Церковный календарь
Новости


2018-09-24 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Особое мнѣніе Ѳ. Д. Самарина (1906)
2018-09-24 / russportal
Предсобор. Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №4 (22 марта 1906 г.)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Приложеніе къ дѣянію 92-му (1999)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 92-й (24 февраля 1918 г.)
2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіеп. Серафимъ (Ивановъ) († 1987 г.)

Вл. Серафимъ (въ мірѣ Леонидъ Георгіевичъ Ивановъ) (1897–1987), архіеп. Чикагско-Детройтскій и Средне-Американскій (РПЦЗ), духовный писатель. Родился 1 (14) августа 1897 г. въ Курскѣ. Поступилъ на филологическій факультетъ Московскаго университета (1914). Участникъ Первой міровой и гражданской войнъ. Въ эмиграціи съ 1920 г. Окончилъ философскій и богословскій факультеты Бѣлградскаго университета (1925). Принялъ постригъ на Аѳонѣ въ 1926 г. и рукоположенъ въ іеромонахи въ Скопльѣ. Съ 1928 по 1946 г. подвизался въ миссіонерской обители преп. Іова Почаевскаго во Владиміровѣ (Ладомировѣ) на Карпатской Руси въ Словакіи (Чехословакія). Возглавлялъ обитель въ санѣ архимандрита. Въ 1944 г. вмѣстѣ съ братіей эвакуировался на Западъ. Хиротонисанъ во епископа Сантьяго и Чили (1946). Ввиду невозможности отправиться на каѳедру въ Чили, вмѣстѣ съ братіей эмигрировалъ въ США, гдѣ они поселились въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Принялъ на себя руководство монастыремъ. Въ 1948 г. упомянутъ какъ епископъ Троицкій. Съ 1931 по 1950 гг. редактировалъ двухнедѣльную газету «Православная Русь», впослѣдствіи ставшую журналомъ. Нѣсколько лѣтъ редактировалъ журналы «Дѣтство во Христѣ» и «Православная Жизнь». Написалъ за эти годы больше 200 статей, очерковъ и разсказовъ. Въ 1948 г. основалъ въ г. Магопакъ (США) Ново-Коренную пустынь и былъ ея настоятелемъ съ 1951 по 1957 гг. Постоянный членъ Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ (1951-1957). Епископъ Чикагско-Детройтскій (1957). Архіепископъ (1959). Въ 1960 г. основалъ Организацію русскихъ православныхъ развѣдчиковъ. Архіепископъ Чикагско-Детройтскій и Средне-Американскій (1976). Съ 1976 г. — пожизненный членъ Сѵнода и первый замѣститель первоіерарха РПЦЗ. Въ серединѣ 80-хъ годовъ переселился въ Ново-Коренную пустынь. Скончался 12/25 іюля 1987 г. въ Ново-Коренной пустыни въ Магопакѣ, гдѣ и похороненъ. Публикаціи: На Аѳонѣ, 1931. Отрокъ Прохоръ, 1935. Піонеръ-сталинецъ (Апологетическая повѣсть), 1937. Вѣчныя загробныя тайны, 1939. Практическое руководство для священнослужителей, 1942. Паломничество въ Святую Землю, 1952. Одигитрія Русскаго Зарубежья, 1955. Суббота Великаго Покоя, 1959. Московскія катакомбы, 1961. Умныя Небесныя Силы, 1962. Судьбы Россіи, 1959. Избранныя бесѣды по церковному радіо, 1968. И свѣтъ во тьмѣ свѣтитъ, 1972.

Сочиненія архіеп. Серафима (Иванова)

Архіеп. Серафимъ (Ивановъ) († 1987 г.)
ОДИГИТРІЯ РУССКАГО ЗАРУБЕЖЬЯ.
Повѣствованіе о Курской чудотворной иконѣ Знаменія Божіей Матери и о дивныхъ чудесахъ ея.

Съ русскими изгнанниками въ Германіи и въ Западной Европѣ.

Не заслужилъ еще русскій народъ прекращенія грознаго Божьяго испытанія: конецъ войны не принесъ вожделѣннаго освобожденія Россіи отъ безбожнаго большевицкаго кошмара. Только усугубились страданія нашего несчастнаго народа, обманувшагося въ своихъ сокровенныхъ надеждахъ.

