Церковный календарь
Новости


2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 11 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
КАНОНИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ВЫСШЕЙ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ВЪ СССР И ЗАГРАНИЦЕЙ.

III. ЗАГРАНИЧНЫЕ ПУТИ.
10. Экзархаты и Автономія.

Если вѣрность Русской Церкви для заграничной ея части заключается въ томъ, чтобы оставаться въ ея составѣ, но воздержаться отъ подчиненія современной неканонической ея Патріархіи впредь до того времени, когда Русская Церковь получитъ свободу и нормальную жизнь, то невѣрность ей, предполагая чисто логически, могла бы выразиться въ трехъ направленіяхъ:

1) Уйти въ юрисдикцію другой Помѣстной Церкви,

2) Отдѣлиться отъ Русской Церкви автокефаліей или автономіей и

3) Подчиниться Сергіевской Патріархіи.

Всѣ эти три направленія и осуществились въ дѣйствительности.

Направленіе Архіерейскаго Сѵнода является первоначальнымъ и основоположнымъ, и образованіе другихъ теченій могло произойти только путемъ раскола, отдѣленіемъ отъ него. Самого же Сѵнода нельзя обвинить въ расколѣ, потому что ему не было отъ кого откалываться, а главное, онъ не измѣнилъ себѣ, своему первоначальному курсу, чтобы быть причиной раскола и уступить другимъ свое первенство.

Невольно кстати напрашивается здѣсь одинъ высшій образецъ и одна параллель. Православную Вселенскую Церковь нельзя упрек/с. 133/нуть въ расколѣ, какъ это пытается сдѣлатъ Римская помѣстная церковь. Послѣдняя измѣнила 8-й членъ Сѵмвола вѣры, внеся филіокве и нарушивъ равенство лицъ Пресвятыя Троицы, и 9-й членъ, нарушивъ главенствомъ Папы равенство первыхъ епископовъ всѣхъ самоуправляющихся Помѣстныхъ Церквей, въ братскомъ апостольскомъ союзѣ стоящихъ во главѣ единой, святой, соборной и апостольской Церкви. Папская Церковь измѣнила Православію, внеся въ него то, чего оно не знало и еще обвиняетъ Православную Церковь въ расколѣ, сваливая вину съ больной головы на здоровую.

Такъ, въ данномъ случаѣ, положеніе Архіерейскаго Сѵнода въ отношеніи къ расколамъ оказалось принципіально выгоднымъ и истиннымъ, какъ вѣрнымъ самому себѣ и Русской Церкви, а расколы изобличили себя фактами своей исторіи.

Константинопольскій Экзархатъ.

Бывшая Западно-Европейская епархія юрисдикціи Русскаго заграничнаго Архіерейскаго Собора и Сѵнода нынѣ находится подъ юрисдикціей Константинопольскаго Патріарха, имѣющаго здѣсь успѣхъ въ рядѣ многочисленныхъ своихъ притязаній.

Епархія прошла извилистый путь.

Подъ Русскимъ заграничнымъ Управленіемъ съ окт. 1920 г. по 16 іюня 1926 г.

Затѣмъ подъ Московской Патріархіей м. Сергія съ авг. 1927 г. по октябрь 1930 г.

Далѣе подъ Цареградскимъ Патріархатомъ съ 17 февр. 1931 г.

Снова подъ Московской Патріархіей съ 11 сент. 1945 г.

Наконецъ опять подъ Цареградскимъ Патріархатомъ съ 6 марта 1947 г.

Такимъ образомъ, только недавно епархія заняла пятую по счету позицію.

Въ заключительной стадіи гражданской войны, въ февр. 1920 г., будущій путевождь епархіи, архіеп. Евлогій, былъ уже въ Сербіи и оттуда, послѣ поѣздки въ Европу, по порученію Высш. Церковнаго Управленія на Югѣ Россіи, самъ попросилъ, черезъ Таврическ. архіеп. Димитрія, чтобы Высш. Церковное Управленіе назначило его на Западно-Европейскую Епархію. 1 окт. 1920 г. онъ былъ назначенъ временно управляющимъ этими заграничными церквами Петроградской Епархіи. Однако, настоятель парижской посольской церкви, о. І. Смирновъ, желалъ имѣть подтвержденіе этого назначенія отъ центральной Россійской Церковной власти и по ходатайству финляндскаго архіепископа оно было получено. Патріаршій Сѵнодъ въ Москвѣ, подъ предсѣдательствомъ м. Евсевія, 26 марта 1921 г. призналъ законными /с. 134/ дѣйствія Высш. Церк. Управленія и посчитался съ фактомъ назначенія арх. Евлогія въ такихъ выраженіяхъ: «въ силу состоявшагося постановленія Высшаго Церковнаго Управленія заграницей считать... русскія церкви въ Западной Европѣ временно подъ управленіемъ Преосвященнаго Евлогія».

Въ маѣ 1922 г. Патріаршій Сѵнодъ и Совѣтъ, закрывая Высшее Церковное Управленіе заграницей, сказали въ указѣ, между прочимъ, слѣдующее: «принимая во вниманіе, что за назначеніемъ тѣмъ же управленіемъ Преосвященнаго митрополита Евлогія завѣдывающимъ русскими православными церквами заграницей, собственно, для Высшаго Церковнаго Управленія тамъ не остается уже области, въ которой оно могло бы проявить свою дѣятельность, означенное Высшее Церковное Управленіе упразднить, сохранивъ временно управленіе русскими заграничными приходами за митрополитомъ Евлогіемъ и поручить ему представить соображенія о порядкѣ управленія названными церквами» (Ц. Вѣд. сент. 1922).

Такимъ образомъ, Патріаршее управленіе предполагало, что оно устраняетъ заграничное управленіе не только за его политическія выступленія, но и за ненадобностью, такъ какъ для него нѣтъ области проявлять свою дѣятельность и потому признанные ранѣе права м. Евлогія покрываютъ права управленія и даже не расширяясь, а оставаясь тѣми же, что и ранѣе. Управленіе патр. Тихона не знало, что въ вѣдѣніи заграничнаго управленія состоитъ 9 епархій при 12 правящихъ и викарныхъ архіереяхъ.

Естественно, что м. Евлогій, при наличіи Собора епископовъ, могъ искать «соображеній о порядкѣ управленія» только у него, тѣмъ болѣе, что въ это время въ Россіи Патріархъ былъ арестованъ и дѣйствовалъ самъ по указу 7/20 ноября 1920 г., а на мѣстахъ, потерявшихъ связь съ центромъ, согласно указа, епархіальный архіерей немедленно входитъ въ сношеніе съ архіереями сосѣднихъ епархій на предметъ организаціи высшей инстанціи церковной власти. И только въ случаѣ невозможности этого, то есть, при своей полной изоляціи и одиночествѣ «епархіальный архіерей воспринимаетъ на себя всю полноту власти». (7/20 ноября 1920 г. № 362). Заграницей оказались выгоднѣйшія условія для самоуправленія и законнаго устройства церковной власти, и м. Евлогій не могъ иначе поступить, какъ только искать рѣшеній Собора Архіереевъ.

По поводу этого акта, м. Евлогій подалъ Собору Архіереевъ 8 августа 1922 г. записку такого содержанія: «предлагаю теперь же закрыть означенное управленіе и немедленно всѣмъ собравшимся заграничнымъ русскимъ епископамъ приступить къ организаціи новаго центральнаго органа высшаго церковнаго управленія заграницей /с. 135/ или къ возстановленію стараго, дѣйствовавшаго до Карловацкаго Собора». Вмѣстѣ съ Соборомъ онъ и принялъ новое основаніе для организаціи Архіерейскаго Сѵнода и подписалъ за Предсѣдателя циркулярное извѣщеніе объ этомъ 31 авг. / 13 сент. 1922 г. № 1. Онъ имѣлъ затѣмъ случаи еще ссылатъся на этотъ указъ 1920 г., какъ на дѣйствующій законъ. (Проэктъ о митроп. округахъ, май 1923 г.).

Тогда же, въ 1922 г., 3/16 іюля, м. Евлогій писалъ м. Антонію: «несомнѣнно онъ данъ былъ подъ давленіемъ большевиковъ». И въ 1925 г. (Веч. Вр. 25 апр. № 304) онъ писалъ: «я за этимъ документомъ никакой обязателъной силы не признаю, хотя бы онъ былъ и дѣйствительно написанъ и подписанъ Патріархомъ. Документъ этотъ имѣетъ характеръ политическій, а не церковный. Внѣ предѣловъ совѣтскаго государства онъ не имѣетъ значенія и авторитета ни для кого и нигдѣ». Въ посланіи къ паствѣ 23 іюня / 6 іюля 1924 г. № 903, м. Евлогій доказывалъ паствѣ каноничность власти Собора и Сѵнода заграницей.

Однако, соблазнъ единоличной власти могъ явиться для м. Евлогія уже на послѣднемъ засѣданіи Высш. Церковнаго Управленія по вопросу о его упраздненіи (29 авг. / 1 сент. 1922 г.), когда одинъ епископъ (Веніаминъ) настаивалъ на «передачѣ полноты высшей церковной власти» именно ему. Двѣнадцать голосовъ, вмѣстѣ съ м. Евлогіемъ, были противъ этого. Но все же, съ этого же момента, м. Евлогій сталъ стремиться и къ выясненію и къ усиленію своихъ правъ и полномочій.

Начиная съ 1922 г. м. Евлогій, тайно отъ Сѵнода, посылаетъ Патр. Тихону доклады, записки и проэкты, направленныя противъ м. Антонія и Архіерейскаго Сѵнода, то черезъ Аѳины и Вѣну, то черезъ Финляндію. Въ январѣ 1924 г., черезъ архіепископа Финляндскаго, онъ проситъ патр. Тихона объ упраздненіи Архіерейскаго Сѵнода и о подтвержденіи его правъ. Проситъ также о перечисленіи Іерусалимской Духовной Миссіи изъ вѣдѣнія Сѵнода въ его епархію. О томъ же просилъ, обращаясь къ м. Петру, въ 1925 г. Но всѣ многократныя представленія м. Евлогія Патріархъ оставлялъ безъ послѣдствій, хотя извѣстно было, что онъ давалъ расписки въ полученіи этихъ бумагъ. До Сѵнода доходили извѣстія объ этой перепискѣ, но на засѣданіяхъ Сѵнода и Собора м. Евлогій это отрицалъ.

Въ Сѵнодѣ м. Евлогій систематически оставался при особомъ мнѣніи. Получивъ епархію отъ своихъ собратій, онъ всячески стремился управлять ею безъ Собора и Сѵнода епископовъ, расширить свои права и, создавая двоевластіе, сталъ вносить въ церковную жизнь путаницу. Архіерейскій Соборъ, желая положить предѣлъ этимъ домогательствамъ въ 1923 г., принялъ разработанный м. Евлогіемъ проэктъ /с. 136/ Западно-Европейскаго митрополичьяго округа, давъ ему почти автономію.

Но м. Евлогій позволялъ себѣ вторгаться въ область другихъ церковныхъ органовъ и епархіальныхъ архіереевъ. Съ благословенія м. Антонія, въ Австраліи открывается церковная община и она включается въ юрисдикцію Архіерейскаго Сѵнода, м. Евлогій, безъ согласія его, вторгается туда. Также и Парагвай и Уругвай. Финляндія — автономная епархія съ 1918 г. М. Евлогій разрѣшаетъ тамъ открывать отъ себя приходы, безъ согласія правящаго епископа, и призываетъ финляндскую паству подчиниться лжеепископу Герману (12 февр. 1926 г.), категорически отвергнутому патр. Тихономъ и русскимъ епископатомъ (28 дек. 1923 г., 27 окт. 1925 г.). И нужно къ этому добавить, что много позже, бѣжавшій изъ Россіи въ Персію обновленческій «митрополитъ» Василій Смѣловъ съ женою и двумя дочерьми, отвергнутый тамъ архимандритомъ Русской Духовной Миссіи Архіерейскаго Сѵнода былъ принятъ «ничтоже сумняся» м. Евлогіемъ (22 окт. 1933. № 1891) съ порученіемъ «начать съ далекой Персіи дѣло устроенія Церкви Христовой», какъ будто тамъ до сего времени и не было русскаго православнаго прихода.

Онъ постоянно сносится съ органами и должностными лицами, подчиненными Архіерейскому Сѵноду и другимъ правящимъ епархіальнымъ архіереямъ помимо ихъ. Выступаетъ съ церковными посланіями въ качествѣ главы Заграничной Церкви, не будучи уполномоченнымъ на это и не будучи признанъ таковымъ епископатомъ. Дѣлаетъ распоряженія общецерковнаго характера, не входя въ соглашеніе съ высшей церковной властью Архіерейскаго Собора и Сѵнода.

По праву Высшей церковной власти, которая и назначила м. Евлогія на часть Петроградской епархіи и создала изъ нея митрополію, Архіерейскій Сѵнодъ нашелъ необходимымъ, для пользы Церкви, отдѣлить отъ послѣдней шесть приходовъ Германіи въ самостоятельную епархію, и это явилось поводомъ для м. Евлогія порвать съ Соборомъ Епископовъ.

Указъ патр. Тихона о расширеніи правъ викарныхъ епископовъ былъ безцеремонно пренебрегаемъ м. Евлогіемъ, и когда Архіерейскій Сѵнодъ потребовалъ его исполненія, м. Евлогій, оффиціальнымъ письмомъ открыто и рѣзко отказалъ его опубликовать и исполнить. Это окончательно побудило Архіерейскій Соборъ освободить германское викаріатство, съ его еп. Тихономъ, отъ власти м. Евлогія, какъ деспотической.

16/29 іюня 1926 г. м. Евлогій покинулъ засѣданіе Собора Архіереевъ, потому что послѣдній отказался разсмотрѣть этотъ вопросъ въ первую очередь.

/с. 137/ Выходъ епископа изъ повиновенія Архіерейскому Собору только потому, что послѣдній вынесъ неугодное ему рѣшеніе, есть недопустимый путь церковной анархіи, поступокъ антидисциплинарный и антиканоническій.

Теперь м. Евлогій началъ споръ о полномочіяхъ Сѵнода и наконецъ высказалъ свои тайныя мысли, къ осуществленію которыхъ стремился въ теченіе четырехъ лѣтъ. «22 апр. / 5 мая 1922 г., послѣ осужденія Патріархомъ Карловацкаго Собора, — говоритъ м. Евлогій, — мои церковныя полномочія не только были подтверждены, но и значительно усилены и расширены: мнѣ предписывалось закрыть существовавшее тогда въ Карловцахъ Заграничное Церковное Управленіе, взять въ свои руки всѣ русскія церкви и о порядкѣ управленія ими представить свои соображенія. Этимъ указомъ мнѣ, собственно говоря, передавалась вся власть надъ русскими православными церквами заграницей». (Посл. 6/19 авг. 1926 г.).

Въ дальнѣйшей полемикѣ м. Евлогій выставилъ себя равной съ Соборомъ стороной (26 ноябр. 1926 г.), на что Предсѣдатель Сѵнода, м. Антоній, отвѣтилъ уже такъ: «Ваше заявленіе, что Вы считаете себя и Архіерейскій Соборъ равными сторонами, Архіерейскій Сѵнодъ признаетъ кощунственнымъ. Не только кто-либо изъ архіереевъ, но даже Патріархъ, не можетъ становится въ положеніе, равное Собору Архіереевъ». (Ц. Вѣд. 1-15 янв. 1927 г.).

Цѣль Архіерейскаго Собора, открыто имъ исповѣдуемая отъ начала, это объединить всѣ епархіи и духовныя миссіи заграницей въ одно цѣлое. (Посл. 27 авг. 1927 г.). На то онъ и Архіерейскій Соборъ заграницей. М. Евлогій считалъ тогда со своей стороны необходимымъ «ограничить незаконныя, по его мнѣнію, притязанія Карловацкаго Сѵнода на захватъ всей полноты церковной власти надъ всей Зарубежной Россійской Православной Церковью» (Цер. Вѣстн. № 6-7. 1930 г.). Во имя чего же? Во имя свое, своихъ личныхъ притязаній, которыя онъ считалъ законными по якобы точному смыслу указа 1922 г. «Попытка выбросить изъ историческаго обращенія ясный и недопускающій никакихъ кривотолковъ московскій указъ 1922 г. только потому, что онъ кому-то непріятенъ, является произвольной и незаконной». (Обращ. 6 авг. 1926 г.), — говоритъ онъ. Но попытка выбросить изъ историческаго обращенія наличіе цѣлаго собора епископовъ заграницей, законъ той же Московской Патріархіи 1920 г., который въ это время, по условіямъ жизни, входилъ въ силу, неканоническіе мотивы закрытія В. Ц. Управленія, завѣдомое насиліе большевиковъ и плѣненіе Патріарха, указы котораго поэтому теряютъ юридическую силу и авторитетъ, наконецъ завѣдомое непониманіе Московской Патріархіей заграничной обстановки, раз/с. 138/вѣ является законной и произвольной? Да почему же это? Только потому именно, что она пріятна одному епископу и даетъ будто бы возможностъ ему одному противопоставить себя цѣлому Собору даже черезъ четыре года. Такимъ образомъ, независимо отъ словъ и устныхъ завѣреній, м. Евлогій на дѣлѣ отвергъ каноническій принципъ соборности, почитая себя равной стороной съ Соборомъ Архіереевъ и разрушая церковную власть. Но это вовсе не споръ равныхъ сторонъ, а непослушаніе одного изъ іерарховъ Архіерейскому Собору, какъ власти церковной. (Опред. Арх. Сѵнода 25-26 ноября 1926 г.).

По поводу ухода съ Собора м. Антоній писалъ м. Евлогію: «свой уходъ съ Собора Вы стараетесь всячески оправдать; но Вы не впервые прибѣгаете къ такой мѣрѣ воздѣйствія на Соборъ; это было на соборахъ въ 1922 г., 1923 г. и 1924 г. и въ Россіи практиковали» (17-30 авг. 1926 г. № 1001). Интересные факты для характеристики личности.

Оставивъ Соборъ епископовъ въ іюнѣ 1926 г., м. Евлогій, по опыту прежнихъ закулисныхъ дѣйствій, спѣшитъ предупредить событія. За недѣлю ранѣе до опубликованія и полученія акта объ отдѣленіи германской епархіи отъ митрополіи, онъ разсылаетъ въ германскіе приходы циркуляры о неподчиненіи Сѵноду. Однако, 4/17 авг. онъ вдругъ посылаетъ письменное заявленіе о признаніи канонической судебно-административной власти Архіерейскаго Собора и делегируетъ двухъ викарныхъ епископовъ для улаженія несогласія и съ выраженіемъ сожалѣнія о своемъ уходѣ изъ Собора. Но не ожидая отвѣта и рѣшенія Собора, онъ, къ смущенію послѣдняго и своихъ делегатовъ, выпускаетъ 6/19 авг. вышеуказанное обращеніе къ паствѣ, утверждающее его исключительныя права и по оскорбительнымъ для Сѵнода выпадамъ, цѣликомъ аннулирующее только что сдѣланные шаги къ миру. Вслѣдъ за этимъ, все еще не имѣя отвѣта отъ Сѵнода, онъ поспѣшно выѣзжаетъ въ Германію, посѣщаетъ германскіе приходы и старается возбудить ихъ противъ высшей церковной власти.

Въ подавляющемъ большинствѣ многочисленнаго собора епископовъ (ихъ было до 35) м. Евлогій, за исключеніемъ двухъ-трехъ своихъ викаріевъ, не имѣлъ сторонниковъ. Архіереи, пребывающіе на своихъ каѳедрахъ, были почитаемы своими паствами, но и уважаемы въ своемъ братскомъ союзѣ епископовъ. Отъ послѣдняго м. Евлогій имѣлъ единодушный отпоръ, потому что здѣсь отлично разбирались въ его психологіи, понимали истинный духъ его домогательствъ и знали о методахъ его дѣйствій. Такимъ образомъ, м. Евлогію оставалось опираться только на почитаніе своей паствы. Добиться у нея признанія и утвержденія своихъ особыхъ полномочій можно было толъко агитаціей.

Обращенія къ паствѣ, студенческіе съѣзды, рядъ благочиниче/с. 139/скихъ собраній, клиръ и міряне, вовлеченные въ споръ между іерархами, невѣжественная въ церковно-каноническихъ вопросахъ интеллигенція, проповѣди, докдады, принятіе и поощреніе адресовъ, печать, льющая ушаты грязи, клеветы, лжи, инсинуацій, все въ Западно-Европейской епархіи было приведено въ движеніе противъ Архіерейскаго Собора. Руководитеди студенческихъ и другихъ собраній именуютъ м. Евлогія исповѣдникомъ, страдальцемъ и главой Зарубежной Церкви, хотя послѣднимъ ни одинъ епископъ этой церкви его не считалъ. М. Евлогій не протестовалъ. Онъ самъ разжигалъ церковную смуту, подстрекая духовенство и паству къ неповиновенію Сѵноду, борясь за личную власть и вліяніе противъ того учрежденія, которое мѣшало осуществленію его честолюбивыхъ мыслей. Налицо отпаденіе м. Евлогія отъ Собора іерарховъ, прежде признавшагося имъ, и открытый бунтъ противъ этого Собора. И онъ самъ изобличаетъ себя всѣми противорѣчіями своихъ поступковъ, самочиніемъ, дипломатіей и хитростями.

Еп. Тихона, назначеннаго Соборомъ въ Германію онъ самоуправно отстраняетъ отъ должности и единолично запрещаетъ въ священнослуженіи. Это можетъ дѣлать только Соборъ, и м. Евлогій когда-то самъ требовалъ соборнаго суда надъ американскими «церковными бунтарями» еп. Александромъ, еп. Стефаномъ и м. Платономъ (письма м. Антонію 14 дек. 1922 г. и 11 февр. 1923 г.). Тогда же вмѣстѣ съ Соборомъ запрещалъ свящ. Зноско, а теперь единолично разрѣшаетъ запрещенному Соборомъ прот. Прозорову священнослуженіе. Единственно канонической для такихъ дѣйствій власти Собора для него больше не существуетъ. Послѣ объявленія себя равной Собору стороной, онъ уже дѣйствительно является и похитителемъ общеепископской власти.

Прежде онъ былъ противникомъ подчиненія заграничныхъ частей Русской Церкви другимъ Помѣстнымъ Церквамъ. Теперь стоитъ съ опредѣденными цѣлями за подчиненіе тѣхъ, которые находятся на территоріи этихъ церквей. Уже послѣ закрытія Высш. Церков. Управленія, м. Евлогій, на притязанія Вселенскаго Патріарха въ 1923 и въ 1924 г.г. (28 март. № 332 и 10 іюля № 978) отвѣчалъ защитой позицій Архіерейскаго Сѵнода и писалъ слѣдующее: «всѣ эти церкви становятся въ настоящее время русскими метохами въ предѣлахъ новой Православной Церкви въ Чехіи, и положеніе ихъ является тождественнымъ съ положеніемъ Русской Духовной Миссіи и ея храмовъ въ Палестинѣ, а также съ современнымъ положеніемъ русскихъ приходовъ въ Константинополѣ, Сербіи и въ другихъ православныхъ странахъ». Теперь м. Евлогій проповѣдуетъ самостоятельность только русскихъ приходовъ внѣ этихъ странъ, то есть, напримѣръ, его приходовъ, а приходамъ, непосредственно подчиненнымъ Архіерейскому Сѵноду /с. 140/ и находящимся главнымъ образомъ на территоріяхъ другихъ православныхъ церквей, рекомендуетъ подчиниться этимъ церквамъ. Такимъ образомъ, его цѣль —уничтожить значеніе Сѵнода вмѣстѣ съ уничтоженіемъ его собственной центральной епархіи. М. Евлогію стыдно только Сербіи, которая своимъ авторитетомъ и защитой поддерживаетъ Архіерейскій Соборъ, а то бы онъ не считался бы съ нимъ и одного дня, не придавая ему его собственнаго центральнаго и объединяющаго значенія для Заграничной Церкви, а всецѣло пытался бы сосредоточить ее около себя. Онъ хочетъ угодить Сербской и другимъ Помѣстнымъ Церквамъ, жертвуя имъ русскими приходами, только бы нанести ударъ Сѵноду и повысить свое значеніе. Онъ теперь за раздробленіе заграничной части Русской Церкви на множество отдѣльныхъ самостоятельныхъ организмовъ, чтобы по частямъ, по прежнему методу, подбирать ихъ въ свою юрисдикцію.

