Церковный календарь
Новости


2017-11-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Существо Православія и соврем. борьба противъ него (1975)
2017-11-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Въ чемъ истинное Православіе и хранимъ ли мы его? (1975)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 12-я (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 11-я (1932)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 38-е (1882)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 37-е (1882)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 10-я (1932)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Главы 8-9 (1932)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Да здравствуетъ Самодержавіе!" (1907)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Къ честнымъ сынамъ Россіи" (1907)
2017-11-22 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Церковное управленіе (1959)
2017-11-22 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Градъ Китежъ или самая умышленная страна? (2005)
2017-11-21 / russportal
Программа и уставъ "Русскаго Народн. Союза им. Михаила Архангела" (1909)
2017-11-21 / russportal
Уставъ "Союза Русскаго Народа" (1906)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (6-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (5-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 23 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Помазанскій († 1988 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій († 1988 г.), видный богословъ, духовный писатель, преподаватель семинаріи РПЦЗ въ Джорданвиллѣ. Родился 6 (19) ноября 1888 г. въ с. Корысть (Волынская губернія) въ семьѣ священника. Окончилъ Кіевскую духовную академію со степенью кандидата богословія (1912). Преподаватель въ ровенскихъ гимназіяхъ (1916-1934). Священникъ (1936), зачисленъ въ клиръ Варшавскаго каѳедральнаго собора (до 1944 г.). Послѣ эвакуаціи изъ Варшавы 4 года жилъ въ лагеряхъ Ди-Пи въ Германіи. Съ 1949 г. вмѣстѣ съ семьей переѣхалъ въ США. Преподавалъ въ Свято-Троицкой духовной семинаріи г. Джорданвилль (шт. Нью-Іоркъ, США) греческій и церковно-славянскій языки, а также догматическое богословіе (въ 1960-хъ — 1980-хъ гг. упоминается какъ проректоръ семинаріи). Въ 1950-хъ — 1980-хъ гг. упомянутъ какъ священнослужитель, приписанный къ Свято-Троицкому монастырю въ г. Джорданвилль въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1955 г. — митрофорный протоіерей; съ 1962 г. — протопресвитеръ. Членъ редакціонной комиссіи Свято-Троицкаго монастыря (упом. въ 1955 г.). Перу о. Михаила принадлежитъ рядъ брошюръ и множество статей въ «Православной Руси», «Православной Жизни» и журналѣ «Православный Путь». Бóльшая часть этихъ статей вошла въ сборники «О жизни, о вѣрѣ, о Церкви» (два тома, 1976) и «Богъ нашъ на небеси и на земли вся, елика восхотѣ, сотвори» (1984). Но наибольшей извѣстностью пользуется его «Православное Догматическое Богословіе» (1968), которое стало основнымъ учебникомъ во всѣхъ духовныхъ семинаріяхъ Америки. Скончался 22 октября (4 ноября) 1988 г. въ возрастѣ 100 лѣтъ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ.

Сочиненія протопресвит. Михаила Помазанскаго

Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій († 1988 г.).
Богъ нашъ на небеси и на земли, вся елика восхотѣ, сотвори.
Апологетическіе очерки. (1978-1982).

«Богъ нашъ на небеси и на земли, вся, елика восхотѣ, сотвори» (Псал. 113, 11).

Принципъ цѣли или законъ причинности лежитъ въ основаніи бытія міра и судебъ человѣчества?

Въ вопросѣ «Зачѣмъ?» кроется мысль о томъ, что будетъ впереди даннаго событія или явленія. Съ этимъ вопросомъ соединена религіозная точка зрѣнія.

Въ вопросѣ «Почему?» выражена мысль о томъ, что предшествовало и вызвало явленіе даннаго событія или предмета. Съ этимъ вопросомъ связана позиція позитивизма, какъ міровоззрѣнія.

Что принадлежитъ къ ежедневной мысли, то въ данномъ случаѣ относится и къ «вопросамъ вѣчности». «Причины» или же «цѣли» стоятъ на первомъ мѣстѣ бытія всего существующаго?

Современная, объявляющая себя научной, мысль, стремящаяся уйти отъ религіозныхъ представленій и упирающаяся на принципы матеріализма, игнорируетъ вопросы «цѣли», отвергаетъ ихъ въ главныхъ темахъ бытія міра, а въ житейской области сводитъ цѣли до минимума, внушая намъ, что дѣйствія, какъ въ общественныхъ движеніяхъ, такъ даже въ нашей личной жизни, представляющіяся намъ свободными дѣйствіями, по сути своей настолько опредѣляются предшествующими обстоятельствами, что наша личная воля только подчиняется «закону причинности». Такимъ образомъ, по этому представленію, цѣлесообразность, цѣленаправленность нашихъ поступковъ только мнимая, и во всякомъ случаѣ предрѣшенная въ движеніяхъ «общественныхъ». Не являемся ли мы, при такомъ взглядѣ, только игрушкой судьбы?

