Церковный календарь
Новости


2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 22-я (1939)
2017-10-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 21-я (1939)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Что намъ необходимо знать и помнить? (1975)
2017-10-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). День Святой Троицы (1975)
2017-10-23 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Обрѣтеніе мощей прав. Іуліаніи, кн. Ольшанской (1967)
2017-10-23 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Поликарпа, архим. Печерскаго (1967)
2017-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 10-я (1961)
2017-10-22 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 5-я (1991)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 24 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Іером. Серафимъ (Роузъ) († 1982 г.).
ДУША ПОСЛѢ СМЕРТИ. СОВРЕМЕННЫЕ «ПОСМЕРТНЫЕ» ОПЫТЫ ВЪ СВѢТѢ УЧЕНІЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.
(Пер. съ англ., съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ. М., 1991).

Глава вторая.
ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНІЕ ОБЪ АНГЕЛАХЪ.

Мы знаемъ со словъ Самого Христа, что въ моментъ смерти душу встрѣчаютъ ангелы: «Умеръ нищій, и отнесенъ былъ Ангелами на лоно Авраамово» (Лк. 16, 32).

Также изъ Евангелія мы знаемъ, въ какомъ видѣ являются ангелы: «Ангелъ Господень... видъ его былъ, какъ молнія, и одежда его бѣла, какъ снѣгъ» (Мѳ. 28, 2-3); «юноша, облеченный въ бѣлую одежду» (Мрк. 16, 5); «два мужа въ одеждахъ блистающихъ» (Лк. 24, 4); «два ангела въ бѣломъ» (Ін. 20, 12). На всемъ протяженіи христіанской исторіи явленіе ангеловъ всегда имѣли видъ блистающихъ юношей, облеченныхъ въ бѣлое. Иконографическая традиція явленія ангеловъ всегда на протяженіи вѣковъ согласовывалась съ этимъ, изображая только лишь такихъ блистающихъ юношей (часто съ двумя крыльями, которыя, конечно, являются символическими и при появленіи ангеловъ обычно не видны); Седьмой Вселенскій Соборъ 787 г. постановилъ, что ангелы должны всегда изображаться только въ одномъ видѣ, какъ мужи. Западные «купидоны» Ренессанса и послѣдующихъ періодовъ вдохновлены язычествомъ и не имѣютъ ничего общаго съ настоящими ангелами.

И на самомъ дѣлѣ, современный римо-католическій (и протестантскій) Западъ далеко отошелъ отъ ученія Св. Писанія и раннехристіанскаго преданія не только въ художественномъ изображеніи ангеловъ, но и въ самомъ ученіи о духовныхъ существахъ. Пониманіе этой ошибки для насъ существенно, если мы хотимъ дѣйствительно понять подлинное христіанское ученіе о посмертной судьбѣ души.

Одинъ изъ великихъ Отцовъ недавняго прошлаго, еп. Игнатій Брянчаниновъ († 1867), увидѣлъ эту ошибку и посвятилъ цѣлый томъ собранія сочиненій ея выявленію и изложенію истиннаго православнаго ученія по этому вопросу (т. 3, изд. Тузова, СПб., 1886). Критикуя взгляды образцовой римо-католической богословной работы XIX вѣка (аббатъ Бержье, «Богословскій словарь»), еп. Игнатій отводитъ значительную часть тома (стр. 185-302) борьбѣ съ современной мыслью, основанной на философіи Декарта (XVII в.), что все внѣ царства матеріи просто принадлежитъ царству «чистаго духа». Такая мысль, въ сущности, помѣщаетъ безконечнаго Бога на уровень различныхъ конечныхъ духовъ (ангеловъ, бѣсовъ, душъ, умершихъ). Эта мысль особенно широко распространилась въ наше время (хотя придерживающіеся ея и не видятъ всѣхъ ея послѣдствій), и во многомъ объясняетъ заблужденія современнаго міра въ отношеніи «духовныхъ» вещей: большой интересъ проявляется ко всему, находящемуся внѣ матеріальнаго міра, и въ то же время часто почти не проводится различіе между Божественнымъ, ангельскимъ, бѣсовскимъ или просто /с. 33/ результатами необычныхъ человѣческихъ возможностей или воображенія.

