Церковный календарь
Новости


2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 43-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 42-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Наше церковное правосознаніе (1976)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Мысли о Православіи (1976)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 17 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

ПРАВОСЛАВНОЕ МІРОВОЗЗРѢНІЕ.
Лекція іеромонаха Серафима (Rose), произнесенная во время Св. Германовскаго Паломничества въ августѣ 1982 года въ Св. Германовской Пустыни въ Платинѣ, Калифорніи.
(«Русскій Паломникъ». № 1, 1990 г. Chico, California: «Валаамское Общество Америки»).

Передъ началомъ моего доклада — два слова о томъ, почему важно имѣть православное міровоззрѣніе и почему въ наше время пріобрѣсти его труднѣе, чѣмъ въ прошедшія времена.

Въ прошедшіе вѣка — напримѣръ, въ Россіи XIX в. — православное міровоззрѣніе было частью православной жизни и поддерживалось окружающей дѣйствительностью. Даже не было нужды и говорить о немъ, какъ о чемъ-то отдѣльномъ — всѣ жили по-православному въ согласіи съ окружающимъ православнымъ обществомъ. Во многихъ странахъ само правительство исповѣдовало православіе; оно было центромъ общественной дѣятельности, и самъ царь или правитель исторически былъ первымъ православнымъ міряниномъ, обязанностью котораго было подавать своимъ подданнымъ примѣръ христіанской жизни. Въ каждомъ городѣ были православныя церкви, и во многихъ изъ нихъ службы совершались ежедневно утромъ и вечеромъ. Монастыри были во всѣхъ большихъ городахъ, во многихъ меньшихъ городахъ, за ихъ предѣлами, въ деревнѣ, въ удаленныхъ и пустынныхъ мѣстахъ. Въ Россіи было болѣе тысячи оффиціально зарегистрированныхъ монастырей, не считая другихъ общинъ. Монашество было общепризнанной частью жизни. Дѣйствительно, въ большинствѣ семей кто-нибудь — сестра или братъ, дядя, дѣдушка, родственникъ — были монахомъ или монахиней, не говоря уже о другихъ примѣрахъ православной жизни — странникахъ и Христа ради юродивыхъ. Весь образъ жизни былъ пронизанъ православіемъ, центромъ котораго, конечно, было монашество. Православные обычаи были частью повседневной жизни. Большинство повсемѣстно читаемыхъ книгъ были православныя. Сама повседневная жизнь была для большинства людей трудной; имъ приходилось много работать, чтобы прожить, надежды на жизнь были невысоки, смерть не была рѣдкостью — все это подкрѣпляло ученіе Христа о реальности и близости другого міра. Въ такихъ обстоятельствахъ жить по-православному означало то же, что и имѣть православное міровоззрѣніе, и мало было необходимости говорить объ этомъ.

Сейчасъ все измѣнилось. Наше православіе — это островокъ среди міра, живущаго по совершенно другимъ принципамъ, и съ каждымъ днемъ эти принципы все болѣе мѣняются въ худшую сторону, все болѣе отчуждаютъ насъ отъ него. Многіе люди подвергаются искушенію раздѣлить свою жизнь на двѣ категоріи: повседневная жизнь на работѣ, съ мірскими друзьями, въ мірскихъ дѣлахъ, и православіе, по которому мы живемъ по воскресеньямъ и въ другіе дни недѣли, когда у насъ есть для этого время. Но, если взглянуть пристальнѣе, міровоззрѣніе такого человѣка часто представляетъ собой странную комбинацію христіанскихъ и мірскихъ цѣнностей, которыя на самомъ дѣлѣ не смѣшиваются. Цѣль этого доклада — показать, какъ живущіе сегодня могутъ начать дѣлать свое міровоззрѣніе болѣе цѣннымъ, дѣлать его всецѣло православнымъ.

Православіе — это жизнь. Если мы не живемъ по-православному, мы просто не православные, внѣ зависимости отъ того, къ какой вѣрѣ мы формально принадлежимъ.

Жизнь въ нашемъ современномъ мірѣ стала очень искусственной, очень неопредѣленной, очень путанной. Православіе, дѣйствительно, имѣетъ свою жизнь, но оно также не столь ужъ далеко отъ жизни окружающаго міра, и поэтому жизнь православнаго христіанина, даже когда онъ дѣйствительно православный, не можетъ не отражать ее такъ или иначе. Какая-то неопредѣленность и путаница проникли теперь даже и въ православную жизнь. Въ этомъ докладѣ мы попытаемся взглянуть на нашу современную жизнь, а затѣмъ на православную жизнь, чтобы посмотрѣть, какъ лучше могли бы мы выполнять наши христіанскія обязанности, вести жизнь не отъ міра сего даже въ эти ужасныя времена и имѣть православный взглядъ на свою сегодняшнюю жизнь, который позволитъ намъ въ эти времена выжить и сохранить въ цѣлости нашу вѣру.

1. Жизнь сегодня стала ненормальной.

Всякаго, кто взглянетъ на нашу современную жизнь въ перспективѣ той нормальной жизни, которую вели люди въ прежнія времена — напримѣръ, въ Россіи, или Америкѣ, или любой западно-европейской странѣ, — не можетъ не поразить то, насколько ненормальной стала сейчасъ жизнь. Самое понятіе авторитета и послушанія, приличія и вѣжливости, поведенія въ обществѣ и частной жизни — все рѣзко измѣнилось, стало съ ногъ на голову, исключая нѣсколько отдѣльныхъ группъ — обычно христіанъ того или иного исповѣданія — которыя пытаются сохранить такъ называемый «старомодный» укладъ жизни.

Нашу ненормальную жизнь сегодня можно охарактеризовать какъ испорченную, избалованную. Съ младенчества съ современнымъ ребенкомъ обращаются какъ съ семейнымъ божкомъ: его прихоти удовлетворяются, желанія исполняются, онъ окруженъ игрушками, развлеченіями, удобствами, его не учатъ и не воспитываютъ въ соотвѣтствіи со строгими принципами христіанскаго поведенія, а даютъ развиваться въ томъ направленіи, куда клон/с. 60/ятся его желанія; обычно ему достаточно сказать: «Я хочу» или «Я не хочу», — чтобы услужливые родители склонились передъ нимъ и позволили поступать по-своему. Возможно это не случается «во всѣхъ» семьяхъ, и «все время», но это случается достаточно часто для того, чтобы стать правиломъ современнаго воспитанія дѣтей, и даже родители, имѣющіе самыя благія намѣренія, не могутъ цѣликомъ избѣжать его вліянія. Даже если родители и стараются растить ребенка въ строгости, сосѣди пытаются сдѣлать что-то иное. Это надо учитывать при воспитаніи ребенка.