Семь мѣсяцевъ продолжалась полемика между Архіерейскимъ Сѵнодомъ и м. Евлогіемъ съ острыми переживаніями, во всякомъ случаѣ для Западно-Европейской епархіи, и 13/20 янв. 1927 г. Архіерейскій Сѵнодъ постановилъ предать м. Евлогія суду священнаго Собора, отстранить его отъ управленія епархіей, назначить другого епископа, и запретить впредь до суда въ священнослуженіи. (Окр. посл. 22 янв. / 4 февр. 1927 г. № 114).

Нельзя упрекнуть Архіерейскій Сѵнодъ въ поспѣшности дѣйствій, въ недостаткѣ терпѣнія, въ излишней строгости, или въ невыполненіи долга или въ стремленіи къ расколу. Надо было много мужества, чтобы еще разъ не уступить м. Евлогію и чтобы рѣшиться на прещенія и на потерю большой епархіи и на перенесеніе огорченій отъ парижской разнузданности.

Случаевъ самовластія и непослушанія м. Евлогія Архіерейскій Соборъ имѣлъ болѣе двадцати. Пусть теперь не понимаютъ правды, но ее надлежитъ исполнить въ ожиданіи будущаго суда исторіи, болѣе полнаго и безпристрастнаго.

Такимъ образомъ, незаконное по своимъ мотивамъ распоряженіе Россійскаго Патріаршаго управленія объ упраздненіи заграничнаго, было здѣсь причиною раскола. Ошибочныя, компромиссныя, вызванныя насиліемъ большевиковъ дѣйствія Патріархіи, вызвали и здѣсь такія же послѣдствія, какъ въ Россіи. И здѣсь явился соблазнъ власти для одного епископа съ пренебреженіемъ власти Собора.

Прещенія того Собора епископовъ, въ которому извѣстный епископъ самъ принадлежалъ, и изъ котораго вышелъ по своеволію, имѣютъ непреодолимую каноническую силу, кромѣ только покаянія и возвращенія къ послушанію. Нельзя и другимъ епископамъ принять его безъ разрѣшенія первыхъ. Чтобы удержать какую-либо долю или фор/с. 141/му каноническаго, церковно-законнаго существованія, м. Евлогій естественно тотчасъ бросается къ защитѣ главъ другихъ Помѣстныхъ Церквей. Еще весной 1926 г м. Евлогій не помышлялъ о возможности такого обращенія и писалъ Варшавскому м. Діонисію 5/18 мая (№ 736. Воск. чт. № 24): «обращеніе же къ Константинопольскому Патріарху, и участіе послѣдняго въ этомъ дѣлѣ (разумѣется для устроенія Прав. ц. въ Польшѣ) я признаю, при всемъ моемъ глубокомъ уваженіи къ высокому положенію этого православнаго первоіерарха, неправильнымъ и вижу въ этомъ неоправдываемый канонами актъ вмѣшательства его во внутреннія дѣла Автокефальной Русской Церкви».

Вселенскій Патріархъ въ 1923-24 г.г. объявившій м. Евлогія неканоническимъ и не упоминавшій его титула, теперь (18 іюня 1927 г.) поощряетъ его и осуждаетъ дѣйствія Сѵнода. Александрійскій Патріархъ, бывшій Вселенскимъ, и Эладскій Митрополитъ даютъ такія же грамоты (апр.-май), руководясь политическими вліяніями и враждуя также съ объединяющей идеей Русской Церкви заграницей.

Но путь, выбранный м. Евлогіемъ, былъ опаснымъ для него. Въ то время, какъ Архіерейскій Сѵнодъ принялъ упраздненіе Высш. Церк. Управленія, какъ противозаконное и продиктованное большевицкимъ насиліемъ, м. Евлогій, сосредоточивая вниманіе на своихъ полномочіяхъ, получаемыхъ въ этомъ упраздненіи, принужденъ былъ теперь естественно отбросить мысль о насиліи безбожниковъ и признать этотъ актъ дѣломъ свободнаго волеизъявленія Московской Патріархіи, утверждать свою подчиненность ей и впредь и отрицать право Сѵнода базироваться на указѣ 1920 г. Эта опора на Московскую Церковную власть и «завѣты Патріарха Тихона», упоминаемые теперь ежечасно, была конечно неискренней и была съ тайной надеждой, что фактически эта власть не осуществится и останется фикціей, но только чтобы освободиться отъ контроля Архіерейскаго Сѵнода и разширить свои собственныя права. Однако, онъ усердно взялся утверждать свою новую каноническую базу, по его мнѣнію безспорную и единственную, и выкопалъ себѣ яму, въ которую и упалъ съ чрезвычайнымъ эффектомъ.

Первое подчиненіе Москвѣ. — Въ то время когда, 5/18 іюня 1927 г. м. Евлогій писалъ паствѣ: «мы хотимъ оставаться до конца вѣрными не на словахъ, а на дѣлѣ, завѣтамъ Отца нашего Св. Патріарха Тихона — Исповѣдника..., мы будемъ послушными исполнителями его законныхъ преемниковъ», (Ц. Вѣстн. № 1), м. Сергій въ Россіи готовилъ свою декларацію 16/29 іюля. За двѣ недѣли раньше, до ея выпуска, 1/14 іюля, онъ послалъ указъ (№ 93) м. Евлогію съ предложеніемъ ему, и черезъ его посредство, всѣмъ архипастырямъ и пасты/с. 142/рямъ заграницей дать подписку о лойяльности къ совѣтскому правительству. Въ противномъ случаѣ не давшіе увольняются изъ вѣдѣнія Московской Патріархіи. Путевождь Зап.-Европейской епархіи на слишкомъ тяжеломъ условіи получалъ теперь подтвержденіе своихъ полномочій, но дѣваться было некуда. Самъ онъ и его викарные послали отказъ отъ «политическихъ выступленій» въ Москву, заявленія пастырей «хранятся въ его канцеляріи», а списки всего духовенства, выдавшаго эти обязательства, сообщены также въ Москву (М. Сергій, дек. 1927 г., 8 іюля 1928 г. М. Евлогій, 20 окт. 1927 г. Ц. Вѣстн. апр. 1931 г.).

Настроеніе же всей паствы рисуется имъ самимъ такъ: «создается общее отрицательное отношеніе не только къ личности м. Сергія, но и къ его дѣлу». А позже онъ описываетъ его м. Сергію такими словами: «Вы не знаете, какое волненіе и даже негодованіе вызвало въ ней въ свое время Ваше предложеніе мнѣ и ввѣренному мнѣ духовенству о выраженіи лойяльности къ совѣтской власти... мнѣ стоило большихъ усилій успокоить это волненіе» (20 окт. 1927 г. 8 іюля 1930 г.). Но спрашивается, для чего и кому нужно было это подчиненіе Москвѣ, это нравственное насиліе надъ совѣстью пастырей и паствы, по эмигрантской природѣ своей враждебныхъ совѣтской власти? Абсолютно ни для кого во всей эмиграціи, кромѣ одного м. Евлогія, которому нужно было поправить теперь свое неканоническое положеніе (нужно замѣтить, такимъ же самого м. Сергія) и на дѣлѣ оправдать уже занятую ложную позицію. Бѣда подстерегала его, когда онъ порывалъ съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ, становясь уже до конца на ошибочный путь, ибо ошибка рождала ошибку.

Но любопытно то, что при всеобщемъ возмущеніи, это рѣшеніе о подчиненіи Москвѣ также прошло черезъ епархіальное собраніе, какъ и о расколѣ съ Сѵнодомъ. Какъ всегда, оказалось слишкомъ мало героевъ, которые бы пошли противъ неправды начальства, мало принциповъ, мало знаній, и совсѣмъ нѣтъ въ своей средѣ близкихъ другихъ руководителей, за которыми бы можно было пойти. За неправду, которая агитаціей опутала клиръ и паству, и за безсильное возмущеніе экспериментами надъ собою, епархія достойна, конечно, жалости, а не осужденія. Въ то время, когда Архіерейскій Соборъ заграницей присоединяется къ Духовному Собору епископовъ Россіи и вмѣстѣ съ нимъ осуждаетъ дѣйствія м. Сергія какъ неканоническія, въ это именно время м. Евлогій признаетъ для себя единственной канонической опорой подчиненіе ему. Если заграницею это никому не было нужно, кромѣ м. Евлогія, то въ Россіи оно въ то время не нужно было даже м. Сергію, а только одному ГПУ. Совершивъ грѣхъ разрыва съ заграничнымъ епископатомъ, м. Евлогій вошелъ въ подчиненіе м. Сергію, который совер/с. 143/шилъ въ это время такой же грѣхъ. Объединились два нарушителя общеепископской власти. Зарубежная Церковь болѣла съ Матерью-Церковью одними болѣзнями. Но тамъ и здѣсь налицо здоровое направленіе, которое боролось съ болѣзнью времени, возникшей въ условіяхъ новой жизни Церкви. Порвавъ общеніе съ собратьями заграницей, м. Евлогій, съ признаніемъ м. Сергія, порвалъ таковое же съ епископами мучениками, узниками и исповѣдниками въ Россіи, вѣрными тихоновцами, отвергшими поработительныя для Церкви условія легализаціи.

Давая подписку о лойяльности къ совѣтской власти, врагу Церкви, м. Евлогій вовлекается въ блудъ м. Сергія, вызвавшій въ Россіи всеобщее возмущеніе.

Когда м. Сергій послалъ свое предложеніе заграницу, заключенное духовенство задавало себѣ вопросъ: неужели кто-нибудь клюнѣтъ на эту удочку? И нашелся, кто клюнулъ. Тогда это вызвало только общую горькую иронію. (Мих. свящ. Пол. ц. въ Сов. Рос. 114 стр. 1931 г.). А иронія тамъ бывала жестокой. Такъ, съ полученіемъ извѣстія, что Іерусалимскій Патріархъ Даміанъ призналъ обновленцевъ, одинъ заключенный старикъ, архіепископъ, сказалъ съ негодованіемъ: «Демьянъ Бѣдный...»

Подобно м. Сергію, м. Евлогій не призналъ дѣйствія постановленія 1920 г. и боролся за единоличныя права противъ общеепископской власти. Это маленькій м. Сергій заграницей.

Очевидно, что такой противоестественный союзъ былъ тяжкимъ бременемъ и непосильнымъ рабствомъ для свободной части Русской Церкви. 4 янв. 1928 г. м. Сергій требуетъ объясненій по поводу панихиды по жертвамъ революціи въ каѳедральномъ парижскомъ храмѣ и какъ это «согласуется съ обязательствомъ не участвовать въ политическихъ выступленіяхъ». 5 авг. онъ снова запрашиваетъ о панихидѣ по только-что казненнымъ въ Россіи отдѣльнымъ извѣстнымъ лицамъ. 15 окт. онъ запрашиваетъ о содержаніи какого-то посланія м. Евлогія къ паствѣ и рекомендуетъ лучше давать ихъ впредь «для одобренія», въ Патріархію. Въ 1929 г. во всѣхъ странахъ Западной Европы поднялась волна протеста противъ религіозныхъ преслѣдованій въ Россіи. М. Евлогій сначала участвуетъ по этому поводу на протестантскомъ Собраніи въ Парижѣ, а потомъ 16 марта 1930 г. въ Вестминстерскомъ Аббатствѣ въ Англіи. 4 апрѣля м. Сергій требуетъ снова объясненій по поводу этого «политическаго выступленія». 7/30 іюня 1930 г. отрѣшаетъ его отъ управленія епархіей, а 24 декабря запрещаетъ его, вмѣстѣ съ викаріями, въ священнослуженіи впредь до суда и раскаянія.

Въ своемъ отвѣтѣ Патріархіи м. Евлогій 26 ноября 1930 г. пишетъ наконецъ: «у насъ нѣтъ другого исхода какъ упереться на этотъ /с. 144/ указъ (20 ноября 1920 г.), чтобы оградить свободу церковной жизни отъ политическихъ вліяній». Но 20 мая 1931 г. получаетъ запрещеніе въ священнослуженіи на себя, викаріевъ и на все духовенство, за неподчиненіе его распоряженіямъ. Въ это время м. Евлогій былъ уже въ юрисдикціи Константинопольскаго Патріарха.

Во всемъ своемъ заграничномъ выступленіи м. Сергій демонстрируетъ свою крайнюю и очевидную преступность. На соотвѣтствующее мѣсто въ обвинительномъ заключеніи противъ него, какъ его «дѣйствіе въ пользу враговъ Церкви», нужно поставить совершенно антиканоническое требованіе, съ угрозой исключенія изъ клира, подписки о лойяльности совѣтской власти заграничнаго духовенства, запретъ совершать молитвы о прекращеніи гоненій на Русскую Церковь и панихидъ по жертвамъ совѣтскаго террора. Это полное предательство интересовъ Церкви. Не только онъ самъ не исповѣдуетъ правды, но еще другимъ, свободнымъ, запрещаетъ это дѣлать. Такое сотрудничество съ безбожной властью, вплоть до жертвъ всякой правдой, глубоко безнравственно.

Поэтому эти требованія его должны быть категорически отвергнуты въ самомъ началѣ м. Евлогіемъ, и онъ напрасно, только для укрѣпленія собственныхъ полномочій, сталъ и такъ долго держался на этомъ пути компромиссовъ съ м. Сергіемъ, а черезъ него съ богоборной властью.

Такимъ образомъ, изъ этого горькаго опыта очевидно, что политическій мотивъ закрытія Высш. Церковн. Управленія въ 1922 г., былъ настолько незаконнымъ и недостаточнымъ, что м. Евлогій никогда, не только черезъ 4, но и черезъ 10 лѣтъ, не могъ предъявить своихъ полномочій на власть и долженъ былъ считать ихъ несуществующими. Немного больше политики (Карловацкій Соборъ 1921 г.), немного меньше политики (участіе въ молитвахъ о прекращеніи гоненій) — для большевиковъ одинаково преступно. Имъ нужна опредѣленная политика — въ пользу ихъ. М. Евлогій соблазнился своими полномочіями, полученными изъ Москвы, воспользовался ими, и вотъ самъ закрытъ, по тѣмъ же политическимъ мотивамъ, какъ Высш. Церк. Управленіе. Онъ довольно поздно сталъ считать беззаконіемъ существованіе Управленія или Сѵнода послѣ его закрытія Москвой. Но это только для Сѵнода. Себѣ же онъ позволяетъ теперь также не повиноваться Москвѣ. Снова выступаетъ, 29 іюня 1930 г., замѣчательное епархіальное собраніе, это единственная высшая инстанція власти м. Евлогія, по поводу устраненія его Патріархіей и постановляетъ: «наступилъ фактическій перерывъ нормальныхъ административныхъ сношеній съ высшей церковной властью въ Россіи, и прекратилась возможность получать отъ послѣдней свободныя волеизъявленія... и поэтому /с. 145/ наступилъ моментъ подчиниться указаніямъ отъ 20 ноября 1920 г. и, не порывая духовной и канонической связи съ Матерью, Всероссійской Церковью, въ вѣрѣ, молитвѣ и любви, впредь до возстановленія нормальнаго положенія, правящему епископу м. Евлогію воспринять полноту власти по ввѣренной ему епархіи» (Ц. Вѣст. № 8, 1930 г.).

Три года бѣдная епархія мучилась, чтобы вынести наконецъ справедливое рѣшеніе, дословно списавши іюльское постановленіе 1927 г. Архіерейскаго Сѵнода. Только по смыслу указа 1920 г., полноту власти м. Евлогій опять таки не могъ принять, если имѣлись налицо другіе епархіальные архіереи въ той же Русской Церкви. Надо бы было поспѣшить къ нимъ въ союзъ для организаціи снова инстанціи высшей церковной власти, если только возвращеніе къ этому указу, и вообще какое-либо церковное рѣшеніе, было серьезнымъ.

За отступленіе отъ Архіерейскаго Сѵнода м. Евлогій былъ наказанъ жестоко, ошибочность его пути оказалась доказанной съ очевидностью, какъ и правота и законность дѣйствій Архіерейскаго Сѵнода. Онъ произнесъ надъ собою свой собственный судъ своими поступками, противорѣчіями своей дѣятельности, попавши въ ловушку, которую самъ себѣ разставилъ. Его грѣхи упали на его голову.

Но, главное, каноничность его власти, былыя права его на управленіе были потеряны полностью. М. Евлогій былъ устраненъ тѣми двумя носителями церковной власти, которымъ онъ самъ добровольно подчинялся; сознательное же подчиненіе власти обязываетъ подчиняющагося къ покорности и послушанію. Онъ уволенъ и запрещенъ Соборомъ заграничныхъ епископовъ 1927 г. и центральной властью въ Россіи м. Сергія въ 1930 г. Если же онъ не признаетъ ни той и ни другой власти завѣдомо высшей, чѣмъ его, отъ которой, какъ той, такъ и другой, онъ самъ черпалъ свои полномочія и назначенія, то онъ самочинникъ. Назначеніе онъ принимаетъ, а устраненія или какого-либо послушанія отъ нихъ онъ не принимаетъ.

Дважды запрещенный отъ высшей церковной власти, онъ увидѣлъ, что «полнота власти» по указу 1920 г. является для него только болѣе очевиднымъ его своеволіемъ и ничѣмъ другимъ. Событія, случившіеся съ нимъ, оправдали путь Архіерейскаго Сѵнода и низринули его притязанія на власть въ ничто, и теперь оставалось только признать это мужественно и твердо и, устыдившись своихъ грѣховъ и неправды, покаяться и вернуться въ составъ Собора. Но онъ былъ не духовныхъ масштабовъ м. Сергія, который, сдѣлавъ очевидную ошибку на обновленцахъ, снялъ клобукъ и мантію и всенародно покаялся. Съ необыкновенной легкостью и быстротой м. Евлогій перешелъ въ третью юрисдикцію, ища защиты и утвержденія тамъ, гдѣ только /с. 146/ и ждали признанія своихъ особыхъ правъ надъ всѣми церквами разсѣянія.

Первое подчиненіе Константинополю. — Конечно, охотно внимая просьбамъ м. Евлогія, Вселенскій Патріархъ Фотій, грамотой отъ 17 февраля 1931 г. объявляетъ, что устроена «временная Патріаршая наша Россійская Православная въ Европѣ экзархія». При этомъ совершенно не объясняется, почему она временная: потому ли что епархія эта будетъ возвращена Русской Церкви, какъ только настанетъ къ тому подходящее время, или потому, что она перейдетъ потомъ въ постоянное управленіе греческаго экзарха въ Европѣ. Во всякомъ случаѣ, м. Евлогій это понимаетъ по своему. Въ посланіи къ паствѣ отъ 25 февраля онъ пишетъ: «разсѣялась темная туча, нависшая было надъ нашей епархіей... новое тяжелое испытаніе пришло къ разрѣшенію... Вселенскій Патріархъ принялъ наши заграничныя Православныя Русскія Церкви... этотъ новый порядокъ имѣетъ временный характеръ. Когда возстановится общепризнанная центральная церковная власть Русской Православной Церкви, мы вновь вернемся къ прежнему положенію». Такъ оно потомъ и вышло, явочнымъ порядкомъ, независимо отъ разрѣшенія Патріархіи. Попутчикъ для всѣхъ ненадежный.

Однако, исторія Православной Церкви не знаетъ такого прецедента двойственной юрисдикціи, чтобы Митрополитъ, являясь экзархомъ одного Патріарха въ своей прежней епархіи, въ то же время считалъ ее составной частью, независимой отъ этого патріарха другой Помѣстной Церкви. Положеніе явно антиканоническое. Русскіе іерархи и приходы, перешедшіе въ юрисдикцію Константинопольскаго Патріархата канонически стоятъ внѣ Русской Церкви, ибо одновременно нельзя подчиняться двумъ юрисдикціямъ. По святымъ канонамъ Константинопольскій Патріархатъ не могъ притязать на чужія епархіи, какъ уже сказано, и не могъ принять запрещеннаго другимъ іерархомъ, если онъ считалъ Московскую Патріархію законную. Съ другой стороны русскіе епископы, пастыри и приходы не могутъ самовольно выходить изъ состава своей церкви и присоединяться къ другой. Произошло каноническое правонарушеніе, какъ со стороны епархіи, такъ и со стороны Вселенскаго Престола. Священныя правила допускаютъ перемѣну юрисдикціи только съ согласія той церковной власти, къ которой до перехода въ новую принадлежалъ этотъ іерархъ и его приходы (Карѳ. 24, 3). Всякое же нарушеніе правъ автокефаліи и вмѣшательство въ дѣла другой церкви признается недѣйствительнымъ (Трет. 8) и угрожаетъ «приличнымъ наказаніемъ черезъ немедленное изверженіе изъ своего чина Святымъ Соборомъ» (Ант. 13).

/с. 147/ Такимъ образомъ, русскій экзархатъ Константинопольскаго Патріархата въ Западной Европѣ есть учрежденіе неканоническое, съ какой бы стороны мы на это дѣло ни посмотрѣли. Если же Вселенскій Патріархатъ твердо стоитъ на идеѣ своей власти надъ всѣми церквами разсѣянія, то русскій экзархатъ онъ могъ установить на открыто предъявленномъ условіи подчиняться ему навсегда. Но этой опредѣленности не было, потому-ли, что самъ Патріархатъ сталъ сомнѣваться въ каноничности своихъ притязаній, или потому, что сомнѣвался въ возможности ихъ осуществленія такимъ прямымъ путемъ. Во всякомъ случаѣ это учрежденіе незыблемо остается на своемъ неканоническомъ основаніи.

Однако тѣ, кто лишились всякаго собственнаго законнаго существованія, были рады, что прикрылись чужой законностью и нашли пристанище въ чужомъ дворѣ. Ради собственнаго, хотя бы по формѣ каноническаго, существованія, въ видѣ подчиненія вообще какой-либо высшей церковной власти и избавленія отъ обвиненія въ самочинномъ попраніи всякой верховной власти, бѣдная епархія принуждена была пожертвовать всѣми принципами, за которые прежде боролась и которымъ теперь такъ жестоко измѣнила.

Патріархъ Тихонъ, завѣтами котораго такъ долго хвалился м. Евлогій, Заграничный Соборъ Архіереевъ, въ которомъ состоялъ онъ, наконецъ самъ м. Евлогій въ 1922 г. и 1923 г., и еще въ 1926 году, столько боролись противъ захватническихъ дѣйствій и стремленій Греческаго Патріарха, и вотъ, теперь сами русскіе люди, и прежде всего въ лицѣ руководителя Западно-Европейской Епархіи, поддерживаютъ и утверждаютъ несправедливыя и незаконныя притязанія и прошлыя дѣйствія тѣхъ, кто воспользовался тяжкимъ положеніемъ Русской Церкви, нанесъ ей большія огорченія и покусился на ея достояніе. Что это все русскіе и православные люди, и таковыми остались, это вѣрно, но что это не по-русски и не въ русскихъ церковныхъ интересахъ дѣйствовали и стали на ложный путь, это также вѣрно и также непохвально.

