Церковный календарь
Новости


2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 124-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 123-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ. Бесѣды св. Василія Великаго и прав. Іоанна Кронштадтскаго (1976)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Жизнь въ Церкви - жизнь въ благодати (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 10 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)

Преосв. Серафимъ (въ мірѣ Николай Борисовичъ Соболевъ), архіепископъ Богучарскій, проповѣдникъ, духовный писатель. Родился 1 (14) декабря 1881 г. въ Рязани. По окончаніи духовной семинаріи въ 1904 г. поступилъ въ С.-Петербургскую духовную академію. Принялъ монашество (1907). Іеромонахъ (1907). Въ 1908 г. окончилъ С.-Петербургскую духовную академію со степенью кандидата богословія и назначенъ преподавателемъ пастырскаго училища въ г. Житомирѣ. Съ 1909 г. помощникъ смотрителя Калужскаго духовнаго училища, а съ 1911 г. инспекторъ Костромской духовной семинаріи. Съ 1912 по 1919 гг. ректоръ Воронежской духовной семинаріи въ санѣ архимандрита. Посвященъ въ еп. Лубенскаго, викарія Полтавской епархіи (1/14 октября 1920 г.). Въ эмиграціи вначалѣ въ Константинополѣ, затѣмъ въ Болгаріи. Въ 1921 г. Зарубежнымъ Сѵнодомъ Русской Православной Церкви (РПЦЗ) назначенъ управляющимъ русскими приходами въ Болгаріи; въ апрѣлѣ того же года назначеніе было утверждено св. патр. Тихономъ, съ титуломъ «епископъ Богучарскій». Магистръ богословія (1937). До 1946 г. членъ русскаго Зарубежнаго Сѵнода. Въ 1946 г. вошелъ въ составъ Московской Патріархіи и принималъ участіе въ Московскомъ совѣщаніи Православныхъ Церквей въ 1948 г., выступая противъ участія въ экуменическомъ движеніи. Скончался 13 (26) февраля 1950 г. въ Софіи. Въ 2002 г. канонизированъ Старостильной Православной Церковью Болгаріи. Осн. труды: «Русская идеологія», сборникъ «Объ истинномъ монархическомъ міросозерцаніи», «О новомъ и старомъ стилѣ», «Новое ученіе о Софіи, Премудрости Божіей», «Защита софіанской ереси протоіереемъ С. Булгаковымъ» и др.

Сочиненія архіеп. Серафима (Соболева)

Архіеп. Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)
Русская идеологія.

Глава первая.
Опредѣленіе русской идеологіи. Ея осуществленіе въ жизни нашихъ предковъ. Ихъ церковный бытъ, проникнутый истинною православною вѣрою. Дивное покровительство Божіе надъ Россіей ради вѣры русскаго народа.

По словамъ великаго писателя Ѳ. М. Достоевскаго, русскій человѣкъ есть православный человѣкъ. И это понятно для насъ. Православная вѣра, воспринятая отъ крещенія дѣтскою, простою душою русскаго человѣка, сдѣлалась его основой, обнявши всю его жизнь во всѣхъ ея проявленіяхъ. Въ этой вѣрѣ и въ такомъ жизненномъ ея усвоеніи и состоитъ русская идеологія. Русскій народъ усвоилъ православную вѣру не умомъ только, какъ теоретическую доктрину, а всѣмъ своимъ сердцемъ, какъ главное правило своей жизни. Знаменательно, что для русскихъ людей съ давнихъ временъ самымъ любимымъ чтеніемъ наряду со словами вѣчнаго живота — со Священнымъ Писаніемъ, были Житія Святыхъ, появившіяся на Руси вмѣстѣ съ христіанствомъ; они весьма размножились и дошли до насъ въ разнообразныхъ письменныхъ памятникахъ — проповѣдническихъ словахъ, прологахъ, патерикахъ и въ безподобномъ изложеніи Четьи-Миней св. Димитрія Ростовскаго. Причемъ, устремленіе къ четьи-минейному чтенію наблюдалось во всѣхъ сословіяхъ безъ исключенія. Такая любовь нашихъ предковъ къ жизни святыхъ свидѣтельствуетъ о томъ, что они стремились православную вѣру воплощать въ самую жизнь свою, чтобы ихъ вѣра не была только на словахъ, но оправдывалась на дѣлѣ.

