Церковный календарь
Новости


2017-11-21 / russportal
Программа и уставъ "Русскаго Народн. Союза им. Михаила Архангела" (1909)
2017-11-21 / russportal
Уставъ "Союза Русскаго Народа" (1906)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (6-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (5-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (4-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (3-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы, наконецъ, каяться? (1975)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Готовимся ли мы къ Великому посту? (1975)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Мысли о конницѣ (1933)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Сибирскіе казаки (1934)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (2-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-20 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (1-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 8-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 7-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Юліанскій календарь - 1000-лѣтняя икона времени на Руси (1989)
2017-11-18 / russportal
Проф. П. В. Верховской. Патріархъ Тихонъ (1919)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 22 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 31.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Іером. Серафимъ (Роузъ) († 1982 г.).
ДУША ПОСЛѢ СМЕРТИ. СОВРЕМЕННЫЕ «ПОСМЕРТНЫЕ» ОПЫТЫ ВЪ СВѢТѢ УЧЕНІЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.
(Пер. съ англ., съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ. М., 1991).

Приложеніе I.
ПРАВОСЛАВНОЕ УЧЕНІЕ СВ. МАРКА ЭФЕССКАГО О СОСТОЯНІИ ДУШИ ПОСЛѢ СМЕРТИ.

Многіе, даже сами православные христіане, часто не понимаютъ по-настоящему православное ученіе о состояніи души послѣ смерти, а сравнительно недавняго происхожденія ученіе о «чистилищѣ» привело къ еще большей путаницѣ въ умахъ людей. Само православное ученіе ни въ коей мѣрѣ не является двусмысленнымъ или неточнымъ. Пожалуй, самое ясное изложеніе его можно найти въ писаніяхъ св. Марка Эфесскаго на Флорентійскомъ Соборѣ 1436 г., составленныхъ именно съ цѣлью дать отвѣтъ на латинское ученіе о «чистилищѣ». Для насъ эти писанія особенно цѣнны потому, что, исходя непосредственно отъ послѣдняго изъ византійскихъ отцовъ, писавшаго еще до нашихъ временъ съ ихъ богословской путаницей, они и указываютъ на источники православнаго ученія, и учатъ насъ, какъ подходить къ этимъ источникамъ и понимать ихъ. Къ такимъ источникамъ относятся Писаніе, святоотеческія слова, церковныя службы, житія святыхъ, а также нѣкоторыя откровенія и видѣнія загробной жизни, подобныя тѣмъ, что описываются въ IV книгѣ «Собесѣдованій» св. Григорія Великаго. Нынѣшніе академическіе богословы проявляютъ недовѣріе къ послѣднимъ двумъ или тремъ изъ этихъ источниковъ, и поэтому-то они зачастую чувствуютъ себя неудобно, когда говорятъ на эту тему, а иногда предпочитаютъ проявлять «агностическую сдержанность» по отношенію къ ней. Съ другой стороны, писанія св. Марка показываютъ насколько «легко» чувствуютъ себя съ этими источниками настоящіе православные богословы, тѣ же, кому съ ними «неудобно», возможно, тѣмъ самымъ неожиданно обнаруживаютъ зараженность современнымъ невѣріемъ.

Изъ четырехъ отвѣтовъ св. Марка о чистилищѣ, составленныхъ на Флорентійскомъ Соборѣ, первое слово содержитъ самое четкое изложеніе православнаго ученія въ планѣ полемики противъ латинскихъ заблужденій, поэтому оно составляетъ основную часть даннаго приложенія. Другіе отвѣты содержатъ, въ основномъ, матеріалъ, иллюстрирующій обсуждаемые вопросы, а также отвѣты на болѣе специфическіе латинскіе доводы.

«Латинскія главы», на которыя отвѣчаетъ св. Маркъ, были написаны кардиналомъ Іуліаномъ Цезарини, и излагаютъ сформулированное ранѣе на «уніатскомъ соборѣ» въ Ліонѣ (1270 г.) латинское ученіе о состояніи души послѣ смерти. Это ученіе поражаетъ православнаго читателя (какъ поразило оно св. Марка) своимъ «буквалистскимъ» и «законническимъ» характеромъ. Латиняне къ тому времени уже стали разсматривать Небо и адъ какъ въ извѣстномъ смыслѣ «законченные» и «абсолютные», а находящіеся въ нихъ — какъ уже обладающихъ въ полной мѣрѣ тѣмъ состояніемъ, ко/с. 169/торое они будутъ имѣть послѣ Страшнаго Суда, поэтому нѣтъ нужды молиться о тѣхъ, кто на Небѣ (ибо они уже получили совершенный жребій) или въ аду (ибо они никогда не могутъ быть избавлены или очищены отъ грѣха). Но поскольку большинство вѣрныхъ умираетъ въ «среднемъ» состояніи — недостаточно совершенными для Неба, но и недостаточно порочными для ада, то логика латинской аргументаціи потребовала наличія третьяго мѣста для очищенія, гдѣ даже тѣ, чьи грѣхи были уже прощены, должны принести наказаніе или дать «удовлетвореніе» за свои грѣхи, прежде чѣмъ они достаточно очистятся для восхожденія на Небо. Эти законническіе доводы чисто человѣческаго «правосудія» (которое фактически отвергаетъ неизреченную благость и человѣколюбіе Божій), латиняне поддерживали буквалистскимъ толкованіемъ нѣкоторыхъ святоотеческихъ текстовъ и различныхъ видѣній. Почти всѣ изъ этихъ толкованій надуманны и спорны, потому что даже древніе латинскіе Отцы не упоминали о такомъ мѣстѣ какъ «чистилище», а только объ «очищеніи» грѣховъ послѣ смерти посредствомъ (возможно, аллегорически) «огня», какъ писали нѣкоторые изъ нихъ.