Однако, исторія бы осудила спорящія русскія стороны, если бы они не сдѣлали попытокъ къ примиренію и соединенію. Архіерейскій Соборъ былъ радъ 28 авг. 1934 г. снять прещенія, наложенныя на м. Евлогія и его викаріевъ. М. Евлогій, въ письмѣ своемъ къ м. Антонію отъ 17/30 марта писалъ, что готовъ признать, что въ защитѣ своей правоты ему быть можетъ не слѣдовало прибѣгать въ 1926 г. къ оставленію Собора, что онъ очень жалѣетъ объ этомъ и проситъ простить его и снять съ него и его клира наложенныя прещенія. Но, получивъ желаемое, м. Евлогій, въ своемъ посланіи къ паствѣ отъ 11/24 сентября, также выражаетъ радость, что снято прещеніе, «хотя и незаконно /с. 148/ наложенное» и далѣе уже выражаетъ неудовольствіе, что оно не снято, «какъ не бывшее» и, наконецъ, утверждаетъ, что «принципіальныя основы нашего церковнаго положенія остаются незыблемыми и непоколебимыми». Такимъ образомъ, если это была только дипломатія, то на этотъ разъ она вышла довольно удачной: и запрещеніе снято, и единенія не состоялось.

Но вотъ 6/19 ноября 1935 г., отъ имени Архіереевъ Сѵнода и м. Евлогія появилось необыкновенное совмѣстное посланіе ко всей русской паствѣ въ разсѣяніи сущей. Оно возвѣщаетъ, что глава Сербской Церкви Патріархъ Варнава, ища путей къ возстановленію русскаго церковнаго единства заграницей, пригласилъ четырехъ іерарховъ главныхъ областей на совѣщаніе, которое и рѣшило создать четыре митрополичьихъ округа, «прочно обѣединенныхъ въ общемъ центрѣ — Соборѣ Заграничныхъ Русскихъ іерарховъ и его исполнительномъ органѣ Св. Сѵнодѣ». «Взыщите мира и пожените его» (Псал. 33, 15), — провозглашаютъ іерархи ко всеобщей радости.

На первомъ совѣщаніи м. Евлогій выражаетъ готовность соединиться со всѣми частями Русской Церкви за рубежомъ, если на то послѣдуетъ благословеніе Вселенскаго Патріарха. Сербскій патріархъ предлагаетъ свое посредничество въ этомъ, и м. Евлогій принимаетъ его съ благодарностью. На послѣднемъ засѣданіи м. Евлогій, хотя и не хочетъ самъ просить Вселенскаго Патріарха объ освобожденіи его отъ званія экзарха, но обѣщаетъ явить ему послушаніе и подчиниться. Наконецъ, послѣ совѣщанія, появляется въ печати (Ц. В. февр. 1936 г.) письмо его къ Вселенскому Патріарху съ просьбой не отпускать его изъ своей юрисдикціи. Снова на епархіальномъ собраніи уже ярко выраженному стремленію паствы къ церковному единству были противопоставлены доклады Епархіальнаго Совѣта и выступленіе самого м. Евлогія, который полностью отрекается отъ работы по возстановленію мира и единства, въ которой самъ же принималъ участіе.

Второе подчиненіе Москвѣ. — Осенью 1944 г. м. Евлогій, черезъ совѣтскаго посла въ Парижѣ, вступилъ въ переписку съ Московскимъ Патріархомъ и заявилъ о своей готовности немедленно возсоединиться. О своемъ начинаніи митр. не освѣдомилъ никого изъ епархіальнаго управленія, желая поставить всѣхъ предъ совершившимся фактомъ. Уже послѣ сдѣланныхъ шаговъ на собраніи духовенства и на заявленные протесты онъ отвѣтилъ, что таково его рѣшеніе какъ митрополита. Въ ожиданіи пріѣзда въ Парижъ московской делегаціи м. Николая онъ даетъ печати интервью, въ которомъ говоритъ, что онъ былъ противъ Вѣнскаго совѣщанія карловацкихъ архіереевъ. Съ избраніемъ патр. Алексія онъ издалъ указъ по приходамъ о поминовеніи его на ли/с. 149/тургіи, какъ законнаго главу Церкви. Вопросъ объ отношеніяхъ съ Вселенскимъ Патріархомъ — «вопросъ многочисленной моей паствы: собственное сердце мое открыто, безъ лукавства, вотъ оно — помыслы мои на родинѣ, съ тѣхъ поръ какъ я узналъ, что Церковь на родной землѣ возстановлена и свободна». (Р. Нов. № 14. 19 авг. 1945 г.).

29 авг. состоялось информаціонное собраніе духовенства съ докладомъ м. Николая. Несмотря на смѣлыя возраженія виднѣйшихъ членовъ собранія противъ подчиненія Москвѣ, м. Евлогій диктаторски прервалъ пренія и рѣшительно объявилъ о подчиненіи. 30 авг. онъ послалъ телеграмму Патріарху Константинопольскому, прося благословенія на возвращеніе его епархіи въ Русскую Церковь. На просьбу отвѣтить немедленно телеграфомъ отвѣта не послѣдовало. М. Николай завѣрилъ, что Вселенскій престолъ, въ переговорахъ съ Москвой, уже якобы далъ на это согласіе, и 2 сентября литургія торжественно запечатлѣла единеніе.

11 сент. Московской Патріархіей данъ указъ о возсоединеніи Западно-Европейской епархіи и образованіи изъ нея Московскаго экзархата.

Хотя м. Евлогій ушелъ изъ юрисдикціи Константинополя, не получивъ на это согласія, но посколько Вселенскій Престолъ своего согласія на уходъ его еще не далъ, м. Евлогій остался одновременно и его экзархомъ, и въ соотвѣтствіи съ этимъ 2 окт. (№ 477) издалъ циркулярное сообщеніе о включеніи экзархата въ Московскую юрисдикцію и распоряженіе продолжать поминать его за богослуженіемъ экзархомъ Патріарха Вселенскаго. Это «сложное» положеніе должно было продолжаться до полученія каноническаго отпуска отъ послѣдняго, которому м. Евлогій направилъ того же числа докладъ, съ соотвѣтствующей просьбой. Это двусмысленное пребываніе одновременно въ двухъ юрисдикціяхъ среди церковной смуты и споровъ продолжалось почти годъ.

Рано утромъ, 8 авг. 1945 г. м. Евлогій скончался. 9 авг. Московская Патріархія извѣстила Патріарха Вселенскаго телеграммой, что она «опредѣлила считать временную юрисдикцію Святѣйшаго Вселенскаго Престола надъ Западно-Европейскими русскими приходами прекратившейся». 12 авг. спеціально на похороны прибывшій московскій делегатъ м. Григорій, отпѣваетъ усопшаго въ сослуженіи всѣхъ прочихъ іерарховъ, вошедшихъ теперь въ московскую юрисдикцію.

Согласно письменному завѣщанію почившаго, въ управленіе экзархатомъ вступилъ викарный архіеп. Владиміръ, но 14 авг. м. Григорій вручилъ ему указъ Москвы, что на мѣсто почившаго назначает/с. 150/ся экзархомъ м. Серафимъ Лукьяновъ. Ссылаясь на ожиданіе рѣшеній Вселенскаго Патріарха, арх. Владиміръ принялъ этотъ указъ къ свѣдѣнію, но не къ исполненію. Патр. Алексій призвалъ арх. Владиміра къ повиновенію телеграммой и паству посланіемъ, но безуспѣшно. Большинство оказалось противъ подчиненія Москвѣ.

Второе подчиненіе Константинополю. — 16 окт. состоялось епархіальное собраніе, которое постановило «не принимать къ исполненію указа Московской Патріархіи, неканонически посягающаго на упраздненіе надъ нами власти Вселенскаго Патріарха». Такимъ образомъ, всѣ дѣйствія м. Евлогія объявляются, «какъ не бывшія», какъ будто не отъ него исходила иниціатива этихъ «неканоническихъ посягательствъ». А за это время были и такія, съ разрѣшенія Патріархіи дѣйствія (24 февр. 1946 г.), какъ хиротонія архим. Никона Греве во епископа Сергіевскаго по имени подмосковнаго Сергіевскаго посада. Это было дѣйствительное подчиненіе Московской Патріархіи и пребываніе въ ея юрисдикціи.

Впрочемъ, важно то, что епархіальное собраніе, не пойдя за своимъ вождемъ, въ деликатной формѣ наконецъ полностью, хотя и посмертно, его осудило, и открыто судитъ тѣхъ, кому пришлось похоронить его. Митрополиты Сергій и Евлогій, черезъ 15 лѣтъ послѣ разрыва, снова соединились. Богъ да будетъ имъ, какъ и всѣмъ, Судья Милостивый, но на землѣ пути ихъ были неправы. Они не могутъ сказать своимъ паствамъ, вмѣстѣ съ апостоломъ: «слово наше къ вамъ не было то да, то нѣтъ». Слово ихъ было то «да, да», то «нѣтъ, нѣтъ». Только учитель и старецъ ихъ м. Антоній предсталъ предъ Богомъ въ прямотѣ и чистотѣ своего служенія правдѣ Божіей.

Епархіальное собраніе выразило немалыя симпатіи Предсѣдателю Архіерейскаго Сѵнода, м. Анастасію, и выразило свое «искреннее желаніе пребывать въ молитвенномъ литургическомъ общеніи и братскомъ сотрудничествѣ съ Россійскою Церковью и всѣми русскими церковными образованіями, находящимися нынѣ внѣ ея предѣловъ».

Резолюція собранія ничего не говоритъ уже о возможномъ будущемъ возвращеніи въ Русскую Церковь, о продолженіи пребыванія въ ея составѣ, но говоритъ о какомъ то равномъ братскомъ общеніи и сотрудничествѣ съ нею. Если экзархатъ порываетъ съ Московской Патріархіей, то о какомъ сотрудничествѣ съ Россійской Церковью онъ говоритъ? Если же онъ по существу ничего не имѣетъ противъ нея и готовъ сотрудничать съ нею именно на братскихъ основаніяхъ, то это совсѣмъ плохо. Запутавшись два раза въ общеніи съ этой Патріархіей, они потеряли критерій истины и пользы Русской Церкви и завѣдомо оторвались отъ ея подлинныхъ интересовъ и той канонической /с. 151/ и евангельской правды, за которую въ Россіи боролись и борятся исповѣдники.

Пожалуй это самое грустное, что можно сказать о западно-европейской епархіи послѣ многолѣтняго ея воспитанія подъ руководствомъ м. Евлогія, то въ общеніи съ Московской Патріархіей, то въ «тихой пристани» Вселенскаго Патріарха, въ которой легко можно, да и должно было отказаться отъ всякой отвѣтственной борьбы за Русскую Церковь и успокоиваться «свободой и миромъ», какъ говорятъ объ этомъ резолюціи, когда родная Церковь страдаетъ. Эти пути и зигзаги принесли свои печальные духовные плоды.

Однако, мысль не о сыновнемъ, а о братскомъ общеніи и сотрудничествѣ съ Россійской Церковью русскаго экзархата въ Европѣ (это братство скорѣе бы подходило только къ «русскимъ церковнымъ образованіямъ» заграницей) до крайности серьезна, и составители резолюціи знали, что писали, если не все въ ней понимали принимавшіе ее.

Епархіальное собраніе проситъ представить его «ходатайство о томъ, чтобы посколько на территоріи Западной Европы не существуетъ Помѣстной Православной Церкви, сохранить нашъ экзархатъ на прежнихъ основаніяхъ въ качествѣ автономнаго Русскаго экзархата въ лонѣ Вселенской Патріархіи, согласно съ грамотами патріарховъ Фотія и Веніамина» (5).

Еще 29  авг. 1945 г. на собраніи духовенства и мірянъ представитель епархіальнаго управленія м. Евлогія развивалъ ту теорію, что русскіе іерархи, оказавшись на территоріи другихъ Помѣстныхъ церквей, должны были имъ подчиниться со своими паствами, но и Западная Европа также не нейтральное мѣсто. Она была подъ властью Римскаго Папы, а послѣ отпаденія послѣдняго отъ Православной Вселенской Церкви, его власть естественно перешла къ Патріарху новаго Рима — Константинополю. Вотъ почему ему надо подчиняться. М. Евлогій, какъ утверждалъ докладчикъ, уходя въ 1930 г. «изъ Москвы въ Константинополь», только возстанавливалъ нормальный каноническій порядокъ. (Вѣстн. Цер. ж. № 4. 1945 г.).

Теперь спросимъ на основаніи этого: временно ли Западно-Европейскій Экзархатъ будетъ подчиняться Константинопольскому Патріарху, или навсегда? Конечно, права послѣдняго на Западную Европу постоянныя, ибо она есть уже территорія Вселенскаго Патріарха, хотя бы по странному преемству отъ Римскаго Папы. Докладчикъ подкрѣплялъ свои мысли ссылкой еще на то, что колоніи грековъ, убѣгая отъ турокъ, поселялись въ Россіи и подчинялись Сѵноду. И нынѣшняя Московская Патріархія, признавая автокефалію Грузинской Церкви, передаетъ ей русскіе приходы, съ просьбой оставить имъ языкъ и обычаи. Итакъ дѣло идетъ о подчиненіи навсегда.

/с. 152/ Конечно, наша миссія въ Іерусалимѣ, и наши храмы во всѣхъ странахъ Западной Европы и въ другихъ концахъ свѣта строились совсѣмъ на другихъ основаніяхъ и потому такъ упорно архіереи заграницей защищали ихъ отъ притязаній Константинополя, пока м. Евлогій не «возстановилъ правильный каноническій порядокъ». Но все же и ради такого порядка надо, чтобы та или другая Московская Патріархія признала права Константинополя на свою западно-европейскую епархію и передала ему русскіе приходы оффиціально, если пока не надо просить оставить имъ русскій языкъ и обычаи. Если колоніи грековъ поселялись нѣкогда въ Россіи навсегда, то они мало имѣли правъ просить автономію. Но если временно, какъ и вся русская эмиграція, попавшая на территорію Помѣстныхъ Церквей, то по смыслу каноническихъ правилъ, усмотрѣнному и Сербской Церковью, въ которой поселились русскіе іерархи, они имѣли право на церковную самоорганизацію и самоуправленіе.

6 марта 1947 г. Вселенскій престолъ опредѣлилъ, чтобы русскій экзархатъ въ Западной Европѣ «сохранялъ свою непосредственную отъ него зависимость» и уже ни однимъ словомъ не напоминаетъ о временности этого положенія, какъ не упоминало ранѣе бывшее епархіальное собраніе и вопреки тому, что было въ актахъ обѣихъ сторонъ въ 1931 г. Посланіе по этому поводу архіеп. Владиміра (Церк. Вѣстн. № 6, 1947 г.) только отмѣчаетъ, что «опасность была велика» и что защита, какъ и въ 1931 году пришла опять отъ Вселенскаго Престола и невольно заставляетъ вспомнить, — а кто же эту опасность оба раза накликалъ, какъ не самъ бывшій путевождь епархіи. Во всѣхъ этихъ актахъ слово «временно» отсутствуетъ, потому что Вселенскій Патріархатъ, принимая вновь своевольную епархію, конечно, хотѣлъ имѣть ее на болѣе твердыхъ условіяхъ чѣмъ прежде. Этимъ условіемъ можетъ быть только переходъ во Вселенскую Патріархію навсегда.

Вотъ почему Западно-Европейская епархія Русской Церкви вдругъ нынѣ осмѣлилась говорить о братскихъ отношеніяхъ съ Россійской Церковью, какъ будто бы уже не Россійская, не ея родная часть.

Какое гражданское и церковное юридическое значеніе имѣетъ резолюція епархіальнаго собранія отъ 17 октября 1946 г., состоявшаго изъ 3 архіереевъ, 61 іереевъ и 53 мірянъ съ его безоговорочнымъ переходомъ въ лоно Вселенской Патріархіи, мы точно не знаѣмъ. Но возможно, что Патріархія въ этой резолюціи получила опредѣленныя права, за которыя можетъ въ будущемъ споритъ и бороться. Она не можетъ позволить больше съ собой шутить.

Сознаютъ ли русскіе приходы западно-европейской русской епархіи значеніе и смыслъ такихъ рѣшеній? Удовлетворены ли они руководствомъ, уводящимъ ихъ въ «тихую пристань» чужой Патріархіи /с. 153/ отъ Русской Церкви, отъ пониманія ея истинныхъ задачъ и положенія? Желаютъ ли они своего полнаго отторженія отъ Россійской Церкви? Для чего имъ нужно чужое покровительство, и по методамъ и по сути совершенно неканоническое? Не видятъ ли они, что, много путавшій и заведшій ихъ куда ненужно, м. Евлогій безусловно искрененъ былъ, по крайней мѣрѣ въ своемъ мечтательномъ влеченіи къ своей Матери Русской Церкви и въ утвержденіи временности своего заграничнаго положенія, а епархіальное управленіе послѣдняго собранія почему-то умолчало о важнѣйшемъ пунктѣ ихъ бытія и уже поставило ихъ въ братскія отношенія къ Россійской Церкви? То ли все это, что имъ нужно?

«Мы не ищемъ борьбы, — говоритъ архіеп. Владиміръ, нынѣ митрополитъ; утверждаясь на незыблемомъ основаніи, мы можемъ отъ нея уклониться» (Ц. В. № 6). Да, скажемъ мы, утверждаясь на чужомъ основаніи, по лойяльности къ Цареградской Патріархіи, вы измѣнили своему долгу въ отношеніи Русской Церкви, не чувствуете ея враговъ и опасностей, давно уже не знаете той ея внутренней правды, за которую она борется у себя противъ своего ложнаго возглавленія, съ которымъ вы готовы и сегодня братски сотрудничать, потому что въ такой позиціи можетъ стоять ваше нерусское возглавленіе. Вы забѣжали въ чужой дворъ и укрылись отъ противника, потерпѣвъ отъ него нѣсколько пораженій, потому что впали въ расколъ со своими родными братьями, незыблемо оставшимися на своихъ позиціяхъ. Вы потеряли свои русскія церковныя задачи и свою каноническую правду, и собственная каноничность іерархіи Вселенской Патріархіи нисколько не поправляетъ вашего неканоническаго положенія въ ней. Вы сами исповѣдуете, что вы уклоняетесь отъ борьбы, а это означаетъ, что вы подлинно духовно оторвались отъ Русской Церкви и стали чуждыми ея интересамъ, ибо она все еще пребываетъ въ тяжкой борьбѣ и ждетъ торжества правды и нашей помощи и поддержки. Русскіе заграницей не могутъ уклоняться отъ этой борьбы. Это — измѣна.

Мы не можемъ допустить, чтобы вся епархія имѣла теперь только «великое почитаніе и преданность Матери Церкви» Константинопольской (Ц. В. № 8) взамѣнъ Матери Церкви Русской, которая стала для нея вдругъ не Мать, а Сестра. Кому это нужно? Вѣроятно только тѣмъ, кто ведетъ епархію, но не самой епархіи.

М. Евлогій, въ своемъ управленіи опирался на членовъ своего оффиціальнаго епархіальнаго управленія, лекторовъ богословскаго Института и руководителей студенческихъ кружковъ, изъ той же среды. Кромѣ того, была у него группа сановныхъ, денежныхъ или нищихъ интеллигентовъ, изъ которыхъ большинство лѣтъ 40-50 жили безъ Бога /с. 154/ и потомъ, не безъ вліянія, взялись заграницей руководить церковными дѣлами. При большой снисходительности къ церковному невѣжеству послѣднихъ и въ позиціи борьбы съ другими духовными лицами, лицо въ священномъ санѣ можетъ имъ понравиться и прослыть человѣкомъ высокой общей культуры, что для нихъ превыше всего. Людей церковно построже они заклеймятъ всѣмъ своимъ ругательнымъ лексикономъ. «Будь хоть семь пядей во лбу» прослывешь мракобѣсомъ, черносотенцемъ, ретроградомъ... И какое имъ дѣло до того, кто такой въ Церкви, напр. м. Антоній, этотъ великій богословъ и церковный писатель, администраторъ, широчайшаго ума и сердца человѣкъ и мудрецъ, воспитатель поколѣній, самъ — школа монашескихъ обѣтовъ, нестяжанія, цѣломудрія, послушанія, поста и молитвы. Слава будетъ принадлежать людямъ «высокой культуры», и м. Евлогій занялъ, къ сожалѣнію, выгодную позицію въ этой средѣ.

Открывая Богословскій Институтъ въ Парижѣ, м. Евлогій просилъ Архіерейскій Сѵнодъ утвердить его бытіе. Сѵнодъ потребовалъ для этого того же, что потомъ и отъ Харбинскаго Богословскаго факультета — исполненія правилъ Россійскихъ Духовныхъ Академій и Семинарій: устава, учебныхъ плановъ, состава преподавателей, ученые труды которыхъ должны быть разсмотрѣны, свѣдѣнія о матеріальномъ положеніи и источникахъ ихъ отысканія. Но ничего этого не было представлено, и Институтъ сталъ существоватъ явочнымъ порядкомъ по общей системѣ епархіальнаго управленія, будучи однимъ изъ пунктовъ непослушанія. Конечно, можно съ удовлетвореніемъ сказать, что въ настоящее время нѣкоторые профессора Института на требованія относительно ихъ нисколько бы не обидѣлись и не испугались. Не то было въ прошломъ.

Было время, когда м. Евлогію пришлось защищать отъ Сѵнода, подъ видомъ свободы богословскихъ мнѣній подлинную ересь софіанства. Прот. С. Булгаковъ, по присягѣ священства обязанный хранить догматы Церкви неповрежденно, въ угоду научно-философскимъ теоріямъ, сталъ учить о вѣчности матеріи, объявивъ, что она отъ вѣчности сотворена. Казалось бы что, если она сотворена, то она не вѣчна, а если вѣчна, то не сотворена и равна по бытію Богу. Не лучше ли было бы сказать, что она имѣетъ начало, но, какъ твореніе Божіе, можетъ быть безконечной и неуничтожаемой, какъ, напримѣръ, душа. Богъ одинъ вѣченъ и достаточенъ для возникновенія міра. Но философъ сдѣлалъ вещи совѣчными Богу и въ этомъ равными Сыну и Духу Святому, хотя и различными по происхожденію, какъ именно сотворенныя, а не рожденныя и не исходящія отъ природы Божіей. И далѣе принужденъ былъ, склоняясь къ пантеизму, ввести ихъ въ Божество и назвать ихъ безличной природой Божіей — Софіей, четвертой /с. 155/ ѵпостасью, представительницей всего творенія. Но эта остроумная система искажаетъ православное ученіе о Богѣ и Боговоплощеніи. Природа Божія есть абсолютный по безвещности Духъ, и какъ Разумный Духъ по существу не безлична, а принадлежитъ Тремъ Самосознаніямъ — Лицамъ. Къ ней именно во времени была присоединена, воплощеніемъ Сына Божія также сотворенная во времени уже безличная природа міра, его вещь. Вѣчная же идея вещи или творенія міра есть подлинная духовная, а не вещественная реальность свободы Божіей, которая только допускала бытіе другой воли, кромѣ Своей. И вѣчно эта идея пребывала въ Словѣ, Сынѣ Божіемъ, черезъ Котораго и міръ началъ свое время и принялъ явленіе Его. А потому и нѣтъ отъ вѣка другой Премудрости Божіей — Софіи, Представителя, Ходатая твари и отвѣтной отъ нея Любви, кромѣ Него, Второй Ѵпостаси Пресвятой Троицы.