Не будучи въ состояніи больше жить въ страшной атмосферѣ постоянной лжи, ненависти, злобы и страха, русскіе люди, по мѣрѣ отступленія нѣмцевъ, стали покидать насиженныя мѣста и начали второй великій исходъ изъ родной земли, снова становившейся землей власти злого нечестія.

Все дальше и дальше на Западъ движется волна бѣженцевъ. Съ плачемъ и скорбію оставляетъ она, наконецъ, родные предѣлы и устремляется въ сосѣднія съ нею братскія славянскія страны. Увы, братья славяне, ослѣпленные давно искусно ведшейся коммунистической пропагандой, исполненные къ тому же ненавистью къ поработителямъ нѣмцамъ, холодно, если не враждебно, встрѣчали у себя русскихъ собратьевъ, считая ихъ отребьемъ своего народа.

А фронтъ неумолимо двигался все дальше и дальше на Западъ. Большевики заняли Прибалтику, Польшу, Румынію и Болгарію. Совѣтская армія вошла въ Югославію.

Владыка митрополитъ Анастасій, какъ возглавитель свободной Зарубежной Русской Церкви, не могъ и не желалъ попасть въ плѣненіе къ безбожникамъ и, со множествомъ преданной ему паствы, отбылъ въ Германію. Съ Сѵнодомъ отбыла и его Охранительница — Курская Чудотворная Икона Божіей Матери. Часть клира Бѣлградской русской церкви поддалась лживой совѣтской пропагандѣ и рѣшила ждать прихода «освободительной красной арміи». Нѣкоторые изъ священниковъ, какъ, напримѣръ, протоіереи Іоаннъ Сокаль и Владиславъ Неклюдовъ и др. дерзко требовали отъ митрополита Анастасія оставить Чудотворную Икону въ Бѣлградѣ и даже пытались чуть ли не силою ее удержать.

Нелегко было старцу митрополиту справиться съ ихъ напористостью, но, видно, сама Царица Небесная не пожелала оставить русскихъ зарубежниковъ безъ Своего небеснаго Покрова, и святая Икона была благополучно вывезена изъ Югославіи. Она покинула Бѣлградъ 8 сентября н. ст. 1944 года, пробывъ въ этой странѣ безъ малаго четверть вѣка.

Первымъ этапомъ въ Ея шествіи на Западъ былъ городъ Вѣна. Тамъ она пребывала вмѣстѣ съ Сѵнодомъ нѣсколько мѣсяцевъ. Вѣна въ это время очень часто подвергалась воздушнымъ бомбардировкамъ. И вотъ, милостью Царицы Небесной, и въ этомъ неправославномъ городѣ начали твориться тѣ же чудеса, что и въ Бѣлградѣ: тѣ квартиры, куда приглашали Икону, и тѣ люди, которые ее приглашали, оставались цѣлыми и невредимыми, хотя, подчасъ, находились въ центрѣ бомбардировокъ.

Мнѣ лично довелось самому пережить двѣ-три такихъ бомбардировки въ Вѣнѣ, когда я изъ Братиславы пріѣзжалъ по церковнымъ дѣламъ въ Сѵнодъ. Послѣдній тогда помѣщался въ маленькомъ старенькомъ отелѣ «Пратерштернъ», почти рядомъ съ большимъ вокзаломъ «Нордбангофъ». Этотъ вокзалъ былъ важнымъ военнымъ объектомъ для союзныхъ летчиковъ, и тѣ часто его бомбардировали. Одна бомбордировка, которую я пережилъ въ Вѣнѣ, была довольно сильной. Я говорю «довольно» потому, что въ Берлинѣ потомъ пришлось пережить еще болѣе страшныя бомбардировки.

Всѣ архіереи-сѵнодалы, во главѣ съ митрополитомъ Анастасіемъ, сопровождаемые духовенствомъ, спустились, послѣ тревоги въ малый и тѣсный подвалъ этого ветхаго отеля. Мнѣ — я тогда былъ въ санѣ архимандрита — разрѣшили нести Чудотворный Образъ. Едва мы успѣли спуститься внизъ, началась бомбардировка. Сотни большихъ и малыхъ бомбъ устилали ковромъ разрушеній вокзалъ и прилегающіе кварталы. Нашъ маленькій отельчикъ качало и трясло, какъ во время сильнаго землетрясенія. Шумъ стоялъ невообразимый.