Съ другой стороны, въ православномъ ученіи, которое излагаетъ св. Маркъ, вѣрные, умершіе съ неисповѣданными незначительными грѣхами или не принесшіе плодовъ покаянія въ исповѣданныхъ грѣхахъ, очищаются отъ нихъ или самимъ испытаніемъ смерти съ ея страхомъ, или же послѣ смерти, когда они содержатся (но не всегда) въ аду, молитвами и Литургіей Церкви и добрыми дѣлами, творимыми вѣрными ради нихъ. Даже грѣшникамъ, обреченнымъ на вѣчное мученіе, можно такъ подать нѣкоторое облегченіе. Однако сейчасъ нѣтъ огня, мучающаго грѣшниковъ въ аду (ибо вѣчный огонь начнетъ мучить ихъ только послѣ Страшнаго Суда), ни тѣмъ болѣе въ какомъ-то третьемъ мѣстѣ вродѣ «чистилища». Всѣ видѣнія огня, увидѣнныя людьми, — это какъ бы образы или пророчества о томъ, что будетъ въ будущемъ вѣкѣ. Всякое прощеніе грѣховъ послѣ смерти подается только по благодати Божіей, которая простирается даже и на находящихся въ аду (при содѣйствіи людскихъ молитвъ), и никакая «плата» или «удовлетвореніе» за уже прощенные грѣхи не нужны.

Слѣдуетъ отмѣтить, что писанія св. Марка затрагиваютъ, въ основномъ, конкретный вопросъ о состояніи душъ послѣ смерти и почти не касаются исторіи событій, происходящихъ съ душой непосредственно послѣ смерти. По этому вопросу имѣется обширная православная литература, но во Флоренціи онъ обсужденію не подвергался.

/с. 170/ Текстъ дается по русскому переводу въ книгѣ архим. Амвросія (Погодина) «Св. Маркъ Ефесскій и Флорентійскій Соборъ», Джорданвилль, 1963 г., стр. 57-73. Примѣчанія добавлены авторомъ книги.

ПЕРВАЯ БЕСѢДА:
ОПРОВЕРЖЕНІЕ ЛАТИНСКИХЪ ГЛАВЪ ОТНОСИТЕЛЬНО ОЧИСТИТЕЛЬНАГО ОГНЯ.

«1. Поскольку намъ долженствуетъ, сохраняя наше Православіе и преданные Отцами церковные догматы, съ любовію отвѣтить на сказанное вами, то мы каждый аргументъ и свидѣтельство, письменно приведенные вами, какъ общее правило приводимъ впереди, дабы затѣмъ кратко и ясно слѣдовалъ отвѣтъ и разрѣшеніе на каждое изъ нихъ.

Итакъ, въ началѣ вашего доклада вы такъ говорите: «Если истинно кающіеся отошли изъ этой жизни въ любви (къ Богу), прежде чѣмъ успѣли достойными плодами удовлетворить за свои согрѣшенія или проступки, ихъ души очищаются послѣ смерти очистительными страданіями; но для облегченія (или «освобожденія») ихъ отъ этихъ страданій, имъ способствуетъ та помощь, которая оказывается имъ со стороны вѣрныхъ живыхъ, какъ-то: молитвы, литургіи, милостыня и прочія дѣла благочестія».