Когда такой человѣкъ вырастетъ, онъ, естественно, окружаетъ себя тѣмъ же, къ чему привыкъ съ дѣтства: удобствами, развлеченіями, игрушками для взрослыхъ. Эта жизнь становится постояннымъ поискомъ «развлеченій» (fun), это слово, кстати сказать, было совершенно неслыханнымъ въ любомъ другомъ словарѣ; въ Россіи ХIХ в. или въ любой серьезной цивилизаціи просто не поняли бы, что же означаетъ это слово. Жизнь — это непрестанный поискъ «развлеченій», которыя настолько лишены всякаго серьезнаго значенія, что посѣтитель изъ любой страны ХIХ в., глядя на наши популярныя телепрограммы, парки аттракціоновъ, рекламу, кинофильмы, музыку, — почти на любой аспектъ нашей современной — подумалъ бы, что онъ попалъ въ страну какихъ-то безумцевъ, потерявшихъ всякое соприкосновеніе съ повседневной реальностью. Мы часто этого не учитываемъ, потому что живемъ въ этомъ обществѣ и принимаемъ его какъ данное.

Нѣкоторые изъ недавнихъ изслѣдователей нашей современной жизни назвали молодежь сегодняшняго дня поколѣніемъ «мнѣ», а наше время «вѣкомъ нарциссизма», характеризуемымъ поклоненіемъ себѣ и обожаніемъ самого себя, что мѣшаетъ развиваться нормальной человѣческой жизни. Другіе говорятъ о «пластмассовой» вселенной или фантастическомъ мірѣ, гдѣ сегодня живетъ такое огромное количество народа, не способнаго стать лицомъ къ реальности окружающаго міра или приспосабливаться къ ней, или обратиться къ своимъ внутреннимъ проблемамъ.

Когда поколѣніе «мнѣ» обращается къ религіи, что очень часто случалось за послѣднія десятилѣтія, то это обычно бываетъ какая-то «пластмассовая» или фантастическая форма религіи: «религія саморазвитія» (гдѣ объектомъ поклоненія остается «Я»), промыванія мозговъ и контроля мыслей, обожествленныхъ гуру или свами, поиска НЛО (UFO) и «неземныхъ» существъ, ненормальныхъ духовныхъ состояній и ощущеній. Здѣсь мы не будемъ разсматривать всѣ эти явленія, которыя большинству изъ насъ, вѣроятно, хорошо знакомы, но лишь коснемся того, какъ они воздѣйствуютъ на православную христіанскую духовную жизнь нашихъ дней.

Намъ важно осознать, когда мы пытаемся вести сегодня христіанскую жизнь, что міръ, который создалъ наше избалованное время, предъявляетъ душѣ требованія — въ религіи ли, мірской ли жизни, — которыя надо признать тоталитарными. Это легко разглядѣть въ получившихъ за послѣдніе годы столь широкую извѣстность уродующихъ душу культахъ, которые требуютъ подчиненія самозванному «святому»; но это столь же очевидно и въ мірской жизни, когда человѣкъ сталкивается не съ отдѣльнымъ искушеніемъ здѣсь или тамъ, а съ постояннымъ состояніемъ искушенія въ видѣ ли фоновой музыки, которая слышится вездѣ, въ универмагахъ, въ учрежденіяхъ, въ видѣ ли указателей и досокъ объявленія на городскихъ улицахъ, рокъ-музыки, которая достигаетъ также лѣсныхъ тропинокъ и палаточныхъ городковъ, и самого дома, гдѣ телевидѣніе часто становится тайнымъ домоправителемъ, диктующимъ современныя цѣнности, мнѣнія, вкусы. Если у васъ есть маленькія дѣти, вы знаете, насколько это вѣрно; если они видѣли что-либо по телевизору, очень трудно бываетъ потомъ бороться съ этимъ новымъ мнѣніемъ, которое дано телевидѣніемъ какъ авторитетное.

Смыслъ этого всеохватывающаго искушенія, нападающаго сегодня на людей — вполнѣ открыто въ его мірской формѣ, а въ религіозныхъ формахъ обычно болѣе скрыто, заключается въ слѣдующемъ: живи сегодняшнимъ днемъ, наслаждайся, разслабься, чувствуй себя хорошо. За этимъ смысломъ слышенъ другой, болѣе мрачный обертонъ, который открыто звучитъ только въ оффиціально атеистическихъ странахъ, на одинъ шагъ опередившихъ въ этомъ отношеніи свободный міръ. Дѣйствительно, мы должны осознать, что происходящее сегодня съ міромъ очень сходно — будь то за желѣзнымъ занавѣсомъ или въ свободномъ мірѣ. Существуютъ различныя его варіанты, но атаки съ цѣлью завоеванія нашихъ душъ очень сходны. Въ коммунистическихъ странахъ, которыя имѣютъ оффиціальную доктрину атеизма, всѣмъ вполнѣ открыто говорятъ: забудь о Богѣ и любой другой жизни, кромѣ настоящей, изгони изъ души всякій страхъ Божій и почитаніе святынь, смотри на тѣхъ, кто еще вѣритъ въ Бога въ «старомодномъ смыслѣ», какъ на враговъ, которыхъ надо уничтожать. Въ качествѣ символа нашего беззаботнаго, гоняющагося за развлеченіями, самообманывающаго времени можно было бы взять нашъ американскій «Disneyland», мы не должны проглядѣть за нимъ болѣе зловѣщій символъ, который показываетъ, куда въ дѣйствительности движется поколѣніе «мнѣ»: — въ совѣтскій Гулагъ, цѣпь концлагерей, уже правящихъ жизнью почти половины мірового населенія.

2. Два ложныхъ подхода къ духовной жизни.

Но можно спросить, какое все это имѣетъ отношеніе къ намъ, старающимся вести, насколько мы можемъ, трезвую православную христіанскую жизнь? Большое! Мы должны осознать, что жизнь вокругъ насъ, какъ бы ненормальна она ни была, является тѣмъ мѣстомъ, гдѣ мы начинаемъ нашу собственную христіанскую жизнь. Какой бы мы ни сдѣлали свою жизнь, какимъ бы подлинно христіанскимъ содержаніемъ ни наполняли ее, она все же несетъ на себѣ какой-то отпечатокъ «мнѣ»-поколѣнія, и мы должны быть достаточно скромны, чтобы признать это. Съ этого и начнемъ.

Существуетъ два ложныхъ подхода къ жизни вокругъ насъ, которые многіе принимаютъ, думая, что это и есть образецъ, какъ должны поступать православные христіане. Одинъ, наиболѣе распространенный подходъ — просто идти въ ногу со временемъ: приспосабливаться къ «рокъ-музыкѣ», современнымъ модамъ и вкусамъ и всему ритму нашей джазовой современной жизни. Часто болѣе старомодные родители мало соприкасаются съ этой жизнью и живутъ болѣе или менѣе отдѣльно своей собственной жизнью, но они будутъ улыбаться, видя, какъ ихъ дѣти слѣдуютъ за новѣйшимъ безумствомъ, и думать, что это нѣчто безвредное.