Въ подвалѣ было душно и темно, т. к. электричество перестало дѣйствовать. Только едва, едва мерцалъ слабенькій огонекъ тоненькой свѣчечки въ рукахъ о. Аверкія, тихо, но проникновенно читавшаго акаѳистъ Царицѣ Небесной передъ Иконой, которую я держалъ на рукахъ. Архіереи и всѣ находившіеся въ подвалѣ, не очень стройнымъ, но довольно дружнымъ хоромъ, припѣвали:

«Радуйся, Невѣсто Неневѣстная».

Всѣ невольно жались къ Иконѣ, особенно когда взрывы были сильнѣе и ближе. Съ потолка обваливалась на насъ штукатурка. Сѣрая, удушливая пыль кружилась въ воздухѣ. Пахло сыростью и плѣсенью. Было совсѣмъ неуютно. Трепетно замирало сердце...

Но, вѣдь съ нами Чудотворная Икона — Необоримая Стѣна и Источникъ чудесъ, Дверь Спасенія, Церкве Непоколебимый Столпъ... И, сердце, бьющееся въ груди, какъ птица въ тенетахъ, вотъ-вотъ готовое разорваться отъ страшнаго душевнаго напряженія, начинаетъ стучать ровнѣе, спокойнѣе. Совсѣмъ по новому звучитъ въ душѣ дивная пѣснь: «Взбранной Воеводѣ побѣдительная, яко избавльшеся отъ злыхъ...»

И, какъ бы по слову молитвы, начинаетъ затихать небо, домъ перестаетъ скрипѣть и трястись и, наконецъ, слышится, на этотъ разъ уже отрадный и вожделѣнный, отрывистый вой сиренъ — отбой воздушной тревоги. Всѣ крестимся съ облегченнымъ вздохомъ и поднимаемся наверхъ, спѣша покинуть негостепріимный подвалъ, могшій стать для насъ могилой. Совершаемъ тамъ благодарственный молебенъ и расходимся по своимъ комнатамъ, дать отдыхъ нервамъ послѣ страшнаго напряженія.

Въ такой нелегкой обстановкѣ Сѵнодъ провелъ около двухъ мѣсяцевъ, переживъ по крайней мѣрѣ два десятка подобныхъ бомбардировокъ. Естественно, общей радостью была встрѣчена вѣсть о полученіи отъ властей разрѣшенія переселиться Сѵноду въ тихій Карлсбадъ, который еще ни разу не подвергался бомбардировкѣ, и гдѣ была прекрасная русская церковь.

Карлсбадское, относительно спокойное, житіе продолжалось недолго, всего 3-4 мѣсяца. Въ апрѣлѣ 1945 года большевицкая военная лава подкатилась и къ этому тихому городу. Произошло это какъ-то неожиданно. Надѣялись, что скоро будетъ заключенъ миръ, и большевики остановятся въ своемъ движеніи на Западъ. Пришлось быстро собираться и спѣшно уѣзжать. Для владыки митрополита удалось добыть два мѣста въ автобусѣ штаба генерала Власова, и онъ съ Чудотворной Иконой, въ сопровожденіи своего личнаго секретаря А. П. Рудко, уѣхалъ на югъ Баваріи и временно поселился въ маленькомъ городкѣ Фюссенѣ, около Кемптена. Сѵноду же былъ предоставленъ товарный вагонъ и, послѣ долгаго, мучительнаго и опаснаго, изъ-за частыхъ воздушныхъ бомбардировокъ, переѣзда, онъ добрался до города Куель около Зальцбурга, въ Австріи.

Въ это самое время наше монашеское братство преподобнаго Іова Почаевскаго, настоятелемъ котораго я тогда состоялъ, послѣ сложныхъ и далеко не безопасныхъ перипитій, оказалось въ Вюртембергѣ и, какъ только окончилась война, перебралось черезъ Швейцарскую границу и очутилось въ Женевѣ, оставивъ временно въ Вюртембергѣ часть братіи, которымъ, изъ-за неисправности документовъ, не удалось сразу получить пропускъ въ Швейцарію.

Когда мы шли къ швейцарской границѣ, намъ кто-то сообщилъ, что недалеко проживаетъ какой-то недавно пріѣхавшій русскій архіерей. Мы поручили одному изъ сопровождавшихъ насъ до границы собратій выяснить, какой это архіерей, и, если это владыка Анастасій, немедленно дать намъ знать въ Женеву. Оказалось, что это именно онъ, и съ Чудотворной Иконой. Какъ только мы получили объ этомъ извѣстіе, тотчасъ же приступили къ хлопотамъ о полученіи для владыки визы въ Швейцарію, а заодно хлопотали о визахъ для оставшейся въ Германіи нашей братіи. На хлопоты ушло около двухъ мѣсяцевъ. Тѣмъ временемъ, Сѵнодъ переѣхалъ въ Мюнхенъ, куда переселился и владыка митрополитъ.

