Церковный календарь
Новости


2018-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). НЛО въ свѣтѣ православной вѣры (1991)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 19 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Помазанскій († 1988 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій († 1988 г.), видный богословъ, духовный писатель, преподаватель семинаріи РПЦЗ въ Джорданвиллѣ. Родился 6 (19) ноября 1888 г. въ с. Корысть (Волынская губернія) въ семьѣ священника. Окончилъ Кіевскую духовную академію со степенью кандидата богословія (1912). Преподаватель въ ровенскихъ гимназіяхъ (1916-1934). Священникъ (1936), зачисленъ въ клиръ Варшавскаго каѳедральнаго собора (до 1944 г.). Послѣ эвакуаціи изъ Варшавы 4 года жилъ въ лагеряхъ Ди-Пи въ Германіи. Съ 1949 г. вмѣстѣ съ семьей переѣхалъ въ США. Преподавалъ въ Свято-Троицкой духовной семинаріи г. Джорданвилль (шт. Нью-Іоркъ, США) греческій и церковно-славянскій языки, а также догматическое богословіе (въ 1960-хъ — 1980-хъ гг. упоминается какъ проректоръ семинаріи). Въ 1950-хъ — 1980-хъ гг. упомянутъ какъ священнослужитель, приписанный къ Свято-Троицкому монастырю въ г. Джорданвилль въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1955 г. — митрофорный протоіерей; съ 1962 г. — протопресвитеръ. Членъ редакціонной комиссіи Свято-Троицкаго монастыря (упом. въ 1955 г.). Перу о. Михаила принадлежитъ рядъ брошюръ и множество статей въ «Православной Руси», «Православной Жизни» и журналѣ «Православный Путь». Бóльшая часть этихъ статей вошла въ сборники «О жизни, о вѣрѣ, о Церкви» (два тома, 1976) и «Богъ нашъ на небеси и на земли вся, елика восхотѣ, сотвори» (1984). Но наибольшей извѣстностью пользуется его «Православное Догматическое Богословіе» (1968), которое стало основнымъ учебникомъ во всѣхъ духовныхъ семинаріяхъ Америки. Скончался 22 октября (4 ноября) 1988 г. въ возрастѣ 100 лѣтъ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ.

Сочиненія протопресвит. Михаила Помазанскаго

Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій († 1988 г.).
Богъ нашъ на небеси и на земли, вся елика восхотѣ, сотвори.
Апологетическіе очерки. (1978-1982).

Каѳоличность Церкви и экуменизмъ.

Когда императоръ Константинъ Великій, ради успокоенія догматическихъ споровъ въ Христіанской Церкви, собралъ соборъ епископовъ всей Имперіи, этотъ соборъ получилъ названіе «икуменическаго» (екуменическаго) — Ἡ Οἰκουμενικὴ Σύνοδος. Это названіе присвоено было и послѣдующимъ соборамъ общеимперскаго вида. Когда нѣкоторые участники этихъ соборовъ, прежде бывшіе въ ереси, отказывались отъ прежняго своего заблужденія, они подтверждали свой отказъ своею подписью: «Присоединяюсь къ Православной Каѳолической Церкви» — и слѣдовала подпись епископа (см. Дѣянія Вселенскихъ Соборовъ, изд. Казанской Дух. Академіи). Почему же не — къ экуменической, а именно — къ каѳолической Церкви?

Потому, что такого сочетанія словъ: «экуменическая Церковь» вообще не существовало. Популярный крупный протестантскій историкъ древней Церкви проф. Рудольфъ Гарнакъ въ книгѣ «Руководство по исторіи догматовъ» пишетъ: «Если мы сравнимъ Церковь середины 3-го вѣка съ тѣмъ состояніемъ, въ какомъ находилось христіанство на 150-200 лѣтъ раньше, то мы найдемъ, что теперь есть дѣйствительно религіозная организація, между тѣмъ, какъ раньше были общины, которыя вѣрили въ небесную Церковь, земнымъ отобразомъ коей онѣ были, стремились дать ей нѣкоторое отраженіе простѣйшими средствами и, какъ странники и пришельцы на землѣ, жили въ будущемъ» (цитируется по книгѣ Вл. Троицкаго, впослѣдствіи — митр. Иларіона, исповѣдника 20-го вѣка, «Очерки по исторіи догмата о Церкви»). Чтобы подтвердить правдивость словъ проф. Гарнака въ этомъ случаѣ, достаточно словъ ап. Павла въ его посланіи къ Галатамъ: «Вышній Іерусалимъ свободенъ: онъ — мати всѣмъ намъ». Хотя тогда существовалъ еще и земной Іерусалимъ.