Впрочемъ, о такомъ значеніи православной вѣры для русскихъ людей свидѣтельствуетъ иноческая жизнь, которая возникла у насъ почти одновременно съ крещеніемъ Руси. Кіево-Печерская Лавра, основанная около 1054 г., показываетъ, какъ воспринята была вѣра нашими предками въ лицѣ истинныхъ Печерскихъ иноковъ. Ихъ вѣра проявлялась не только въ подвигахъ святой жизни, но и въ дивныхъ знаменіяхъ и чудесахъ, которыми такъ отличались великіе подвижники первыхъ вѣковъ христіанства.

Конечно, не одна Кіево-Печерская обитель свидѣтельствуеть о жизненномъ значеніи православной вѣры въ Россіи. Святостію вѣра блистала и въ другихъ обителяхъ, появившихся на святой Руси. Мы имѣемъ въ виду Сергіевъ, Волоколамскій, Кирилловъ, Чудовъ, Соловецкій, Суздальскій-Евѳиміевскій и многіе другіе русскіе монастыри.

Какъ показываетъ Кіево-Печерскій Патерикъ, Кіевская Лавра была на первое время разсадникомъ кандидатовъ для замѣщенія епископскихъ каѳедръ на всю Россію. «Какъ отъ Христа Бога нашего во всю вселенную посланы были Апостолы, такъ изъ Печерскаго монастыря Пречистой Богоматери многіе епископы поставлены были и, какъ свѣтила свѣтлыя, освятили всю русскую землю святымъ крещеніемъ. Первый изъ нихъ — великій святитель Леонтій епископъ Ростовскій, котораго Богъ прославилъ нетлѣніемъ» [1].

По свидѣтельству Кіево-печерскаго Патерика, такихъ великихъ свѣтильниковъ-архіереевъ вышло изъ Кіево-Печерской Лавры до 50-ти человѣкъ. И словомъ, и своею жизнью они призывали русскихъ людей къ святой христіанской жизни. И этотъ призывъ къ святости, конечно, не могъ быть безплоднымъ. Ихъ святую проповѣдь продолжали монастыри, которые имѣли огромное вліяніе на русскій народъ, какъ его благодатные просвѣтительные центры. Въ этихъ монастыряхъ библіотеки были наполнены книгами библейскими, богослужебными и отеческими, и въ особенности послѣдними. Здѣсь, по руководству великихъ святыхъ иноковъ Антонія, Ѳеодосія, Сергія, Кирилла, Іосифа и другихъ, читались поученія братіи и народу. Отсюда разсылались учительныя посланія въ города, къ вельможамъ, народу и вообще къ православнымъ русскимъ людямъ [2].

Подъ вліяніемъ этой монастырской проповѣди подвижническая вѣра не только въ русскихъ обителяхъ нашла себѣ мѣсто; въ той или иной степени она была присуща и русскимъ людямъ, жившимъ въ міру. Иначе и быть не могло.

Наша древняя проповѣдническая литература, русская лѣтопись, письма Патріарха Никона и другихъ святителей подтверждаютъ, что наши предки, міряне, руководствовались въ жизни наставленіями иноковъ. Они «усвоили себѣ всю монастырскую обрядность и по ней устрояли свои дѣйствія. Сильная природа ихъ и могучій характеръ выносили монашескіе подвиги твердо, до послѣдняго часа жизни. Не обо всѣхъ подвижникахъ благочестія свидѣтельствуетъ древняя исторія... Но общая среда... убѣждаетъ въ томъ, что ихъ было неисчетное множество во всѣхъ сословіяхъ» [3].