Въ новой ереси софіанства мы видимъ древнюю языческую манеру гностиковъ, старающихся приспособить христіанство къ мѣняющимся теоріямъ міра, а не наоборотъ. И хотя ересь никакъ не можетъ служить къ славѣ Богословской учебной школы и есть признакъ безнадзорности ея бытія, но м. Евлогій, не выполняя архіерейскаго долга хранителя чистоты вѣры, взялся защищать еретическую свободу мысли противъ справедливаго осужденія Архіерейскаго Собора и тѣмъ, конечно, еще больше заслужилъ себѣ славу и симпатіи отъ этихъ безнадзорныхъ круговъ [1]. Отъ него зависѣло сохранить миръ здѣсь или найти еще себѣ одну базу для борьбы съ собратьями, которые совсѣмъ не стѣснили православной свободы Харбинской Богословской школы, и она, процвѣтала и количествомъ духовныхъ воспитанниковъ и качествомъ обученія.

Такимъ образомъ, для руководства епархіей и епархіальными собраніями есть одна-двѣ группы, которыя не ищутъ рѣшеній въ собраніяхъ, а предлагаютъ ихъ готовыми. Конечно, если таковыя рѣшенія совпадаютъ съ общей волей, онѣ помогаютъ ей, а если не совпадаютъ, то онѣ ее насилуютъ.

Американская Автономія.

Самое важное, чтобы торжествовала истина, кто бы ее ни сказалъ, общее собраніе, или его руководство, ибо бываютъ случаи, /с. 156/ когда и руководство бываетъ безсильнымъ предъ общимъ собраніемъ, попавшимъ подъ чужія вліянія и даже антицерковную агитацію, и можетъ попирать высшія права епископовъ и самую истину.

Но если Вселенскимъ Соборомъ является такой, который православно выразилъ ученіе Церкви, истину, имѣющую вселенское значеніе, то онъ для насъ законъ, и если не православно, то онъ для нас не законъ, и ему можно сопротивляться и съ нимъ можно бороться, то что можно сказать о Помѣстномъ Соборѣ и тѣмъ болѣе о епархіальномъ собраніи или соборѣ митрополичьяго округа, напримѣръ въ Америкѣ въ 1946 г... Долгъ ложится на каждаго православнаго христіанина не подчиняться такому собранію и бороться съ нимъ.

Но объ американской автономіи начнемъ сначала.

Американская епархія Россійской Церкви уже пережила съ 1920 г., съ момента порыва непосредственной связи съ Россіей, три періода.

Съ 1920 г. по 1926-й въ союзѣ съ Архіерейскимъ Заграничнымъ Сѵнодомъ.

Съ 1926 г. по 1935-й — самостоятельно и независимо отъ кого-либо.

Съ 1935 г. по 1946-й снова въ союзѣ съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ.

Съ 29-го ноября 1946 г., послѣ Кливландскаго Собора, снова независимо или подъ условнымъ духовнымъ возглавленіемъ Московской Патріархіи.

Сейчасъ занята четвертая позиція, но нельзя сказать чтобы, пребывая хотя въ одной изъ нихъ, епархія была вѣрна тому направленію, которое избирала. Существенно для епархіи, или вѣрнѣе для ея руководства, желаніе автономіи-автокефаліи, но какъ ее осуществить, кѣмъ она можетъ быть признана, какъ жить безъ высшей инстанціи, вотъ вопросы, которые остаются еще неразрѣшенными, и ни одинъ вѣрный шагъ къ такой автономіи еще не сдѣланъ.

Въ союзѣ съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ. — Первый руководитель сложной американской церковной политики, м. Платонъ, выбылъ изъ Россіи и покинулъ тамъ свою каѳедру при тяжеломъ, необыкновенно характерномъ для него событіи.

Въ концѣ гражданской войны, утромъ 24-го января 1920 г., когда большевики, ворвавшись въ Одессу, бросились въ архіерейскій домъ, то тамъ не нашли м. Платона, который въ этотъ же моментъ успѣлъ укрыться въ стоявшемъ въ морскомъ заливѣ иностранномъ крейсерѣ. Утромъ на другой день огромная толпа несчастнаго плачущаго народа собралась около кафедральнаго собора, гдѣ только на дняхъ воодушевленный авторитетный проповѣдникъ, произнося громонос/с. 157/ныя рѣчи противъ большевиковъ, организовалъ священный отрядъ для спасенія родины и предлагалъ записываться въ особый списокъ. До тысячи человѣкъ молодежи, отъ 18 до 26 лѣтъ, и было разстрѣляно въ эту ночь по этому списку. Безответственный организаторъ самъ не зналъ, что дѣлалъ.

Прибывъ къ Высшему Церковному Управленію на Югѣ Россіи, м. Платонъ получилъ отъ него командировку въ Сѣв. Америку, для приведенія въ порядокъ дѣлъ американской Епархіи. Кто могъ думать о разслѣдованіи его поведенія въ это время. До 1919 г. всѣ правящіе епископы назначались въ Америку Россійскимъ Святѣйшимъ Сѵнодомъ. Въ этомъ году, на основаніи постановленія Всероссійскаго Собора епархія выбрала для себя архіерея Александра Немоловскаго.

3 мая 1922 г. находившійся въ Москвѣ американецъ, г. Колтонъ, передалъ Патріарху Тихону полученную имъ изъ Америки просьбу о назначеніи м. Платона правящимъ епархіей, на что Патріархъ отвѣтилъ, что онъ даетъ свою рекомендацію, которую пусть онъ сообщитъ «Собору бѣженцевъ епископовъ заграницей, которые управляютъ заграничными дѣлами Церкви». Бывшій при этомъ переводчикомъ между американцемъ и Патріархомъ прот. Ѳеодоръ Пашковскій, прибывъ заграницу, подалъ рапортъ Архіер. Сѵноду объ этомъ отъ 1-го іюля 1922 г.

Такъ какъ (3 іюля 1922 г.) арх. Александръ попросилъ м. Платона принять на себя временно управленіе епархіей, то 23 авг. / 5 сент. 1922 г. Архіерейскій Сѵнодъ (въ это время Высш. Церковн. Управленіе уже закрылось) назначилъ м. Платона временно управляющимъ С.-Американской епархіей. Черезъ годъ, 29 сент. 1923 г. Патріархъ Тихонъ издалъ указъ о назначеніи м. Платона, ссылаясь на свое опредѣленіе еще въ 1922 г. Далѣе, уже въ силу нѣкоторыхъ своихъ компромиссовъ съ большевиками, Патріархъ, постановленіемъ отъ 16 янв. 1924 г., уволилъ м. Платона отъ управленія епархіей и даже вызвалъ его въ Москву для суда надъ нимъ.

По случаю такого указа былъ созванъ Соборъ изъ духовенства и мірянъ, который и состоялся 2-го апрѣля 1924 г. въ Детройтѣ. Мѣрами противъ дѣйствій Москвы были: во-первыхъ, избраніе м. Платона главой американской Церкви, причемъ оставленіе имъ епархіи было признано равносильнымъ гибели ея; во-вторыхъ, введеніе автокефаліи американской Церкви въ такой формулировкѣ: «временно объявить Русскую Православную Епархію самоуправляющейся Церковью съ тѣмъ чтобъ она управлялась своимъ избраннымъ Архіереемъ, при посредствѣ собора епископовъ, совѣта, составленнаго изъ выборныхъ мірянъ и періодическихъ соборовъ всей американской Церкви»; въ-третьихъ, назначеніе м. Платона главнымъ тростистомъ надъ имуществомъ всѣхъ церквей, который вводится въ число владѣльцевъ имуществомъ каждаго прихода.

/с. 158/ На этомъ соборѣ отъ 300 приходовъ было всего 110 священниковъ и 37 мірянъ. Одни міряне передали свои полномочія священникамъ, другіе не сочувствовали собору вообще, третьи не сознавали важности и значенія предложенныхъ мѣръ и съ безразличіемъ принимали предложенныя мѣропріятія.

О постановленіи Детройтскаго съѣзда, провозгласившаго Русскую православную Церковь въ Америкѣ самоуправляющимся національнымъ американскимъ религіознымъ самодовлѣющимъ организмомъ, м. Платонъ довелъ до свѣдѣнія Президента Америки (Прав. дѣло № 88. 1924 г.). Такъ явочнымъ порядкомъ была сдѣлана попытка оторвать американскую епархію отъ Русской Церкви.

Предсѣдательствовалъ на «соборѣ»-съѣздѣ священникъ. Только что прибывшій прямо съ дороги на соборъ и на епархію назначенный Архіерейскимъ Сѵнодомъ, архіеп. Апполинарій, не могъ разобраться въ происходящемъ и не принялъ никакого участія въ его преніяхъ и голосованіяхъ.

Въ октябрѣ 1924 г. м. Платонъ участвуетъ на Архіерейскомъ Соборѣ въ Сремскихъ Карловцахъ, и спеціальное посланіе къ Американской паствѣ отъ имени всего собора говоритъ о борьбѣ съ разными раскольниками и поддерживаетъ права м. Платона.

На Архіерейскомъ Соборѣ 12-16 іюня 1926 г., изъ котораго вышелъ м. Евлогій, м. Платонъ сдѣлалъ подробный словесный докладъ о состояніи Церкви въ Америкѣ и утверждалъ, что онъ никогда не проводилъ и не проводитъ автокефалію Русской Церкви въ Америкѣ и является рѣшительнымъ врагомъ автокефаліи своей епархіи, а если допустилъ Детройтскій съѣздъ и утвердилъ его постановленія о таковой, то какъ выходъ для автокефальныхъ настроеній, угрожающихъ цѣлости и спокойствію епархіи. Свидѣтельствуя свою преданность Заграничному Собору, онъ просилъ дать ему, за собственноручной подписью всѣхъ членовъ Собора, заготовленную его адвокатомъ грамоту ко всѣмъ Патріархамъ и къ Русской Церкви въ Америкѣ, въ коей подтверждаются его права и полномочія на управленіе Православной Церковью въ Америкѣ, каковая ему необходима для суда съ живоцерковникомъ о церковномъ имуществѣ.

Послѣ этого доклада, ему предложили подписать протоколъ съ этимъ личнымъ его докладомъ, но м. Платонъ отказался это сдѣлать, заявивъ, что подписаніе имъ сего протокола свидѣтельствовало бы о томъ, что онъ якобы не признаетъ власти патріаршаго мѣстоблюстителя въ Россіи. Однако, въ это время, до 1927 г. и Архіерейскій Сѵнодъ признавалъ м. Петра и м. Сергія.

Если онъ сказалъ правду, то долженъ былъ подписать и удостовѣрить истину всего сообщеннаго имъ Собору. Но если онъ не подписалъ, /с. 159/ то видимо сказалъ неправду. Если же вслѣдъ за этимъ оставилъ соборныя засѣданія, то видимо только потому, что уличенъ въ неправдѣ.

Ясно было, что на Детройтскомъ Соборѣ духовенство и міряне ничего не добивались, а самъ м. Платонъ желалъ быть главою американской Церкви съ неограниченными правами, быть и главнымъ владѣльцемъ церковнаго имущества. Напрасныя обвиненія духовенства и мірянъ. Отъ Архіерейскаго Собора же онъ искалъ чрезвычайныхъ полномочій и признаній и, объявляя себя рѣшительнымъ врагомъ автокефаліи, самъ ея добивался полученіемъ новаго документа къ главамъ всѣхъ церквей.

Соборъ призналъ несомнѣннымъ, что м. Платонъ, вопреки своимъ заявленіямъ, стремится къ организаціи автокефальнаго управленія для С.-Американской Церкви и постановилъ просимой имъ грамоты въ указанной редакціи не давать и членомъ Архіерейскаго Сѵнода его не считать, пока онъ не отвергнетъ постановленія Детройтскаго Собора и не подчинится Заграничному Собору и Сѵноду. (Проток. № 11, 18 іюня 1926 г.). По дѣлу же о судебномъ дѣлѣ м. Платонъ обратился къ американскимъ высшимъ властямъ.

Такъ, митрополиты Евлогій и Платонъ вошли въ тѣсное соглашеніе между собою и одновременно въ іюнѣ 1926 г. оба демонстративно оставили Архіерейскій Соборъ, пренебрегая единствомъ съ братіей и во имя расширенія своихъ единоличныхъ правъ и независимости, при томъ явно преднамѣренно, по самымъ ничтожнымъ поводамъ: одинъ, по порядку программы Собора, другой, не желая подписать протокола его же словеснаго доклада, который не могъ даже обвинить въ неточности. Они явились на Соборъ уже съ обдуманнымъ планомъ сорвать его засѣданіе, найдя время для себя благопріятнымъ.

Такъ или иначе, м. Платонъ являлся до 1926 г. членомъ Архіерейскаго Сѵнода и печатно и устно призывалъ свою паству подчиняться Архіерейскому Собору (Р. Ам. Пр. В. № 6, 1924 г. Посл. авг. 1925 г.), подобно тому какъ и м. Евлогій (6 іюля 1924 г. № 903). На судѣ съ арх. Адамомъ, м. Платонъ доказывалъ свои права указами Сѵнода. Но еще на Соборѣ 1923 г. было замѣчено, что м. Платонъ признаетъ Архіерейскій Сѵнодъ, когда ему выгодно.

Бросается въ глаза единство методовъ и цѣлей двухъ митрополитовъ: м. Платонъ тоже ходатайствуетъ о своихъ правахъ въ Москвѣ окольными путями, при той же обстановкѣ, что Патріархъ обращается къ епископамъ бѣженцамъ, управляющихъ Заграничною Церковью. Та же цѣль единоличнаго управленія, съ отрицаніемъ братскаго союза епископовъ и сверженія съ себя всякаго контроля. Все тѣ же епархіальныя собранія, за которыя, какъ за высшую инстанцію, прячет/с. 160/ся глава епархіи и которымъ охотно подчиняется, самъ организуя ихъ волю.

Самостоятельное существованіе. — На рѣшенія Архіерейскаго Собора послѣдовало (10 сент. 1926 г.) отвѣтное посланіе епископовъ С.-Американской епархіи, съ такими оскорбленіями по адресу его, въ такихъ грубыхъ, дерзкихъ, и не соотвѣтствующихъ сану писавшихъ, выраженіяхъ, что м. Платонъ счелъ нужнымъ прислать извиненіе (27 декабря 1926 г.) и отказался отъ него, прося его возвратить.

1 февраля 1927 г. м. Платонъ вызвалъ архіеп. Аполлинарія и потребовалъ неподчиненія Арх. Собору, самолично, безъ суда и слѣдствія, уволилъ арх. Аполлинарія отъ должности и запретилъ въ священнослуженіи. Впослѣдствіи, ссылкой на 2 февр. было указано совѣщаніе епископовъ по этому поводу. 18/31 марта 1927 г. Архіер. Сѵнодъ объявилъ это рѣшеніе неканоническимъ и недѣйствительнымъ, отрѣшилъ м. Платона отъ должности и запретилъ его въ священнослуженіи, назначивъ временно управляющимъ епархіей арх. Аполлинарія.

2-го февраля 1927 г. м. Платонъ собралъ «Священный Сѵнодъ» епископовъ, Предсѣдателемъ его назначилъ сиро-араба Евѳимія, еп. Бруклинскаго, которому предложено было составить конституцію «Святой Восточной Православной Каѳолической и Апостольской Церкви въ Сѣверной Америкѣ». Черезъ 6 мѣсяцевъ, 14 сент., созванный Соборъ епископовъ ее одобрилъ и принялъ въ составѣ м. Платона и пяти епископовъ: Евѳимія, Ѳеофила, Амфилохія, Арсенія и Алексія. Затѣмъ она утверждена была гражданскимъ путемъ по законамъ штата Массачузета и 1 декаб. объявлена.

19 дек. 1927 г. отъ имени «Святѣйшаго Сѵнода Американской Православной Каѳолической Церкви» разослано было всѣмъ главамъ Помѣстныхъ церквей увѣдомленіе объ основаніи въ Америкѣ новаго и юнѣйшаго члена семьи Православной Каѳолической церкви, — независимой, автономной и автокефальной Американской Церкви.

Учредители этой автокефаліи рѣшили объединить всѣ національныя православныя группы въ Америкѣ и организовать ихъ подъ своимъ главенствомъ. Чтобы легче и скорѣе достигнуть этого, новая Американская Церковь, съ одной стороны, лишаетъ національныхъ названій всѣхъ объединяемыхъ ею православныхъ церквей, а съ другой стороны, вводитъ въ богослуженіе англійскій языкъ, какъ могучее средство для такого объединенія. Для безпристрастія и доказательства интернаціональнаго характера новой церкви, Церковь дѣлается «чисто Православной», не русской. Послѣдній признакъ отпадаетъ.

/с. 161/ Декларація объ этомъ гласитъ слѣдующее: «Принимая во вниманіе, что Русская Церковь теперь неспособна нести отвѣтственность за Православіе въ Америкѣ и должнымъ образомъ проявить свой авторитетъ, по причинѣ патріаршаго хаоса въ Россіи, который можетъ продлиться неопредѣленное время... эта отвѣтственность за Православіе и за проявленіе сего авторитета Церкви въ Америкѣ, фактически остается теперь на насъ, какъ каноническихъ русскихъ епископахъ въ Америкѣ... мы повелѣваемъ одному изъ нашихъ членовъ, арх. Евѳимію Бруклинскому позаботиться о благоустройствѣ Американскаго Православія въ собственномъ смыслѣ православнаго каѳолическаго народа, рожденнаго въ Америкѣ и главнымъ образомъ говорящаго по-англійски, или другихъ американскихъ жителей и народовъ, какой бы ни было національности, или лингвистической группы или происхожденія... тѣхъ, которые пожелаютъ сами присоединиться къ автономной независимой Американской Православной Каѳолической Церкви... уполномачиваемъ учредить, организовать, основать, возглавить, вести, контролировать и поддерживать опредѣленную, независимую и автономную вѣтвь Православной Каѳолической Церкви, которая да будетъ извѣстна, законно установлена и общепризнана, какъ святая, восточная, каѳолическая и апостольская Церковь въ Сѣверной Америкѣ».

Первенство и каноническая исключительность русской юрисдикціи и іерархіи признается, но совершенно автономной и независимой въ своей организаціи.

М. Платонъ окончилъ свою затѣю вскорѣ, потому что она встрѣтила осужденіе отъ всѣхъ церквей, а первый предсѣдатель сѵнода автокефалъной американской Церкви, Евѳимій (Офіешъ) архіепископъ Бруклинскій, въ 1933 г. женился и лишился сана.

Чрезъ временное посредство этого епископа, м. Платонъ видимо разсчитывалъ скорѣе добиться признанія автокефаліи у помѣстныхъ церквей, а первымъ патріархомъ могъ бытъ вскорѣ избранъ уже онъ. Проэктъ интернаціональной Церкви плохо прикрывалъ русскую національную сущность ея, потому что ничего въ ней нельзя было предложить на англійскомъ языкѣ, кромѣ всего того же духовнаго достоянія русской церковной культуры. Американская нація не имѣетъ еще своего «американскаго православія», которое выдумали учредители автокефаліи, а православіе принадлежитъ отдѣльнымъ націямъ, находящимся въ Америкѣ и питается у всѣхъ своими родными корнями. Если же дѣйствительно появилось особенное американское православіе, то русскіе американцы сами лучше другихъ знаютъ, можно ли эти особенности кому либо рекомендовать. А русское можно. Отреченіе отъ Русской Церкви совершалось все ради автокефаліи.

/с. 162/ 7 марта 1928 г. м. Платонъ обратился къ м. Сергію съ просьбой удостовѣрить, что высшая церковная власть надъ американской епархіей принадлежитъ именно митрополитамъ Петру, Сергію и Патріаршему Сѵноду. Это нужно для представленія въ судъ по тяжбѣ из-за церковнаго имущества. Давая понять, что Епархія признаетъ эту церковную власть надъ собой, м. Платонъ былъ, конечно, не искрененъ. Но м. Сергій потребовалъ доказательствъ на дѣлѣ и предложилъ м. Платону дать обязательство объ уклоненіи отъ политическихъ выступленій, на что послѣдній отвѣтилъ (27 іюля 1929 г.), что дастъ потомъ, вмѣстѣ со всѣми епископами, и такъ и не далъ.

Посланіемъ 15/28 іюля 1933 г. м. Сергій извѣстилъ Американскую Епархію объ увольненіи м. Платона отъ управленія ею.

Въ отношеніи лойяльности къ Совѣтамъ, вмѣсто прямой и честной позиціи, показано двойственное поведеніе, совершенно безполезное.

7/20 апр. 1934 г. м. Платонъ умеръ. Собравшіеся на его похороны архіереи и духовенство избрали своимъ главою епископа Ѳеофила (прот. Ѳ. Пашковскаго). Далѣе Епархія взяла себѣ право самой высшей инстанціи церковной власти и возвела епископа Ѳеофила въ санъ митрополита всея Америки и Канады.

Въ 1870 г. изъ Аляски Архіерейская каѳедра была перенесена въ Санъ Франциско и именовалась Православной Миссіей. Потомъ Миссія превратилась въ Алеутскую и Сѣверо-Американскую Епархію и съ 1927 г. стала именоваться Американскимъ Митрополичьимъ округомъ. Теперь архіереи избрали себѣ перваго епископа, а соборъ изъ клира и мірянъ подтвердилъ это избраніе и, безъ санкціи высшей церковной власти, Епархія дѣйствовала какъ автокефальная церковь.

Но въ это же время епархія Архіерейскаго Сѵнода въ Америкѣ настолько окрѣпла, что м. Ѳеофилъ понялъ, что его митрополичій округъ не устоитъ самъ по себѣ. (Въ 1935 г. Сѣверо-Американская и Канадская епархіи юрисдикціи Архіерейскаго Собора и Сѵнода имѣли въ своемъ составѣ 68 приходовъ). Къ тому же и архіереи Сѵнода сами искали путей объединенія, желая построить церковную жизнь на единеніи и согласіи, искренно тяготясь тѣми неладами, которые происходили во внутренней жизни Церкви.

31 авг. / 13 сент. 1934 г. Архіерейскій Соборъ снялъ прещенія, наложенныя въ 1927 г. на м. Платона и его викаріевъ съ надеждой, что этотъ актъ любви облегчитъ возвращеніе въ единство Русской Зарубежной Церкви, и м. Ѳеофилъ въ 1935 г. принялъ участіе на Совѣщаніи Патр. Сербскаго Варнавы по выработкѣ «Временнаго Положенія» и призналъ возглавленіе Архіерейскаго Сѵнода надъ Американскимъ Митрополичьимъ округомъ.

/с. 163/ Внѣ этого единенія осталась только Западно-Европейская епархія. М. Евлогій своими телеграммами и письмами принималъ всѣ мѣры къ тому, чтобы м. Ѳеофилъ отказался отъ Временнаго Положенія, какъ и онъ, и не подчинялся Архіерейскому Сѵноду.

Въ этотъ періодъ независимаго существованія Американская епархія проявила необыкновенныя притязанія на власть, подобно тому какъ и Западно-Европейская. Американская также оказалась подъ двумя запрещеніями, хотя и не подчинялась Москвѣ.

Снова въ союзѣ съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ. — Питсбургскій Соборъ Архіереевъ въ маѣ (14-17) 1936 г. оповѣщаетъ, что всѣ американскіе архипастыри входятъ въ Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви заграницей.