Аббатъ Бержье училъ, что ангелы, бѣсы и души умершихъ — «чисто духовные», слѣдовательно, они не подвержены законамъ времени и пространства, мы можемъ говорить объ ихъ «формѣ» или «движеніи» только метафорически, и «они имѣютъ нужду облекаться въ тонкое тѣло, когда Богъ дозволяетъ имъ дѣйствовать на тѣла» (еп. Игнатій, т. III, стр. 193-195). Даже одна, хорошо освѣдомленная во всѣхъ другихъ отношеніяхъ римо-католическая работа XX в. по современному спиритизму повторяетъ это ученіе, заявляя, напримѣръ, что ангелы и бѣсы «могутъ заимствовать требуемый (чтобы стать видимымъ людямъ) матеріалъ изъ болѣе низкой природы, будь она одушевленная или неодушевленная». Сами спириты и оккультисты подхватили эти идеи изъ современной философіи. Одинъ такой апологетъ сверхъестественнаго христіанства, К. С. Льюисъ (англичанинъ) должнымъ образомъ критикуетъ современное «представленіе о небѣ, какъ всего лишь о состояніи ума», но все же онъ, по-видимому, частично подверженъ современному мнѣнію, «что тѣло, его мѣсто нахожденія и движеніе и время нынѣ для высшихъ сферъ духовной дѣятельности представляется несущественными» (К. С. Льюисъ, «Чудеса», Нью-Іоркъ, 1967). Подобные взгляды являются результатомъ излишняго упрощенія духовной реальности подъ вліяніемъ современнаго матеріализма изъ-за потери контакта съ подлиннымъ христіанскимъ ученіемъ и духовнымъ опытомъ.

Чтобы понять православное ученіе объ ангелахъ и другихъ духахъ, надо сначала забыть излишне упрощенную современную дихотомію «матерія–духъ»; истина сложнѣе и, въ то же время, столь «проста», что тѣхъ, кто еще способенъ вѣрить въ нее, будутъ, возможно, повсемѣстно разсматривать какъ «наивныхъ буквалистовъ». Еп. Игнатій пишетъ (выдѣленіе текста наше): «Когда Богъ отверзаетъ (духовныя) очи человѣку, то онъ дѣлается способнымъ видѣть духовъ въ ихъ собственномъ видѣ» (стр. 227). Аналогично, «...изъ Писанія явствуетъ со всей очевидностью, что душа человѣка имѣетъ видъ человѣка въ его тѣлѣ, подобна прочимъ сотвореннымъ духамъ» (стр. 233). Онъ цитируетъ многочисленные святоотеческіе источники чтобы доказать это. Взглянемъ же теперь сами на святоотеческое ученіе.

Св. Василій Великій въ книгѣ о Св. Духѣ утверждаетъ, что «въ небесныхъ Силахъ сущность ихъ составляетъ воздушный, если можно такъ сказать, духъ или невещественный огонь... почему онѣ ограничены мѣстомъ и бываютъ невидимы, являясь святымъ въ образѣ собственныхъ своихъ тѣлъ», и далѣе пишетъ: «вѣримъ, что каждая (изъ /с. 34/ Небесныхъ Силъ) находится въ опредѣленномъ мѣстѣ! Ибо Ангелъ, представшій Корнилію, не былъ въ то же время и у Филиппа (Дѣян. 8, 26; 10, 3), и Ангелъ, бесѣдовавшій съ Захаріею у «алтаря кадильнаго» (Лк. 1, 11), не занималъ въ то же время свойственнаго ему мѣста на небѣ» (гл. 16, 23; т. I, стр. 608, 602).

Сходнымъ образомъ св. Григорій Богословъ учитъ: «Вторичные, послѣ Троицы, свѣты, имѣющіе царскую славу, суть свѣтлые невидимые ангелы. Они свободно обращаются вокругъ Престола, потому что они умы быстроподвижные, огонь и божественные духи, быстро перемѣщающіеся въ воздухѣ» (Бесѣда 6, «Объ умныхъ сущностяхъ»).