И прежде всего эта вѣра располагала ихъ къ общественной молитвѣ. Для этой цѣли наши предки строили безчисленное множество храмовъ. Въ одномъ Кіевѣ въ началѣ христіанства было построено до 600 церквей и 13 монастырей. Русскіе люди, въ особенности богатые, не щадили денегъ для устроенія и украшенія церквей. Даже дома свои они украшали иконами въ видѣ иконостаса наподобіе церкви. Недаромъ Максимъ Грекъ свидѣтельствовалъ, что «русскіе строятъ великолѣпные храмы». А Курбскій писалъ, что «вся земля русская отъ края до края, подобно чистой пшеницѣ, держится вѣрою въ Бога. Въ ней Божіи храмы числомъ подобны звѣздамъ небеснымъ, въ ней множество монастырей, которыхъ никто не въ силахъ перечислить [4].

Трогательное явленіе вѣры наблюдалось въ нашихъ селахъ среди крестьянъ. Сами они жили въ хижинахъ, крытыхъ соломой, съ земляными полами, а храмы ихъ возвышались, какъ дворцы. Сами они въ своемъ домашнемъ обиходѣ пользовались сосудами изъ дерева и глины, а сосуды для святѣйшаго евхаристическаго таинства ими дѣлались изъ серебра и золота. Одеждою для нихъ была самая дешевая самотканная матерія, а ризы для священнослужителей были изъ драгоцѣнной парчи, не говоря уже о ризахъ св. иконъ, которыя были серебряныя, вызолоченыя и украшались драгоцѣнными камнями...

Иностранцы поражались церковностію святой Руси и особенно ея наружнымъ благочестіемъ. «Внѣшній видъ русскаго города и селенія показывалъ, что религія — господствующая сила въ странѣ. Иностранцы видѣли въ городахъ множество богатыхъ церквей и монастырей. Палаты князей и богатыхъ людей украшались внутри на церковный ладъ. По городу постоянно слышался звонъ доброшумныхъ колоколовъ; на всѣхъ улицахъ стояли часовни, иконы въ окладахъ, съ зажженными свѣчами. Прохожіе крестились передъ каждою церковью и часовней, иные клали земные поклоны. Здѣсь можно было встрѣтить духовенство съ иконами, крестами, пѣніемъ и св. водой. Торжественные крестные ходы совершались весьма часто» [5].

Англійскій посолъ при царѣ Ѳеодорѣ Іоанновичѣ Флетчеръ, осуждая русскій народъ за его нравственные недостатки, все же сознается, что «набожность господствовала въ Россіи» [6].

Разумѣется, нельзя смотрѣть на дѣло такъ, что вѣра древней Руси исчерпывалась ея внѣшнимъ благочестіемъ и выражалась главнымъ образомъ въ устроеніи великолѣпныхъ храмовъ. Правда, съ точки зрѣнія истиннаго православнаго воззрѣнія, храмоздательство является однимъ изъ величайшихъ спасительныхъ для насъ дѣлъ, поскольку здѣсь проявляется не только наша вѣра во Христа, но и истинная любовь къ Богу, которая стоитъ во главѣ всѣхъ Божественныхъ заповѣдей.

Слѣдовательно, здѣсь нужно констатировать выявленіе нашими предками самой дѣйственной вѣры ихъ — той, которая, по слову Апостола, любовію поспѣшествуема (Гал. 5, 6).