Вотъ что такое каѳоличность Церкви. Небольшія общины христіанскія и отдѣльныя крещенныя семьи составляли каждая сама по себѣ церковь, и долгомъ каждой изъ нихъ было — сознавать себя «приступившими къ небесному Іерусалиму, къ горнему Сіону, къ торжествующему собору и церкви первенцевъ, написанныхъ на небесахъ, и къ Судіи всѣхъ Богу, и къ духамъ праведниковъ, достигшихъ совершенства» (12 гл. посл. къ Евреямъ). Сама же небесная Церковь состояла тогда больше изъ праведниковъ Ветхаго Завѣта, ради коихъ Господь снисходилъ въ преисподняя земли» (Еф. 4, 9-10), бывъ «во гробѣ плотски, во адѣ же съ душею, яко Богъ, въ раи же съ разбойникомъ, и на престолѣ со Отцемъ и Духомъ»; однако, представляемъ себѣ тамъ уже и «церковь первенцевъ» Новаго Завѣта: Крестителя Господня Іоанна, евангельскихъ Захарію и Елисавету, также родителей Пресвятыя Дѣвы Маріи, Симеона Богопріимца, прав. Іосифа Обручника, первомученика Стефана и иныхъ мучениковъ первыхъ лѣтъ христіанства. И тогда уже скромная нижняя Церковь на землѣ была въ духовномъ единствѣ съ торжествующей Небесной, составляя съ нею одно Тѣло Христово, предназначенное «въ устроеніе полноты временъ, дабы все небесное и земное соединнть подъ главою Христомъ, какъ плирома, какъ «полнота, наполняющаго все во всемъ» (Ефес. гл. 1-я). Она была въ истинномъ, прямомъ смыслѣ каѳолической Церковію, и таковой должна оставаться до входа въ нераздѣльное и совершенное «Царство Славы».

Словесный терминъ καθολικός (καθ’-ὄλον, буквально: по всему; всеобъемлющій), если и существовалъ, то былъ почти затерянъ въ классической литературѣ эллиновъ (въ философскомъ произведеніи Эпикура гдѣ-то идетъ рѣчь о «каѳолическомъ мышленіи»). Слово это извлечено изъ забытія христіанствомъ, по необходимости, чтобы обозначить одно изъ высокихъ христіанскихъ понятій. Извѣстно, что въ новозавѣтныхъ, апостольскихъ писаніяхъ, а потомъ въ святоотеческихъ, есть не мало словъ новыхъ, нарочито выкованныхъ изъ старыхъ словесныхъ корней, или же дано старымъ словамъ новое значеніе.

Въ первоначальныхъ краткихъ символахъ вѣры древнихъ помѣстныхъ церквей слово «Церковь» уже соединялось съ опредѣленіемъ «каѳолическая»; во второмъ вѣкѣ оно — у св. Игнатія Богоносца, въ посланіи церкви Смирнской по поводу мученической смерти св. Поликарпа, еп. Смирнскаго, у Климента Александрійскаго. Но для насъ еще существеннѣе читать, въ какихъ живыхъ, полныхъ вѣры, какъ бы полныхъ очевидности, священнослужители Церкви въ эпоху мученичества представляли эту связь, эту родственность членовъ земной Церкви съ небесными ея членами. Если же каждая церковная община была въ идеѣ каѳолической, то тѣмъ болѣе такою была каждая помѣстная церковь, и ея архипастырь былъ архіереемъ каѳолической Церкви: такъ до нашихъ дней дошло именованіе «католикосомъ» патріарха церкви помѣстной для обозначенія апостольской преемственности, сохраняемой этой церковію.

Три новозавѣтныхъ аксіомы выражаются въ исповѣданіи этого небесно-земного единства: а) «Богъ не есть Богъ мертвыхъ, но живыхъ»; б) «любовь никогда не престаетъ»; в) «молитесь другъ за друга». Читаемъ у ап. Павла: «Глава — Христосъ, изъ Котораго все Тѣло, составляемое и совокупляемое посредствомъ всякихъ взаимно скрѣпляющихъ связей, при дѣйствіи въ свою мѣру каждаго члена, получаетъ приращеніе для созиданія самого себя въ любви» (посл. къ Ефес). Какія же формы этой связи? Реальное ихъ выраженіе — въ перекрестныхъ путяхъ молитвы: земные молятся, также и небесные, обращаясь къ Богу; земные просятъ молитвъ о себѣ у небесныхъ; усопшіе просятъ земныхъ молиться о нихъ; мы молимся объ умершихъ и обращаемся къ Пречистой Богрродицѣ и къ святымъ поддержать эти наши молитвы; святые молятся и о насъ, живущихъ на землѣ, и откликаются на наши просьбы молитвенно помочь отшедшимъ отъ насъ, чтобы они очистились отъ грѣховъ. Мы просимъ апостоловъ и святителей назидать насъ; просимъ подвижниковъ быть нашими руководителями на пути очищенія нашихъ душъ, на пути борьбы съ грѣховностью, ради духовнаго возрастанія благодатію Христовой. Мы присоединяемся къ ангельскимъ славословіямъ: «Осанна! Святъ, Святъ, Святъ Господь Саваоѳъ» нашими земными «Аллилуіа» и иными славословіями. Мы вѣримъ, что изъ небесной Церкви невидимо источается на насъ этимъ путемъ духовная помощь Богородицы и святыхъ, это сознаніе радуетъ насъ, и мы отвѣчаемъ имъ похвалами и благодареніями.