Такимъ образомъ, будучи «духами» и «пламенемъ огненнымъ» (Пс. 103, 4; Евр. 1, 7) и пребывая въ томъ мірѣ, гдѣ земные законы времени и пространства не дѣйствуютъ столь «матеріальными» (если можно такъ выразиться) способами, что нѣкоторые изъ отцовъ безъ колебаній говорятъ о «воздушныхъ тѣлахъ» ангеловъ. Преп. Іоаннъ Дамаскинъ, суммируя въ VIII вѣкѣ ученіе предшествовавшихъ ему отцовъ, говоритъ:

«Ангелъ есть сущность, одаренная умомъ, всегда движущаяся, обладающая свободной волею, безтѣлесная, служащая Богу, по благодати получившая для своей природы безсмертіе, каковой сущности видъ и опредѣленіе знаетъ одинъ только Создатель. Безтѣлесною она называется также и невещественною, по сравненію съ нами, ибо все, сопоставимое съ Богомъ, Который Одинъ только — несравнимъ ни съ чѣмъ, оказывается и грубымъ, и вещественнымъ, потому что одно только Божество по истинѣ — невещественно и безтѣлесно». И далѣе онъ говоритъ: «Они описуемы; ибо когда они находятся на небѣ, ихъ нѣтъ на землѣ; и посылаемые Богомъ на землю — они не остаются на небѣ; но они не ограничиваются стѣнами и дверями, и дверными запорами и печатями, ибо они — неограниченны. Неограниченными ихъ называютъ потому, что они являются людямъ достойнымъ, которымъ Богъ покажетъ, чтобы они явились, не таковыми, каковы они суть, но въ измѣненномъ видѣ, смотря по тому, какъ могутъ видѣть смотрящіе» (II; 3, стр. 45-47).

Говоря, что ангелы являются «не таковыми, каковы они суть», преп. Іоаннъ Дамаскинъ, конечно, не противорѣчитъ св. Василію, который учитъ, что ангелы появляются «въ образѣ собственныхъ своихъ тѣлъ». Оба эти высказыванія вѣрны, какъ можно видѣть изъ многочисленныхъ описаній явленій ангеловъ въ Ветхомъ Завѣтѣ. Такъ архангелъ Рафаилъ въ теченіе нѣсколькихъ недѣль былъ спутникомъ Товіи и никто ни разу не заподозрилъ, что это не человѣкъ. Однако, когда архангелъ въ концѣ открылся, онъ сказалъ: «Всѣ /с. 35/ дни я былъ видимымъ вами; но я не ѣлъ и не пилъ — только взорамъ вашимъ представлялось это» (Тов. 12, 19). Три ангела, являвшіеся Аврааму, также казались ядущими, и о нихъ думали, что это люди (Быт. 18 и 19). Сходнымъ образомъ св. Кириллъ Іерусалимскій въ своихъ «Катехическихъ словахъ» поучаетъ насъ объ ангелѣ, явившемся Даніилу, что «Даніилъ при видѣ Гавріила содрогнулся и палъ на лицо свое и, хоть онъ и былъ пророкъ, но не осмѣлился отвѣтить ему пока ангелъ не превратился въ подобіе сына человѣческаго» («Катехическія слова», IX, 1). Однако, въ кн. Даніила (гл. 10) мы читаемъ, что даже при первомъ своемъ ослѣпительномъ появленіи ангелъ имѣлъ человѣческій обликъ, но только такой яркій («лицо его какъ видъ молніи; очи его — какъ горящіе свѣтильники; руки его и ноги его по виду — какъ блестящая мѣдь»), что онъ былъ невыносимъ для человѣческихъ глазъ. Слѣдовательно, внѣшность ангела такая же, какъ и у человѣка, но поскольку ангельское «тѣло» нематеріально и само лицезрѣніе его огненнаго сіяющаго явленія можетъ ошеломить любого человѣка, все еще пребывающаго во плоти, явленія ангеловъ, по необходимости, должны быть приспособлены къ взирающимъ на нихъ людямъ, представляясь менѣе сіяющими и внушающими страхъ, чѣмъ это есть на самомъ дѣлѣ» [1].