Однако, наши предки этимъ не ограничивались. Они созидали храмы Божіи, какъ мѣста особенныхъ, усердныхъ своихъ молитвъ, совершеніе коихъ было для нихъ настоящимъ и великимъ аскетическимъ подвигомъ. Многіе посѣщали церковь каждый день. Мѣщане и купцы въ городахъ ежедневно ходили къ ранней литургіи, а нерѣдко — и къ поздней. «Ежедневное посѣщеніе церкви, въ особенности во дни праздниковъ, входило даже и въ придворный этикетъ. Поздоровавшись съ боярами, царь вмѣстѣ съ ними отправлялся къ обѣднѣ въ домовую церковь; въ большой праздникъ — въ соборъ, или въ монастырь... Молитвы церковныя были продолжительны въ посты, при исповѣди, особенно — въ Великій постъ. Алексѣй Михайловичъ въ Великій постъ выстаивалъ службу церковную по четыре часа, полагалъ по 1500 поклоновъ и этимъ удивлялъ иностранцевъ» [7].

Слѣдуя монастырскому уставу, а въ особенности словамъ Священнаго Писанія о непрестанной молитвѣ, предки всего болѣе любили молитву. Поэтому они не только молились въ церкви, но и дома.

«Въ комнатѣ, гдѣ стояло наибольше образовъ, собиралась вся семья и прислуга, зажигались лампады и свѣчи, курили ладаномъ. Хозяинъ читалъ вслухъ утреннія молитвы, иногда заутреню и часы, смотря по досугу, умѣнью и степени благочестія; умѣвшіе пѣть — пѣли. У знатныхъ людей и у князей были домовыя церкви, и всѣ домашніе сходились въ церковь, гдѣ молитвы, утреню и часы служилъ священникъ, а послѣ богослуженія кропилъ предстоящихъ св. водою. Затѣмъ всѣ расходились для своихъ занятій» [8].

Но, несмотря на всю трудность осуществленія мірянами молитвенныхъ правилъ, помѣщенныхъ въ Слѣдованной Псалтири, эти правила они старались выполнять неуклонно. Каждый русскій православный человѣкъ еженедѣльно вычитывалъ или выслушивалъ всю Псалтирь, весьма многіе изъ нихъ клали ежедневно до 1200 поклоновъ съ молитвою Іисусовой. Молитву Господню, Богородицу и Сѵмволъ Вѣры читали по нѣскольку разъ въ день. Кромѣ того, они читали молитвы во всякое время за дѣломъ, чтобы не развлекаться суетными дѣлами и помыслами [9].

Такая подвижническая вѣра нашихъ предковъ не могла не расположить ихъ къ другой аскетической добродѣтели, столь свойственной православнымъ вѣрующимъ людямъ съ самыхъ апостольскихъ временъ. Мы имѣемъ въ виду постъ. Русскіе люди древней Россіи отличались особенно строгимъ воздержаніемъ во дни Великаго поста и въ посты, которые налагались на нихъ по поводу общественныхъ или государственныхъ бѣдствій. Какъ постились наши предки, объ этомъ лучше всего свидѣтельствуютъ слова лѣтописца: «Россіяне-міряне, — говоритъ онъ, — въ Великій постъ питаются рѣдькою, капустою и хрѣномъ, вареное ѣдятъ въ субботы и недѣли; отъ рыбы воздерживаются всячески, кромѣ Благовѣщенія и недѣли Ваій. Благоговѣйнѣйшіе постятъ за грѣхи свои строже; только хлѣба кусокъ съѣдаютъ по полудни, обмакнувъ его въ пепелъ. А монахи, неравно мірскимъ, держатъ жестокое житіе, всегда, когда постятся, съѣдаютъ только кусокъ хлѣба съ водою въ сутки» [10].

Воздержаніе отъ мяса и рыбы на всю жизнь среди мірянъ было весьма нерѣдкимъ явленіемъ. А нѣкоторые истинные иноки, напримѣръ, св. Ѳеодосій Печерскій, подобно самому Спасителю, уединялись и выдерживали во дни Великаго поста сорокадневное пощеніе. Послабленія въ древней Руси не допускались, и высшія лица были образцомъ строгаго воздержанія. Алексѣй Михайловйчъ въ понедѣльникъ, среду и пятницу въ теченіе каждой седмицы Великаго поста ничего не ѣлъ, а въ остальные дни только обѣдалъ. При общественныхъ бѣдствіяхъ Церковь налагала на всѣхъ трехдневный постъ, не дѣлая исключенія въ данномъ случаѣ и для дѣтей.