На это отвѣчаемъ слѣдующее: то, что усопшимъ въ вѣрѣ, несомнѣнно, помогаютъ совершаемыя за нихъ литургіи и молитвы и милостыни, и обычай этотъ былъ въ силѣ отъ древности, свидѣтельствуютъ о семъ многія и различныя изреченія Учителей, какъ латинскихъ, такъ и греческихъ, сказанныя и написанныя въ разныя времена и въ разныхъ мѣстахъ. А что касается того, что души освобождаются благодаря нѣкоему, имѣющему характеръ помощи, очищающему страданію и временному огню, обладающему таковой (очистительною) силою, — этого мы не находимъ ни въ Писаніи, ни въ молитвахъ и пѣснопѣніяхъ, бываемыхъ объ усопшихъ, ни въ словахъ Учителей. Но мы приняли, что и душамъ, содержимымъ въ аду и уже преданнымъ вѣчнымъ мукамъ, самымъ ли дѣломъ и опытомъ или въ не допускающемъ надежды ожиданіи таковыхъ, возможно пособить и оказать нѣкую малую помощь, хотя и не въ томъ смыслѣ, чтобы совершенно разрѣшить ихъ отъ мученія или дать надежду на конечное освобожденіе. И это обнаруживается изъ словъ Великаго Макарія Египетскаго подвижника, который, найдя въ пустынѣ черепъ, былъ наученъ имъ о семъ по дѣйствію божественной /с. 171/ силы [1]. И Василій Великій въ молитвахъ чтомыхъ на Пятидесятницу, дословно пишетъ слѣдующее: «Иже и въ сей всесовершенный и спасительный праздникъ очищенія убо молитвенная о иже во адѣ держимыхъ сподобивый пріимати, великія же подаваяй намъ надежды ослабленія содержимымъ отъ содержащихъ я (ихъ) сквернъ, и утѣшенію Тобою низпослатися» (третья колѣнопреклоненная молитва на вечерни). Если же души отошли изъ этой жизни въ вѣрѣ и любви, однако унося съ собою извѣстныя вины — будь то малыя и въ которыхъ они вообще не каялись, или будь то большія, о которыхъ они хотя и каялись, но не предприняли явить плоды покаянія, такія души, мы вѣруемъ, должны очиститься отъ такового рода грѣховъ, но не нѣкимъ очистительнымъ огнемъ или опредѣленнымъ въ нѣкоемъ мѣстѣ наказаніемъ (ибо сего, какъ мы сказали, отнюдь не было предано намъ); но одни должны будутъ очиститься въ самомъ исходѣ отъ тѣла, благодаря только страху, какъ это дословно являетъ святый Григорій Двоесловъ (въ кн. IV «Собесѣдованій»); въ то время какъ другіе должны будутъ очиститься послѣ исхода изъ тѣла, или еще пребывая въ томъ же земномъ мѣстѣ, прежде чѣмъ придутъ на поклоненіе Богу и удостоятся блаженныхъ удѣловъ; или, если грѣхи ихъ были болѣе тяжкими и связующими на болѣе длительный срокъ, то и они содержатся въ аду, но не для того, чтобы навсегда находиться въ огнѣ и мученіи, а — какъ бы въ тюрьмѣ и заключеніи подъ стражу.

Всѣмъ таковымъ, мы утверждаемъ, помогаютъ совершаемыя за нихъ молитвы и литургіи, при содѣйствіи сему Божественной благостыни и человѣколюбія, которое одни согрѣшенія, сдѣланныя по человѣческой немощи, сразу же презритъ и отпуститъ, какъ говоритъ Діонисій Великій въ «Размышленіяхъ о тайнѣ священно-усошпихъ» (въ «Церковной Іерархіи», VII, 7); а другіе грѣхи послѣ извѣстнаго времени праведными судами или также разрѣшаетъ и прощаетъ, и то — совершенно, или облегчаетъ отвѣтственность за нихъ до конечнаго того Суда. И посему мы не видимъ никакой необходимости въ иномъ наказаніи или въ очищеніи огнемъ: ибо однихъ очищаетъ /с. 172/ страхъ, а другихъ угрызеніе совѣсти пожираетъ мучительнѣе всякаго огня, а иныхъ очищаетъ самый только ужасъ передъ Божественной славой и неизвѣстность будущаго, каково оно будетъ. А что это мучительно и наказательно гораздо болѣе, чѣмъ что-нибудь иное, и самый опытъ показываетъ и святый Іоаннъ Златоустъ свидѣтельствуетъ намъ почти во всѣхъ или въ большинствѣ своихъ моралистическихъ омилій, утверждая это, а также и божественный подвижникъ Дороѳей въ своемъ словѣ «О совѣсти». А что касается того, что неизвѣстность будущаго больше терзаетъ наказуемыхъ, чѣмъ самое наказаніе, объ этомъ говорятъ Учители, какъ напр. Григорій Богословъ въ словѣ «На побіеніе града», говоритъ слѣдующее: «Тѣхъ воспріиметъ несказанный свѣтъ и видѣніе Святой и Царственной Троицы, а этихъ вмѣстѣ съ иными — лучше же сказать — ранѣе другихъ, — мученіе: быть отверженными отъ Бога, и угрызеніе совѣсти, не имущее конца».