Что же касается человѣческой души, то блаж. Августинъ учитъ, что когда душа отдѣляется отъ тѣла, «самъ человѣкъ, съ которымъ происходитъ все это, хотя только въ духѣ, а не въ тѣлѣ, видитъ себя все столь же похожимъ на собственное тѣло, что онъ вообще не можетъ увидѣть никакой разницы» («Градъ Божій», кн. XXI, 10). Эта истина теперь была многократно подтверждена личнымъ опытомъ тысячъ людей, возвращенныхъ къ жизни въ наше время.

Но, если мы говоримъ о «тѣлахъ» ангеловъ и другихъ духовъ, мы должны поостеречься приписывать имъ какія-либо грубыя матеріальныя характеристики.

Въ конечномъ счетѣ, какъ учитъ преп. Іоаннъ Дамаскинъ, этой «сущности видъ и опредѣленіе знаетъ только одинъ Создатель» (II. 3, стр. 45). На Западѣ блаж. Августинъ писалъ, что нѣтъ никакой разницы, когда мы предпочитаемъ говорить «о воздушныхъ тѣлахъ» бѣсовъ и другихъ духовъ или называемъ ихъ «безтѣлесными» («Градъ Божій», XXI, 10).

Самъ еп. Игнатій былъ, возможно, нѣсколько излишне заинтересованъ въ объясненіи ангельскихъ «тѣлъ» въ понятіяхъ научныхъ знаній XIX в. о газахъ; по этой причинѣ возникъ нѣкоторый споръ между нимъ и еп. Ѳеофаномъ Затворникомъ, который считалъ необходимымъ подчеркнуть простую природу духовъ (которые, конеч/с. 36/но, не состоятъ изъ элементарныхъ молекулъ, какъ всѣ газы). Но по основному вопросу — объ «оболочкѣ тонкой», которую имѣютъ всѣ духи, онъ былъ согласенъ съ еп. Игнатіемъ (см. о. Георгій Фроловскій, «Пути русскаго богословія», Парижъ, 1937, стр. 394-395) [2]. Похоже, что какое-то сходное недопониманіе по маловажному вопросу или изъ-за терминологіи привело въ V в. на Западѣ къ оппозиціи такому же ученію латинскаго отца, св. Фавста Лиринскаго объ относительной «матеріальности» души, основанному на ученіи Восточныхъ Отцовъ.

Если точное опредѣленіе ангельской природы извѣстно одному Богу, пониманіе дѣятельности ангеловъ (по крайней мѣрѣ въ этомъ мірѣ) доступно каждому, ибо объ этомъ имѣется масса свидѣтельствъ какъ въ Писаніи и святоотеческой литературѣ, такъ и въ житіяхъ святыхъ. Чтобы полностью понять явленія, которыя бываютъ умирающимъ, мы, въ частности, должны знать, какъ являются падшіе ангелы (бѣсы). Настоящіе ангелы всегда являются въ своемъ настоящемъ видѣ (только менѣе ослѣпительномъ, чѣмъ на самомъ дѣлѣ) и дѣйствуютъ только для того, чтобы выполнить волю и повелѣнія Бога. Падшіе же ангелы, хотя иногда и являются въ своемъ собственномъ видѣ (св. Серафимъ Саровскій по собственному опыту описываетъ его какъ «гнусный»), но обычно принимаютъ разный обликъ и творятъ многія «чудеса» властью, которую они получаютъ въ подчиненіи «князю, господствующему въ воздухѣ» (Еф. 2, 2). Ихъ постоянное мѣсто пребыванія — воздухъ, а основное дѣло — соблазнять или запугивать людей и такимъ образомъ влечь ихъ за собой къ погибели. Именно противъ нихъ идетъ борьба христіанина: «наша брань не противъ плоти и крови, но противъ начальствъ, противъ властей, противъ міроправителей тьмы вѣка сего, противъ духовъ злобы поднебесныхъ» (Еф. 6, 12).