Произведя нѣкоторую реорганизацію Сѵнода и наладивъ его работу, владыка, немедленно по полученіи швейцарской визы, вмѣстѣ съ Чудотворной Иконой, отбылъ въ Женеву, дабы установить связь со всѣми частями Русской Зарубежной Церкви, т. к. изъ Германіи почтовая связь съ заграницей еще не существовала. Прибытіе митрополита Анастасія въ Женеву было исключительно важнымъ событіемъ въ жизни нашей Зарубежной Церкви. Прежде всего оно сразу разрушило легенду, распускавшуюся большевиками, что Сѵнодъ больше не существуетъ, и что митрополитъ Анастасій увезенъ въ Москву. На эту легенду попался парижскій митрополитъ Серафимъ, и чуть было не попался шанхайскій епископъ Іоаннъ и нѣкоторые другіе архіереи и священники.

Владыка митрополитъ Анастасій сразу телеграфировалъ всѣмъ епархіальнымъ преосвященнымъ по всему свободному Зарубежью о своемъ прибытіи въ Женеву съ Чудотворнымъ Образомъ, указалъ, что Русская Зарубежная Церковь должна оставаться независимой отъ Москвы, просилъ не поддаваться агитаціи большевицкихъ агентовъ и тѣмъ спасъ Зарубежную Церковь отъ возможнаго разложенія.

Чудотворная Икона, по прибытіи въ Женеву, была передана митрополитомъ на временное храненіе нашему монашескому Братству преп. Іова Почаевскаго, которое сняло на окраинѣ Женевы небольшой двухэтажный домъ, въ которомъ устроило домовую церковь и нѣкое подобіе монастыря, съ ежедневными службами и т. п. Братство въ это время готовилось къ отбытію въ США.

Мнѣ, какъ курянину, особенно дорога была родная для меня Курская Чудотворная Икона. Въ Европѣ было тогда очень неспокойно. Многіе опасались, что большевики соблазнятся ея тогдашней беззащитностью и попытаются ее захватить. Поэтому я сталъ умолять владыку митрополита отпустить съ нами въ США Чудотворную Икону, хотя бы на время, пока въ Европѣ не наступитъ извѣстное спокойствіе.

Владыка колебался. Съ одной стороны, ему было жалко разставаться со Святыней, которая около 20 лѣтъ пребывала въ Сѵнодѣ и являлась какъ бы символомъ единства нашей Зарубежной Церкви; съ другой стороны, положеніе въ Европѣ дѣйствительно внушало большія опасенія, и было вполнѣ естественно отправить временно такую великую историческую русскую Святыню въ болѣе безопасное мѣсто. Въ то же время жалко было лишать Иконы огромную массу русскаго вѣрующаго народа, находящагося въ очень тяжеломъ положеніи, особенно въ Германіи, гдѣ начались массовыя выдачи большевикамъ.

Я сталъ говорить владыкѣ, что для утѣшенія этихъ людей мы можемъ изготовить точный списокъ съ Иконы, а подлинную все же лучше увезти въ недоступное для большевиковъ мѣсто. Владыка митрополитъ благословилъ писать списокъ, а тамъ... видно будетъ.

Иконописецъ Братства іеромонахъ Кипріанъ, нынѣ игуменъ, подвизающійся въ Троицкомъ монастырѣ, съ благоговѣніемъ и усердіемъ взялся за это святое дѣланіе. Отслужили молебенъ Владычицѣ и осторожно сняли ризу съ Чудотворнаго Образа. Обнаружилась старая, сильно поврежденная червоточинами доска, лицевая сторона которой была почти сплошь черной отъ вѣковой копоти, и только едва просвѣчивали контуры вѣнчиковъ и одеждъ Богоматери и Младенца. Ликовъ Ихъ совершенно не было видно. Сплошной копотью были покрыты и края Иконы, на которыхъ должны были находиться изображенія пророковъ.