5-8 окт. 1937 г. Всеамериканскій Соборъ изъ клира и мірянъ принялъ «Временное положеніе» и основы устроенія Русской Православной Церкви заграницей по патріаршему указу 1920 г., и исповѣдалъ себя частью Русской Помѣстной Церкви. На это отвѣчаетъ Архіерейскій Соборъ 3 янв. 1938 г., привѣтствуетъ и благословляетъ автономію С.-Американскаго Митрополичьяго округа, въ объемѣ установленномъ этимъ «Положеніемъ», и паству за проявленное ими твердое стремленіе къ органическому административному единству всей Русской Православной Церкви заграницей. Однако, разсматривая проэктъ митрополичьяго управленія Соборъ отмѣчаетъ, что имъ «епархіальные архіереи низводятся на положеніе викарныхъ и такимъ образомъ уничтожается основное условіе для существованія Митрополичьяго округа».

Видимо Американскій округъ все время болѣетъ тѣми же недугами что и Западно-Европейскій. Всевластіе митрополита никакъ не можетъ себя ограничить въ пользу своихъ собратій. Соборная форма управленія подчеркнута для нашихъ временъ и условій въ актѣ 7/20 ноября 1920 г., освящена авторитетомъ апостольскимъ и канонами вселенскихъ соборовъ, а іерархамъ не нравится. Они — за единоличную форму управленія. Не хотятъ понять, что одна епархія не можетъ имѣть собора епископовъ, ибо только самостоятельные епархіальные епископы могутъ быть членами законнаго собора. И потому собраніе безправныхъ, безгласныхъ и подчиненныхъ епархіальному архіерею викаріевъ, не можетъ быть названо окружнымъ Соборомъ епископовъ.

Такимъ образомъ, и послѣ принятія «Положенія», которымъ стали руководствоваться, опытъ показалъ, что сотрудничество никогда не было искреннимъ. Въ первый же годъ соборные приходы Америки возбудили ходатайство о возстановленіи епархіи и выходѣ изъ округа. Но Архіерейскій Сѵнодъ не хотѣлъ брать на себя иниціативы такого расхожденія и предпочелъ, чтобы его архіереи и паства, хотя и съ /с. 164/ трудомъ, продолжали сотрудничество. Чтобы сохранить какой-нибудь миръ и единеніе, четыре соборныхъ епископа Америки и Канады должны были идти на компромиссы, которые явно претили ихъ привычной дисциплинѣ.

Но вотъ начались времена совѣтскаго соблазна. Германцы уже почти изгнаны изъ Россіи, давно кончилась антирелигіозная пропаганда, Русская Церковь избираетъ себѣ Патріарха, какая-то свобода вѣры... Началась, вносящая смятеніе въ приходы, бѣшенная агитація за немедленное подчиненіе подсовѣтскому патріарху. Нашлось десять русскихъ православныхъ церквей, установившихъ у себя совѣтскіе красные флаги. Напрасно церковное управленіе убѣждало не спѣшить. Представитель прежней епархіи Архіерейскаго Сѵнода, Архіеп. Виталій, говорилъ, что по совѣтскому обычаю у Русской Церкви, какъ у владѣльца, давно реквизировали цѣлый домъ, а теперь сдаютъ въ наемъ ей же въ аренду только кухоньку. Ничего не дѣйствовало.

Соборъ епископовъ Сѣверо-Американской Митрополіи 26-27 октября 1943 г. постановилъ считать избраніе м. Сергія Патріархомъ Московскимъ совершившимся фактомъ и представилъ м. Ѳеофилу право возносить имя его за богослуженіемъ, съ присоединеніемъ къ ранѣе принятому поминовенію и православнаго епископства и м. Анастасія. Вслѣдъ за этимъ м. Ѳеофилъ издаетъ распоряженіе поминовеніе сіе творить во всѣхъ храмахъ митрополіи (11 нояб. 1943 г. Р.-Ам. Прав. В. № 8, 11).

Не говоря подробно о томъ до какой степени формула церковнаго поминовенія запрещенныхъ іерарховъ вмѣстѣ съ запретившимъ ихъ главой Московской Патріархіи ни съ чѣмъ не сообразна, мы должны отмѣтить, что, при всѣхъ своихъ трудностяхъ, Митрополія не должна была устанавливать новыхъ отношеній съ Московской Патріархіей, уже установленныхъ Архіерейскимъ Соборомъ въ 1927 г., и входить съ ней въ общеніе «безъ разсужденія перваго епископа» (Ап. 34), Предсѣдателя Архіерейскаго Сѵнода, и должна была подождать возстановленія связи съ нимъ. Часть не правомочна нарушать мнѣнія цѣлаго, и въ этомъ уже была и ошибка и своеволіе, за которыя потомъ пришлось и поплатиться. Конечно, одновременно же веласъ дикая газетная травля Архіерейскаго Сѵнода и его Предсѣдателя, съ обвиненіями въ германофильствѣ и требованіемъ порыва съ ними. Но у управленія мужества для борьбы было мало, да и притомъ же снова возрождалась идея получить автономію отъ Московской Патріархіи. Открываются какъ будто и новые пути для этого.

На Московскій Соборъ (1945 г., 31 янв. / 2 февр.) для избранія новаго патріарха Алексія, непосредственно м. Ѳеофилъ приглашенія /с. 165/ не получилъ, но все же Митрополія командировала делегацію, которой дала наказъ испросить у Собора утвержденіе для американской епархіи автономіи и заявить, что американскіе граждане епархіи, существующей почти 150 лѣтъ, не могутъ обѣщать никакой лойяльности совѣтской власти. Делегація прибыла съ запозданіемъ, когда Соборъ кончился, служить ихъ не допустили, заявивъ имъ, что американская іерархія находится подъ запрещеніемъ съ 4 января 1935 года, и отпустили ее обратно, давъ ей указъ отъ 14 февр. 1945 г. № 94, въ которомъ, между прочимъ, все же предъявлено было требованіе, чтобы американская Церковь соборно декларировала распоряженіе по всѣмъ приходамъ объ отказѣ отъ политическихъ выступленій противъ совѣтскаго союза.

Майскій Соборъ епископовъ въ Чикаго объявилъ, что онъ принять этотъ указъ къ исполненію не можетъ.

Конечно, лишній разъ поражаютъ совершенно невѣроятныя рабство, безстыдство и беззаконіе Сергіевской Патріархіи, которая налагаетъ прещенія за недачу политическихъ обѣщаній на цѣлыя огромныя епархіи съ сотнями тысячъ вѣрующихъ, находящихся на территоріяхъ и въ гражданствѣ у другихъ государствъ. Этотъ опытъ научилъ митрополичье Управленіе, что всякая связь съ Московской Патріархіей непремѣнно приноситъ огорченія и совершенно ненужно ее завязывать.

Изъ Москвы 16 сент. 1945 г. прибылъ въ Америку патріаршій делегатъ, арх. Алексѣй, и пробылъ тамъ до 5 марта 1946 г., внося много шума около церковныхъ дѣлъ, имѣя большую поддержку вліятельной русской печати, смуту въ приходахъ и безпокойство церковному управленію.

Соборъ епископовъ 12-14 дек. 1945 г. имѣлъ большое значеніе. На нѣмъ четыре епископа изъ одинадцати опредѣленно высказались за невозможность признать главой американской Церкви Московскаго Патріарха и прекращеніе молитвеннаго или административнаго общенія съ заграничнымъ Сѵнодомъ, чего добивался патріаршій делегатъ. На одно засѣданіе прибылъ и делегатъ и, послѣ личной бѣсѣды, представилъ письменныя условія, изъ которыхъ первымъ было прекращеніе молитвеннаго и каноническаго общенія съ м. Анастасіемъ. Это только «предварительныя условія для снятія запрещенія». На это Соборъ отвѣтилъ, что не признаетъ самого существованія запрещенія, а потому отказывается обсуждать условія снятія такового (14 дек. 1945).

На самомъ дѣлѣ первое условіе уже давно было принято м. Ѳеофиломъ. Любопытно, что съ притязаніями на общезаграничную церковную власть, по примѣру м. Евлогія, выступилъ теперь м. Ѳеофилъ. Какое замѣчательное сродство душъ. Моментъ былъ найденъ удоб/с. 166/нымъ для этого, такъ какъ ему казалось, что въ результатѣ войны Управленіе Заграничнаго Сѵнода потеряло всякую базу и ослабѣло. Онъ послалъ м. Анастасію телеграмму, въ коей, заявляя, что признаніе Московскаго Патріарха для него неизбѣжно, въ виду возможности растерять приходы, — онъ предлагаетъ м. Анастасію сложить свои полномочія Предсѣдателя Заграничнаго Сѵнода и Собора и передать всѣ русскіе приходы Европы, Азіи, Африки и Америки ему, м. Ѳеофилу, какъ главѣ наиболѣе многочисленной и сильной паствы.

На Соборѣ была оглашена отвѣтная телеграмма м. Анастасія такого содержанія: «Предложенное вами возсоединеніе съ Патріархіей имѣетъ не только духовный, но и каноническій характеръ и обязываетъ Васъ послѣдствіями: оно возможно только послѣ тщательнаго обсужденія вопроса на общемъ Соборѣ. Подавляющее большинство архіереевъ, духовенства и вѣрующихъ, эвакуировавшихся въ Европу, рѣшительно противъ единенія съ Патріархіей, которая не свободна. Существованіе Сѵнода необходимо для поддержанія единства русскихъ православныхъ приходовъ заграницей и предотвращенія анархіи. Администрація Американской Церкви не можетъ замѣнить Архіерейскій Сѵнодъ изъ-за отдаленности и недостаточной освѣдомленности въ жизни заграницей. Божія правда — источникъ нашей силы и наша надежда. Богъ поругаемъ не бываетъ. Митрополитъ Анастасій».

Кажется, телеграмма м. Анастасія отвѣчала м. Ѳеофилу его же выраженіями. Самъ м. Ѳеофилъ отказывался подчиняться кому бы то ни было въ виду «особенностей условій американской жизни» и дальности разстоянія, которыя мѣшали, по его мнѣнію, Заграничному Сѵноду правильно руководить церковными дѣлами американской митрополіи. Другое дѣло если онъ будетъ руководить всѣми, — ему ничто не мѣшаетъ.

Еще одинъ Соборъ епископовъ (22-24 мая 1946 г.) назначаетъ созывъ Всеамериканскаго Собора клира и мірянъ на ноябрь 1946 г. въ Кливландѣ и сообщаетъ м. Анастасію, что американскій округъ «будетъ продолжать братски сотрудничать съ Заграничнымъ Сѵнодомъ».

Въ подготовкѣ къ Собору весьма интересно и характерно, что за Московскую юрисдикцію и за отколъ отъ Сѵнода работали перекочевавшіе въ Америку изъ Парижа тѣ интеллигентные люди, которые, въ руководствѣ церковными дѣлами заграницей, нашли точку приложенія своихъ силъ. Тѣ же, кто «помогали» м. Евлогію, стали здѣсь «помогать» м. Ѳеофилу. Изумительная случайность. Съ необыкновеннымъ знаніемъ церковныхъ вопросовъ, профессора инженерныхъ и другихъ искусствъ авторитетно заявили, что «Московская Патріархія ни въ чемъ не отступила отъ догматовъ, каноновъ и обрядовъ Православія, а проводимая ея возглавителемъ политика, хотя и осуждаема нынѣ /с. 167/ весьма многими, не можетъ оказать рѣшающаго вліянія на ея каноническое положеніе». Что касается Архіерейскаго Сѵнода, то вмѣстѣ съ другими проводившимися м. Евлогіемъ въ свое время доводами говорится, что «онъ болѣе не пользуется благословеніемъ и покровительствомъ Сербской Церкви и черезъ то потерялъ связь со Вселенской Церковью». (Н. Рус. Сл. 27 окт. 1946 г.).

Нужно замѣтить, одинъ ученый инженеръ, подписавшій это посланіе къ американской паствѣ, проявилъ свое безпристрастіе поношеніемъ м. Анастасія на собраніяхъ большевицкой клеветой, охотно принятой имъ на вѣру.

Что Московская Патріархія не отступила отъ обрядовъ, съ этимъ можно согласиться, и это будетъ вполнѣ въ компетенціи рядовыхъ прихожанъ. Относительно остального будутъ судить другіе, болѣе свѣдующіе люди, которые, если простятъ три четверти каноническихъ преступленій этой Патріархіи, то и тогда она не избѣжитъ отлученія отъ Церкви. Что же касается Заграничнаго Сѵнода, то «въ общеніе со вселенской Церковью онъ входитъ не черезъ Константинопольскаго или Сербскаго Патріарха, а черезъ свою русскую Церковь, ибо отцы судили, что ни для единой области не оскудѣваетъ благодать Св. Духа». (М. Анастасій. Ц. Ж. № 1, 1939 г.). И эта вѣрная область заграницей у Русской Церкви есть, только временно она не въ общеніи съ невѣрнымъ ея возглавленіемъ.

Конечно, и у американской Церкви могутъ быть свои авторитеты, свои профессора, какъ былъ въ Россіи И. В. Поповъ, профессоръ святоотеческой литературы и авторъ безсмертнаго соловецкаго посланія. Америка, правда, страна сильной индустріи и у нея могутъ быть другого рода профессора. Однако, безъ ироніи вспомнимъ, что говорилъ о себѣ преп. Досиѳей, когда приходилъ ему помыселъ тщеславія въ больничномъ послушаніи: «ты хорошо дѣлаешь постель, но хорошій ли ты монахъ». Ты хорошій инженеръ, но какой ты руководитель Церкви? Когда слѣпой ведетъ слѣпого, то оба упадутъ въ яму (Мѳ, 15, 14). А слѣпота налицо. Уже въ Парижѣ ходили подъ Москву и не разъ. И именно въ то время, когда американскіе парижане снова устремились туда (1946 г.), ихъ собратья въ Парижѣ снова бѣжали оттуда. И яма для американской Церкви оказалась налицо, ибо «лоно» Московской Патріархіи, въ которое возжелалъ войти Кливландскій Соборъ подъ руководствомъ своихъ профессоровъ, совсѣмъ не «лоно Авраама», а адъ насилія и неправды.

Такимъ образомъ, Кливландскій Соборъ подготовлялся только при формальномъ сотрудничествѣ съ Заграничнымъ Сѵнодомъ и при полномъ отступленіи отъ его позиціи. Неуклонное стремленіе церковныхъ дѣятелей, руководящихъ митрополіей, это добиться во что бы то /с. 168/ ни стало полной самостоятельности и каноническаго обоснованія пока своей автономіи, хотя бы черезъ временное сотрудничество съ подсовѣтской Патріархіей. Для этого духовные вожди Америки идутъ на всякіе компромиссы и съ кѣмъ угодно. Въ этомъ всегда была главная причина расхожденія съ Архіерейскимъ Сѵнодомъ, съ которымъ общались только ради нѣкоторыхъ временныхъ нуждъ.

Кливландскій Соборъ 26-29 ноября 1946 г. — Онъ вынесъ такую резолюцію: «Постановляемъ просить его святѣйшество Патріарха Московскаго возсоединить насъ въ свое лоно и пребывать нашимъ духовнымъ отцомъ, при условіи сохраненія нашей полной автономіи, существующей въ настоящее время».

«Такъ какъ священноначаліе патріаршее несовмѣстимо съ священноначаліемъ Заграничнаго Сѵнода Русской Православной Церкви, американская Церковь прекращаетъ какое-либо административное подчиненіе Заграничному Сѵноду».

На вопросъ же — если Патріархъ не согласится принять на указанномъ условіи, — резолюція отвѣчаетъ: «наша Церковь остается и на далѣе самоуправляющейся, до той поры, когда Московская Патріархія найдетъ ихъ пріемлемыми и дастъ имъ просимое».

Какъ же она будетъ жить и управляться до той поры?

Резолюція отвѣчаетъ: «нашей высшей законодательной инстанціей должны остаться всеамериканскіе періодическіе церковные соборы; на нихъ мы вырабатываемъ свои уставы и всецѣло руководимъ своею жизнью».

По этой резолюціи московское возглавленіе признается только на томъ же условіи «полной автономіи, существующей въ настоящее время», которое епархія имѣетъ у Заграничнаго Сѵнода. Ради этого новаго возглавленія епархія отказывается отъ своего прежняго. Если Патріархія не согласится, то епархія, ничего не говоря о возвращеніи къ Заграничномѵ Сѵнодѵ, думаетъ жить самостоятельно, самоуправляться до той поры, пока именно Москва не «дастъ ей просимаго». Вотъ точный смыслъ постановленія.

Такимъ образомъ, епархія хочетъ существовать какъ будто бы на тѣхъ же условіяхъ независимости, какъ и Архіерейскій Соборъ и Сѵнодъ заграницей, ожидая нормальныхъ отношеній съ Москвой хотя бы для достиженія своихъ особыхъ цѣлей. Но тогда для этого не нужно было епископамъ Америки отказываться отъ Собора своихъ родныхъ русскихъ заграничныхъ, нынѣ 22-хъ, собратьевъ и сходить съ ихъ нравственнаго и принципіальнаго фундамента, стоя на которомъ Соборъ безусловно остается правымъ по сей день. И это доказываетъ теперь собственный неудачный и горькій опытъ американской епархіи.

М. Ѳеофилъ сообщаетъ Московскому Патріарху резолюцію Со/с. 169/бора. Патріархъ телеграммой принимаетъ епископатъ и клиръ въ молитвенное общеніе съ собой и обѣщаетъ прислать делегата для «миролюбиваго» обсужденія вопросовъ автономіи (2 янв. 1947 г.). Путевождь епархіи своимъ отвѣтомъ выражаетъ надежду на скорый указъ объ автономіи, но и противъ делегата «препятствій не имѣетъ» и вѣритъ въ миръ. А пославъ послѣднюю телеграмму, тутъ же положилъ резолюцію другого содержанія, отвергающую смыслъ первой: «вести какія-либо соглашенія или ставить какія-либо условія — безполезно... нѣтъ смысла въ личномъ разговорѣ... красныя слова мало имѣютъ силы» (27 янв. 1947 г.). Когда же въ Америку пріѣхалъ московскій делегатъ м. Григорій (17 іюля 1947 г.), оффиціально уже принятый, глава епархіи не захотѣлъ съ нимъ даже встрѣчаться и разговаривать.

Для чего эти кривые пути? Откуда у церковныхъ дѣятелей такое нравственное безразличіе къ средствамъ: отъ какой угодно церковной власти въ Россіи и какими угодно путями, — только бы добиться автономіи.

Какъ грустно, что имъ все равно какая церковная власть въ Россіи управляетъ, каково ея собственное каноническое положеніе въ Россійской Церкви, въ какихъ она отношеніяхъ съ Церковью исповѣдниковъ и мучениковъ, — лишь бы добиться своей цѣли. Если вы больше не русскіе, то и не обращайтесь къ Русской Церкви. А если вы ими еще остаетесь, то идите вѣрнымъ и честнымъ путемъ правды, не сворачивая ни на право, ни на лѣво, ибо такой путь есть заграницей.

Если вы ставили подъ условіе и подъ сомнѣніе патріаршее священноначаліе и если вы имѣли «полную автономію», подчиняясь Архіерейскому Сѵноду, то зачѣмъ вы оставили послѣдній? Если же священноначалія Сѵнода и Патріархіи несовмѣстимы, то это было уже очевидно и въ 1943 г., когда вы, становясь на путь компромиссовъ, начали поминать ихъ вмѣстѣ за богослуженіемъ.

Если вы утверждаете свои самоуправленіе и независимость на дѣлѣ немедленно, то зачѣмъ вы просите о нѣмъ? Если же вы просите, то очевидно сомнѣваетесь въ своемъ утвержденіи и чувствуете творимое беззаконіе. Вы отлично знаете, что безъ отпуска, согласія, признанія высшей церковной власти, ваша автономія приходитъ явочнымъ порядкомъ, непослушаніемъ, самочиніемъ, своеволіемъ.

При создавшихся отношеніяхъ между заграничной частью Русской Церкви и несвободной Московской Патріархіей, Архіерейскій Соборъ заграницей есть единственная каноническая высшая инстанція церковной власти, и вы, какъ принадлежащіе еще къ Русской Церкви и ищущіе отъ нея того или другого каноническаго положенія, обязаны, должны войти въ него, а если бы его и не было, то и образовать его. Безъ участія въ такомъ общемъ заграничномъ Соборѣ /с. 170/ вы канонически не можете существовать, и отдѣленіе отъ другихъ частей Заграничной Церкви, свою обособленность отъ нихъ, если вы считаете себя русскими, вы ничѣмъ не можете оправдать безъ нарушенія той азбуки церковнаго управленія, которая продиктована была указомъ 1920 г. и которая обязывала, при разобщеніи съ центромъ, войти въ сношенія съ епископами другихъ епархій и образовать высшую инстанцію церковной власти на соборныхъ началахъ. А потому самостоятельно существовать, безъ зависимости отъ Архіерейскаго Собора заграницей, для васъ канонически невозможно. Или вы зависите отъ Московскаго Патріарха, котораго уже просили принять васъ, или вы входите въ общій Соборъ на равныхъ правахъ съ другими, какъ часть всего цѣлаго Заграничной Русской Церкви. Почему же вы вмѣстѣ съ нею не хотите ждать нормальныхъ временъ жизни Матери Церкви Русской, когда Архіерейскій Заграничный Сѵнодъ дастъ общій соборный вашъ отчетъ Всероссійской Церковной власти о своихъ дѣяніяхъ? Не лучше ли вамъ своевременно исправить свое завѣдомо невѣрное положеніе и отвѣтственность предъ Русской Церковью вхожденіемъ въ правильное русло отношеній съ нею. Развѣ вы сейчасъ уже не поплатились за свое непослушаніе и кривые пути и не пришли ли къ тому пути, на которомъ вы раньше стояли, и который былъ несомнѣнно вѣрнымъ? Зачѣмъ эти зигзаги, колебанія и неправда, которые сами себя изобличили? Для чего эти горькіе опыты?

Если условенъ былъ переходъ къ Московскому Патріарху, то условенъ и уходъ отъ Заграничнаго Сѵнода. Какъ быть одновременно подъ двумя юрисдикціями, такъ и быть внѣ ихъ обѣихъ, одинаково нельзя, и нѣтъ другого выхода изъ состоянія самочинія какъ только войти въ составъ Собора Архіереевъ заграничной части Русской Церкви и подчиниться его административному органу — Архіерейскому Сѵноду разъ и навсегда и существовать именно на его условіяхъ.

Что же касается рѣшеній послѣдняго Кливландскаго Собора, то надо немедленно думать о томъ, чтобы съ его наслѣдіемъ покончить созывомъ новаго Собора. То былъ соборъ больше совѣтскихъ патріотовъ, чѣмъ даже американскихъ. По приходамъ организовались политическія группы, которыя выдѣлили соотвѣтствующихъ делегатовъ. Отъ 300 приходовъ вмѣсто 600 делегатовъ было 248. Резолюція была принята 187 голосами. Подобранное, организованное на мѣстахъ меньшинство, имѣвшее боевую политическую заинтересованность въ проведеніи принятыхъ заданій и средства чтобы прибыть на Соборъ, побѣдило неорганизованное большинство, не могшее, по недостатку послѣднихъ, присутствовать на нѣмъ. Довольны ли массы на мѣстахъ его рѣшеніями?

/с. 171/ Самое же главное, что Соборъ этотъ неканоническій, не православный.

Кливландскій Соборъ завелъ строй, который никогда не примѣнялся въ Православной Церкви. Рѣшенія его совершенно незаконны, не имѣютъ никакого церковнаго значенія, ибо ниспровергаютъ основные принципы устройства Христовой Церкви и противорѣчатъ практикѣ всей Вселенской Православной Церкви на протяженіи всей исторіи. (Совѣщ. Архіереевъ 27-28 мая 1947 г.).