Блаженный Августинъ въ своемъ малоизвѣстномъ трактатѣ «Опредѣленіе бѣсовъ», написанномъ въ отвѣтъ на просьбу объяснить нѣкоторыя изъ многочисленныхъ бѣсовскихъ явленій въ древнемъ языческомъ мірѣ, даетъ хорошее общее представленіе о дѣлахъ бѣсовъ:

«Природа бѣсовъ такова, что черезъ свойственное воздушному тѣлу чувственное воспріятіе они намного превосходятъ то воспріятіе, которымъ обладаютъ тѣла земныя, а также и по быстротѣ, благодаря лучшей подвижности воздушнаго тѣла, они несравненно превосходятъ не только движенія людей и животныхъ, но даже и полетъ птицъ. Одаренные этими двумя способностями, въ той мѣрѣ въ какой они являются свойствами воздушнаго тѣла, а именно остротой воспріятія и быстротой движенія, они предсказываютъ и сообщаютъ о многихъ вещахъ, о которыхъ они узнали /с. 37/ намного раньше. А люди удивляются этому изъ-за медлительности земного воспріятія. Бѣсы, къ тому же, за свою долгую жизнь накопили намного большій опытъ въ разныхъ событіяхъ, чѣмъ достается людямъ за короткій отрѣзокъ ихъ жизни. Посредствомъ этихъ свойствъ, которыя присущи природѣ воздушнаго тѣла, бѣсы не только предсказываютъ многія событія, но также совершаютъ многія чудесныя дѣянія» («Опредѣленіе бѣсовъ», гл. 3).

Многія «чудеса» и зрѣлища бѣсовскія описаны въ пространной бесѣдѣ св. Антонія Великаго, включенной св. Аѳанасіемъ въ его житіе, гдѣ также упоминаются «легкія тѣла бѣсовъ» (гл. 11). Житіе св. Кипріана, бывшаго колдуна, также содержитъ многочисленныя описанія бѣсовскихъ превращеній и чудесъ, сообщенныя ихъ дѣйствительнымъ участникомъ.

Классическое описаніе бѣсовской дѣятельности содержится въ седьмомъ и восьмомъ собесѣдованіяхъ св. Іоанна Кассіана, великаго гальскаго Отца V вѣка, который первымъ передалъ Западу полное ученіе восточнаго монашества. Св. Кассіанъ пишетъ: «А злыхъ духовъ такое множество наполняетъ этотъ воздухъ, который разливается между небомъ и землею и въ которомъ они летаютъ въ безпокойствѣ и не праздно; такъ что Провидѣніе Божіе для пользы скрыло и удалило ихъ отъ взоровъ человѣческихъ; иначе отъ боязни нападенія ихъ, или страшилища лицъ, въ которыя они по своей волѣ, когда захотятъ, преобразуются и превращаются, люди поражались бы невыносимымъ ужасомъ до изнеможенія...»

