаѣ и др. мѣстахъ должны ему подчиняться. Въ рядѣ писемъ Сѵнодъ и митрополитъ оспаривали эти притязанія.

Въ іюнѣ 1923 г. Цареградскій Патріархатъ прямо вторгается въ предѣлы Русской Церкви и подчиняетъ себѣ русскую епархію Финляндіи, какъ автономную Церковь. Оставляя безъ послѣдствій про/с. 129/тестъ Патріарха Тихона (дек. 1923) и правящаго русскаго архіепископа, въ угоду финляндскому правительству, онъ рукополагаетъ вопреки канонамъ подлиннаго лжеепископа Германа Аава (Перв. 6. Четв. 28).

Въ августѣ 1923 г. въ такомъ же захватномъ порядкѣ онъ подчиняетъ себѣ русскую епархію въ Эстоніи, какъ автономную Церковь.

Въ 1924 г. въ самую тяжелую минуту жизни Русской Церкви, когда можно было разсчитывать на помощь старшаго іерарха Вселенской Церкви подъ вліяніемъ большевиковъ и обновленцевъ Царградская Патріархія проявила враждебныя акты къ Русской Церкви, признала осужденіе патріарха соборомъ обновленцевъ и домогалась его удаленія, предлагая Патріарху Тихону отказаться отъ власти и упразднить патріаршество, и намѣревалась отправить въ Россію церковную комиссію для разслѣдованія. Патріархъ особымъ посланіемъ отвергъ такое незаконное вмѣшательство въ дѣла Русской автокефальной Церкви.

Одновременно подъ тѣмъ же вліяніемъ Цареградская Патріархія потребовала отъ двухъ русскихъ архіепископовъ въ Константинополѣ перехода въ свою юрисдикцію, прекращенія поминовенія п. Тихона и подчиненія Архіерейскому Сѵноду. А къ Сербскому Патріарху она же обратилась съ просьбой о закрытіи Русскаго Заграничнаго Сѵнода. Патріархъ Сербскій отказалъ и Патріархъ Антіохійскій категорически осудилъ такое вмѣшательство, какъ ни на чемъ не основанное и прискорбное.

Въ ноябрѣ 1924 г. была признана автокефалія Польской Церкви, которою она цѣликомъ была отдана во власть своего правительства, врага православія. Это нарушеніе правъ Русской Церкви было категорически осуждено патріархомъ Тихономъ.

Предсѣдатель Архіерейскаго Сѵнода м. Антоній, послѣ того какъ въ 1923 г., защищая Вселенскую Патріархію отъ выселенія изъ Константинополя, подчеркивалъ предъ президентомъ Лозанской конференціи значеніе этого патріархата для Православія, принужденъ былъ въ февралѣ (4/17) 1925 г. писать скорбное посланіе цареградскому патр. Константину VI въ такихъ выраженіяхъ: «До нынѣ я возвышалъ свой голосъ только для прославленія вселенскихъ патріарховъ, однако я не папистъ и помню, что кромѣ великихъ епископовъ церкви бывали тамъ многіе еретики, отлученные вмѣстѣ съ Оноріемъ, папой римскимъ. И вотъ къ этому же пути ослушанія Церкви и каноновъ склонились патріархи Мелетій и Григорій VII, которые выдѣлили польскія и финляндскія епархіи безъ согласія на то Патріарха Всероссійскаго по угодливости иновѣрнымъ правительствамъ... М. Анто/с. 130/ній просилъ отказаться отъ претензій на отторгнутые отъ Россійскаго Патріархата предѣлы.

Но патріархъ Василій III въ 1928 г. разъясняетъ, что всѣ православные эмигранты, проживающіе внѣ своихъ материнскихъ церквей, должны быть подчинены Цареградскому трону.

А патр. Фотій II въ 1931 г. принимаетъ въ свою юрисдикцію русскую Западно-Европейскую епархію, часть Петроградской, и достигаетъ теперь того, къ чему стремился въ 1922 г.

Наконецъ, въ мартѣ 1936 г. въ томъ же незаконномъ порядкѣ, Цареградскій патріархатъ принимаетъ въ свою юрисдикцію русскую епархію и Латвіи и ставитъ туда митроп. Августина.

Въ 1937 г. ставитъ епископа для Украинской Православной Церкви въ Америкѣ.

Въ это же время столь же энергично онъ проявляетъ свои захватныя стремленія въ отношеніи діаспоры Сербской Церкви въ разныхъ странахъ. Объявляетъ Аѳонскую Гору исключительной собственностью Греческой Церкви и не допускаетъ туда монаховъ славянъ, приводя ихъ монастыри къ упадку, ликвидаціи и захвату греками.

Воспользовавшись тяжелымъ положеніемъ Русской Церкви Константинопольскій патріархатъ позволилъ себѣ вмѣшательство въ ея дѣла и границы, не имѣя на то ни малѣйшаго каноническаго основанія. Напрасна его ссылка на одно правило (Четв. 28), по которому ему повинуются «сущіе въ варварскихъ земляхъ епископы», то есть, устроители новыхъ церквей внѣ Византійской имперіи, но подчиненныхъ уже этому патріархату областей Понта, Асіи и Ѳракіи. Таково право и всѣхъ автокефальныхъ церквей имѣть внѣ своихъ границъ миссіи, которыя подчинены имъ. Но каноны запрещаютъ епископу «простирать свою власть на иную епархію, которая прежде и сначала не была подъ рукою его или его предшественниковъ» (Трет. 8). Когда же Финляндія, Польша, Эстонія, Латвія или приходы Западной Европы были подъ властью Цареградскаго патріархата? И когда въ этихъ «варварскихъ земляхъ» епископы его юрисдикціи устраивали новыя церкви? Не захватываетъ ли Патріархатъ чужое достояніе, которое ему никогда не принадлежало? Такой греческій папизмъ и Константинопольскій имперіализмъ нарушаетъ самую сердцевину и радость истиннаго устройства Вселенской Церкви, какъ братскаго, апостольскаго союза равныхъ и свободно самоуправляющихся Помѣстныхъ церквей.