2. Итакъ, мы молимъ Бога и вѣруемъ — отъ подобнаго освободить усопшихъ, а не отъ какого-то иного мученія или иного огня, помимо тѣхъ мукъ и огня, которые возвѣщены на вѣки. И что, къ тому же, души усопшихъ по молитвамъ освобождаются изъ заключенія въ аду, какъ бы изъ нѣкой темницы, свидѣтельствуетъ, между многими другими, Ѳеофанъ Исповѣдникъ, именуемый Начертанный, ибо слова своего свидѣтельства за икону Христову, на челѣ его написанныя, онъ кровію запечатлѣлъ. Въ одномъ изъ каноновъ за усопшихъ онъ такъ молится за нихъ: «Слезъ и воздыханія сущія во адѣ рабы Твоя свободи, Спасе» (Октоихъ, субботній канонъ усопшихъ, гл. 6, пѣснь 6, «Слава»). Слышишь ли? — «слезъ», сказалъ и «воздыханій», а не какого-то наказанія или очистительнаго огня. Если же когда и встрѣчается въ этихъ пѣснопѣніяхъ и молитвахъ упоминаніе объ огнѣ, то не отъ временнаго и имѣющаго очистительную силу, но отъ того вѣчнаго огня и непрестающаго наказанія, Святые, — движимые человѣколюбіемъ и состраданіемъ къ соплеменникамъ, желающіе и дерзающіе почти на невозможное, — молятся избавить въ вѣрѣ усопшихъ. Ибо такъ говоритъ святый Ѳеодоръ Студитъ, и самъ Исповѣдникъ и свидѣтель Истины, въ самомъ началѣ своего канона объ усопшихъ: «Вси помолимся Христу, творяще память днесь отъ вѣка мертвыхъ, да вѣчнаго огня избавитъ я (ихъ) въ вѣрѣ усопшія, и надеждѣ жизни вѣчныя» (Постная Тріодь, мясопустная суббота, канонъ, пѣснь 1). И затѣмъ въ иномъ тропарѣ, пятой пѣсни канона, говоритъ слѣдующее: «Огня приснопалящаго, и тьмы несвѣтимыя, скрежета зубнаго, и червія безконечно мучащаго, и всякаго мученія избави, Спасе нашъ, вся вѣрно умершія». Гдѣ же тутъ «очистительный огонь»? И если бы онъ вообще /с. 173/ былъ, гдѣ было бы удобнѣе сказать святому про него, какъ не здѣсь? Бываютъ ли святые услышаны Богомъ, когда молятся о семъ, это не намъ изслѣдовать, но сами-то они знали и Духъ, обитающій въ нихъ, Которымъ движимые, они и говорили и писали, зналъ это; а въ равной степени зналъ это Владыка Христосъ, Который далъ заповѣдь, чтобы мы молились за враговъ и Который молился за распинающихъ Его и подвигнулъ къ тому же первомученика Стефана, побиваемаго камнями. И хотя, быть можетъ, кто-нибудь скажетъ, что когда мы молимся за такого рода людей, мы не бываемъ услышаны Богомъ, однако, все то, что отъ насъ зависитъ, мы исполняемъ; а, вотъ, нѣкоторые изъ святыхъ, молившіеся не только за вѣрныхъ, но и за нечестивыхъ, были услышаны и своими молитвами исхитили ихъ отъ вѣчнаго мученія, какъ напр. первомученица Ѳекла — Фалконилу и божественный Григорій Двоесловъ, какъ повѣствуется, — царя Траяна [2] (въ гл. 3 показывается, что Церковь молится также о тѣхъ, кто уже наслаждается блаженствомъ въ Богѣ, кто, конечно, не долженъ проходить черезъ «чистилищный» огонь)...

/с. 174/ 4. Послѣ сего, немного далѣе, вы желали доказать рѣченный догматъ объ очистительномъ огнѣ, сначала ссылаясь на сказанное въ книгѣ Маккавеевъ, гдѣ говорится: «Свято и спасительно молиться за усопшихъ, дабы они были разрѣшены отъ грѣховъ», а потомъ, взявъ изъ Евангелія отъ Матѳея то мѣсто, въ которомъ Спаситель возвѣщаетъ, что «хулящему на Духа Святаго не простится ни въ семъ вѣкѣ, ни въ будущемъ», вы говорите, что изъ сего можно видѣть, что есть отпущеніе грѣховъ въ будущей жизни.

Но что отсюда никоимъ образомъ не вытекаетъ понятіе очистительнаго огня, это яснѣе солнца: ибо, что общаго между отпущеніемъ и очищеніемъ огнемъ и наказаніемъ? Ибо если отпущеніе грѣховъ совершается ради молитвъ или самымъ только божественнымъ человѣколюбіемъ, то нѣтъ нужды въ наказаніи и очищеніи. Если же наказаніе, какъ и очищеніе, установлены (Богомъ), — ибо благодаря первому совершается второе, и они были бы напрасны, если бы благодаря имъ не проистекало, какъ результатъ, очищеніе, — то напрасно, кажется, совершаются молитвы (за усопшихъ) и мы воспѣваемъ божественное человѣколюбіе. Итакъ, этими ссылками не столь доказывается существованіе чистительнаго огня, сколь опровергается: ибо отпущеніе грѣховъ согрѣшившимъ въ нихъ представляется какъ дѣйствіе нѣкой царственной власти и человѣколюбія, а не какъ освобожденіе отъ наказанія или очищенія.