Этотъ путь — полное несчастье для христіанской жизни, это смерть души. Нѣкоторые могутъ все еще вести внѣшне пристойную жизнь безъ борьбы съ духомъ времени, но внутренне они мертвы и умираютъ, и что печальнѣе всего, ихъ дѣти заплатятъ за это различными психическими и духовными разстройствами и болѣзнями, которыя все болѣе и болѣе распространяются. Однимъ изъ лидеровъ у культа самоубійцъ, который столь эффектно закончилъ свое существованіе въ Джоунстаунѣ (1976 г. — прим. перев.), была юная дочь греческаго православнаго священника; сатаническія рокъ-группы типа «Кисс» (буквально «поцѣлуй», но здѣсь сокращеніе отъ Kids In Satan's Service, т. е. «ребята на службѣ сатаны» — прим. перев.) состоятъ изъ бывшихъ русскихъ православныхъ юношей. Это лишь нѣкоторые яркіе примѣры; большинство православныхъ молодыхъ людей не заходитъ /с. 61/ такъ далеко, они лишь склоняются вмѣстѣ съ окружающими, съ окружающимъ ихъ антихристіанскимъ міромъ и перестаютъ быть примѣромъ хоть какого-то христіанства для окружающихъ.

Такъ нельзя! Христіанинъ долженъ отличаться отъ міра, и это должно быть одной изъ основныхъ вещей, которыя ему слѣдуетъ усвоить какъ часть своего христіанскаго воспитанія. Иначе нѣтъ смысла называть себя христіаниномъ, особенно православнымъ христіаниномъ.

Ложный подходъ другой крайности — это то, что можно было бы назвать ложной духовностью. Поскольку переводы православныхъ книгъ о духовной жизни становятся все болѣе и болѣе доступными, а православная терминологія по духовной борьбѣ все болѣе носится въ воздухѣ, все большее и большее количество людей толкуетъ объ исихазмѣ, Іисусовой молитвѣ, аскетической жизни, возвышенныхъ молитвенныхъ состояніяхъ и о самыхъ возвышенныхъ изъ святыхъ отцовъ вродѣ свв. Симеона Новаго Богослова, Григорія Паламы или Григорія Синаита. Очень хорошо знать объ этой дѣйствительно возвышенной сторонѣ православной духовной жизни и почитать великихъ святыхъ, которые на самомъ дѣлѣ вели ее; но если мы не будемъ имѣть очень реалистическаго и очень смиреннаго сознанія того, насколько всѣ мы далеки отъ жизни исихастовъ и какъ мы мало подготовлены къ тому, чтобы хотя бы приблизиться къ ней, нашъ интересъ къ ней будетъ лишь еще однимъ изъ выраженій нашего эгоцентрическаго пластмассоваго міра.

Сейчасъ есть очень популярныя книги на эту тему. Дѣйствительно, римо-католики сами активно занимаются этими вопросами подъ православнымъ вліяніемъ и оказываютъ вліяніе на другихъ православныхъ. Напримѣръ, іезуитскій священникъ о. Джорджъ Мэлони пишетъ книги на эти темы и переводитъ свв. Макарія Великаго и Симеона Новаго Богослова и пытается сдѣлать людей исихастами въ ихъ повседневной жизни. Они практикуютъ всевозможные виды «уединеній», обычно «харизматическихъ»; люди вдохновляются Св. Духомъ (якобы) и пробуютъ всѣ виды аскезы, о которыхъ мы знаемъ отъ свв. отцовъ и которые стоя́тъ намного выше того уровня, на которомъ мы сегодня находимся. Есть одна дама, Кэтринъ де Хетъ Доэрти (на самомъ дѣлѣ родилась она въ Россіи, а потомъ уже стала римо-католичкой), которая пишетъ книги «Пустыня», «Молчаніе» и обо всемъ, что ей хотѣлось бы ввести въ жизнь, такимъ образомъ, будто она рекламируетъ новыя конфеты. Это, конечно, очень несерьезно и несетъ на себѣ трагическое знаменіе нашего времени. Возвышенныя вещи используются людьми, которые понятія не имѣютъ о томъ, что говорятъ. Для нѣкоторыхъ это лишь привычка или времяпрепровожденіе; для другихъ, которые принимаютъ это всерьезъ, дѣло можетъ обернуться большой трагедіей. Они думаютъ, что ведутъ возвышенную жизнь, а на самомъ дѣлѣ они не смогли рѣшить свои личныя внутреннія проблемы.

Позвольте мнѣ подчеркнуть вновь, что слѣдуетъ избѣгать обѣихъ этихъ крайностей — обмірщенія и сверхдуховности, но это не означаетъ, что мы не должны имѣть реалистическаго представленія о тѣхъ законныхъ требованіяхъ, которыя предъявляетъ намъ міръ, или что мы должны перестать почитать великихъ отцовъ исихазма и пользоваться ихъ разумными поученіями или сами прибѣгать къ Іисусовой молитвѣ въ соотвѣтствіи съ нашими обстоятельствами и возможностями. Это лишь должно быть на нашемъ уровнѣ, ближе къ землѣ. Дѣло заключается въ томъ, (и это сегодня абсолютно необходимо для нашего пониманія какъ православныхъ христіанъ), что мы должны глубоко понять, въ какія времена мы живемъ, какъ на самомъ дѣлѣ мы мало знаемъ и чувствуемъ наше православіе, какъ мы далеки не только отъ святыхъ древности, но даже отъ простыхъ православныхъ христіанъ, жившихъ сто лѣтъ тому назадъ или даже одно поколѣніе назадъ, и какъ сильно намъ надо стремиться, чтобы сегодня просто выжить какъ православнымъ христіанамъ.

3. Что мы можемъ сдѣлать?

Болѣе конкретно: что мы можемъ сдѣлать, чтобы пріобрѣсти это осознаніе, это пониманіе, и какъ мы можемъ сдѣлать его плодотворнымъ въ нашей жизни? Я попытаюсь дать отвѣть на этотъ вопросъ въ двухъ частяхъ: первая касается осознанія окружающаго міра, который какъ никогда ранѣе въ исторіи христіанства, сталъ нашимъ сознательнымъ врагомъ, а вторая — нашего осознанія православія, которое, боюсь, большинство изъ насъ знаетъ намного меньше, чѣмъ слѣдуетъ, намного меньше, чѣмъ намъ надо знать, если мы хотимъ сохранить его.