Объ этомъ говоритъ то же правило (Трет. 8): «да не вкрадывается подъ видомъ священнодѣйствія надменность власти мірскія, и да не утратимъ мало-по-малу, непримѣтно той свободы, которую даровалъ намъ Кровью Своею Господь».

/с. 131/ Нормальное положеніе. — За такую свободу отъ чужого вмѣшательства и захватовъ Московская Патріархія безсильна была бороться, сама находясь въ плѣну, отъ котораго естественно бѣгутъ другіе. Взамѣнъ Всероссійской Церковной власти заграничный представитель ея Соборъ и Сѵнодъ Архіереевъ твердо отстаивалъ всѣ эти годы достояніе и права Русской Церкви.

Всегда и вездѣ всѣ Автокефальныя Церкви имѣли право и долгъ миссіи внѣ своихъ границъ и границъ другихъ автокефальныхъ церквей и назначать туда, своихъ епископовъ, и никогда это право у нихъ не отнималось въ пользу другой какой-либо Церкви. Русскія епархіи и приходы и миссіи въ Европѣ, въ Америкѣ, въ Китаѣ и въ Японіи никогда не были подъ рукой какой-либо патріархіи, а были въ подчиненіи Русскому Сѵноду.

И въ послѣднее время, оторванные обстоятельствами войны и революціи отъ своей Матери Церкви заграничныя ея части должны оставаться въ составѣ ея и не могутъ подчиняться другимъ патріархатамъ самовольно, а также самочинно, безъ разрѣшенія Русской Церкви устраивать автономіи и автокефаліи.

И другія Помѣстныя Церкви и восточные Патріархаты не могутъ посягать на достояніе автокефальной Россійской Церкви.

Такова каноническая неоспоримая, устраняющая всякую анархію и беззаконіе основа существованія заграничной части Русской Церкви, которая имѣетъ здѣсь свой епископатъ, чтобы осуществить въ своемъ соборѣ общеепископскую власть и законно возглавить эту особую область Россійской Церкви впредь до нормальныхъ временъ и каноническаго устройства, въ ней самой, за что заграничная часть также борется.

Чтобы не погрѣшить противъ св. каноновъ Восточные Патріархи не только не могутъ посягатъ на русское достояніе или принять его въ подчиненіе безъ согласія Русской Церкви, но и принять какую-либо сторону въ томъ внутреннемъ каноническомъ спорѣ, который имѣетъ послѣдняя. Святые каноны и прошлый горькій опытъ съ обновленчествомъ предупреждаютъ такое вмѣшательство. Патріархи могутъ ошибаться въ оцѣнкѣ русскихъ церковныхъ событій.

Окончательный судъ надъ своими дѣлами принадлежитъ самой Россійской Помѣстной Церкви.

Отношенія Восточныхъ Патріарховъ къ современной Московской Патріархіи есть отношенія равенства и даже старшинства и ни къ чему ихъ не обязываетъ. Не имѣя другого возглавленія Россійской Церкви, они имѣютъ дѣло съ этимъ. И въ признаніи его на судѣ надъ нимъ они могутъ принять одинаковое участіе, будучи приглашены для этого Россійской Помѣстной Церковью. Таковъ законъ автокефаліи.

/с. 132/ Однако, наличіе каноническаго спора между русскими внушаетъ Восточнымъ Патріархамъ по крайней мѣрѣ осторожность, и они не могутъ своимъ авторитетомъ заставлять какую-либо часть Русской Церкви подчиняться современной Московской Патріархіи, какъ это имѣло мѣсто лѣтомъ 1945 г. въ Іерусалимѣ въ отношеніи къ Русской Духовной Миссіи.

Заграничная же часть Русской Церкви имѣетъ твердое основаніе заявить, что современная Московская Патріархія есть неканоническое учрежденіе и не представляетъ Россійской Церкви и недостойно занимаетъ мѣсто среди каноническихъ главъ всѣхъ Православныхъ Помѣстныхъ Церквей и по грядущему суду Россійскаго свободнаго Помѣстнаго Собора его неизбѣжно лишится.

Настроенія и политика измѣнчивы. Въ настоящее время Константинопольскій Патріархатъ утерялъ часть своихъ незаконныхъ пріобрѣтеній (Эстонія, Латвія, Чехія) чисто явочнымъ способомъ, совѣтской военной оккупаціей этихъ мѣстъ. Въ будущемъ онъ можетъ пересмотрѣть и исправить и свои принципіальныя позиціи къ торжеству мира, порядка и любви во Вселенской Церкви.

Источникъ: Протоіерей М. Польскій. Каноническое положеніе Высшей церковной власти въ СССР и заграницей. — Jordanville: Типографія пр. Іова Почаевскаго въ Св.-Троицкомъ монастырѣ, 1948. — С. 112-132.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.