5. Въ-третьихъ, то изреченіе, взятое изъ Перваго Посланія блаженнаго Павла къ Коринѳянамъ, въ которомъ онъ, разсуждая о назиданіи на основаніи, которое есть Христосъ: — «золото, серебро, драгоцѣнные камни, дерево, сѣно, солома» — присовокупляетъ: — «ибо день Господень покажетъ, потому что въ огнѣ открывается, и огонь испытаетъ дѣло каждаго, каково оно есть. У кого дѣло, которое онъ строилъ, устоитъ, тотъ получитъ награду. А у кого дѣло сгоритъ, тотъ потерпитъ уронъ; впрочемъ самъ спасется, но такъ, какъ бы изъ огня» (1 Кор. 3, 11-13) — кажется, что больше всего иного вводитъ понятіе очистительнаго огня, но, на самомъ-то дѣлѣ, больше всего иного опровергаетъ его. Ибо, во-первыхъ, божественный Апостолъ назвалъ его не очистительнымъ, а испытательнымъ; затѣмъ, онъ возвѣстилъ, что чрезъ него должны пройти также и добрыя и честныя дѣла, а таковыя, ясно, что не нуждаются ни въ какомъ очищеніи; затѣмъ, онъ говоритъ, что тѣ, которые приносятъ злыя дѣла, послѣ того какъ эти дѣла сгорятъ, потерпятъ уронъ: между тѣмъ, какъ очищаемые въ добавокъ къ тому, что не терпятъ урона, еще больше пріобрѣтаютъ; затѣмъ, онъ говоритъ, что это должно быть въ «тотъ день», именно — /с. 175/ въ день Суда и будущаго вѣка, а предполагать существованіе очистительнаго огня послѣ того страшнаго Пришествія Судіи и конечнаго приговора, развѣ это не — совершеннѣйшая нелѣпость? Ибо Писаніе не передаетъ намъ ничего такого, но Самъ Тотъ, Кто будетъ судить насъ, говоритъ: «Идутъ сіи въ муку вѣчную: праведницы же въ животъ вѣчный» (Мѳ. 25, 46), и еще: «Изыдутъ сотворшіи благая въ воскрешеніе живота: а сотворшіи злая въ воскрешеніе суда» (Мѳ. 25, 46); такъ что, отнюдь, не остается какого-нибудь промежуточнаго мѣста; но послѣ того, какъ всѣхъ судимыхъ раздѣлилъ а двѣ части, однихъ поставивъ одесную, другихъ же — ошуюю, и первыхъ назвавъ «овцами», вторыхъ же — «козлищами», Онъ, отнюдь, не явилъ, что есть такіе, которымъ долженствуетъ очиститься тѣмъ (очистительнымъ) огнемъ. Кажется, что тотъ огонь, о которомъ говоритъ Апостолъ, это — тотъ, о которомъ говоритъ Пророкъ Давидъ: «Огнь предъ Нимъ возгорится, и окрестъ Его буря зѣльна» (Пс. 49, 4); и еще: «Огнь предъ Нимъ предъидетъ, и попалитъ окрестъ враги Его». Еще и Даніилъ Пророкъ говоритъ о семъ огнѣ: «Рѣка огненная течаше исходящи предъ Нимъ» (Дан. 7, 10). Такъ какъ святые не приносятъ съ собою никакого злого дѣла или злого признака, этотъ огонь явитъ ихъ еще болѣе свѣтлыми, какъ золото въ печи испытанныхъ, или, какъ камень аміантъ, который, какъ говорятъ, будучи положеннымъ въ огонь, кажется обуглившимся, вынутый же изъ огня, становится еще чище, какъ бы вымытымъ водой; какъ были и тѣла святыхъ Тріехъ Отроковъ въ пещи Вавилонской. Грѣшниковъ же, приносящихъ съ собою зло, охвативъ, какъ удобный матеріалъ для этого огня, онъ немедленно зажжетъ, и «дѣло» ихъ, то есть злое расположеніе или дѣйствованіе (энергію) сожжетъ и до конца уничтожитъ, и лишитъ ихъ того, что они принесли съ собою, то есть лишитъ ихъ злого груза, однако самихъ ихъ «спасетъ», то-есть на вѣки будетъ сохранять и соблюдать, дабы они не подверглись уничтоженію, вмѣстѣ со своимъ зломъ.

6. Такое толкованіе этого изреченія Апостола считаетъ должнымъ сдѣлать и божественный Отецъ Златоустъ (который именуется нами «Уста Павловы», какъ тотъ — «Уста Христовы», разъясняя Посланіе (Бесѣда 9 на 1 Кор.); причемъ Павелъ говоритъ чрезъ Златоуста, какъ это было явлено благодаря видѣнію Прокла, ученика и преемника престола его [3]. Онъ посвятилъ особый трак/с. 176/татъ этому одному изреченію, дабы оригеняне не приводили эти апостольскія слова въ подтвержденіе образа своего мышленія (которыя, кажется, болѣе подходятъ имъ, чѣмъ вамъ), и не причиняли зло Церкви, вводя конецъ адскаго мученія и конечное возстановленіе (апокатастасисъ) грѣшниковъ. Ибо выраженіе, что грѣшникъ «спасется якоже огнемъ», означаетъ, что онъ пребудетъ мучимый въ огнѣ и не уничтожится вмѣстѣ со своими злыми дѣлами и душевнымъ злымъ устроеніемъ. Объ этомъ говоритъ и Василій Великій въ «Мораліяхъ», толкуя изреченіе псалма: [«Гласъ Господа, разсѣцающій пламень огня», говоря такъ:] «Огонь, уготованный для мученія діаволу и ангеламъ его, разсѣкается гласомъ Господа, дабы за симъ въ немъ было двѣ силы: одна — попаляющая, а другая — просвѣщающая; мучающая и карательная сила того огня сохранена для достойныхъ мученія; а просвѣщающая и осіявающая предназначена для осіянія ликующихъ. Итакъ, для того — гласъ Господа, разсѣцающаго и раздѣляющаго пламень огня, чтобы мрачная часть была огнемъ мученія, а неопаляющая пребывала свѣтомъ наслажденія» (Св. Василій Великій, Бесѣда на псаломъ 28). Итакъ, какъ видится, это разсѣченіе и раздѣленіе того огня будетъ тогда, когда всѣмъ равно проходящимъ чрезъ него свѣтлыя и сіяющія дѣла явятся еще болѣе свѣтлыми, и принесшіе ихъ станутъ наслѣдниками свѣта и воспріимутъ оную вѣчную награду, а принесшіе дурныя и удобосгараемыя, наказуемыя лишеніемъ ихъ, вѣчно пребывая въ огнѣ, наслѣдуютъ спасеніе, которое хуже гибели, ибо это-то, собственно говоря, и обозначаетъ выраженіе «спастись», дабы не случилось имъ уничтожительной силой огня и самимъ также полностью быть уничтоженными. Послѣдуя этимъ Отцамъ, и многіе иные изъ нашихъ Учителей поняли это изреченіе въ томъ же смыслѣ. Если же кто-нибудь иначе растолковалъ его, и «спасеніе» разумѣлъ какъ «освобожденіе отъ наказанія», и «прохожденіе чрезъ огонь», — какъ «чистилище», то такой, если можно такъ выразиться, является совершенно превратно понявшимъ это изреченіе. И не удивительно, ибо онъ — человѣкъ, когда вотъ многіе и изъ Учителей видятся различно толкующими изреченія Писанія, и не всѣ достигли въ равной степени точнаго смысла; ибо невозможно, чтобы тотъ же текстъ, передаваемый въ различныхъ пониманіяхъ, всѣмъ бы пониманіямъ его въ равной степени соотвѣтствовалъ; но намъ долженствуетъ, избравъ важнѣйшія изъ нихъ и болѣе согласующіяся съ церковными догматами, прочія толкованія поставить на второе мѣсто. Поэтому мы не уклонимся отъ приведеннаго толкованія словъ Апостола, хотя бы и Августинъ, /с. 177/ или Григорій Двоесловъ или кто иной изъ вашихъ Учителей далъ такое (несоотвѣтствующее) толкованіе; ибо подобное толкованіе меньше идетъ въ пользу понятія временнаго, очистительнаго, нежели на руку Оригенова ученія, которое, какъ говорящее о конечномъ возстановленіи душъ чрезъ тотъ огонь и освобожденіи отъ мученія, было запрещено и предано анаѳемѣ Пятымъ Вселенскимъ Соборомъ и окончательно отвергнуто, какъ общее безчестіе для Церкви».