Во-первыхъ, поскольку, хотимъ мы этого или нѣтъ, мы находимся въ міру (и его вліяніе сильно ощущается даже въ такомъ отдаленномъ мѣстѣ, какъ нашъ монастырь), мы должны смотрѣть на него и его искушенія твердо и реалистически, но не поддаваться ему; въ частности, мы должны подготовить нашу молодежь къ стоящимъ передъ ней искушеніямъ и какъ бы сдѣлать ей прививки противъ этихъ искушеній. Мы каждый день должны быть готовы отвѣтить на вліяніе міра принципами здороваго христіанскаго воспитанія. Это означаетъ, что все, что ребенокъ узнаетъ въ школѣ, дома должно провѣряться и исправляться. Мы не должны думать, что то, что онъ узнаетъ въ школѣ, есть просто полезное или нѣчто мірское, не имѣющее никакого отношенія къ его православному воспитанію. Его можно научить полезнымъ ремесламъ и фактамъ (хотя многія школы въ сегодняшней Америкѣ позорно проваливаются и въ этомъ; многіе учителя разсказываютъ намъ, что все, что имъ удается — это поддерживать порядокъ въ классѣ, а объ обученіи и рѣчи нѣтъ), но даже если онъ и пріобрѣтаетъ это, его научатъ многимъ неправильнымъ точкамъ зрѣнія и идеямъ. Основное отношеніе и оцѣнка ребенкомъ литературы, музыки, исторіи, искусства, философіи и даже науки и, конечно, жизни и религіи — должны, въ первую очередь, идти не отъ школы, ибо все это въ школѣ вы получите въ смѣси съ современной философіей; это въ первую очередь должно идти отъ дома и Церкви, иначе онъ получить невѣрное образованіе въ сегодняшнемъ мірѣ, гдѣ общественное образованіе въ лучшемъ случаѣ носить характеръ агностическій, а въ худшемъ — атеистическій или антирелигіозный. Конечно, въ Совѣтскомъ Союзѣ ребенку все это навязывается силой безъ какой бы то ни было религіи, но при активной программѣ воспитанія атеиста.

Родители должны точно знать, чему учатъ ихъ дѣтей на разныхъ общеобразовательныхъ курсахъ, получившихъ въ сегодняшнихъ американскихъ школахъ почти повсемѣстное распространеніе, и исправлять это дома, не только придерживаясь откровенной позиціи по этому вопросу (особенно между отцами и сыновьями, что очень рѣдко въ американскомъ обществѣ), но также четко выдѣляя его моральный аспектъ, чего совершенно нѣтъ въ общественномъ образованіи.

Родители должны знать, какую музыку слушаютъ ихъ дѣти, какіе они смотрятъ фильмы (слушая или смотря съ ними вмѣстѣ, если необходимо), какой языкъ они слышатъ и какимъ языкомъ пользуются сами, и дѣлать всему этому христіанскую оцѣнку.

Въ тѣхъ домахъ, гдѣ недостаетъ мужества выбросить телевизоръ изъ окна, его надо контролировать строго и слѣдить за тѣмъ, чтобы избѣжать отравляющаго воздѣйствія этой машины, которая стала главнымъ учителемъ антихристіанскихъ оцѣнокъ и идей въ самомъ домѣ, особенно для молодыхъ.

Я говорю о воспитаніи дѣтей потому, что именно здѣсь міръ наноситъ въ первую очередь удары по православнымъ христіанамъ и воспитываетъ ихъ по своему образцу; какъ только у ребенка сформировалось неправильное отношеніе, задача его христіанскаго воспитанія становится вдвойнѣ трудной.

Но не только дѣти, но и всѣ мы стоимъ передъ лицомъ міра, который пытается сдѣлать насъ антихристіанами посредствомъ школы, телевидѣнія, кино, популярной музыки и всѣми другими способами, которые обрушиваются на насъ, особенно въ боль/с. 62/шихъ городахъ. Мы должны понимать, что то, что вдалбливается въ насъ, исходитъ отъ одного источника — оно имѣетъ опредѣленный ритмъ, опредѣленное идейное содержаніе для насъ: эту идею самопоклоненія, разслабленія, наплевательства, наслажденія, отказа отъ малѣйшей мысли о другомъ мірѣ — въ различныхъ формахъ здѣсь есть одна конкретная вещь, которая навязывается намъ. Фактически это обученіе безбожію. Мы должны активно защищаться, зная, что именно міръ пытается сдѣлать съ нами, защищаться и такимъ средствомъ, какъ формулируя и предавая гласности нашъ православный христіанскій отвѣтъ на это. Откровенно говоря, наблюдая за тѣмъ, какъ православныя семьи живутъ въ сегодняшнемъ мірѣ и передаютъ свое православіе, можетъ показаться, что эту битву чаще проигрываютъ, чѣмъ выигрываютъ. Число православныхъ христіанъ, которые сохраняютъ въ цѣлости свое лицо и не измѣняются по образцу современнаго міра, на самомъ дѣлѣ очень невелико.

Все же не слѣдуетъ разсматривать окружающій насъ міръ какъ всецѣло плохой. На самомъ дѣлѣ, чтобы намъ сохраниться какъ православнымъ христіанамъ, мы должны быть достаточно разсудительными, чтобы использовать въ своихъ цѣляхъ все, что есть въ этомъ мірѣ положительнаго. Здѣсь я разсмотрю нѣсколько моментовъ, которые мы можемъ использовать въ интересахъ нашего православнаго міровоззрѣнія, хотя по-видимости они непосредственно ничего общаго съ православіемъ не имѣютъ.

Ребенокъ, который съ дѣтства пріученъ къ хорошей классической музыкѣ, душа котораго развивалась подъ ея вліяніемъ, не подвергается искушеніямъ грубаго ритма, «рока» и другихъ формъ современной псевдомузыки въ той мѣрѣ, въ какой подвергается имъ выросшій безъ музыкальнаго воспитанія. Такое музыкальное воспитаніе, по словамъ нѣкоторыхъ оптинскихъ старцевъ, очищаетъ душу и приготовляетъ ее къ принятію духовныхъ впечатлѣній.

Ребенокъ, пріученный къ хорошей литературѣ, драмѣ и поэзіи и ощутившій ихъ воздѣйствіе на душу, т. е. получившій истинное наслажденіе, не станетъ легко приверженцемъ современнаго телевидѣнія и дешевыхъ романовъ, которые опустошаютъ душу и уводятъ ее съ христіанскаго пути.

Ребенокъ, который научился видѣть красоту классической живописи и скульптуры, не вовлечется легко въ извращенія современнаго искусства и не будетъ тянуться къ безвкуснымъ издѣліямъ современной рекламы и порнографіи.