«Наказъ», составленный согласно Устава Собора, какъ провинціальнаго и окружного въ отношеніи къ Всероссійской Церкви (Рус.-Амер. Вр. В. № 1. 1946. VII. п. 37) говоритъ: «по силѣ слова Божія и св. каноновъ, всѣ рѣшенія общаго собранія Собора подлежатъ утвержденію Совѣщанія Епископовъ и пріемлютъ силу по подписаніи ихъ послѣдними». Постановленіе это на Соборѣ было отмѣнено простымъ большинствомъ голосовъ, по предложенію одного протоіерея, который заявилъ: «наше собраніе, какъ самая высшая инстанція, можетъ отмѣнить этотъ Уставъ» (Пр. Р. № 7. 1947 г.).

Такимъ образомъ, никакой силы за словомъ Божіимъ и святыми канонами, о которыхъ говоритъ параграфъ 37 Наказа, эта вновь образовавшаяся въ Церкви «самая высшая инстанція» не признаетъ и запросто отмѣняетъ эту силу. Эта «инстанція» низводитъ церковное управленіе съ соборно-канонической основы до чисто административнаго строя, въ которомъ голоса мірянъ имѣютъ одинаковое значеніе съ голосами епископовъ и количественно всегда ихъ превышаютъ и тѣмъ навязываютъ свои желанія епископамъ. (Арх. Сѵнодъ. Указъ № 221. 4 мар. 1947 г.).

Она предоставляетъ высшую церковную власть клирикамъ и мірянамъ, среди громаднаго большинства которыхъ, нѣсколько голосовъ епископовъ теряютъ всякое значеніе. Власть въ Церкви принадлежитъ епископамъ, преемникамъ святыхъ апостоловъ, отвѣтственныхъ предъ Богомъ и Церковью. Въ Церкви ничего не можетъ совершаться безъ епископовъ, и ничто не одобренное епископами не имѣетъ церковнаго значенія. Широкое сотрудничество клира и мірянъ очень важно, но съ уваженіемъ авторитета и компетенціи, руководства и рѣшающей власти Собора епископовъ. Если высшая власть въ Церкви не принадлежитъ епископамъ, то эта организація не есть Православная Церковь.

Дойти до Кливландскихъ рѣшеній могли только чужіе, нецерковные люди, которые явились на Соборъ для своихъ особыхъ цѣлей и которымъ нѣтъ никакого дѣла до церковныхъ законовъ. Кливландское самонадѣянное заявленіе — «нашей высшей законодательной инстанціей должны остаться всеамериканскіе періодическіе церковные соборы, на которыхъ мы вырабатываемъ свои уставы и всецѣ/с. 172/ло руководимъ своею жизнью» — просто наивность. Опытъ показалъ воочію, можетъ ли эта епархія дѣйствительно руководить сама собой, можно ли какой-либо высшей церковной власти дать ей самостоятельность, можетъ ли хотя одна Помѣстная Церковь признать ее и войти съ ней въ братское общеніе, созрѣла ли американская Церковь для автономіи и выдержала ли она экзаменъ на нее. Претензія невозможная, невѣроятная.

Если явилось такое нарушеніе постановленій, высшей чѣмъ епархіальное собраніе, церковной власти, надо полагать, что долгъ протеста всего епископата и какой то части духовенства и мірянъ былъ обязателенъ на Кливландскомъ Соборѣ. Но какова же печаль этого собранія, что долгъ этотъ не былъ выполненъ даже всѣми епископами и самимъ возглавителемъ епархіи, м. Ѳеофиломъ. Но и этого мало. 28 марта 1947 г. послѣдній извѣстилъ архіепископовъ Виталія, Тихона, Іоасафа, Іеронима, что за «непризнаніе постановленій Всеамериканскаго Церковнаго Собора въ Кливландѣ» они исключаются изъ состава американской епархіи.

Каноническая оцѣнка позиціи Американскаго высшаго церковнаго управленія сдѣлана была однажды въ проповѣди представителя Архіерейскаго Сѵнода въ Америкѣ, Архіепископа Виталія, который сказалъ: «самостоятельность Православной Церкви въ Америкѣ нужно заслужить, но нельзя ее украсть, пользуясь современнымъ тяжелымъ положеніемъ Русской Православной Церкви». Что изъ себя представляетъ вся эта исторія домогательствъ въ американской епархіи, начиная съ 1920 г. пусть каждый судитъ самъ.

Надо привѣтствовать миссіонерскую дѣятельность Православной Церкви среди американцевъ: богослуженіе на англійскомъ языкѣ, изданіе на этомъ языкѣ церковной литературы и прочъ. Но надо, чтобы иностранцамъ дано было истинное Православіе, а не искаженіе его.

Сѣверо-Американскій округъ въ своей церковной жизни слишкомъ слабъ, чтобы онъ могъ стать сейчасъ на путь плодотворной церковной самостоятельности. Такая самостоятельность фактически можетъ стать выходомъ изъ ограды св. Церкви.

Послѣдняя тенденція умалить значеніе епископата и по протестантскому образцу свести церковное управленіе къ большинству голосовъ мірянъ и клира, стать на губительный путь сектантскаго мірянизма и потерять іерархическій строй апостольской Церкви, и далѣе — подчинить Церковь чуждымъ ей началамъ, упразднить аскетическія основы, которыми сильно наше православіе, исказить церковный Уставъ, уничтожить посты и ограниченія въ бракосочетаніяхъ, продолжать неразборчивость въ архіерейскихъ хиротоніяхъ, /с. 173/ ослаблять въ церковной жизни этическіе принципы и т. д. — это совсѣмъ не путь къ автономіи. Жизнь рекомендуетъ упорядочить церковный строй прежде всего обновленіемъ состава руководства изъ принципіально твердой русской іерархіи, а также и состава священства, тѣснѣе припасть къ русской церковной культурѣ и питаться отъ ея святынь, истовости ея богослуженія, религіознаго семейнаго быта, церковныхъ порядковъ.

Рѣшительно отвергая подчиненіе Московской Патріархіи, какъ лишающей американскую епархію церковной свободы, и отклоняя поспѣшное объявленіе самостоятельности, какъ искажающую ея православную сущность, надо стать подъ водительство Русскаго Архіерейскаго Собора заграницей. Въ связи съ пополненіемъ состава американскихъ епископовъ изъ юрисдикціи митрополита Евлогія сопротивленіе этому можетъ быть только традиціоннымъ, но нынѣшнее каноническое положеніе американской епархіи абсолютно обязываетъ къ этому, и чтобы не «красть» автономіи придется рано или поздно это осознать.

Московскій Экзархатъ.

Въ связи съ военнымъ нашествіемъ красныхъ въ 1944-45 г.г. на Балканы, въ среднюю Европу и на Дальній Востокъ, русскія заграничныя епархіи и приходы этихъ странъ насильственно подпали подъ власть Московской Патріархіи, оказавшись, такъ сказать, на ея территоріи. Изъ нѣкоторыхъ этихъ частей были образованы московскіе экзархаты. Но есть два таковыхъ, въ Западной Европѣ и въ Америкѣ, составившихся изъ приходовъ по доброй волѣ въ разныя времена подчинившихся Московской Патріархіи.

На призывъ м. Сергія, въ связи съ деклараціей 1927 г., отозвался не только м. Евлогій, но и арх. Литовскій, Елевѳерій, и съ той разницей, что этотъ поѣхалъ въ Москву (въ ноябрѣ 1928 г.), провелъ тамъ три недѣли и имѣлъ продолжительную бѣсѣду съ совѣтскими агентами по церковнымъ дѣламъ. Можетъ быть отсюда м. Елевѳерій сдѣлался болѣе вѣрнымъ и надежнымъ слугой Москвы, чѣмъ первый, и долженъ былъ даже замѣстить его впослѣдствіи.

Указомъ м. Сергія отъ 26 дек. 1930 г. епархіальное управленіе м. Евлогія было упразднено и поручено было м. Елевѳерію, который прибылъ въ Парижъ, доказывалъ свои права, призывалъ м. Евлогія къ повиновенію подъ угрозой полнаго запрещенія за продолженіе самовольнаго управленія приходами. Хотя его никто не боялся, но черезъ годъ, въ ноябрѣ 1931 г., м. Евлогій принужденъ былъ издать посланіе къ духовенству по поводу того, что м. Елевѳерій «не успокаивается» /с. 174/ и «проявляетъ ревность не по разуму церковному» — съ претензіями на его епархію.

Порученія Москвы въ отношеніи къ Архіерейскому Сѵноду, съ требованіемъ подчиненія ей сначала выполнялъ м. Евлогій (25 іюня 1928 г.), затѣмъ съ одинаковыми полномочіями и усердіемъ м. Елевѳерій.

Въ августѣ 1934 г. м. Елевѳерій прислалъ м. Антонію московскія прещенія, и послѣдній отвѣтилъ на нихъ разъясненіемъ всей незаконности дѣйствій м. Сергія, который пытается своимъ личнымъ судомъ судить цѣлый соборъ заграничныхъ епископовъ. «Признаю дѣянія его преступными и подлежащими суду будущаго свободнаго Всероссійскаго Собора» — писалъ онъ м. Елевѳерію — «Вамъ же удивляюсь, что, будучи на свободѣ, Вы принимаете участіе въ разрушительныхъ для Церкви актахъ, наравнѣ съ плѣненными іерархами, для которыхъ самое плѣненіе ихъ служитъ нѣкоторымъ извиненіемъ» (7/20 авг. 1934 г. № 4036).

Другое лицо, викарный Зап.-Европейской епархіи и ректоръ Богословскаго Института, еп. Веніаминъ, бывшій главенствующій духовенства арміи ген. Врангеля, съ отказомъ м. Евлогія отъ Москвы, отдѣлился отъ него и обосновался въ церкви Трехсвятительскаго подворья на ул. Петель въ Парижѣ.

Въ маѣ 1933 г. арх. Веніаминъ переѣхалъ въ Америку въ званіи врем. Экзарха Московскаго Патріарха и 21 мая уже служилъ у м. Платона въ Свято-Покровскомъ Соборѣ. Но это вызвало возмущеніе паствы, не склонной къ какой-либо лойяльности къ большевикамъ. Подъ давленіемъ ея м. Платонъ порвалъ общеніе съ нимъ, хотя успѣлъ черезъ него уже войти въ общеніе съ Московской Патріархіей и даже просить о хиротоніи во епископа прот. Л. Туркевича. Въ связи съ его отказомъ отъ дальнѣйшаго общенія и съ Москвой и съ ея представителемъ, 28 іюля того же года м. Платонъ получилъ увольненіе отъ управленія епархіей, на которую назначенъ былъ арх. Веніаминъ, фактически не получившій и пяти приходовъ обширной епархіи.

Онъ путешествуетъ въ Москву, ведетъ иногда переговоры съ м. Ѳеофиломъ, получилъ въ 1935 г. московскій указъ о запрещеніи всего епископата и духовенства епархіи въ священнослуженіи и не объявилъ, принимаетъ московскихъ делегатовъ.

Къ плеядѣ церковныхъ дѣятелей, совершившихъ въ эти годы различныя превращенія, къ митрополитамъ Евлогію, Платону, Ѳеофилу, Елевѳерію, Веніамину, бывшихъ въ составѣ Архіерейскаго Собора и въ подчиненіи Сѵноду и отпавшихъ отъ него, надо отнести еще одно имя — м. Серафима (Лукьянова), и можетъ быть въ паденіи этого /с. 175/ больше поучительнаго, чѣмъ во всѣхъ другихъ. Въ смыслѣ противорѣчій самому себѣ это самое острое и самое быстрое.

Въ январѣ 1927 г. м. Евлогій Архіерейскимъ Сѵнодомъ былъ преданъ суду епископовъ и на Западно-Европейскую каѳедру былъ назначенъ имъ арх. Серафимъ, который сначала, за счетъ приходовъ не пожелавшихъ идти за м. Евлогіемъ, а потомъ и открытіемъ новыхъ, собралъ въ новую епархію около 40 приходовъ.

Когда на заграничную часть Русской Церкви началось нашествіе совѣтскихъ церковныхъ делегацій, для защиты и поддержки Іерусалимской Миссіи и ея паствы, 10 авг. 1945 г. м. Серафимъ издалъ посланіе и письмо на имя ея Начальника, объявляя, что для всѣхъ частей Русской Церкви заграницей, единственной высшей и полномочной властью является Архіерейскій Соборъ, до созыва котораго отдѣльные архіереи управляются пока самостоятельно, а приходы подчиняются временно ближайшему. Далѣе онъ пишетъ Начальнику Миссіи: «Мнѣ очень отрадно, что Вы стоите на правильномъ пути и не соблазняетесь грѣховными интересами и не страшитесь угрозъ (разумѣя то, что за подчиненіе Москвѣ Начальнику предложенъ былъ санъ митрополита, а за отказъ — лишеніе общенія съ Іерусалимскимъ Патріархомъ). Путь нашъ крестный, полный страданій, но вѣрный и истинный. Мы хотимъ сохранить Церковь свободной во Христѣ. Къ намъ скоро пріѣзжаетъ м. Николай. Его давно желаетъ видѣть м. Евлогій и патріаршіе приходы. У евлогіанъ полный разбродъ и разладъ. Я живу здѣсь точно на островѣ. Кругомъ врагъ. Въ моей епархіи желающихъ подчиняться Москвѣ нѣтъ».

Черезъ двѣ недѣли послѣ этихъ писемъ 24 авг. въ Парижъ прибылъ м. Николай, а 26-го посѣтилъ м. Серафима, который заявилъ гостю приблизительно такъ, что онъ самъ не правомоченъ единолично рѣшать такой важный вопросъ, какъ объединеніе съ Патріархіей, а епископы наши находятся въ разсѣяніи, а потому, когда будетъ возможность собрать ихъ, тогда будетъ данъ отвѣтъ. Вслѣдъ за этимъ патріаршій делегатъ распространилъ «Посланіе патр. Алексія къ Карловацкой оріентаціи», создавая атмосферу смущенія, раздора и споровъ въ приходахъ и острую вражду къ этой оріентаціи у совѣтофильствующихъ круговъ. 31-го былъ нанесенъ второй визитъ, который продолжался около часа, и визитеръ вышелъ побѣдителемъ. 2 сент. м. Серафимъ служилъ литургію примиреннымъ не только съ Московской Патріархіей, но и съ м. Евлогіемъ.

Ни для кого не оставляло сомнѣній, что молніеносный переворотъ въ позиціи м. Серафима произошелъ подъ угрозой печальныхъ послѣдствій его посланія за нѣмецкую побѣду надъ большевицкой властью въ Россіи въ день начала Германо-Совѣтской войны 22 іюня /с. 176/ 1941 г. «Не сломила сила сильнаго, а подрѣзала его соломинка» — по русской пословицѣ.

Послѣ кончины м. Евлогія, въ августѣ 1947 г., м. Серафимъ возглавилъ, по указу Москвы, Западно-Европейскій экзархатъ, новый, другой, кромѣ Константинопольскаго, въ который вошло не больше 20 приходовъ, а нынѣ не осталось и половины.

Лжесвидѣтельство. Московское направленіе, оставшееся въ нѣсколькихъ приходахъ Западно-Европейской епархіи, превратившейся теперь въ Московскій Экзархатъ, такимъ образомъ, имѣло силы оставаться себѣ вѣрнымъ и послѣ измѣны ему м. Евлогія въ 1930 г. Ни панихидъ по жертвамъ революціи въ какую-нибудь годовщину ея, или по отдѣльнымъ жертвамъ большевицкаго террора, ни участія въ протестахъ противъ преслѣдованія религіи въ Россіи, ни молитвъ о прекращеніи гоненій на Русскую Церковь, никакихъ такихъ и подобныхъ «политическихъ выступленій» это изумительное теченіе заграничной церкви не дѣлало. Въ эти приходы отсѣялись особые люди эмиграціи.

Новый возглавитель ихъ, м. Серафимъ, быстро научился писать статьи, въ которыхъ, напримѣръ, смѣло могъ выставить патр. Тихона великимъ страдальцемъ, но оказывается, отъ обновленцевъ, а не отъ большевиковъ, и даже воскликнуть: «да будетъ вѣчная, славная память святителямъ-исповѣдникамъ» (Р. Нов. 14 іюня 1946 г.). Подумаешь что говоритъ о заключенныхъ и убитыхъ совѣтскою властью. Такое искусство. Такая ловкость рукъ...

Для утвержденія правовѣрія необходимо совершить паломничество въ Москву на поклоненіе большевицкому предсѣдателю Совѣта по церковнымъ дѣламъ, и въ февралѣ 1947 г. м. Серафимъ, вмѣстѣ съ другими лицами, побывалъ въ Москвѣ.

Когда-то московскій делегатъ, арх. Фотій (Р. Нов. 4 окт. 1946 г.) свидѣтельствовалъ въ Парижѣ, что: «Тѣ, которые испугались (революціи) ушли въ катакомбы», но патр. Сергій «не захотѣлъ крестъ Христовъ унести въ катакомбы»... Теперь одинъ парижскій делегатъ въ Москвѣ, не сговорившись съ первымъ, утверждаетъ (Р. Нов. 16, 23 мая 1947 г.): «никакой подпольной, или, какъ говорятъ въ эмиграціи, катакомбной церкви, въ Россіи нѣтъ. Самые мои оптимистическія ожиданія оказались превзойденными... Мы здѣсь и представленія не имѣемъ о томъ, какъ живетъ духовно нашъ русскій народъ, какъ онъ молится, вѣруетъ, какъ онъ любитъ и почитаетъ свою Церковь»... Вотъ новость. Никто никогда не сомнѣвался, что гоненія и скорби усилили и закалили вѣру остатка вѣрныхъ.

Теперь новые миссіонеры пріѣзжаютъ изъ Россіи съ непревзой/с. 177/деннымъ оптимизмомъ. Мы можемъ еще понимать тѣхъ, кто, подобно ветхозавѣтнымъ людямъ «съ радостными громкими восклицаніями прославляютъ Господа за возстановленіе дома Господня», но какъ же «старѣйшіе изъ священниковъ и левитовъ и родоначальниковъ, видѣвшіе прежній храмъ, не пришли теперь отъ этого строенія съ плачемъ и горькимъ воплемъ» (2 Ез. 5, 59-61)? Заграничные подражатели Московской Патріархіи не только не плачутъ, изъ сочувствія къ своимъ братьямъ, но пріѣзжаютъ изъ Россіи восторженными отъ неслыханныхъ свободъ и невиданнаго расцвѣта церковной жизни, съ которыми кажется и старому режиму не сравняться. Они не видѣли скорби, нищеты, убожества, ничтожности данной свободы. Но жизнь на развалинахъ былого, на пожарищѣ видѣли, и крики — «спасите насъ» — слышали, однако, другіе делегаты и имѣли смѣлость разсказать эту правду заграницей (Таймсъ 21 окт. 1946 г.). А эти лойяльные къ совѣтской власти и сознательные участники въ ея обманахъ, конечно, не могли посѣтить лагерей заключенныхъ, но не могли даже и спросить, за что тамъ сидятъ духовныя лица.

Пишущему эти строки, кое-что видѣвшему въ Россіи, безъ горести сердца невозможно было слышать разсказъ православнаго священника Польской арміи о его встрѣчѣ въ мѣстахъ заключенія, уже во время совѣтскихъ церковныхъ свободъ, съ епископомъ, который оказался полупомѣшаннымъ. Въ безконечномъ рядѣ лѣтъ страданія онъ потерялъ разсудокъ и сдѣлался ребенкомъ, понять разговоръ котораго было невозможно.

А заграничные пастыри въ это время изощряются въ изобрѣтеніи словеснаго комуфляжа для большевицкихъ злодѣяній, блакаута-затемнѣнія для сокрытія этого ужаса.

Итакъ, послѣ фактическаго проявленія лойяльности къ совѣтской власти московское направленіе заграницей, по мѣрѣ усиленія связей съ Совѣтской Россіей, перешло къ лжесвидѣтельствамъ.

Мы уже знаемъ, что Московская Патріархія морально пала во время гоненій. Она, своими выступленіями въ пользу своей безбожной власти, лишила свою Церковь защиты общественнаго мнѣнія остального міра, съ которымъ эта власть въ извѣстной мѣрѣ еще считалась. Она дошла до политическихъ требованій заграницу о лойяльности къ большевикамъ и до протеста противъ молитвъ о прекращеніи гоненій на родную Церковь. Ея делегаты заграницей клеветали на мучениковъ и отрицали самый фактъ гоненій. Они лгали отъ страха и вполнѣ серьезно. Имъ не до шутокъ, ибо въ Россіи ихъ бьютъ и не только плакать не позволяютъ, но еще и требуютъ хвалить плетку и цѣловать руки бьющаго, а иначе ихъ будутъ бить еще больше.

Заграничные делегаты, вернувшіеся изъ Россіи, подражая /с. 178/ московской Патріархіи, разыгрываютъ, чисто по-актерски, комедію лжи и лицемѣрія. Мы понимаемъ, что въ Россіи совѣтскіе учителя даютъ своимъ ученикамъ то шлепокъ, то подачку, но почему заграничные и свободные ходятъ предъ этими дрессировщиками не подобающимъ образомъ? А эти изъ жертвенности. Они приняли на свои плечи подвиги подсовѣтской пошлой услужливости не за страхъ, а за совѣсть (такая совѣсть для лжи и лицемѣрія) для сохраненія и приращенія этихъ благъ-подачекъ совѣтской власти на пользу Русской Церкви.

Такова новая мораль, заведенная совѣтской Патріархіей и нашедшая своихъ послѣдователей заграницей: всѣ средства хороши на пользу Церкви.

«Оправданіе зла». Подъ такимъ заголовкомъ будетъ глава у будущаго историка нашего времени, который разберетъ и процитируетъ спеціальную литературу, какой мы никогда прежде не имѣли. Мы медленно развиваемся, и видимо не даромъ насъ въ этомъ обвиняютъ римскіе католики, потому что казуистическую обработку морали іезуиты заканчивали въ 16 столѣтіи, а мы только сейчасъ ее начинаемъ. Эта любопытная философія нравственности, къ удивленію (будь онъ живъ) Вл. Соловьева, написавшаго «Оправданіе добра», изобрѣтена нѣкоторыми высшими іерархами, духовенствомъ, обращенными интеллигентами и даже однимъ-двумя попутчиками совѣтской власти и ея церкви изъ профессіональныхъ заграничныхъ философовъ нашего времени.

Крупные вклады въ эту философію сдѣлали конечно митрополиты Елевѳерій («Три недѣли въ М. Патр.»), и Веніаминъ, но и м. Евлогій и его окруженіе много что написали въ первое время своего общенія съ Московской Патріархіей. Изощряясь въ оправданіи лжи, приносимой въ пользу церкви, они сами добровольно принимали на себя тотъ же Сергіевскій «подвигъ».

Присоединившись къ м. Сергію и вообразивши вдругъ себя почему то истинными тихоновцами и страдальцами, примѣряя мученическіе вѣнцы къ своимъ головамъ и къ главѣ епархіи, они возводили глаза къ небу и ломали руки отъ мучительной загадки выступленій м. Сергія, отрицающаго, напримѣръ, гоненія на Церковь. «Новая тревога, новое испытаніе для нашей многострадальной Церкви»... — вопіетъ одно заграничное посланіе по этому именно поводу (Ц. В. № 3. 1930 г.) въ то время, когда, уже больше терпѣть сергіевское управленіе, благодаря притомъ ропоту своей же паствы, нельзя было. Да кто же мучитель Церкви, только ли большевики, или свой же попечитель Церкви, который причиняетъ ей новыя страданія клеветою, ложью и обманомъ, вмѣсто утѣшенія и ободренія истиной, ко/с. 179/торыхъ отъ него всѣ ждутъ? Говорятъ, сейчасъ м. Ѳеофилъ въ Америкѣ поминаетъ Патріарха Алексія только какъ мученика.