Въ главахъ 7-12 св. Маркъ отвѣчаетъ на возраженія, вызванныя цитатами изъ блаж. Августина, св. Амвросія, св. Григорія Двоеслова, св. Василія Великаго и другихъ св. Отцовъ, показывая, что они были неправильно поняты или, возможно, процитированы, и что эти Отцы на самомъ дѣлѣ учатъ православному ученію, а если нѣтъ, то ихъ ученіе должно не принимать. Далѣе онъ указываетъ на то, что св. Григорій Нисскій вообще не учитъ о «чистилищѣ», но придерживается куда худшей ошибки Оригена, что вѣчному пламени будетъ конецъ — хотя и возможно, что эти мѣста позднѣе вставлены въ его писанія оригенистами.

«13. И, наконецъ, вы говорите: «Преждереченная истина явствуетъ на основаніи Божественнаго Правосудія, которое не оставляетъ безнаказаннымъ ничего изъ того, что было сдѣлано непорядочно, и отсюда необходимо вытекаетъ, что для тѣхъ, которые не перенесли наказанія здѣсь, и не могутъ его выплатить ни на небѣ ни въ аду, остается допустить существованіе иного, третьяго мѣста, въ которомъ совершается сіе очищеніе, благодаря которому всякій, становясь чистымъ, немедленно возводится къ небесному наслажденію».

На это мы говоримъ слѣдующее, и обратите вниманіе, какъ это просто и вмѣстѣ справедливо: является общепризнаннымъ, что отпущеніе грѣховъ есть вмѣстѣ съ тѣмъ и освобожденіе отъ наказанія: ибо тотъ, кто получаетъ отпущеніе ихъ, вмѣстѣ съ этимъ и освобождается отъ наказанія, долженствующаго за нихъ. Дается же оно въ трехъ видахъ и въ разныя времена: 1) во время крещенія, 2) послѣ крещенія, чрезъ обращеніе и скорбь и возмѣщеніе добрыми дѣлами въ настоящей жизни, 3) послѣ смерти, по молитвамъ и благодѣяніямъ и благодаря иному, что Церковь совершаетъ за умершихъ. Итакъ, первое отпущеніе грѣховъ совершенно не связано съ трудомъ и обще для всѣхъ и единочестно, какъ излитіе свѣта и созерцаніе солнца и перемѣнъ временъ года, ибо это — только благодать и отъ насъ не требуется ничего болѣе, какъ только вѣра. /с. 178/ Но второе — мучительно, какъ «омывающему одръ свой на всяку нощь и постель слезами» (Пс. 6, 4), которому болѣзненны и слѣды ударовъ грѣха, который плача и съ сокрушеннымъ лицемъ шествуетъ и подражаетъ обращенію ниневитянъ и помилованному смиренію Манассіи. Третіе же — мучительно и оно, ибо связано съ раскаяніемъ и съ совѣстію сокрушенной и страдающей отъ недостатка добра, однако, оно отнюдь не смѣшано съ наказаніемъ, если является отпущеніемъ грѣховъ: ибо отпущеніе и наказаніе никакъ не могутъ сшествовать заодно. Впрочемъ, въ первомъ и послѣднемъ отпущеніи грѣховъ большую часть имѣетъ благодать Божія, при содѣйствіи молитвы, весьма же немногое вносится отъ насъ. Среднее же, напротивъ, мало имѣетъ отъ благодати, большая же часть долженствуетъ нашему труду. Различается же первое отпущеніе грѣховъ отъ послѣдняго тѣмъ, что первое — въ равной степени есть отпущеніе всѣхъ грѣховъ, а послѣднее — тѣхъ только грѣховъ, которые не смертные и о которыхъ каждый каялся въ жизни. Такъ мыслитъ Церковь Божія и, прося усопшимъ отпущеніе грѣховъ и вѣруя, что оно даруется имъ, она не опредѣлаетъ, какъ законъ, какого-нибудь наказанія въ отношеніи ихъ, хорошо зная, что божественная благостыня препобѣждаетъ въ такихъ вещахъ понятіе Правосудія».