Конечно, такой взглядъ для насъ не пріемлемъ. Не имѣя намѣренія входить въ «научныя» теоріи, намъ слѣдуетъ опредѣлить и обосновать нашъ христіанскій принципъ въ данномъ предметѣ мысли, не сомнѣваясь, что онъ есть и подлинно общечеловѣческій. А отъ него опредѣляется наше міровоззрѣніе.

Двѣ стихіи въ мірѣ. Законъ прячинности. Стихія мертвая.

Вселенная — космосъ — состоитъ изъ двухъ неравныхъ стихій: мертвой и живой. Гдѣ мертвая стихія, тамъ дѣйствуютъ строгіе законы. Сущность дѣйствія ихъ сводится къ формулировкѣ: «Причины и ихъ слѣдствія». Тамъ масса «матеріи», преимущественно въ ея грубой, почти дикой формѣ, и физическая «энергія», то и другое въ движеніи, съ богатствомъ элементовъ, соединенія и разлученія которыхъ даютъ автоматическія строгія и точныя слѣдствія. Эти слѣдствія могутъ быть въ совершенствѣ учтены, и на дѣлѣ почти всѣ учтены и изслѣдованы точной наукой, и человѣчество пользуется знаніемъ ихъ въ своихъ интересахъ и въ своихъ нуждахъ, иногда же и во вредъ самому себѣ. Въ этой сферѣ — господство математики. Математика же сама есть совершенная точность. Математическіе законы строги и неизмѣнны. Въ приложеніи своемъ къ мертвой природѣ, къ установленію причинъ и слѣдствій, математика являетъ и освѣщаетъ намъ строгое единообразіе въ истеченіи слѣдствій изъ причинъ. Въ этой стихіи міра законъ: автоматизмъ.

Жизнь. Законы разума и цѣли.

Иное дѣло — въ живой области міра. Жизнь сама по себѣ есть таинственная сущность, таинственнѣйшее бытіе. Въ самыхъ элементарныхъ существахъ, начиная отъ невидимыхъ простымъ глазомъ бактерій, налицо преодолѣніе автоматичности и механичности. Живыя существа, начиная отъ самыхъ низкихъ ихъ формъ, обнаруживаютъ волю собственную къ движенію; далѣе, въ порядкѣ возвышенія формъ — стремленіе къ питанію; далѣе — какіе-то зачатки оріентировки; далѣе — способность ощущеній, потомъ — сообразительности, а тамъ уже нѣкая разсудительность и «цѣль». И «цѣли» въ разныхъ направленіяхъ. Конечно, здѣсь дѣйствуетъ и законъ «причинности», но онъ регулируется «собственнымъ» стремленіемъ: растеніе знаетъ, когда ему полезно повернуться къ свѣту, когда укрыть или раскрыть оболочку своего цвѣтка. На небольшомъ земномъ шарѣ — какое богатство формъ живыхъ существъ растительнаго и животнаго міра! А источникомъ своего литанія этотъ міръ имѣетъ мертвую матерію: землю, воздухъ, воду и т. д.

И какъ цѣлеобразнымъ здѣсь уже оказывается то, что мертвая природа неизмѣнна въ своихъ «законахъ причинности»! Съ какимъ удобствомъ живая стихія имѣетъ возможность пользоваться мертвой стихіей!

Въ соединеніи же, въ согласоваініи ихъ — какая открывается намъ непостижимая дѣятельная Премудростъ!

Жизнь удивительно умѣетъ согласоваться съ мертвой природой. Однако, самой ей присуща свобода. Жизнь не можетъ замкнуться въ желѣзную клѣтку необходимости. И она находитъ въ себѣ силы разбивать цѣпи мертвой природы. Ясно, что жизнь есть особое, особенное начало въ мірѣ, духовное по своему качеству, которому въ потенціальномъ, какъ бы скрытомъ, состояніи присущи разумъ, чувство и воля, способность ощущеній и реагированія на нихъ.

Отсюда видимъ: Какое величіе замысла! Какая полнота бытія въ этомъ согласованіи мертваго съ живымъ: той области, гдѣ дѣйствуетъ только законъ причинъ и слѣдствій, съ областью, гдѣ одновременно царитъ и свободная цѣлесообразность!