Видимъ прообразъ небесно-земной Церкви въ евангельскомъ событіи Преображенія Господня, во время коего апостолъ Петръ, въ порывѣ блаженной радости пребыванія ихъ, трехъ апостоловъ, съ небожителями Моисеемъ и Иліей, вмѣстѣ съ ихъ Божественнымъ Учителемъ въ свѣтломъ облакѣ, почувствовавъ себя какъ бы восхищеннымъ въ рай, воскликнулъ: «сотворимъ здѣсь три сѣни-палатки!», желая, чтобы данное состояніе уже не прекращалось.

Исключительность, или своеобразіе слова «каѳолическій», по существу — непримѣнимаго къ чисто земнымь нуждамъ и понятіямъ, привело къ тому, что для него не находится адекватнаго, или точно соотвѣтствующаго, слова въ живыхъ языкахъ для перевода. Одни лишь греки имѣютъ счастье пользоваться имъ, какъ своимъ собственнымъ. Римская церковь, пользовавшаяся какъ въ богослуженіи, такъ и въ богословіи, исключительно языкомъ латинскимъ, сочла наилучшимъ выходомъ сохранить въ символахъ вѣры это греческое слово безъ перевода. Славянскіе первоучители по необходимости дали его славянамъ въ переводѣ «соборный», «соборная Церковь», въ символѣ вѣры, хотя въ древне-славянскихъ рукописяхъ символа вѣры встрѣчается здѣсь чтеніе: «вѣрую во едину святую, каѳоликію, апостольскую Церковь». Славянофилъ Ал. С. Хомяковъ признавалъ переводъ «въ соборную» очень цѣннымъ; въ наши дни, однако, слово «соборную» въ сниженномъ его значеніи дало поводъ настаивать на необходимости соборнаго управленія епархіями съ участіемъ мірского элемента Церкви. Римская же церковь снизила значеніе каѳоличности вообще до смысла земной вселенскости, а это уже недалеко отъ новомодной экуменичности. Это отразилось на догматическомъ ея опредѣленіи понятія «Церковь», а именно, что Церковь есть общество Христово на землѣ, подъ Небесною Главою Христомъ, подъ управленіемъ епископа Римской церкви, какъ епископа вселенскаго, или «католическаго» въ земномъ смыслѣ. Поэтому ученіе о самой Церкви не имѣетъ темы объ общеніи со святыми: она отведена въ отдѣлъ о Небѣ, и излагается въ догматическихъ системахъ, какъ «Культъ святыхъ» [1]. Такая постановка должна быть совсѣмъ чужда православному сознанію, если бы даже само данное выраженіе «культъ святыхъ» проникло изъ международнаго лексикона въ «православную» печать. Единеніе со святыми есть связь съ отшедшими отцами, братьями и сестрами во Христѣ, какъ «общеніе любви», а не какъ «культъ-почитаніе», хотя и низшій, второстепенный, но какъ бы параллельный культу-почитанію Бога во Святѣй Троицѣ, Творца и Промыслителя и Судіи міра.

Вѣдь самая краткая — «малая» эктенія въ нашемъ богослуженіи, состоящая изъ одного прошенія: «Заступи, спаси, помилуй и сохрани насъ, Боже...», содержитъ въ себѣ исповѣданіе каѳолическаго общеніе со святыми въ словахъ: «Пресвятую, Пречистую, Преблагословенную, Славную Владычицу нашу Богородицу... со всѣми святымы помянувше», а затѣмъ, за призывомъ: «сами себе, и другъ друга, и весь животъ нашъ Христу Богу предадимъ», — какъ единственный культъ: «Яко Твое есть Царство...», «Яко Твоя есть держава, и сила, и слава, Отца, и Сына, и Святаго Духа, и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ».

«Всеобъемлемость въ единствѣ» — таково содержаніе слова «каѳолическій». Сюда входятъ: соединеніе неба съ землей; единство вѣры; внутреннее единство богослуженія при внѣшнихъ разностяхъ; единство пониманія путей христіанской жизни; согласованность каноновъ церковнаго управленія, а равно и каноновъ поведенія каждаго христіанина; единство источниковъ богопознанія; пониманіе подвига личнаго, какъ расчистки сердца для дѣйствія благодати; преемственность іерархіи Церкви, какъ условіе и свидѣтельство историческаго единства Церкви, какъ признакъ ея прямой апостольской наслѣдственности. Для насъ надежда на возсоединеніе Восточныхъ церквей, остающихся по той или другой причинѣ въ расколѣ, до конца временъ не должна угаснуть.