ИЗЪ ВТОРОЙ БЕСѢДЫ О ЧИСТИЛИЩНОМЪ ОГНѢ.

«3. Мы утверждаемъ, что ни праведные еще не восприняли полностью свой удѣлъ и оное блаженное состояніе, къ которому они себя здѣсь уготовали чрезъ дѣла; — ни грѣшные, послѣ смерти, не были отведены въ вѣчное наказаніе, въ которомъ будутъ вѣчно мучиться; но и то и другое необходимо должно быть послѣ послѣдняго того дня Суда и воскресенія всѣхъ; нынѣ же — и тѣ и другіе находятся въ свойственныхъ имъ мѣстахъ: первые — въ совершенномъ покоѣ и свободными находятся на небѣ съ Ангелами и предъ Самимъ Богомъ, и уже какъ бы въ раю, изъ котораго ниспалъ Адамъ, вошелъ же прежде иныхъ Благоразумный разбойникъ, — и часто насъ посѣщаютъ въ тѣхъ храмахъ, гдѣ ихъ почитаютъ, и слушаютъ призывающихъ ихъ и молятся за нихъ Богу, пріявъ отъ Него этотъ изрядный даръ, и чрезъ свои мощи творятъ чудеса, и наслаждаются созерцаніемъ Бога и оттуда посылаемымъ озареніемъ, болѣе совершенно и болѣе чисто, нежели раньше, когда были при жизни; вторые же, въ /с. 179/ свою очередь, заключенные въ аду, пребываютъ «въ темныхъ и сѣни смертнѣй, въ ровѣ преисподнемъ» (Пс. 87, 7), какъ говоритъ Давидъ, и затѣмъ Іовъ: «Въ землю темну и мрачну, въ землю тмы вѣчныя, идѣже нѣсть свѣта, ниже видѣти живота человѣческаго» (Іов. 10, 21-22). И первые — пребываютъ во всякой радости и веселіи, ожидая уже и только лишь не имѣя еще въ рукахъ обѣтованное имъ Царство и неизреченныя блага; а вторые — напротивъ, пребываютъ во всякой тѣснотѣ и безутѣшномъ страданіи, какъ нѣкіе осужденные, ожидающіе приговора Судьи и предвидящіе оныя мученія. И ни первые не восприняли еще наслѣдіе Царства и тѣхъ благъ, «ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша» (1 Кор. 2, 9), ни вторые еще не преданы вѣчнымъ мукамъ и горѣнію въ негаснущемъ огнѣ. И это ученіе мы имѣемъ переданнымъ отъ Отцевъ нашихъ изъ древности и легко можемъ представить изъ самихъ Божественныхъ Писаній...

10. Итакъ, изъ всего этого явствуетъ, что то, что нѣкоторые изъ святыхъ въ видѣніи и откровеніи видѣли относительно будущаго мученія и находящихся въ немъ нечестивыхъ и грѣшниковъ, является нѣкоторыми образами будущихъ вещей и какъ бы начертаніями, а не тѣмъ, что уже теперь сбывается на дѣлѣ. Такъ напр. Даніилъ, описывая будущій тотъ Судъ, говоритъ: «Зряхъ, дондеже престоли поставишася, судище сѣде, и книги отверзошася» (Дан. 7, 9. 10), между тѣмъ ясно, что этого на самомъ дѣлѣ не происходило, но было въ духѣ предоткрыто Пророку...

19. Къ тому же, когда мы разсматриваемъ приведенныя вами свидѣтельства изъ книги Маккавеевъ и Евангелія, то, говоря просто и съ любовію къ истинѣ, мы видимъ, что они, отнюдь, не содержатъ въ себѣ свидѣтельства о какомъ-то наказаніи или очищеніи, но говорятъ только объ отпущеніи грѣховъ. Вы сдѣлали нѣкое удивительное раздѣленіе, говоря, что всякій грѣхъ надо понимать подъ двумя аспектами: 1) само оскорбленіе Бога и 2) послѣдующее за сіе наказаніе. Изъ этихъ двухъ аспектовъ, — оскорбленіе Бога, дѣйствительно, можетъ быть отпущено послѣ раскаянія и отвращенія отъ зла, но подлежаніе наказанію долженствуетъ быть во всякомъ случаѣ; такъ что, на основаніи этого понятія, является необходимымъ, чтобы разрѣшаемые отъ грѣховъ подлежали, все же, наказанію за нихъ. Но мы допускаемъ себѣ сказать, что такая постановка вопроса противорѣчитъ явнымъ и общеизвѣстнымъ истинамъ: если мы не видимъ, чтобы царь послѣ того, какъ даровалъ амнистію и оставленіе, еще бы и подвергалъ наказанію прови/с. 180/нившихся, то гораздо болѣе Богъ, у Котораго при многихъ свойствахъ, человѣколюбіе является особенно выдающимся свойствомъ, хотя и наказываетъ человѣка послѣ совершенія имъ грѣха, но послѣ того какъ простилъ, немедленно освобождаетъ и отъ наказанія. И это — естественно. Ибо если оскорбленіе Бога приводитъ къ наказанію, то когда вина разрѣшена и произошло примиреніе, то и само слѣдствіе вины, т. е. — наказаніе, по необходимости приходитъ къ концу».