Ребенокъ, который знаетъ кое-что о міровой исторіи, особенно временъ христіанъ, о томъ, какъ люди жили и мыслили, въ какія ошибки и западни они попадали, уклоняясь отъ Бога и Его заповѣдей, и какую славу и достойную жизнь они вели, когда были Ему вѣрны, сможетъ судить о жизни и философіи нашего времени и не станетъ слѣпо слѣдовать за первой же философіей или образомъ жизни, съ которымъ столкнется. Одна изъ проблемъ, стоящихъ нынѣ передъ школьнымъ образованіемъ, состоитъ въ томъ, что дѣтямъ не прививаютъ больше чувства исторіи. Это опасная и роковая вещь — лишить ребенка чувства исторіи. Это означаетъ, что его лишаютъ возможности брать примѣръ съ людей, жившихъ въ прошломъ. А исторія, въ сущности, постоянно повторяется. Когда вы это замѣчаете, вамъ хочется знать, какъ люди рѣшали свои проблемы, что сталось съ тѣми, кто возсталъ на Бога, и съ тѣми, кто измѣнялъ свою жизнь, подавая яркій примѣръ, дожившій до нашихъ дней. Чувство исторіи очень важно, и его надо прививать дѣтямъ.

Въ общемъ, человѣкъ, хорошо знакомый съ лучшими плодами свѣтской культуры — которая на Западѣ почти всегда имѣетъ опредѣленное религіозное и христіанское звучаніе, — получаетъ намного больше возможностей вести нормальную плодотворную жизнь православнаго христіанина, чѣмъ тотъ, кто обратился въ православіе, будучи знакомъ лишь съ современной популярной культурой. Тотъ, кто обратился въ православіе сразу отъ «рокъ»-культуры, и вообще всякій, кто думаетъ, что онъ сможетъ сочетать православіе съ культурой такого рода, долженъ будетъ пройти черезъ многія страданія прежде, чѣмъ онъ сможетъ стать дѣйствительно серьезнымъ православнымъ христіаниномъ, который способенъ передать свою вѣру другимъ. Безъ страданія, безъ пониманія православные родители вырастятъ дѣтей, которыхъ пожретъ современный міръ. Лучшая міровая культура, усвоенная соотвѣтствующимъ образомъ, очищаетъ и развиваетъ душу; сегодняшняя популярная культура уродуетъ и деформируетъ души и мѣшаетъ имъ правильно реагировать на зовъ православія.

Поэтому въ нашей битвѣ противъ духа міра сего мы можемъ использовать лучшее, что можетъ предложитъ міръ, чтобы пойти дальше этого лучшаго; все лучшее въ мірѣ, если намъ достаетъ мудрости видѣть это, указываетъ на Бога и Православіе, а мы ужъ должны этимъ воспользоваться.

4. Православное міровоззрѣніе.

Занимая такую позицію — видя въ міру какъ хорошее, такъ и плохое, — мы можемъ имѣть православное міровоззрѣніе, то есть жить съ православнымъ взглядомъ на всю жизнь, а не только на узкоцерковные вопросы. Существуетъ невѣрное мнѣніе, которое, къ сожалѣнію, слишкомъ ужъ распространено нынѣ, что достаточно имѣть православіе, ограниченное церковнымъ зданіемъ и нормальной «православной» дѣятельностью типа молитвы въ опредѣленное время или крестнаго знаменія; въ остальномъ же, согласно этому мнѣнію, можно жить какъ всѣ, участвуя въ жизни и культурѣ нашего времени безъ всякихъ проблемъ постольку, поскольку мы не совершаемъ грѣха.

Всякій, кто понялъ, насколько глубоко православіе и насколько глубоки обязанности серьезнаго православнаго христіанина, а также какія обязанности накладываетъ на насъ, какія тоталитарныя требованія предъявляетъ намъ современный міръ, легко увидитъ, какъ ошибочно это мнѣніе. Или ты православный въ любое время каждаго дня, въ любой жизненной ситуаціи, или же ты на самомъ дѣлѣ вовсе не православный. Наше православіе открывается не только въ нашихъ строго религіозныхъ взглядахъ, но во всемъ, что мы дѣлаемъ и говоримъ. Большинство изъ насъ почти не осознаетъ христіанской отвѣтственности за мірскую сторону нашей жизни. Человѣкъ же съ подлинно православнымъ міровоззрѣніемъ любую часть своей жизни живетъ какъ православный.

Спросимъ здѣсь поэтому: какъ можемъ мы въ нашей повседневной жизни питать и поддерживать православное міровоззрѣніе?

Первый и наиболѣе очевидный путь — быть въ постоянномъ соприкосновеніи съ источникомъ христіанскаго питанія, со всѣмъ, что Церковь даетъ намъ для нашего просвѣщенія и спасенія: церковными службами и святыми таинствами, Св. Писаніемъ, житіями святыхъ, писаніями свв. отцовъ. Слѣдуетъ, конечно, читать книги, которыя находятся на твоемъ уровнѣ пониманія, и примѣнять церковное ученіе къ своимъ собственнымъ жизненнымъ ситуаціямъ и обстоятельствамъ, тогда они окажутся плодотворными, направляя и измѣняя насъ по-христіански.

Но часто эти основные христіанскіе источники не оказываютъ на насъ полнаго воздѣйствія или же вообще не воздѣйствуютъ на насъ, потому что мы не занимаемъ правильной христіанской позиціи по отношенію къ нимъ и къ христіанской жизни, которую они должны вдохновлять. Позвольте мнѣ сейчасъ сказать слово о томъ, какой должна быть наша позиція, если мы хотимъ получить отъ нихъ подлинную пользу, и если они должны стать для насъ началомъ подлиннаго православнаго міровоззрѣнія.

/с. 63/ Прежде всего, христіанская духовная пища по самой природѣ есть нѣчто живое и питающее; если же наше отношеніе къ ней носитъ чисто теоретическій и книжный характеръ, то мы не получимъ отъ нея тѣхъ благъ, которыя она можетъ дать. Поэтому, если мы читаемъ православныя книги или интересуемся православіемъ только чтобы получить информацію или чтобы хвастнуть своимъ знаніемъ передъ другими, мы не видимъ сути; если мы учимъ заповѣди Божіи и законъ Его Церкви только для того, чтобы «правильно» поступать и судить о «неправильности» другихъ, мы не видимъ сути. Они не просто должны оказывать вліяніе на наши идеи, но должны непосредственно касаться нашей жизни и мѣнять ее. Въ любое время великаго кризиса человѣческихъ дѣлъ — такого, какъ критическія времена, стоящія передъ нами въ свободномъ мірѣ, — тѣ, кто полагается на поверхностное знаніе законовъ, каноновъ и правилъ, не могутъ выстоять. Сильными окажутся тѣ, кому православное образованіе дало чувство того, что есть подлинное христіанство, тѣ, чье православіе находится въ сердцѣ и способно затронуть другія сердцá.