А что нечистые духи управляются болѣе злыми властями и подчинены имъ, этому, кромѣ тѣхъ свидѣтельствъ св. Писанія, которыя читаемъ въ Евангеліи, въ описаніи отвѣта Господа клеветавшимъ его фарисеямъ: «Если Я силою веелзевула, князя бѣсовскаго, изгоняю бѣсовъ...» (Мѳ. 12, 27), — научаютъ насъ также ясныя видѣнія и многіе опыты святыхъ. «Когда одинъ изъ нашихъ братіи путешествовалъ въ этой пустынѣ, по наступленіи вечера нашедши нѣкоторую пещеру, остановился тамъ и захотѣлъ совершить въ ней вечернюю молитву. Пока онъ по обычаю пѣлъ псалмы, время прошло уже за полночь. По окончаніи молитвеннаго правила, желая немного успокоить утомленное тѣло, онъ возлегъ и вдругъ началъ видѣть безчисленныя толпы отовсюду собирающихся демоновъ, которые безконечною вереницею и весьма длиннымъ рядомъ проходя, иные предшествовали своему начальнику, иные слѣдовали за нимъ. Наконецъ пришелъ князь, который и величиною былъ выше всѣхъ и видомъ страшнѣе, и по поставленіи престола, когда онъ сѣлъ на возвышенномъ трибуналѣ (судейскомъ мѣстѣ), то съ рачительнымъ изслѣдованіемъ сталъ разбирать дѣйствія каждаго, и тѣхъ, которые говорили, что еще не могли обольстить своихъ со/с. 38/перниковъ, приказывалъ выгонять отъ своего лица съ замѣчаніемъ и бранью, какъ недѣятельныхъ и нерадивыхъ, съ яростнымъ рыкомъ укоряя, что они напрасно потратили столько времени и труда. А тѣхъ, которые объявляли, что они обольстили назначенныхъ имъ, отпускалъ съ большими похвалами, при восторгѣ и одобреніи всѣхъ, какъ храбрѣйшихъ воителей въ образецъ для всѣхъ прославившихся. Изъ числа ихъ одинъ злѣйшій духъ, приступивъ, со злорадствомъ доносилъ, какъ о знаменитѣйшей побѣдѣ, что хорошо извѣстнаго монаха, котораго онъ назвалъ, послѣ 15 лѣтъ, въ теченіе которыхъ непрестанно искушалъ, наконецъ преодолѣлъ, въ эту самую ночь вовлекъ въ блудъ. При этомъ донесеніи произошла необыкновенная радость между всѣми, и онъ, княземъ тьмы возвеличенный высокими похвалами и увѣнчанный большой славою, ушелъ. При наступленіи зари... все это множество демоновъ исчезло изъ глазъ». Позднѣе братъ, бывшій свидѣтелемъ этого зрѣлища, узналъ, что сообщеніе о падшемъ монахѣ дѣйствительно вѣрно («Собесѣдованіе», VIII, 12, 16, русск. перев. еп. Петра, Москва, 1882, стр. 313, 315).

Подобное случалось со многими православными христіанами вплоть до текущаго столѣтія. Это совершенно очевидно не сны или видѣнія, а встрѣчи въ состояніи бодрствованія съ бѣсами, какъ они есть — не только, конечно, послѣ того какъ у человѣка откроются духовные глаза для того, чтобы видѣть эти существа, которыя обычно человѣческому глазу невидимы. Вплоть до недавняго времени, возможно, лишь горстка «старомодныхъ» или «простодушныхъ» православныхъ христіанъ могла еще вѣрить въ «буквальную истину» подобныхъ разсказовъ; даже сейчасъ нѣкоторымъ православнымъ христіанамъ трудно имъ повѣрить, столь убѣдительной была современная вѣра въ то, что ангелы и бѣсы — «чистые духи» и не дѣйствуютъ такими «матеріальными» способами. Только лишь изъ-за большого роста бѣсовской активности въ послѣдніе годы эти разсказы начинаютъ вновь казаться, по крайней мѣрѣ, правдоподобными. Широко распространенныя сейчасъ сообщенія о «посмертныхъ» опытахъ также открыли область нематеріальной реальности и многимъ простымъ людямъ, которые не имѣютъ соприкосновенія съ оккультнымъ, а ясное и правдивое объясненіе этого царства и его существъ стало одной изъ нуждъ нашего времени. Такое объясненіе можетъ дать только православное христіанство, сохранившее даже до нашихъ дней подлинное христіанское ученіе.

Теперь посмотримъ подробнѣе, какъ ангелы (и бѣсы) появляются въ моментъ смерти.

Примѣчанія:
[1] См. въ Приложеніи III отрывокъ о явленіи ангела старцу Захаріи.
[2] Подробнѣе см. въ Приложеніи IV — II.

Источникъ: Іеромонахъ Серафимъ (Роузъ). Душа послѣ смерти. Современные «посмертные» опыты въ свѣтѣ ученія Православной Церкви. / Пер. съ англ. (съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ). — М.: «MACAU & Co.», 1991. — С. 32-38.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.