Какъ тутъ писать списокъ, когда почти ничего не видно. Доложили митрополиту. Онъ прибылъ въ Обитель, посмотрѣлъ... Отецъ Кипріанъ, будучи не только опытнымъ иконописцемъ, но и хорошимъ реставраторомъ, сталъ просить благословеніе осторожно отмыть копоть съ Иконы.

Владыка митрополитъ замахалъ руками:

— Что вы, что вы! Если въ Россіи никто не рѣшался столько лѣтъ коснуться Иконы, какъ же мы можемъ осмѣлиться такое сдѣлать.

Ничего не подѣлаешь. Изготовилъ о. Кипріанъ точнаго размѣра доску. Надо приступать къ писанію иконы. А что писать, когда ничего не видно? Покрыть все черной краской и сдѣлать нѣсколько едва замѣтныхъ штриховъ?

Мучается бѣдный иконописецъ. Мѣста не находитъ. Никакъ не можетъ приступить къ работѣ. И вотъ, въ одно раннее утро, когда братія еще спала, онъ неожиданно рѣшается, беретъ теплую воду и осторожно, чистой тряпочкой, пробуетъ отмывать верхній лѣвый уголъ Иконы. Быстро появляется позолота вѣнчика царя Давида. Это одушевляетъ о. Кипріана, и онъ, забывъ про все на свѣтѣ, про запрещеніе митрополита и могущія быть за это послѣдствія, лихорадочно, и вмѣстѣ съ тѣмъ осторожно, часть за частью, начинаетъ отмывать Икону. Постепенно показываются всѣ пророки, чудной работы искусныхъ изографовъ царя Ѳеодора Іоанновича. У большинства сохранились лики, одежды и даже надписи на свиткахъ.

Наконецъ, самое страшное и отвѣтственное — лики Царицы Небесной и Богомладенца. Видно, есть на то соизволеніе Пречистой Дѣвы: легко открывается Ея чудный ликъ, вмѣстѣ съ ликомъ Ея Божественнаго Сына, а равно и золото ихъ одеждъ. Кончена работа. Сіяетъ обновленный Образъ дивнымъ свѣтомъ мягкихъ древнихъ красокъ. Строгъ ликъ Богоматери. Неземная мудрость запечатлѣна на высокомъ челѣ Богомладенца.

Бѣжитъ внизъ о. Кипріанъ. Будитъ меня. Зоветъ къ себѣ въ иконописную: очень важное, молъ, дѣло. Вхожу... и не вѣрю своимъ глазамъ. То, что вчера было черной старой доской, горитъ, сіяетъ и свѣтится, ласкаетъ, умиляетъ и проникаетъ въ сердце солнцесіяннымъ, горненебеснымъ, благодатнымъ свѣтомъ.

Падаю на колѣни, плачу, трепещу отъ радости и счастья... Но, какъ доложить владыкѣ митрополиту? Вѣдь совершенно явное непослушаніе. Едва можемъ дождаться времени, когда можно будетъ уже ѣхать къ владыкѣ съ докладомъ. Беру такси ради такого случая и умоляю владыку поѣхать въ монастырь по одному важному, не терпящему отлагательства дѣлу. Не говорю, по какому — боюсь...

Владыка, видя мое возбужденное состояніе, не разспрашиваетъ, молча собирается, садится въ машину. Ведемъ его наверхъ, въ мастерскую. На каминѣ стоитъ обновленная Чудотворная Икона. При ней старшая монастырская братія, какъ бы на стражѣ.

Видно, пораженъ и Первосвятитель. Долго молча онъ созерцаетъ дивный Образъ. Потомъ медленно поворачивается и едва слышно ласково молвитъ:

«Изрѣдка и непослушаніе бываетъ полезно»...

Служимъ молебенъ Божіей Матери, и о. Кипріанъ съ особымъ рвеніемъ принимается за писаніе списка. Легко и радостно ему теперь работается. Всю душу вкладываетъ онъ, чтобы сотворить списокъ поточнѣе. Не только надъ лицевой стороной работаетъ, но и надъ обратной. Пригодился тутъ его реставраціонный опытъ: всѣ трещины, даже червоточины воспроизведены, дерево постарѣло и выглядитъ такъ, какъ будто ему не одна сотня лѣтъ. Краски на лицевой сторонѣ также мягко блеклы, какъ и на самой Иконѣ.