Человѣкъ.

Человѣкъ — житель земли, онъ и распорядитель на ней. Но онъ же и сынъ земли. Онъ въ большей степени, чѣмъ другія существа, принадлежитъ къ живой стихіи, однако онъ связанъ съ плотію, взятой изъ мертвой природы, носительницы точнаго закона математической причинности, и самъ нуждается въ той оградѣ и удобствѣ, какія даетъ закономѣрность законовъ плоти. Однако, онъ способенъ и ограничивать это «давленіе необходимости», принадлежащей плоти.

Цѣлеустремленность есть и у животнаго, но у человѣка она представляетъ собой въ гораздо большей степени общій двигатель, направляющій, регулирующій и охраняющій его дѣйствія. Свобода духа жизни иногда лишь усложаяетъ его положеніе при столкновеніи двухъ импульсовъ, исходящихъ изъ двухъ источниковъ: плоти и духа.

Кромѣ того, въ насъ есть свои «причинности духа», причины, входящія въ столкновеніе съ нашей общей цѣлеустремленностью. Не забудемъ и того, что мы, христіане, имѣемъ свои законы христіанской волевой причинности и цѣлеустремленности. Все это создаетъ сложность и вмѣстѣ содержательность нашей внутренней жизни.

Общество.

Общественная жизнь складывается изъ индивидуальныхъ жизней, слѣдовательно, ей присуще все то, что принадлежитъ каждому въ отдѣльности. Однако, положеніе здѣсь усложняется. У каждаго есть свой путь жизни, свои планы на завтрашній день, своя свобода и своя подчиненность необходимому. Все это по возможности приводится къ согласію, а иногда приходитъ къ столкновеніямъ.

Но если мы признаёмъ, что человѣкъ отличается отъ животныхъ по высотѣ своей цѣлеустремленности, — а такова же мѣрка и по отношенію къ обществу, — то можно ли назвать истиннымъ «прогрессомъ» для общества, когда его стараются замкнуть въ сферѣ только практической, удобной и комфортабельной жизни, по принципу «раціональнаго», чисто земного и, по существу, безсмысленнаго, краткаго существованія на землѣ каждаго человѣка, а вмѣстѣ — и всего человѣчества? Такой именно прогрессъ признается нынѣ истинно научнымъ.

Вселенная.

Кто-нибудь съ матеріалистической или агностической точкой зрѣнія скажетъ намъ: «Вы забываете, что земной шаръ есть крупинка во вселенной, и представляете его себѣ центромъ мірозданія, и на этомъ строите ваши религіозныя представленія, дѣлая заключеніе отъ единичнаго къ всеобщему». Отвѣтимъ на подобное замѣчаніе. Въ рѣчи о Богѣ только и можно говорить, какъ о Творцѣ и Промыслителѣ всей вселенной и нашемъ Спасителѣ. Самъ же этотъ укоръ возвращается недоумѣніемъ въ томъ же направленіи, откуда онъ исходитъ, когда мы слышимъ сообщенія, даваемыя якобы научнаго характера, но съ нѣкоторой какъ бы таинственностью, что, молъ, нынѣ находятъ среди элементовъ матеріи на землѣ такой элементъ, который, при соотвѣтствующихъ комбинаціяхъ съ другими ея элементами, даетъ начало и какъ бы вспышку жизни; нужно лишь, чтобы такая комбинація создалась, и возникнетъ сѣмя жизни. Но, во-первыхъ, среди точной закономѣрности, присущей земной матеріи, такого закона матеріи никто не открылъ; остается предполагать неожиданную «случайность»? А съ другой стороны, если земля — крупинка во вселенной, какъ это и есть, и если представлять на ней нѣкую случайность и ставить ее образцомъ для возможнаго появленія жизни во вселенной, то не покажется ли такое представленіе возникновенія жизни похожимъ на дѣтскую забаву? На дѣлѣ же, фактически, мы видимъ, что во всѣхъ видахъ и родахъ живыхъ существъ жизнь передается отъ жизни. Таковъ ея законъ.

Мы же преклоняемся передъ величіемъ той библейской священной панорамы, какая представлена со второго стиха первой главы книги Бытія и въ сокращеніи избрана и предлагается нашему слуху въ богослужебныхъ чтеніяхъ, въ пареміяхъ трехъ самыхъ великихъ нашихъ праздниковъ: Рождества Христова, Крещенія Господня и предпасхальной Субботы. Приведемъ начало и конецъ этого церковнаго чтенія. Бытія, гл. 1-я, ст. 1-й и 13-й:

«Въ началѣ сотвори Богъ небо и землю. Земля же бѣ невидима и неустроена, и тма верху бездны, и Духъ Божій ношашеся верху воды... И рече Богъ: Да прораститъ земля быліе травное, сѣющее сѣмя по роду и по подобію, и древо плодовитое, творящее плодъ, ему же сѣмя его въ немъ, по роду на земли, и бысть тако. И бысть вечеръ, и бысть утро, день третій».