Нѣтъ ничего трагичнѣе, чѣмъ видѣть человѣка, выросшаго въ православіи, имѣющаго понятіе о катехизисѣ, читавшаго житія святыхъ, имѣющаго представленіе объ общихъ цѣляхъ православія, понимающаго нѣкоторыя службы — и при этомъ не осознающаго, что же происходитъ вокругъ него. И онъ преподноситъ своимъ дѣтямъ эту жизнь въ двухъ категоріяхъ: одна — это какъ живетъ большинство, а вторая — какъ православные живутъ по воскресеньямъ и когда читаютъ какой-нибудь православный текстъ. Когда ребенка воспитываютъ такимъ образомъ, онъ скорѣе всего не выберетъ православія; оно станетъ очень малой частью его жизни, потому что современная жизнь очень соблазнительна, слишкомъ многіе стремятся къ ней, она подмѣняетъ дѣйствительность — если только человѣкъ не былъ наученъ тому, какъ защищаться отъ ея вреднаго воздѣйствія и какъ воспользоваться преимуществами того добраго, что есть въ мірѣ.

Въ этомъ смыслѣ наша позиція должна быть пріемлемой и нормальной, т. е. она должна прилагаться къ реальнымъ обстоятельствамъ, а не быть плодомъ фантазіи, ухода отъ жизни и отказа смотрѣть въ лицо непріятнымъ явленіямъ окружающаго міра. Слишкомъ возвышенное и витающее въ облакахъ тепличное православіе не способно помочь людямъ въ повседневной жизни, нашъ міръ достаточно жестокъ и своей грубостью ранитъ души; мы должны въ первую очередь отвѣтить трезвой христіанской любовью и пониманіемъ, оставляя исихазмъ и высшія формы молитвы тѣмъ, кто способенъ ихъ воспринять.

Наша позиція не должна быть и эгоцентричной, а обращаться къ ищущимъ Бога и духовной жизни. Сейчасъ вездѣ, гдѣ есть сложившаяся христіанская община, есть искушеніе превратить ее въ общество для взаимныхъ поздравленій и восторговъ отъ нашихъ добродѣтелей и достиженій, — красоты нашихъ церковныхъ зданій и утвари, великолѣпія нашихъ службъ, даже чистоты нашего ученія. Но истинная христіанская жизнь, начиная съ апостольскихъ временъ, была всегда неотдѣлима отъ того, чтобы дѣлиться ею съ другими. Православіе именно поэтому-то и живо, что свѣтитъ другимъ и не имѣетъ нужды въ учрежденіи «миссіонерскаго отдѣла»; огонь подлиннаго православія есть лишь нѣчто, что мы хранимъ для себя и чѣмъ мы похваляемся, тогда мы мертвые, погребающіе мертвыхъ, а именно въ такомъ состояніи и находятся сейчасъ многіе изъ нашихъ православныхъ приходовъ, даже тѣ, гдѣ много молодежи, если они не вживаются глубоко въ свою вѣру. Недостаточно сказать, что молодежь ходитъ въ церковь. Намъ надо спросить, что несутъ они туда, что выносятъ они изъ церкви, и если они не воспринимаютъ православіе всей своей жизнью, тогда напрасно говорить, что они ходятъ въ церковь.

Въ то же время наше отношеніе къ людямъ должно быть отношеніемъ любви и прощенія. Сейчасъ въ православную жизнь вкралась нѣкоторая жесткость: «Это еретикъ, не общайся съ нимъ», «этотъ, возможно, православный, но съ увѣренностью утверждать нельзя», «а вотъ тотъ явно шпіонъ». Никто не станетъ отрицать, что Церковь сейчасъ окружена врагами и что есть нѣкоторые, кто не прочь воспользоваться нашимъ довѣріемъ. Но такъ было съ апостольскихъ временъ, и въ этомъ практическомъ отношеніи христіанская жизнь всегда была чѣмъ-то рискованнымъ. Но даже если иногда нами и пользуются, и мы должны проявлять осторожность, все же мы не можемъ отказаться отъ нашей основной позиціи любви и довѣрія, безъ нея мы потеряемъ основу основъ нашей христіанской жизни. Міръ безъ Христа недовѣрчивъ и холоденъ, но христіане, напротивъ, должны быть любящими и открытыми, а иначе мы потеряемъ соль Христову въ себѣ и станемъ подобными міру, годными для того, чтобы насъ выбросили и попирали ногами.

Немного смиренія при взглядѣ на себя помогло бы намъ быть болѣе великодушными и прощающими ошибки другихъ. Мы любимъ осуждать другихъ за странность ихъ поведенія; мы называемъ ихъ «cuckoos» или «тронутыми новообращенными». Дѣйствительно, мы должны беречься по-настоящему неуравновѣшенныхъ людей, которые могутъ принести большой вредъ церкви. Но какой православный серьезный христіанинъ сегодня немного не «тронутый»? Мы не соотвѣтствуемъ обычаямъ міра сего, а если соотвѣтствуемъ имъ въ сегодняшнемъ мірѣ, то мы уже не являемся подлинными христіанами. Подлинный христіанинъ не можетъ чувствовать себя своимъ въ міру и не можетъ не казаться себѣ и другимъ немного «тронутымъ». Въ Совѣтскомъ Союзѣ и многихъ другихъ странахъ достаточно придерживаться и идеала христіанства не отъ міра сего или креститься взрослымъ, чтобы попасть въ сумасшедшій домъ, а эти страны торятъ дорогу всему міру.

Поэтому не будемъ бояться, что въ міру къ намъ станутъ относиться какъ къ нѣсколько «тронутымъ» и будемъ продолжать хранить христіанскую любовь и прощеніе, которое міръ никогда не сможетъ понять, но въ которыхъ въ глубинѣ сердца онъ нуждается и которыхъ даже жаждетъ. Наконецъ, наша христіанская позиція должна быть — назову по недостатку лучшаго слова — невинной. Нынѣ міръ придаетъ большее значеніе сложности, житейскому опыту, «профессіонализму». Православіе не придаетъ этимъ качествамъ никакой цѣны, они убиваютъ христіанскую душу. И все же эти свойства непрестанно проникаютъ въ Церковь и въ нашу жизнь, какъ часто приходится слышать, особенно отъ восторженныхъ новообращенныхъ, о желаніи поѣхать въ большіе центры православія, соборы и монастыри, гдѣ собираются тысячи вѣрующихъ и разговоръ повсюду идетъ на церковныя темы, и можно почувствовать, какъ все же важно православіе. Это православіе есть лишь маленькая капля въ ведрѣ, если взглянуть на все общество въ цѣломъ, но въ этихъ большихъ соборахъ и монастыряхъ столько народа, что кажется, что православіе дѣйствительно преобладаетъ. И какъ часто видишь этихъ людей въ жалкомъ состояніи послѣ того, какъ они удовлетворили свое желаніе и возвратились изъ «великихъ центровъ православія» угрюмые и разочарованные, и наслушавшіеся мірскихъ церковныхъ сплетенъ, полные осужденія и озабоченные лишь тѣмъ, чтобы быть «православными» и «соотвѣтствующими» и мірски-опытными въ вопросахъ церковной политики. Однимъ словомъ, они потеряли свою невинность, свою неотмірность, были сбиты съ толку изъ-за своей завороженности мірской стороной церковной жизни.