Примѣчанія:
[1] Въ «Отечникѣ» еп. Игнатія читаемъ: «Однажды авва Макарій, ходя по пустынѣ, нашелъ лежавшій на землѣ человѣческій черепъ. Когда авва прикоснулся пальмовой палкой, которая была у него въ рукѣ, къ черепу, черепъ издалъ изъ себя голосъ. Старецъ сказалъ ему: кто ты? Черепъ отвѣчалъ: я былъ жрецомъ идолопоклонниковъ, которые жили въ этомъ мѣстѣ, а ты — авва Макарій, имѣющій въ себѣ Святаго Духа Божія, когда, умилосердясь надъ тѣми, которые находятся въ вѣчной мукѣ, ты молишься о нихъ, то они получаютъ нѣкоторое утѣшеніе. Далѣе черепъ, разсказавъ св. Макарію объ адскихъ мученіяхъ, закончилъ такъ: «Намъ, не вѣдавшимъ Бога, оказывается хотя нѣкоторое милосердіе; но тѣ, которые познали Бога, и отреклись отъ Него, и не исполняли воли Его, находятся ниже насъ» («Отечникъ», изд. 4-е, стр. 311-312).
[2] Послѣдній случай разсказывается въ нѣкоторыхъ изъ раннихъ житій св. Григорія, какъ напримѣръ, въ его англійскомъ житіи восьмого вѣка: «Нѣкоторые наши люди также разсказываютъ исторію, повѣданную римлянами, о томъ, какъ душа императора Траяна была освящена и даже крещена слезами св. Григорія, исторію дивную и для разсказчика, и для слушателей. Пусть никто не удивляется, когда мы говоримъ, что онъ былъ крещенъ, ибо безъ крещенія никто не узритъ Бога, а третій видъ крещенія — это крещеніе слезами. Однажды, пересѣкая Форумъ, великолѣпное твореніе, которое, какъ говорятъ, было воздвигнуто Траяномъ, онъ обнаружилъ, тщательно изучая его, что, будучи язычникомъ, Траянъ все же сотворилъ дѣло столь великаго милосердія, что оно казалось дѣломъ больше христіанина, а не язычника. Что когда онъ во главѣ арміи поспѣшно выступалъ противъ врага, его разжалобили слова одной вдовы, и императоръ всего міра остановился. Она сказала: «Господинъ Траянъ, вотъ люди, которые убили моего сына и не хотятъ платить мнѣ возмѣщеніе». Онъ отвѣтилъ: «Скажи мнѣ объ этомъ, когда я вернусь, и я заставлю ихъ дать тебѣ возмѣщеніе». Но она отвѣтила: «Господинъ, если ты никогда не вернешься, мнѣ не будетъ помощи». Тогда, стоя во всемъ своемъ вооруженіи, онъ заставилъ отвѣтчиковъ тотчасъ въ его присутствіи заплатить возмѣщеніе, которое они должны. Когда Григорій узналъ объ этой исторіи, онъ позналъ, что это то, о чемъ читаемъ въ Писаніи: "Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда пріидите, и разсудимъ, говоритъ Господь..."» (Ис. 1, 17. 18).
     Поскольку Григорій не зналъ, что сдѣлать, чтобы утѣшить душу этого человѣка, который напомнилъ ему эти слова, онъ пошелъ въ церковь св. Петра и проливалъ потоки слезъ, какъ было у него въ обычаѣ, пока, наконецъ, не получилъ черезъ божественное откровеніе увѣреніе, что его молитвы услышаны, видя что онъ никогда не брался просить это ни за какого другого язычника» («Самое раннее житіе Григорія Великаго», составл. неизвѣстнымъ монахомъ изъ Умтби). Поскольку церковь не приноситъ общественныхъ молитвъ за умершихъ невѣрующихъ, ясно, что это избавленіе отъ ада было плодомъ личной молитвы св. Григорія. Хотя это и рѣдкій случай, но онъ даетъ надежду тѣмъ, чьи близкіе умерли внѣ вѣры.
[3] Въ житіи св. Прокла (20 ноября) повѣствуется, что когда св. Іоаннъ Златоустъ работалъ надъ комментаріями къ посланіямъ ап. Павла, св. Проклъ видѣлъ самого ап. Павла склоняющимся надъ св. Іоанномъ Златоустомъ и шепчущимъ ему въ ухо.

Источникъ: Іеромонахъ Серафимъ (Роузъ). Душа послѣ смерти. Современные «посмертные» опыты въ свѣтѣ ученія Православной Церкви. / Пер. съ англ. (съ прилож. разсказа блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ). — М.: «MACAU & Co.», 1991. — С. 168-180.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.