«И рече Богъ».

Въ шести дняхъ творенія, по повѣствованію книги Бытія, ея первой главы, заключена полнота творенія міра. Отдѣльные его акты выражены въ трехъ краткихъ словахъ: «И рече Богъ». Ясно, что слово «рече», повторенное девять разъ, символизируетъ волю Божію и безпрепятственное, безпрекословное исполненіе ея. При первомъ этомъ изреченіи, какъ читаемъ въ текстѣ, мертвыя массы осіяваются и наполняются живительнымъ свѣтомъ, необходимымъ для существованія будущей жизненной стихіи. При слѣдующихъ этихъ краткихъ Божіихъ реченіяхъ ниспосылаются въ міръ какъ бы «сѣмена или лучи жизни», сами по себѣ уже не физическія, а свойства нѣкоего духовнаго, невѣсомаго, не поддающагося инструментальнымъ измѣреніямъ. Этимъ крупинкамъ жизни надлежитъ задача привлекать къ себѣ и оживлять частицы матеріи и земной энергіи, и такъ наполнять земной міръ живыми существами. Человѣкъ въ этой сферѣ — высшее созданіе Божіе, душа его есть носительница «дуновенія Божія въ лице его».

«И рече Богъ... И бысть вечеръ и утро»... Эти слова сказаны впервые о третьемъ днѣ, съ дальнѣйшими повтореніями ихъ. Каждые вечеръ и утро суть начало и конецъ «ночного періода», когда совершается въ каждомъ живомъ существѣ на землѣ, въ томъ числѣ и въ каждомъ изъ насъ, невидимый и не осязаемый процессъ роста, укрѣпленія, освѣженія, возстановленія и обновленія силъ. Утромъ встаемъ, и видимъ въ природѣ что-нибудь новое: раскрывающійся цвѣтокъ, а то и появленіе новаго существа. Не таковъ ли процессъ и въ библейскомъ повѣствованіи? Такъ, по аналогіи съ человѣкомъ, и въ библейскомъ повѣствованіи: «И видѣ Богъ, яко добро» — читаемъ послѣ каждаго: «и бысть тако».

Повѣствованіе Моисеево написано имъ для людей земли, для его народа, для духовнаго ихъ, да и нашего, наставленія. Поэтому оно темой земли и человѣчества и ограничивается. Намъ не запрещена возможность предположееія состоянія въ другихъ мѣстахъ вселенной, подобнаго бытію земли.

Нашу мысль задерживаетъ и поражаетъ другое: высота духа и мысли пророка Моисея, его дерзновенное, по человѣческому понятію, но боговдохновенное по своимъ признакамъ, принятіе на себя задачи: дать общій образъ происхожденія міра, появленія на землѣ человѣчества; первую его исторію; исторію своего народа, какъ богоизбраннаго; утвердить единобожіе въ немъ и начать исторію Церкви Божіей — ветхозавѣтной. Имѣлся примитивный народный языкъ, чуждый отвлеченныхъ понятій. Были примитивнѣйшія средства для письма. Но задача исполнена: четыре съ половиной тысячелѣтія тому назадъ!

*     *     *

Если принципъ «цѣли» явно дѣйствуетъ въ области нашего земного міра, если здѣсь проявляется гармонія въ жизненной, живой его части, согласованіе съ законами мертвой его природы, подчинность этой второй стихіи живому началу и служеніе ему, если во всемъ этомъ видимъ глубокую разумность, стройность, — то отсюда проникаемся мыслью о благословеніи Божіемъ, о благости Божіей, — намъ остается только радоваться величію созданія вселенной, какъ и нашего земного міра; думать же и поступать такъ, чтобы быть достойными благости Божіей и даровъ Божіихъ, неподражаемо запечатлѣнныхъ въ словахъ апостола Павла въ послаяіи къ Римлянамъ:

«О, бездна богатства и премудрости и вѣдѣнія Божія!.. Ибо все оть Него, Имъ и къ Нему. Ему слава во вѣки. Аминь».

Источникъ: Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій. «Богъ нашъ на небеси и на земли, вся елика восхотѣ, сотвори». Апологетическіе очерки. (1978-1982). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1984. — С. 4-10.

Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.