Кончена работа. Если поставить обѣ иконы рядомъ, конечно безъ ризъ, то отличить ихъ очень трудно, почти невозможно, особенно съ нѣкотораго разстоянія. Мы сначала произвели этотъ опытъ среди братіи, а когда дождались пріѣзда митрополита, посѣщавшаго Обитель не рѣже двухъ разъ въ недѣлю, повели его въ иконописную, показали рядомъ стоящія обѣ иконы, и я, шутя, предложилъ владыкѣ выбирать любую.

Владыка митрополитъ подошелъ къ иконамъ, внимательно на нихъ посмотрѣлъ, взялъ въ руки сначала одну, потомъ другую, взглянулъ на ихъ обратныя стороны, надѣясь по нимъ узнать, какая же подлинная. Увы, и сзади обѣ иконы выглядѣли совершенно одинаково. Тогда Первосвятитель поставилъ обѣ иконы на мѣсто и сказалъ мнѣ нѣсколько встревоженно:

Нѣтъ, вы ужъ отдайте мнѣ настоящую.

Конечно, мы немедленно успокоили владыку и указали ему признаки, по которымъ можно различить иконы. Чтобы положить преграду возможнымъ дальнѣйшимъ недоразумѣніямъ, владыка митрополитъ благословилъ отщепить отъ Чудотворной Иконы съ нижней стороны небольшую щепочку и вдѣлать ее въ серебряной оправѣ въ списокъ.

Подлинникъ, съ котораго удалось снять фотографію, здѣсь приводимую, немедленно былъ облеченъ въ свою ризу, а для списка, трудами иноковъ Пимена и Алипія, была сооружена тоже серебряная риза, похожая на настоящую, но не такая массивная.

Послѣ этого совершилась въ Женевѣ моя хиротонія во епископы, послѣ чего владыка митрополитъ началъ готовиться къ возвращенію въ Германію, гдѣ положеніе нѣсколько стабилизовалось, и гдѣ находился Сѵнодъ со своей канцеляріей. Мы пытались было снова упрашивать владыку оставить у насъ Чудотворную Икону, для сопровожденія въ США, куда мы надѣялись выѣхать въ самомъ близкомъ будущемъ, а въ Германію взять сооруженный братствомъ списокъ. Однако, владыка на этотъ разъ твердо и рѣшительно отклонилъ наши моленія, указавъ, что Икона въ Германіи нужнѣе, дабы духовно подбодрять и утѣшать десятки тысячъ нашихъ несчастныхъ соотечественниковъ, за которыми, какъ за звѣрями, охотятся чекисты изъ репатріаціонныхъ комиссій.

Первосвятитель прозорливо замѣтилъ, что настанетъ время, когда Чудотворная Икона посѣтитъ Америку, а пока, пусть предтечей ея отбудетъ туда сей ея точный списокъ. И владыка оказался правъ. Когда мы прибыли въ США со спискомъ Чудотворной Иконы, тамъ начался длящійся и донынѣ нашъ печальный церковный расколъ. Къ иконѣ отнеслись совершенно равнодушно, и она была отправлена въ Троицкій монастырь, гдѣ заняла скромное мѣсто въ ряду другихъ привезенныхъ нами святынь.

Между тѣмъ, сама Чудотворная Икона, водворившись въ Мюнхенѣ, во Владиміровской домовой сѵнодальной церкви, стала истиннымъ «пріятелищемъ сирыхъ, странниковъ предстательницей, скорбящихъ радостью, обидимыхъ покровительницей, благой утѣшительницей всѣхъ, прибѣгающихъ къ ней съ усердіемъ и вѣрою».

Началось ея странствіе по лагерямъ обездоленныхъ русскихъ «дипійцевъ». Снова море слезъ было пролито у великой русской народной Святыни. Сколько страждущихъ было утѣшено, сколько невѣровъ или маловѣровъ прозрѣло и обрѣло или укрѣпило свою вѣру!

Пять долгихъ лѣтъ пробыла въ Европѣ Владычица, имѣя свое постоянное пребываніе въ Мюнхенѣ и разъѣзжая оттуда по всей Германіи, а равно и по Западной Европѣ. Посѣтила Она снова Парижъ, Лондонъ, Брюссель и другія мѣста сосредоточенія русскихъ эмигрантовъ. Дни посѣщенія бѣженскихъ лагерей были для ихъ насельниковъ подлинными великими праздниками. Обычно, всѣ обитатели лагеря оставляли всѣ свои дѣла и устремлялись навстрѣчу Святынѣ. Провожали въ свой лагерный храмъ, выстаивали долгое богослуженіе, а затѣмъ многіе слѣдовали за ней длинной вереницей, когда Икону носили по баракамъ.