Теперь спрашивается, кто же мученикъ: Церковь ли, которой причиняли страданія не только большевики, но и свои первоіерархи, или первоіерархи, которыя, принявши подвиги лжи и лицемѣрія, мучаются отъ осужденія своей совѣстью и порицанія вѣрныхъ служителей и членовъ Церкви? Такою душевною и бѣсовскою мудростью «не хвалитесь и не лгите на истину» (Іак. 3, 14-17). «Что за похвала, если вы терпите, когда васъ бьютъ за проступки» (1 Петр. 2, 20).

Соисповѣданіе. Заграничная часть Русской Церкви желаетъ принадлежать къ Русской страдающей Церкви и пріобщиться къ ея страданіямъ, ей сострадать. Но какъ разъ принадлежность къ совѣтской церковной власти не есть принадлежность къ страдающей Церкви, потому что эта власть похулила страданія Церкви и отреклась отъ нихъ. Принадлежность къ Русской Церкви страдающей, это именно не подчиняться ея современной церковной власти и исповѣдывать эти ея страданія и свидѣтельствовать предъ міромъ, что Церковь въ Россіи не свободна и по своему внѣшнему и внутреннему въ ней положенію и по оффиціальнымъ своимъ выступленіямъ. Утверждать обратное, это «не прямо поступать по истинѣ евангельской», будучи вовлеченными въ лицемѣріе совѣтской Патріархіи. (Гал. 2, 11-15).

«Отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены другъ другу» (Еф. 4, 25). А истину проповѣдуемъ не мы, а намъ страдальцы Церкви, которые по истинѣ подражали св. Филиппу, митроп. Московскому. Филиппъ говоритъ Царю, что безвинно проливается кровь человѣческая. — «Нашу ли волю думаешь измѣнить, — отвѣчаетъ грозный Царь; лучше было бы тебѣ быть единомысленнымъ съ нами». — «Тогда суетна была бы вѣра наша, напрасны и Заповѣди Божіи о добродѣтеляхъ» — возражаетъ мученикъ. — «Ты противишься нашей державѣ, посмотримъ на твою твердость» — гнѣвно отвѣчаетъ Царь. — «Я пришлецъ на землѣ, и за истину благочестія готовъ претерпѣть и лишеніе сана и всякія муки» — говоритъ митрополитъ.

Послѣдніе преемники по каѳедрѣ м. Филиппа не повторяютъ этихъ словъ и сдѣлались единомысленными съ кровавой властью, а соловецкіе и другіе исповѣдники пошли вслѣдъ ему. Поэтому заграничные послѣдователи Московскаго Патріарха не съ Русской Церковью, а съ измѣнниками истинѣ. Такъ мы должны сказать, если мы члены другъ другу, а не лжебратья и враги. Да будетъ Церковь свята и непорочна, тотъ же кто говоритъ ложь, тотъ не отъ Церкви. Не будемъ /с. 180/ оправдывать сами себя, если истина обвиняетъ насъ. Лучше покаемся предъ ней въ малодушіи. Можно бѣжать отъ гоненія и угрозы, какъ бѣжали родители Божественнаго Младенца отъ Ирода, какъ самъ Іисусъ уклонился отъ побитія камнями, какъ Павелъ изъ Дамаска, какъ разрѣшаютъ это святые каноны (Петръ Алекс. 12, 13), но нельзя не исповѣдывать истины, если приспѣлъ этотъ часъ, и мы даже молились — «да минуетъ меня чаша сія». Это неизбѣжный долгъ, и уклоненіе отъ него нельзя оправдать никакими кривотолками.

Казалось бы такъ легко исповѣдывать евангельскую правду заграницей, на свободѣ, всячески утверждаясь и утверждая въ долгѣ исповѣдничества. «Коня готовятъ на день битвы, а побѣда отъ Господа» (Птч. 21, 31). Но малодушіе и здѣсь имѣетъ мѣсто. Что васъ побуждаетъ идти подъ совѣтскую церковную юрисдикцію? — спрашиваете вы. И нашелся отвѣтъ и такой: «совѣтамъ принадлежитъ будущее». Люди торгуютъ истиной и заранѣе хотятъ спрятаться не подъ крестомъ, а подъ флагомъ Церкви, приспособляются къ условіямъ и думаютъ, что «благочестіе служитъ для прибытка» (1 Тм. 6, 5).

Содѣйствіе. Другое законное желаніе — добиться для Русской Церкви наибольшей свободы. Но нельзя покупать свободу Церкви, какъ и свою, измѣной истинѣ или компромиссами съ ложью и для этой цѣли оправдывать ее. Въ свободѣ, купленной такой цѣной, Церковь не нуждается: ее поддерживаетъ истина, а не свобода безъ истины (Іоан. 8, 32). Патріархъ Тихонъ купилъ себѣ свободу компромиссомъ ради Церкви, но увидѣвъ торжество въ ней истины безъ его жертвы, въ своемъ поступкѣ разочаровался, и Церковь, зная его намѣренія, покрыла его любовью. Но одно дѣло ошибка, а другое сознательное преступленіе, на которое пошло Сергіевская Патріархія.

Въ той свободѣ, которая дается Церкви въ настоящее время, въ тѣхъ условіяхъ и размѣрахъ, тою цѣною и тѣми жертвами истиной и съ тѣми конечными цѣлями богоборческой власти, Церковь не нуждается. Представители ея должны были отъ нея отказаться.

Въ относительной свободѣ церковной нуждаются большевики, чтобы афишировать ее предъ народами для обольщенія вѣрующихъ другихъ странъ за единый фронтъ вмѣстѣ съ собою. Въ этомъ совѣтскомъ обольщеніи призвана участвовать Московская Патріархія и подчиненные ей заграничные экзархаты.

Главное въ совѣтской политикѣ: съ вѣрующими всѣхъ странъ къ интернаціоналу. Это — очередная задача. А потомъ съ невѣрующими всѣхъ странъ — противъ всѣхъ вѣрующихъ, не взирая на ихъ большинство, /с. 181/ какъ въ Россіи. «Кто палку взялъ — тотъ и капралъ». Главное — захватить палку въ руки.

Такъ, вмѣстѣ съ крестьянствомъ, большевики шли противъ царизма и капитализма, но чтобы уничтожить потомъ крестьянство; вмѣстѣ съ нэпомъ или частной торговлей и производствомъ, за хозяйственное возстановленіе страны, но чтобы потомъ его уничтожить; вмѣстѣ съ національностями противъ имперіализма, но за интернаціональное ихъ раствореніе; такъ и вмѣстѣ съ духовенствомъ сначала противъ царизма въ 1905 г., а теперь за интернаціональное объединеніе, но чтобы съ нимъ покончить, какъ и со всякой религіей (Прот. М. Польскій. Совр. сост. ц. въ СССР. 5 стр. 1946).

Церковь въ Россіи существуетъ потому, что заграничные пролетаріатъ и крестьянство еще имѣютъ «религіозные предразсудки» и на путяхъ къ міровой революціи съ этимъ приходится считаться. Ради буржуазіи ей бы не дали существовать. Только для первыхъ демонстрируется свобода Церкви въ Россіи, а то бы съ ней давно кончили. Зачѣмъ же, видя такую опасность и такой методъ, помогать этому преступному пути, а не разоблачать его. Зная методъ, эту правду, уже пройденную, изученную, зная эти цѣли врага, крайне преступно лить воду на его мельницу, участвовать въ его замыслахъ, помогать.

Никакихъ существенныхъ перемѣнъ именно въ принципіальномъ положеніи Церкви въ Россіи не произошло. Эта власть не только не исповѣдуетъ христіанства, или какой-либо религіи, но оффиціально враждебна всякой религіи, принципіально и оффиціально не декларировала своего отказа отъ антирелигіозной программы и борьбы, а сдѣлала временныя послабленія, демонстрацію свободы по практическимъ и тактическимъ соображеніямъ.

Нельзя участвовать въ совѣтскомъ обманѣ. Надо бороться за принципіальныя и существенныя измѣненія, за признаніе религіи необходимымъ учрежденіемъ для всего государства и за ту свободу, которую она имѣетъ во всѣхъ странахъ.

Политика. Хитрѣйшая клевета и тонкая ложь, возстающія на правду въ борьбѣ съ большевизмомъ, заключаются въ «очищеніи отъ политики» однихъ и въ обвиненіи въ политиканствѣ, возводимомъ на другихъ. Въ религіозномъ антибольшевизмѣ нѣтъ никакой политики, а есть самозащита, борьба за вѣру и Христа, противъ невѣрія, воинствующаго безбожія. Политика, это бороться за экономическую или политическую систему. Мы съ соціалистической и политической системой большевизма не боремся, но коль скоро соціализмъ провозглашается богомъ, замѣняющимъ Бога истиннаго, мы противъ такого /с. 182/ обожествленія и говоримъ, что это ложный богъ, и тѣ, кто исповѣдуетъ его погибельно для себя и другихъ, не понимаютъ мѣста, занимаемаго религіей въ душѣ человѣка.

Борющіеся во имя соціализма съ христіанствомъ и религіей суть наши враги. Для насъ, безъ религіозныхъ устоевъ, нѣтъ никакого смысла борьбы съ большевизмомъ. Вопросъ о томъ, что лучше, эксплоатація человѣка человѣкомъ въ буржуазномъ обществѣ, или эксплоатація человѣка государствомъ въ соціалистическомъ, для насъ вопросъ свободы религіознаго человѣка, который можетъ и долженъ въ своемъ развитіи преодолѣть то и другое рабство.

Поэтому, подъ видомъ «очищенія отъ политики» или подъ страхомъ обвиненія въ «политиканствѣ» — отказываться отъ религіозной борьбы съ большевизмомъ, это измѣнить своему христіанскому долгу. Христіанинъ въ своемъ антибольшевизмѣ не занимается политикой, а защищаетъ свою вѣру, съ которой борется большевизмъ. И онъ долженъ продолжать борьбу, не позволяя себя обмануть, когда врагъ дѣлаетъ отступленіе, чтобы только разбѣжаться и сильнѣе прыгнуть впередъ къ торжеству атеизма. (Прот. М. Польскій. Совр. сост. Ц. 4.).

Каноничность. — Поиски каноническаго пребыванія — еще задача заграничной части Русской Церкви.

Укоренился предразсудокъ, будто современная высшая церковная власть въ СССР несомнѣнно каноническая. Это убѣжденіе требуетъ изобличенія своей ложности, какъ опасное, усыпляющее церковное сознаніе. Оно есть завѣдомое попустительство беззаконіямъ, безразличіе къ истинѣ дѣла, поверхностное отношеніе къ произшедшему въ Россіи. Добровольное подчиненіе церковной власти въ СССР, ничтоже сумняся, съ принесеніемъ въ жертву предполагаемой ея безупречной каноничности всѣхъ благъ, правъ и обязанностей своего нормальнаго, свободнаго положенія заграницей свидѣтельствуетъ о невѣдѣніи вообще и, говоря деликатно, о несерьезности и нетвердости своихъ собственныхъ принципіальныхъ установокъ въ разныхъ областяхъ. Какой то легкій формальный взглядъ на достаточность для власти епископа одного преемственнаго рукоположенія, хотя бы за этимъ слѣдовали узурпація обще-епископской власти и другія преступленія, беззаконія и неправды, которыя лишаютъ епископа правъ на власть, характеризуетъ это направленіе. Возможное торжество этой неправды и чувство жалости къ страждущему и попранному въ своемъ служеніи канонической и евангельской истинѣ составу Русской Церкви ихъ не безпокоитъ. Это относится какъ къ ничтожнымъ по духовному сему значенію Московскимъ экзархатамъ въ Европѣ и Америкѣ, такъ и къ двумъ ихъ митрополичьимъ округамъ, главы которыхъ, м.м. Евло/с. 183/гій и Ѳеофилъ, сдѣлали попытки стать въ подчиненное положеніе къ Московской Патріархіи.

Настроеніе обывательскаго состава этихъ Московскихъ экзархатовъ выражается въ повышенномъ чувствѣ чрезвычайной своей православности отъ сознанія, что Московская Патріархія, которую они исповѣдуютъ, признана главами гругихъ Помѣстныхъ Церквей. Они не задаютъ себѣ вопроса, почему обновленческое управленіе въ Россіи не сдѣлалось каноническимъ отъ признанія восточныхъ патріарховъ. По церковному закону и по физической невозможности, или вѣрнѣе по возможности невѣдѣнія и ошибокъ, нельзя вмѣшиваться во внутреннюю жизнь другихъ Помѣстныхъ Автокефальныхъ Церквей. А въ отношеніяхъ, ни къ чему не обязывающихъ главъ Помѣстныхъ Церквей, и съ вѣрой, что наша Помѣстная Церковь сама разберется въ своемъ внутреннемъ спорѣ, состоявшееся общеніе могло имѣтъ мѣсто. Но намъ, членамъ этой Помѣстной Церкви, именно въ силу этого нашего положенія, ни въ коемъ случаѣ нельзя на этомъ фактѣ остановиться, увидѣть въ этомъ какой-то вселенскій соборъ, выразившій всеобщую православную истину, и отказаться отъ нашей внутренней борьбы за эту истину, которую мы должны вести впередъ до свободнаго Россійскаго Помѣстнаго Собора, рѣшенія котораго и будутъ окончательными и для другихъ членовъ Вселенской Церкви.

Наконецъ, меньше всего, что можно въ мірѣ желать, это какого-либо духовнаго возглавленія Московской Патріархіи и вліянія ея на дѣла Вселенской Церкви, не говоря уже о заграничной части Русской Церкви, у которой своя исключительная по важности задача разоблаченія этихъ попытокъ. Павшая во время гоненій, жалкій несчастнѣйшій рабъ своего тирана — большевизма, Московская Патріархія, своими оффиціальными голосомъ и дѣйствіями выражаетъ только его желанія и цѣли. Занимаясь политическими дѣлами, подъ видомъ церковныхъ, она, въ силу того же заданія, запрещаетъ заниматься ими другимъ, чтобы вода лилась отовсюду только на большевицкую мельницу.

Если, по закону Церковнаго Собора отъ 2/15 авг. 1918 г. никто изъ членовъ Православной Церкви не можетъ быть привлеченъ къ церковному суду и подвергнутъ наказанію за тѣ или другія политическія настроенія и соотвѣтствующую имъ дѣятельность, то и Московская Патріархія не подлежитъ суду за свои политическія симпатіи. Но она сама нарушила этотъ законъ и обрушилась со своими прещеніями на заграничную Церковь, и подлежитъ наказанію за это нарушеніе. Однако, въ этой политической своей работѣ она совершаетъ преступленія противъ Церкви и ея Христовой правды.

Не перечисляя снова всѣхъ дѣйствій ея въ пользу враговъ Церк/с. 184/ви, мы добавимъ только, что она распространяетъ ложь и обманъ относительно свободы своей Церкви и отрицаетъ бывшія гоненія, какъ не бывшія, пытаясь вызвать всеобщее довѣріе къ богоборной власти и со стороны вѣрующихъ всѣхъ странъ. Въ этомъ «дѣйствіи заблужденія, такъ что люди вѣрятъ лжи» (2 Ѳес. 2, 11) она участвуетъ, и слово ея распространяется какъ ракъ (2 Тм. 2, 17) среди простыхъ и легковѣрныхъ.

Постоянные компромиссы съ властью богоборной, безнравственной, безпредѣльно жестокой и насквозь лживой, повліяли на характеръ и поведеніе Московской Патріархіи. Подобострастная и униженная у себя, не находящая словъ для выраженія вѣрноподданическихъ чувствъ предъ своими властителями, сама виновная и падшая, беззаконная и неправая, подлежащая разряду кающихся у церковной ограды, она выступаетъ предъ заграничными іерархами съ очень смѣлыми пріемами, съ важностью и внѣшнимъ авторитетомъ, съ властностью и безцеремонностью въ обращеніи, доходящей до дерзости и угрозъ (м. Григорій въ Парижѣ, арх. Алексій въ Америкѣ). Предъ нами церковная власть, достойная своей гражданской. Подчиняться ей можно только по насилію обстоятельствъ, съ печалью сердца и со слезами, какъ въ участіи вмѣстѣ съ язычниками въ идоложертвованіи. Но приходить къ ней съ веселымъ лицомъ и въ праздничныхъ одеждахъ и добровольно приносить жертвы совѣтскимъ богамъ ложью и обманомъ, на что пошла Московская Патріархія, нельзя. Это послѣднее паденіе не имѣетъ извиненій, и черезъ Московскую Патріархію нельзя входить въ соглашательство съ большевиками. Поминать за богослуженіемъ ея имя — это исповѣдывать эту ложь и соглашательство съ нечестіемъ, не говоря уже о томъ, что неканонической и подсудной церковной власти, мы обязаны избѣжать.

Съ осужденіемъ Московской Патріархіи автоматически осуждаются ея послѣдователи заграницей, подлинно продавшіе свое первородство за чечевичную похлебку.

/с. 185/

Заключеніе.

Заграничные пути, описанные въ двухъ главахъ этой заключительной части, могутъ быть также охарактеризованы и озаглавлены, какъ и первыя двѣ части настоящаго каноническаго очерка:

Каноническій путь Архіерейскаго Сѵнода и

Неканоническій путь Константинопольскаго экзархата, Американской автономіи и Московскаго экзархата.

Заграничная часть Россійской Церкви имѣетъ общее каноническое положеніе, аксіоматически простое и неоспоримое: она принадлежитъ къ своей Автокефальной Церкви. Поэтому сама эта часть не можетъ измѣнить своего положенія перемѣной юрисдикціи, автономіей, автокефаліей или чѣмъ либо другимъ, и на эту часть, какъ на достояніе Россійской Церкви, никто не можетъ посягать и пытаться отторгнуть отъ нея. Автокефальныя національныя церкви имѣютъ нужду и право основывать миссіи, приходы и епархіи внѣ своихъ странъ, по своему произволенію и подъ своимъ непосредственнымъ управленіемъ, а на территоріяхъ другихъ Православныхъ Церквей съ ихъ разрѣшенія.

Часть Церкви, потерявшая связь со своей центральной Церковной властью, при наличіи епископовъ, организуетъ соборное управленіе для себя, въ ожиданіи соединенія со своимъ цѣлымъ. Примѣнительно къ послѣднимъ русскимъ обстоятельствамъ должно сказать, что если бы никогда не было указа 1920 г. о церковномъ соборномъ самоуправленіи на мѣстахъ, то и тогда оно должно было возникнуть само собой по епископскому долгу, какъ оно и возникло на Юго-Востокѣ Россіи, и если бы указъ 1920 г. буквоѣдски безсмысленно оспаривался для его примѣненія заграницей, то и тогда, игнорируя этотъ указъ, долгъ предъ Русской Церковью обязывалъ бы ея членовъ заграницей себя самихъ и ея достояніе сохранить для нея не инымъ способомъ, какъ составленіемъ собора центральной высшей епископской власти и организовать единство этой заграничной части, потерявшей его во всероссійскомъ церковномъ центрѣ.

Долгъ всѣхъ заграничныхъ русскихъ приходовъ, миссій и епархій, потерявшихъ связь съ Матерью-Церковью, до прихода ея дѣлъ въ нормальное состояніе, объединиться подъ единственной канонической формой Церковнаго управленія, подъ русскимъ заграничнымъ Соборомъ Епископовъ, разъ таковые имѣются налицо, какъ изъ прежнихъ, находившихся заграницей, такъ и изъ вновь прибывшихъ.

Подчиненіе же настоящему, порабощенному большевикамъ, высшему церковному управленію въ Россіи, когда явилась къ тому /с. 186/ физическая возможность, должно быть отвергнуто церковью эмиграціи, возникшей черезъ борьбу за свободу, и получившей ее заграницей. Избѣжавши порабощенія большевикамъ, гонителямъ Церкви, она не можетъ снова порабощаться имъ, хотя бы черезъ Московскую Патріархію. Не для того уходили въ эмиграцію.

Однако, заграничная часть Русской Церкви должна категорически отвергнуть попытки Московской Патріархіи какими-либо указами исключить заграничныхъ іерарховъ и духовенство изъ состава Русской Православной Церкви и лишить ихъ права именоваться ея священнослужителями, какъ не каноническія. Она должна неизмѣнно исповѣдывать себя въ ея составѣ и, посколько въ Помѣстной Автокефальной Церкви Россійской въ 1927 г. возникъ внутренній каноническій споръ, то заграничная часть ея въ нѣмъ участвуетъ на равныхъ основаніяхъ съ другими ея епархіями и можетъ въ единственно свободныхъ условіяхъ, сравнительно съ другими ея частями, выражать свое мнѣніе и защищать таковое же другихъ, принужденныхъ къ молчанію въ самой Россіи. Этотъ долгъ лежитъ на ней, и она обязана его выполнить до конца, чтобы не получить упрека въ измѣнѣ ему, какъ отъ будущей свободной Матери Церкви, такъ и отъ всей ея исторіи. Соборъ заграничныхъ епископовъ въ 1927 г. отвергъ самую угрозу Сергіевскаго Сѵнода исключить изъ состава родной Церкви, какъ актъ неканоническій.

Хотя и въ этотъ внутренній споръ Автокефальной Церкви никто изъ другихъ Помѣстныхъ Церквей вмѣшиваться не можетъ до тѣхъ поръ, пока онъ не разрѣшится въ самой этой Церкви, но долгъ свободныхъ епископовъ заграничной части ея засвидѣтельствовать предъ ними, что Московская Патріархія, основанная вновь м. Сергіемъ, и возглавляемая нынѣ п. Алексіемъ, не является представителемъ Русской Церкви, что обязываетъ Помѣстныя Церкви по крайней мѣрѣ къ осторожности во взаимообщеніяхъ съ нею.

Архіерейскій Соборъ отвергъ незаконное вмѣшательство въ дѣла Русской Церкви и притязанія на ея заграничное достояніе другихъ патріархатовъ, осудилъ новый стиль заграницей, обновленческій расколъ въ Россіи и беззаконныя выступленія Сергіевской Патріархіи, ставъ на сторону гонимой Церкви, за ея каноническую и евангельскую правду. Онъ опротестовалъ незаконный способъ избранія патріарховъ въ Россіи, непрестанно боролся за сохраненіе вѣрности заграничной части Русской Церкви своей Матери-Церкви отъ измѣны и уклоненій и за собственное внутреннее единство всѣхъ частей Зарубежной Церкви около Собора епископовъ противъ расколовъ, посягательствъ и притязаній единоличныхъ правъ на общеепископскую власть.

Такимъ образомъ, заграничная часть Русской Церкви, возглавляемая этой единственной канонической формой управленія, подлин/с. 187/но въ самой дѣятельности и исповѣданіи принадлежитъ къ составу Русской Помѣстной Автокефальной Церкви. Поэтому бытіе этой русской заграничной церковной области имѣетъ исключительное значеніе для Русской Церкви и всѣми будетъ признано когда-нибудь единственнымъ голосомъ ея, отвѣчающимъ въ это время ея достоинству.

Архіерейскій Соборъ являетъ должнымъ образомъ Россійскую Церковь чистотой своей вѣры и преданностью божественнымъ канонамъ, служа опорой ихъ правды и надеждой ихъ торжества. Условія свободы использованы для пользы Русской Церкви въ полной мѣрѣ.