Въ разныхъ формахъ это искушеніе встаетъ передъ нами всѣми, и мы должны бороться съ нимъ, не позволяя себѣ переоцѣнивать въ Церкви внѣшнее, но всегда возвращаясь къ «единому на потребу» — Христу и спасенію нашихъ душъ оть этого /с. 64/ рода лукаваго. Мы не должны закрывать глаза на происходящее въ мірѣ и въ Церкви — намъ нужно знать это ради самихъ себя — но наше знаніе должно быть трезвымъ и простымъ, и прямодушнымъ, а не усложненнымъ и мірскимъ.

5. Заключеніе.

Любому православному христіанину, отдающему себѣ отчетъ въ томъ, что происходитъ вокругъ, ясно, что міръ приближается къ своему концу! Знаменія времени столь очевидны, что можно было бы сказать, что міръ стремительно рушится.

Что же это за знаменія?

1. Ненормальность міра. Никогда подобные странные и неестественные проявленія и поступки не принимались какъ нѣчто само собой разумѣющееся, какъ въ наши дни. Лишь взгляните на окружающій насъ міръ: что пишутъ въ газетахъ, какіе фильмы демонстрируютъ, что идетъ по телевидѣнію, что люди считаютъ интереснымъ и развлекательнымъ, надъ чѣмъ смѣются — это просто ужасно. И есть люди, которые намѣренно способствуютъ этому всему, конечно, для своей собственной выгоды и потому, что это модно, потому что есть извращенное стремленіе къ подобнымъ вещамъ.

2. Войны и военные слухи, одинъ болѣе леденящій чѣмъ другой и болѣе безжалостный, а все затмевается угрозой немыслимой всемірной ядерной войны, которую можно развязать нажатіемъ на кнопку.

3. Повсемѣстныя природныя бѣдствія: землетрясенія и появленіе новыхъ вулкановъ — новѣйшій изъ нихъ формируется недалеко отсюда, въ Іосемитскомъ заповѣдникѣ въ центральной Калифорніи, — которыя уже мѣняютъ характеръ міровой погоды.

4. Возрастающая централизація информаціи и власти надъ отдѣльными людьми, въ частности, представляемая установленнымъ въ Люксембургѣ гигантскимъ новымъ компьютеромъ, который способенъ хранить досье на каждаго изъ живущихъ на землѣ; его кодовый номеръ «666», а тѣ, кто съ нимъ работаетъ, прозвали его «звѣрь». Чтобы облегчить работу такихъ компьютеровъ, американское правительство предполагаетъ начать въ 1984 г. выдачу лицамъ чековъ соціальнаго обезпеченія съ номеромъ (ясно, включающимъ кодовое число 666), оттискиваемымъ на правой рукѣ или на лбу — именно это требованіе будетъ главнымъ, согласно Апокалипсису (гл. 13.), во время царствованія Антихриста. Конечно, это не значитъ, что первый, на комъ оттиснутъ 666, есть антихристъ или его слуга, но если это станетъ повсемѣстнымъ, то кто сможетъ устоять? Сначала вы будете привыкать, а потомъ васъ заставятъ поклониться ему.

5. И еще, умноженіе лже-Христовъ и лже-антихристовъ. Послѣдній изъ кандидатовъ какъ разъ этимъ лѣтомъ (1982 — прим. перев.) потратилъ, вѣроятно, милліоны долларовъ, рекламируя по міровому телевидѣнію свое неминуемое явленіе, обѣщая дать въ этотъ моментъ всѣмъ обитателямъ земли «телепатическое сообщеніе». Помимо всякихъ оккультныхъ силъ, которыя могли быть вовлечены въ подобное событіе, намъ уже достаточно извѣстно о возможности подачи безсознательныхъ сигналовъ по радіо и въ особенности по телевидѣнію, а также о томъ, что по силамъ любому, обладающему техническими возможностями, врѣзаться въ нормальные радіо- и телесигналы, несмотря ни на какіе законы противъ подобныхъ дѣйствій.

6. Воистину зловѣщая реакція на новый фильмъ, о которомъ въ Америкѣ всѣ говорятъ и который всѣ смотрятъ — «Е. Т.», заставившій буквально милліоны внѣшне нормальныхъ людей выразить свою преданность и любовь къ герою, «"спасителю" изъ космоса», который, вполнѣ очевидно, является демономъ, — явное приготовленіе къ поклоненію грядущему антихристу. (И, кстати сказать, редакторъ по вопросамъ кино оффиціальной газеты Греческой архіепископіи въ Америкѣ, православный священникъ, отъ всей души рекомендовалъ этотъ фильмъ православнымъ людямъ, говоря, что это замѣчательный фильмъ, который можетъ научить насъ любви, и всѣ должны посмотрѣть его. Есть четкое различіе между людьми, пытающимися понять, что происходитъ, и тѣми, кто просто увлекается общимъ настроеніемъ).

Я могъ бы и еще привести примѣры и подробности вродѣ этой, но моя цѣль не запугать васъ, а заставить осознать, что же происходитъ вокругъ. Воистину, сейчасъ уже позже, чѣмъ мы думаемъ. Апокалипсисъ совершается уже сейчасъ. И какъ печально видѣть христіанъ, а еще больше — молодыхъ людей, православную молодежь, надъ головами которыхъ нависаетъ эта немыслимая трагедія и которые думаютъ, что они могутъ въ эти ужасныя времена продолжать то, что называется «нормальной жизнью», полностью участвуя въ прихотяхъ безумнаго, самообольщающагося поколѣнія, совершенно не подозрѣвающаго, что «рай дураковъ», въ которомъ мы живемъ, долженъ вотъ-вотъ рухнуть, совершенно неподготовленнаго къ тѣмъ отчаяннымъ временамъ, которыя насъ ожидаютъ. Сейчасъ уже вопросъ состоитъ не въ томъ, чтобы быть «хорошимъ» или «плохимъ» православнымъ христіаниномъ, вопросъ сейчасъ стоитъ такъ: сохранится ли наша вѣра вообще? У многихъ она не сохранится; грядущій антихристъ будетъ слишкомъ привлекательный, слишкомъ соотвѣтствовать тому духу времени, тому мірскому духу, къ которому мы стремимся, чтобы большинство людей даже узнало, что они потеряли свое христіанство, поклонившись ему.