Много чудесъ совершилось въ это время отъ Чудотворнаго Образа. Нѣкоторые изъ нихъ будутъ приведены въ концѣ этой книги.

Сѵнодальный Владиміровскій храмъ, гдѣ пребывала постоянно Икона, сдѣлался средоточіемъ духовной жизни не только Мюнхена, но и многихъ русскихъ эмигрантовъ во всей Германіи. Привожу одно трогательное воспоминаніе объ этомъ Галины Дейнициной:

«Вспоминается Мюнхенъ и маленькая уютная церковка на Донауштрассе, гдѣ находилась Икона нѣсколько лѣтъ. Рѣзныя Царскія Врата, со слегка колышащейся завѣсой теплаго свѣтлокоричневаго тона, образа Спасителя и Богоматери въ старинномъ стилѣ, а слѣва, въ спеціальной сѣни съ витыми русскими колонками, озаренная мерцающими съ двухъ сторонъ лампадами, голубѣетъ сама Икона.

У лампадъ всегда живые цвѣты, а у подножія Иконы — колѣнопреклоненная людская фигура. Здѣсь выплакиваютъ тяжкое горе, молятся о тѣхъ, кто въ «странѣ далече», просятъ силъ для будничныхъ, но ставшихъ такими необычными дней. И каждый уноситъ въ сердцѣ облегченіе и надежду. Матерь Божія не оставитъ... заступится... поможетъ... Цѣлымъ вѣнкомъ окружаютъ послѣ литургіи Икону дѣти. Поднимаясь на цыпочки, прижимаются розовыми личиками къ краешку ризы. Смотрятъ восторженно и сосредоточенно ясными глазками.

Церковь на Донауштрассе за нѣсколько лѣтъ вырастила цѣлую плеяду вѣрныхъ маленькихъ прихожанъ, которыхъ сперва вносили въ храмъ на сорокадневную молитву, а въ послѣдніе дни нашего пребыванія въ Мюнхенѣ, это уже были чинно стоящіе мальчуганы и дѣвочки, самостоятельно подходящіе къ Причастію.

Вспоминаются — прелестная черноглазая Аленушка, розовая, въ золотистыхъ кудряшкахъ, Анечка, подпоясанный краснымъ кушачкомъ, въ русской рубашечкѣ Коленька — подходящіе гуськомъ приложиться къ золотому вышитому кресту, украшавшему платъ передъ Иконой. До самой Иконы имъ не дотянуться. Но имъ усердно помогаютъ старшія дѣти: Женя М., Тамара Б., Таня, Люда, Вѣра.

Интересно, что были дѣти, которыя посѣщали церковь по собственной иниціативѣ — безъ родителей, не отличавшихся, иногда, къ сожалѣнію, религіозностью. Дѣвочки приходили неизмѣнно и аккуратно выстаивали всю службу. А нерѣдко, особо принаряженныя и сосредоточенныя, сами шли къ исповѣди и Причастію. На это было такъ трогательно, такъ радостно, но и такъ грустно смотрѣть. Грустно за родителей, по своей волѣ лишавшихъ себя радости видѣть ростъ самаго чудеснаго въ душѣ своего ребенка.

Такихъ было, къ счастью, мало. Гораздо больше было взволнованныхъ матерей, поджидавшихъ той минуты, когда о. Аверкій вынетъ Икону изъ сѣни, чтобы нести ее въ свою келлію, гдѣ она обыкновенно хранилась въ часы, когда не было богослуженія. Становясь на пути слѣдованія Иконы, матери еще разъ подводили и подносили дѣтей къ ней, и сами тоже благоговѣйно прикладывались. Начался разъѣздъ Дипи за океанъ, и передъ Чудотворной Иконой ежедневно служились напутственные молебны. Съ чувствомъ разлуки съ самымъ дорогимъ и свѣтлымъ, прощались люди съ любимой Иконой, увозя съ собой, какъ ея благословеніе, маленькія ея, освященныя на ней, копіи».

Источникъ: Епископъ Серафимъ. Одигитрія Русскаго Зарубежья. Повѣствованіе о Курской чудотворной иконѣ Знаменія Божіей Матери и о дивныхъ чудесахъ ея. — Mahopac: Изданіе Новой Коренной Пустыни, 1955. — С. 62-71.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.