Духовный контактъ Архіерейскаго Собора съ Россійской Церковью, минуя Московскую Патріархію, осуществленъ вполнѣ. Заграничный Соборъ морально связанъ съ тѣми россійскими епископатами, которые съ 1943 г. замѣнены оффиціальными и легальными нынѣшняго состава и которые, напримѣръ въ Молотовскомъ районѣ, сами отказались отъ позорной свободы; съ тѣми «обывателями» Русской Церкви, которые признаютъ нынѣшнія совѣтскія свободы только тактическимъ маневромъ, и ради которыхъ Московская Патріархія выпускаетъ свой журналъ въ двухъ изданіяхъ, чтобы скрыть идеи Заграничнаго Сѵнода, съ которымъ она полемизируетъ. Наконецъ Заграничный Сѵнодъ оперся на огромную, многочисленную народную и церковную живую силу новой эмиграціи перемѣщенныхъ войной лицъ, которыя борьбой, страданіемъ и кровью засвидѣтельствовали заграницей о тяжкомъ египетскомъ рабствѣ Русской Церкви и облекли довѣріемъ Архіерейскій Сѵнодъ, встрѣтивъ на чужбинѣ свою родную подлинно церковную власть, право правящую слово истины, вѣрную всегда имъ издали и борющуюся съ ними за одну и ту же правду. О дѣятельности здѣсь Архіерейскаго Сѵнода напишется въ церковной исторіи особая глава.

Оффиціальная церковная власть въ Россіи не со своею Церковью, не со своимъ церковнымъ народомъ-страдальцемъ. Она — по нуждѣ терпимое насиліе. Заграничная область — единственный оплотъ, надежда, утѣшеніе и радость россійскихъ катакомбъ. Такъ было въ то время, когда въ нихъ былъ пишущій эти строки, такъ и осталось и теперь по подтвержденію вновь прибывшихъ изъ нихъ.

Факты, обстоятельства, исторія, каноны, евангельское слово, совѣсть — однимъ несокрушимымъ узломъ вяжутъ сергіевскую церковную власть въ Россіи и бросаютъ ее, какъ неоплатнаго должника Церкви въ темницу, гдѣ она будетъ сидѣть, пока не отдастъ послѣдней полушки, а вмѣстѣ съ нею и тѣхъ, кто пошелъ съ нею на соглашеніе и сталъ оправдывать ея путь. Судъ безъ милости тѣмъ, кто не оказалъ милости епископату, клиру, народу, которые вопіяли, умоляли, просили о стояніи въ правдѣ Божіей и которымъ отвѣтили жестокой расправой и поруганіемъ.

/с. 188/ Критеріемъ для оцѣнки каноническаго положенія высшей церковной власти различныхъ русскихъ церковныхъ объединеній заграницей является отношеніе ихъ къ Русской Церкви и къ Московской Патріархіи.

Американская автономная епархія принципіально признала возможность духовнаго возглавленія для себя Московской Патріархіей. Константинопольскій Экзархатъ готовъ къ «братскому сотрудничеству» съ ней, и указъ ея отъ 16 мая 1947 г. об искюченіи іерарховъ и духовенства его изъ состава Русской Церкви и лишеніи права именоваться священнослужителями ея приняла «ничесоже вопреки глаголя». Московскій экзархатъ заграницей безоговорочно поработилъ себя совѣтской церковной и интернаціональной политикѣ и составилъ новую добровольческую армію на сторонѣ красныхъ, противъ бѣлыхъ-непримиренцевъ, принося тѣ же нечистыя, совѣтскія идольскія жертвы, и упражняясь въ той же лжи, клеветѣ и обманѣ, что и подсовѣтская Патріархія. Подчиняясь послѣдней, и черезъ нее покорившись большевикамъ, эти, вслѣдъ за ней, бѣдными кроликами отправились въ пасть змѣя, воображая что присоединились къ своей Церкви. Вторые вышли совсѣмъ изъ состава ея и юридически и фактически, не находя никакихъ основаній для борьбы за нее. Первые, для достиженія своихъ цѣлей безразличны къ средствамъ и духовно вышли изъ нея, переставши чувствовать себя ея частью.

Такимъ образомъ, общеніе съ Московской Патріархіей, выходъ изъ состава Русской Церкви, то и другое вмѣстѣ въ «братскихъ» отношеніяхъ, демонстрируютъ ложные пути и глубокій расколъ съ позиціей Архіерейскаго Сѵнода: быть въ составѣ Русской Церкви и вмѣстѣ съ тѣмъ не съ Московской Патріархіей, не съ ея нынѣшнимъ возглавленіемъ.

Въ церковной жизни эмиграціи произошло то же, что и въ ея гражданской — расколъ. Не могли осуществить общеэмигрантскаго единства, создать свой центръ, всѣми почитаемый и уважаемый, не показали сознанія своего общаго положенія, общихъ цѣлей, задачъ, стремленій и желаній. Но въ Церкви вышло тѣмъ хуже, что налицо здѣсь есть единый фундаментъ — русская Православная вѣра, что Церковь есть единственная организація для русскихъ, въ которой ея должности, — не бывшіе чины и саны, а дѣйствительные, на дѣйствительной службѣ у которой есть свой законъ, св. каноны, которымъ обязаны повиноваться, и неразрушенная организація, свое возглавленіе, прибывшіе заграницу, цѣлый Соборъ епископовъ, верховная власть Церкви. Все это — единственныя драгоцѣнности, которыя унесли изъ Россіи и принесли сюда, и которыя надо было беречь и сохранять съ благоговѣніемъ. И вотъ этой организаціи церковной нанесены тягчайшія удары и наносятся по сей день, такъ что бѣднымъ ря/с. 189/довымъ членамъ Церкви трудно разобраться въ происходящемъ. Грѣхъ противъ единства совершенно очевиденъ и ничѣмъ не оправдываемъ. Произошла даже сознательная и планомѣрная борьба съ общецерковнымъ единствомъ заграницей и съ упрекомъ, въ отношеніи къ Собору Архіереевъ за «притязанія» на общецерковную власть заграницей. За расколъ, за церковное разъединеніе была открытая и сознательная борьба.

Значеніе церковныхъ законовъ св. каноновъ ослабѣло до полнаго пренебреженія. Объявлялись запрещенія, но ихъ никто не признавалъ. Почему же это? Каноническая высшая церковная власть не имѣетъ уже больше поддержки Благочестивѣйшихъ Государей и государственной опеки, подъ которой привыкли жить и которой больше боялись, чѣмъ силы своего собственнаго церковнаго закона. Казалось бы только въ государствѣ законъ опирается на принудительную силу, а въ Церкви царствуетъ свободное, добровольное подчиненіе. И это осталось вѣрнымъ кажется для всѣхъ въ Русской Церкви, кромѣ нѣкоторыхъ (грустно признать) іерарховъ, видимо раболѣпныхъ поклонниковъ сильныхъ міра сего, потерявъ которыхъ и оказавшись на свободѣ они не могли уже признать никакихъ авторитетовъ безъ этой внѣшней поддержки. Свобода соблазнила. Возможность жизни безъ дисциплины и надзора, безъ контроля высшей инстанціи, въ своеволіи и беззаконности преодолѣла духовный законъ мира, единомыслія и свободы, которая, по примѣру Божественной Жизни, есть самоограниченіе во имя любви.

Кто же нарушилъ эту любовь, гдѣ проявлены властолюбіе и домогательства, кто не захотѣлъ подѣлить власти между всѣми епископами и боролся за преобладаніе, не желая подчиняться общему братскому рѣшенію и вообще никому не подчиняться? Кто возжелалъ буквы закона, а не духа и смысла его, и слѣпо слѣдовалъ ей до паденія въ яму? Кто дѣйствовалъ заграницей въ духѣ м. Сергія и нарушилъ братское единство? Откуда эта ересь единоличнаго церковнаго управленія и диктатуры одного епископа, который можетъ внести въ Церковь всякое беззаконіе и подобранные имъ соборы, сѵноды, епархіальные совѣты и собранія, которыя являются только для оправданія всякой его неправды? Какъ эти общія собранія епархій и митрополій превратились въ высшія инстанціи церковной власти и приняли даже наименованія соборовъ, когда ихъ гегемоны лишили своихъ епископовъ правъ викарныхъ и епархіальныхъ архіереевъ? Всюду разобщеніе, а не единство, самоволіе, а не подчиненіе, поиски внѣшняго авторитета (еще считались съ покровительствомъ Сербской Церкви), а не братское единеніе и самодисциплина, невѣрность, измѣна, превышеніе власти, чрезмѣрныя притязанія, самочиніе, неправда, ком/с. 190/промиссы, тайныя дѣйствія и дипломатія хитростей и обмановъ, получившихъ похвалу мудрости.

Путь Архіерейскаго Собора и Сѵнода, — путь сознательнаго, свободнаго, дисциплинированнаго единства очень труден.

Прежде всего трудность его въ томъ, что он есть путь вѣры въ конечное торжество правды, а потому можно «умереть въ вѣрѣ, не получивши обѣтованій» (Евр. 11, 13), ибо онѣ принадлежатъ будущему. Исповѣдывать себя неразрывной частью Русской Церкви, не подчиняясь ея неканонической современной церковной власти и ожидать возстановленія свободной и нормальной жизни въ ней, и тогда своего возсоединенія съ ней, это подлинно подвигъ вѣры въ ней, сопряженный съ великими трудностями. Надо скромно и твердо хранить самостоятельность заграничной части Русской Церкви среди автокефальныхъ церквей, на правахъ временно оторваннаго отъ своей центральной власти цѣлаго округа или союза епархій и надо ждать высшихъ санкцій на всю свою дѣятельность только по возсоединеніи съ центральной властью (указъ 1920 г.).

Но это добрый путь и вѣрный, ибо, «все, что не по вѣрѣ — грѣхъ» (Рим. 14, 23). Нельзя сказать, что отпавшіе отъ Архіерейскаго Собора поступали по вѣрѣ. Они помышляли устроить свою каноничность въ настоящемъ прочнѣе и какъ можно скорѣе, не взирая на средства и не надѣясь на будущее, и потому эта каноничность не удалась. Архіерейскій же Соборъ, по самому существу являясь учрежденіемъ каноническимъ, легко отбрасываетъ отъ себя обвиненія въ автокефаліи или въ самочиніи.

Епископовъ, объединенныхъ въ братскій союзъ и объединившихъ подъ свой покровъ всю зарубежную Церковь, что могло разъединить, кромѣ именно самочинія нѣкоторыхъ, искавшихъ единоличной власти? Принципъ Архіерейскаго Собора несокрушимъ.

Заграничная частъ Россійской Церкви находится во Вселенской Церкви, хотя и въ другомъ состояніи чѣмъ она, какъ свободная сравнительно съ несвободной. А потому у нея невольно есть свои особыя отношенія ко Вселенской Церкви, какъ ходатаицы по русскимъ церковнымъ дѣламъ, освѣдомительницы о ея состояніи, защитницы ея интересовъ, исповѣдницы ея правды. Роль Собора Епископовъ этой части Русской Церкви исключительно важная и необходимая какъ для Русской Помѣстной Церкви, такъ и для Вселенской, и она всегда выполнялась и выполняется и заслуживаетъ похвалы и благодарности этихъ великихъ сторонъ. Въ нѣмъ сохранено лицо Русской Церкви. Онъ одинъ говоритъ отъ лица своей страдалицы. Онъ представитель ея заграницей. Подчиненіе же какой-либо епархіи другимъ патріархатамъ или образованіе автокефалій и автономій могло произойти только /с. 191/ самочинно и явилось тенденціей къ отторженію этихъ частей отъ Русской Церкви и посягательствомъ на ея достояніе, нарушеніемъ порядка, который до сего времени существовалъ и всѣми признавался, и ко всему этому измѣной Русской Церкви въ годину ея испытаній. Надлежитъ быть и сему пути.

Но «путь истины будетъ въ поношеніи» (2 Петр. 2, 2). Трудности Архіерейскаго Собора чрезвычайно возрастаютъ. «Бѣды отъ сродниковъ, бѣды отъ язычниковъ, бѣды отъ лжебратіи» (2 Кор. 11, 26)...

Большевики ведутъ борьбу съ Заграничной Церковью съ начала эмиграціи, и въ то время, когда Московская Патріархія даже во внутреннихъ церковныхъ дѣлахъ дѣйствуетъ въ согласіи со своей безбожной властью, зарубежная церковная организація осталась недоступной ни прямому, ни косвенному разлагающему воздѣйствію съ ея стороны.

Большевикамъ въ этой борьбѣ помогаетъ Московская Патріархія, не смотря на то, что они разрушаютъ Церковь. Самый острый ударъ для нея въ томъ, что заграничная часть продолжаетъ считать себя въ составѣ Русской Церкви, не признавая надъ собой ея возглавленія. Такимъ образомъ, правда живетъ, борьба съ неправдой существуетъ, судъ впереди и беззаконія будутъ изобличены.

Однако, нападенія большевицкой стороны естественны и не такъ воспринимаются, какъ отъ «сродниковъ» по заграничной судьбѣ. Отколовшіеся отъ Собора враждуютъ съ нимъ и открыто и прикровенно, «Кливландцы» не стѣсняются въ своихъ «открытыхъ письмахъ», а «евлогіане» продолжаютъ удивляться «какую широкую юрисдикцію усваиваетъ себѣ дэ юре и дэ факто Зарубежный Сѵнодъ» (Ц. Вѣст. № 7. 1947 г.), назначая епископовъ на каѳедры въ разныя страны на русскія епархіи. Почему бы не исповѣдать прямо свою новую вѣру, что все это долженъ дѣлать Константинопольскій Патріархъ или даже его западно-европейскій русскій экзархъ. Другіе смѣльчаки изъ этой же среды искренно злорадствуютъ о «сокрушительныхъ ударахъ», полученныхъ «карловчанами» отъ евлогіанской же измѣны, отъ предательства нѣкоторыхъ (м. Серафимъ Лукьяновъ) и отъ подлинной страдальческой гибели цѣлыхъ епархій отъ совѣтскихъ захватовъ. Этимъ господамъ не понять, что маленькая семитысячная армія, послѣ Сенъ-Готардскаго перехода и огромныхъ потерь осталась непобѣжденной. Не больно, когда большевицкое копыто лягаетъ израненнаго духовнаго льва эмиграціи, но позорно и горько, когда бросившіе свои знамѣна и бѣжавшіе съ поля битвы «побѣдоносно» и съ усмѣшкой выглядываютъ изъ чужого двора на принявшихъ всѣ сраженія и сохранившихъ свои святыни. За что же вы не любите Заграничный Сѵнодъ? Почему же вы встревожены его существованіемъ, волнуетесь отъ прояв/с. 192/ленной имъ дѣятельности, радуетесь его потерямъ, боитесь его усиленія, ждете его исчезновенія? Потому что честный, прямолинейный, не уступившій ничего и никому, несгибаемый, не знавшій колебаній путь служенія правдѣ Христовой въ нашихъ условіяхъ является живымъ укоромъ вашему пути, и вы досадуете.

Неужели вы не видите, что «тихоновцы» въ Россіи и «карловчане» заграницей давно побѣдили, хотя бы для общаго признанія этого факта еще нужно какое то время.

Вы обижены своими ошибками. Но для этого есть ихъ сознаніе и исправленіе. Будьте мужественны и пожалѣйте, что не удалось пойти этимъ путемъ съ начала до конца безъ колебаній. Порадуйтесь великодушно, что, послѣ дней общеэмигрантской непримиримости и клятвъ вѣрности россійской борьбѣ до гроба и наступившаго затѣмъ разложенія, которому поддались и нѣкоторые ваши церковные вожди, остался старый Вождь, который не преклонилъ колѣнъ своихъ предъ Вааломъ, не принесъ нечистыхъ жертвъ ему никакимъ компромиссомъ и тѣмъ болѣе сталъ достоинъ вашего довѣрія и уваженія, которыя ему можно снова принести отъ всего сердца. Этотъ Вождь и этотъ его путь будутъ и славой Русской Церкви.

Архіерейскій Сѵнодъ безъ пропуска реагировалъ на всѣ россійскія событія, оцѣнивалъ ихъ вѣрно, понималъ ихъ смыслъ, не смѣшивалъ внѣшнюю формальную законность съ внутренней ея правдой и видѣлъ когда первая прикрывала неправду и не поддавался обману, не проявлялъ наивности и легковѣрія. Онъ дѣйствовалъ всегда грамотно, отвѣтственно и серьезно, но, главное, во имя пользы, не безразлично относясь къ истинѣ и лжи, къ добру и злу, и связывалъ пользу Церкви только съ первыми. Епархіи Архіерейскаго Сѵнода вели себя заграницей, какъ принадлежащія къ Русской Церкви, какъ ея часть, органически съ ней связанная, переживая ея вопросы, занимая опредѣленное въ ней положеніе, сострадая именно ея мученичеству и служа мученикамъ правдой, и не подумавъ стать на сторону измѣны, общаясь съ Московской Патріархіей или выходя изъ состава родной Церкви.

Какъ могло быть иначе? Какіе могутъ быть другіе интересы и пути для нашей Заграничной Церкви? Почему она должна быть раздѣлена, лишена единства, одного направленія и руководства?

Путь истины принадлежитъ Собору заграничныхъ архіереевъ, которые стали на канонически вѣрный путь самоуправленія по условіямъ жизни заграничной части Русской Церкви. Соборъ этотъ оказался единственно законнымъ и истиннымъ по формѣ управленія, по составу (изъ епископовъ), по содержанію, какъ временный до возсоединенія съ центральной властью, по идеѣ борьбы за правду, свободу и кано/с. 193/ническій строй въ самой Россіи, къ чему обязываетъ долгъ свободной жизни самого Собора.

Въ данное время единственной канонической церковной властью въ Россійской Православной Церкви, въ ея цѣломъ, какъ для заграничной ея части, такъ и съ 1927 г. для самой Россіи, является Заграничный Соборъ Архіереевъ, который могъ осуществить свои права и русскую церковную правду невозбранно.

Вотъ тотъ неизбѣжный выводъ, который диктуется тщательнымъ разсмотрѣніемъ каноническаго положенія высшей церковной власти въ Россіи и заграницей.

Ни одинъ заграничный епископъ, считающій себя русскимъ, никуда не можетъ уйти отъ собственнаго соборнаго церковнаго управленія и общеепископской власти и пребывать въ обособленности или создавать отдѣльную группу епископовъ въ епархіяхъ, экзархатахъ, митрополіяхъ. Налицо нѣтъ никакой внѣшней изоляціи отъ другихъ православныхъ архіереевъ заграницей, чтобы избѣжать Общаго Собора, на которомъ должны присутствовать всѣ безъ всякого исключенія подъ страхомъ наказанія. Разобщеніе отъ Общаго Собора есть тяжкое каноническое преступленіе, которое никогда не останется безнаказаннымъ въ будущемъ.

За грѣхъ отдѣленія отъ Русской Церкви, за несохраненіе братскаго союза епископовъ заграницей, за союзъ съ большевиками чрезъ посредство общенія съ Московской Патріархіей въ условіяхъ своей свободы, за невыполненіе долга предъ Матерью Церковью, къ которому обязываютъ эти условія, за отказъ отъ борьбы за ея истину, епископы будутъ отвѣчать предъ Русской Церковью, не говоря о томъ, что и предъ Богомъ на судѣ Божіемъ.

Снова собраться въ любви, мирѣ и единомысліи, какъ дѣтямъ одной страны и служителямъ одной Церкви и однихъ цѣлей, забывъ и взаимно простивъ прошлое, заботясь жертвенно о прочномъ, несокрушимомъ единствѣ — вотъ задача епископовъ и ближайшая первая нужда заграничной части Русской Церкви.

Когда-то Сербскій Патріархъ Варнава, въ горячей любви къ Россіи и съ пламенной жаждой ея возстановленія, а также порядка и искорененія расколовъ и раздѣленій въ заграничной ея части, говорилъ русскимъ людямъ: «Среди васъ, — говорилъ онъ, — находится этотъ великій іерархъ, (м. Антоній) являющійся украшеніемъ Вселенской Православной Церкви. Это высокій умъ, который подобенъ первымъ іерархамъ Церкви Христовой въ началѣ христіанства. Въ нѣмъ и заключается церковная правда. Вы всѣ, не только живущіе въ нашей Югославіи, но и находящіеся въ Америкѣ, въ Азіи и во всѣхъ странахъ міра должны составить, /с. 194/ во главѣ съ вашимъ великимъ архипастыремъ, митрополитомъ Антоніемъ единое несокрушимое цѣлое, неподдающееся нападкадъ и провокаціямъ враговъ Церкви». (Ц. Вѣд. 15/28 іюля 1930 г.).

Епископамъ надлежитъ знать перваго изъ нихъ.

Епископы Карѳагенскаго Собора, внимая словамъ епископа Аврилія, постановили: (прав. 97). «да вѣдаетъ каждый изъ насъ опредѣленный ему отъ Бога чинъ, да поставленные послѣ другихъ отдаютъ преимущество поставленнымъ прежде, и да не дерзаютъ творити что-либо, не внявъ волѣ ихъ, сего ради предлагаю, что приходитъ мнѣ на мысль: тѣхъ, которые пренебрегаютъ поставленныхъ прежде ихъ, и являютъ нѣкую дерзость, подобаетъ всѣмъ Соборомъ укрощати по приличію».

Старшій епископъ заграничной части Русской Церкви, митрополитъ Анастасій, является въ настоящее время вообще старѣйшимъ по хиротоніи русскимъ іерархомъ въ мірѣ, единственнымъ оставшимся въ живыхъ членомъ Священнаго Патріаршаго Сѵнода, избранный Соборомъ 1917-18 г., а потому ближайшее къ управленію Церкви лицо, остатокъ нашей законности и авторитета въ каноническомъ смыслѣ.

По духовнымъ качествамъ личнымъ или по принципамъ своего служенія Церкви въ данное время и во все время эмиграціи онъ не имѣетъ укора.

Одинъ сторонникъ Кливландскаго Собора въ Америкѣ все же написалъ: «міровой свѣтильникъ и авторитетъ митрополитъ Анастасій»... И это несомнѣнно въ нынѣшній день, когда столько уловили совѣтскія сѣти.

Итакъ, Соборъ знаетъ своего Предсѣдателя.

Все хорошо, что хорошо кончается. Намъ нужно единство и опредѣленность нашихъ позицій предъ будущимъ, которое будетъ несомнѣно отвѣтственнымъ, если не грознымъ.

Намъ нужны бодрость и мужество для всего, и даже, прежде всего, для смиренія и покаянія.

Пусть они вольются въ насъ отъ пророческаго слова.

«Укрѣпите ослабѣвшія руки и утвердите колѣна дрожащія; скажите робкимъ душою: будьте тверды, не бойтесь; вотъ Богъ вашъ, придетъ отмщеніе, воздаяніе Божіе. Онъ придетъ и спасетъ васъ. Тогда откроются глаза слѣпыхъ, и уши глухихъ отверзутся» (Исаіи 35, 3-5).

Протоіерей М. Польскій.       

Примѣчаніе:
[1] Положеніе этой школы осталось безъ перемѣнъ по 1947 г. Наряду съ прекраснымъ и полезнымъ трудомъ «Евхаристія» появилась никому ненужная и противная православному ученію «Ветхозавѣтная библейская критика».

Источникъ: Протоіерей М. Польскій. Каноническое положеніе Высшей церковной власти въ СССР и заграницей. — Jordanville: Типографія пр. Іова Почаевскаго въ Св.-Троицкомъ монастырѣ, 1948. — С. 132-194.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.