Но призывъ Христовъ все еще идетъ къ намъ; давайте же начнемъ прислушиваться къ нему. Самое ясное выраженіе этого призыва исходитъ сегодня отъ порабощеннаго безбожнаго міра, гдѣ есть реальныя страданія за Христа и серьезность жизни, которую мы быстро теряемъ или уже потеряли. Одинъ православный священникъ въ Румыніи, о. Георгій Кальччу, сейчасъ умираетъ въ коммунистической тюрьмѣ за то, что онъ осмѣлился призвать семинаристовъ и студентовъ отбросить слѣпую приверженность духу времени и выйти на работу для Христа. Высказавшись о пустотѣ атеизма, онъ говоритъ современной молодежи:

«Я призываю васъ къ куда болѣе высокому взлету, къ полной самоотверженности, къ акту отваги, бросающему вызовъ здравому смыслу. Я зову васъ къ Богу, къ Тому, Кто превосходитъ міръ, чтобы вы смогли познать безконечный рай духовной радости, который вы ищете ощупью въ вашемъ личномъ аду и который вы ищете даже въ состояніи ненамѣреннаго бунта... Іисусъ всегда любилъ васъ, а теперь у васъ есть выборъ, — чтобы отвѣтить на его призывъ. Отвѣтивъ, вы пріуготовляетесь на то, чтобы пойти и принести плодъ, который сохранится. Чтобы быть пророкомъ Христа въ мірѣ, гдѣ вы живете. Чтобы любить ближняго, какъ самого себя, и сдѣлать всѣхъ людей своими друзьями. Чтобы каждымъ поступкомъ возвѣщать ту единственную и безграничную любовь, которая возвышаетъ человѣка отъ раба до друга Божія. Чтобы быть пророкомъ этой освобождающей любви, которая избавляетъ отъ всякихъ узъ, возвѣщая вамъ вашу чистоту какъ только вы приносите себя Богу».

О. Георгій, обращаясь къ молодымъ людямъ, которые мало вдохновлялись желаніемъ служить Церкви Христовой, потому что приняли мірское мнѣніе (обычное также и среди насъ въ свободномъ мірѣ), что Церковь есть лишь совокупность зданій или мірская организація, призываетъ ихъ и насъ къ тому, чтобы болѣе глубоко осознать, что такое Церковь Христова, и что «формальное членство» недостаточно, чтобы спасти насъ:

«Церковь Христова жива и свободна. Въ ней мы движемся и существуемъ черезъ Христа, Который есть ея глава. Въ Немъ мы имѣемъ полную свободу. Въ Церкви мы познаёмъ Истину, /с. 65/ и Истина сдѣлаетъ насъ свободными (Іоан. 8, 32). Вы въ церкви Христовой всегда, когда поднимаете кого-то, или подаете милостыню бѣдному, или посѣщаете больного. Вы въ Церкви Христовой, когда вы милостивы и терпѣливы, когда вы отказываетесь прогнѣваться на брата своего, даже если онъ и ранилъ ваши чувства. Вы въ Церкви Христовой, когда вы мóлитесь: «Господи, прости его». Когда вы честно трудитесь на работѣ, возвращаясь домой усталымъ, но улыбающимся, когда вы воздаете за зло любовью — вы въ Церкви Христовой. Развѣ ты не видишь, юный другъ, какъ близко Царствіе Христово? Ты Петръ, и Богъ созидаетъ Свою церковь на тебѣ. Ты камень Его Церкви, который ничто не можетъ одолѣть... Построимъ же церкви нашею вѣрою, церкви, которыя не сможетъ разрушить никакая человѣческая сила, Церковь, основа Которой Христосъ... Чувствуй брата своего рядомъ! Никогда не спрашивай: "Кто это?" — Лучше говори: "Это не чужой, это мой братъ. Онъ — Церковь Христова такъ же, какъ и я"».

Имѣя въ нашихъ сердцахъ такой призывъ, станемъ же по-настоящему принадлежать Церкви Христовой, Церкви Православной. Внѣшняго членства недостаточно, внутри насъ долженъ произойти сдвигъ, который сдѣлаетъ насъ отличными отъ внѣшняго міра, даже если этотъ міръ и называетъ себя христіанскимъ и даже «православнымъ». Будемъ же хранить и питать эти качества истиннаго православнаго міровоззрѣнія, о которыхъ я говорилъ выше: живое, нормальное отношеніе, любящее и прощающее, не эгоцентрическое, сохраняющее нашу невинность и неотмірность даже при полномъ и смиренномъ сознаніи нашей грѣховности и силы окружающихъ насъ мірскихъ соблазновъ. Если мы воистину живемъ съ этимъ православнымъ міровоззрѣніемъ, наша вѣра выдержитъ ожидающіе насъ удары и послужитъ источникомъ вдохновенія и спасенія для тѣхъ, кто еще только будетъ искать Христа даже среди начавшагося уже крушенія человѣчества. †



Нѣсколько словъ объ авторѣ сей статьи. О. Серафимъ происходилъ изъ обыкновенной американской протестантской семьи Южной Калифорніи. Въ школьные годы потерялъ вѣру въ протестантскаго Христа (почувствовавъ бездуховность), которая оказалась больше въ Зенъ-Буддизмѣ. Но душу его захватилъ Нитше. Въ его книгѣ «Антихристъ» онъ явно ощутилъ точное отображеніе нашего времени — духъ противленія Христу. Будучи глубокомыслящимъ, онъ задумался: если Антихристъ (Нитшевскій) такъ вѣрно ощущается въ нашей «модерной» современной жизни явно отрицательно, то не можетъ ли быть, что Христосъ, какъ антиподъ Антихриста, есть дѣйствительно живая положительная реальность, противъ которой возстаетъ Антихристъ по сей день? Это повернуло его въ поискахъ подлиннаго историческаго Христа и привело къ православію. Онъ сталъ монахомъ-миссіонеромъ и написалъ много книгъ. Мы собираемся ихъ печатать на страницахъ «Русскаго Паломника», если Богъ благословитъ.

Источникъ: Іеромонахъ Серафимъ (Роузъ). Православное Міровоззрѣніе. // «Русскій Паломникъ». Иллюстрированный журналъ. Годъ XXXIII. № 1. — Январь 1990. — Chico, California: «Валаамское Общество Америки», 1990. — С. 59-65.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.