Со времени отрыва Римской церкви, церкви Запада, отъ Восточной, Западная стала болѣе земной. Это совпало съ началомъ второго тысячелѣтія христіанства. Церковный Римъ удержалъ при себѣ имя «католическаго», церковь усвоила его, какъ ея собственное имя, но ослабѣло тяготѣніе къ Небесной Церкви, ослабѣло чувство близости святыхъ Церкви, древнихъ отцовъ и учитслей ея, какъ ея духовныхъ вождей. Мѣсто такого тяготѣнія занялъ разсудокъ. Выраженіемъ его явилась схоластика. Руководство вѣрой перешло въ руки докторовъ и магистровъ богословія, что удержалось и до нашего времени. Людская церковная масса продолжала жить своей привязанностью къ традиціи. Когда же къ названному обмеленію духа церкви присоединилось въ глазахъ народа моральное сниженіе отвѣтственныхъ круговъ церкви, проявился протестъ. Возникло протестантство. Выступилъ Мартинъ Лютеръ. Но Лютеръ и его единомышленники сами носили въ себѣ односторонній духъ схоластики, разсудочности. И въ результатѣ, уже въ самомъ протестантизмѣ появляются теченія протеста противъ сухости вѣры, отрываются группы съ мистическимъ настроеніемъ, возникаютъ разныя формы піэтизма, съ жаждой таинственныхъ переживаній религіозныхъ, съ ожиданіемъ благодатныхъ озареній, что дошло и до нашихъ дней.

Сознаніе ненормальности — а по существу, грѣховности — потери единства христіанства теперь выражается отчетливо. Тоску о единствѣ стремятся заполнить попытками соединенія. На этой почвѣ создалось экуменическое движеніе. Но если даже отвести наши глаза отъ его политической стороны, ясно, что оно ведетъ еще дальше отъ понятія Церкви Христовой, отъ идеи единства Церкви. Здѣсь забывается само слово «Церковь».

Чѣмъ шире становится обхватъ религіозныхъ организацій, призываемыхъ въ это движеніе, тѣмъ дальше отходитъ оно не только отъ каѳолической Церкви, но и отъ мысли о Царствѣ Божіемъ, какъ о Царствѣ Небесномъ. И какъ больно видѣть, что православные представители церквей, вошедшіе въ это движеніе, не видятъ этого конца!

Единственный путь къ возстановленію единства христіанскаго есть возвращеніе къ единству Христовой Церкви въ ея полнотѣ. Это значитъ — къ духовному общенію во Христѣ со святыми апостолами, первыми друзьями Его, ближайшими къ Нему обитателями небеснаго Дома Его, а затѣмъ — и со всемъ сонмомъ небеснаго Іерусалима. Въ этомъ уже состоитъ то расширеніе сердецъ нашихъ, о коемъ апостолъ пишетъ: «сердце наше расширено; вамъ не тѣсно въ насъ: но въ душахъ вашихъ тѣсно: въ равную взаимность распространитесь и вы» (2-е посл. Кор. ап. Павла).

Экуменизмъ, даже если бы онъ былъ собственно христіанскимъ, есть движеніе какъ бы по плоскости, горизонтальное. А насъ тотъ же апостолъ призываетъ понять, поститнуть, что есть «широта и долгота, и глубина и высота» (Ефес. гл. 3), иначе говоря, что есть Церковь Христова въ ея полнотѣ, не только горизонтальной, но и вертикальной, символъ чего мы, православные, видимъ въ Крестѣ Господнемъ. Такое начало влечетъ за собой и вступленіе на путь исторической «долготы» Церкви, Церкви, сохраняющей преемственную непрерывность іерархіи Церкви, а также свято оберегающей истины христіанской вѣры.

Примѣчаніе:
[1] Такъ, напримѣръ, въ двухтомномъ курсѣ догматическаго богословія д-ра А. Санда: Синопсисъ догматическаго богословія, изд. первой четверти текущаго вѣка. Среди 800 страницъ книги главѣ «Культъ святыхъ» отведено двѣ страницы въ отдѣлѣ «О Небѣ», за нею «Культъ останковъ святыхъ» — одна страница. А далѣе идетъ отдѣлъ «О будущихъ судьбахъ міра», замыкающій весь курсъ.

Источникъ: Протопресвитеръ Михаилъ Помазанскій. «Богъ нашъ на небеси и на земли, вся елика восхотѣ, сотвори». Апологетическіе очерки. (1978-1982). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1984. — С. 77-83.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.