Много и другихъ христіанскихъ добродѣтелей было присуще русскимъ людямъ старой Россіи, какъ проявленіе все той же вѣры ихъ. Но особенно они отличались милосердіемъ къ бѣднымъ и гостепріимствомъ. Любовь къ ближнимъ во всѣхъ ея проявленіяхъ была самою отличительною чертою русскаго народа искони. Она исходила изъ ихъ вѣры во Христа и любви къ Нему. Поэтому они творили милостыню бѣднымъ и бѣдствующимъ своимъ братьямъ, относя ее къ лицу Спасителя, согласно Его словамъ, которыя Онъ скажетъ на Страшномъ судѣ Своемъ творившимъ милостыню: понеже сотвористе единому сихъ братій Моихъ меншихъ, Мнѣ сотвористе (Матѳ. 25, 40).

Великіе князья служили примѣромъ милосердія. О многихъ изъ нихъ наши лѣтописи говорятъ: «бяше милостивъ паче мѣры, нищія милуя, старцы и вдовицы заступая, обидимыя изымая». Вел. князь Іоаннъ получилъ даже названіе Калиты, ибо носилъ съ собой мѣшокъ съ деньгами для раздачи бѣднымъ. Извѣстно также, что Патріархъ Филаретъ содержалъ на свои средства въ Москвѣ богадѣльни, больницы и сиротскіе дома. Патріархъ Никонъ выстроилъ въ Новгородѣ четыре, а въ Москвѣ двѣ богадѣльни. Такъ поступали и другие русскіе архипастыри. Митрополитъ Ѳеодосій имѣлъ въ своей келіи разслабленнаго, служилъ ему и омывалъ его струпья. Въ домахъ бояръ и купцовъ содержалось множество нищихъ и странниковъ.

Конечно, мы далеки отъ мысли считать нашихъ предковъ совершенно безукоризненными въ области ихъ нравственной жизни. Наряду съ высокими добродѣтелями, какъ порожденіями ихъ дѣйственной вѣры, имъ свойственны были и многіе нравственные недостатки, о которыхъ свидѣтельствуетъ та же проповѣдническая литература нашей древней Россіи. Душа русскаго человѣка слишкомъ широка, и наряду съ подвигами великой святости въ русской жизни наблюдалось много пороковъ и проявленій тяжкаго грѣха. Недаромъ Достоевскій говорилъ, что въ душѣ русскаго человѣка двѣ бездны. По своему нравственному состоянію русскій человѣкъ можеть возвыситься до неба и можетъ ниспасть до самыхъ глубинъ ада.

Но насколько наши предки тяжко грѣшили, настолько умѣли и каяться. По свидѣтельству того же Достоевскаго, покаяніе было отличительнымъ свойствомъ русскаго народа. Покаяніе это было искреннимъ, глубокимъ. И если наши предки безчестили праздники пьянствомъ и пресыщеніемъ, то умѣли обуздывать себя подвигами поста. Свои тяжкіе грѣхи они старались загладить передъ Богомъ и милостыней, зная, что милостыня очищаетъ многіе грѣхи.

Впрочемъ, и за каждодневные грѣхи свои, грѣхи человѣческой немощи они приносили Богу въ церкви и у себя дома чистосердечное покаяніе, молились Ему долго и усердно, съ поклонами и часто со слезами и даже ночью вставали на молитву и поклоны.

Это-то покаяніе, какъ средство духовнаго очищенія, вмѣстѣ съ церковнымъ просвѣщеніемъ и воспитаніемъ русскаго народа и помогло ему сохранить свою вѣру въ томъ видѣ, какъ она была принята отъ греческой Церкви, т. е. во всей чистотѣ, чуждой всякихъ еретическихъ искаженій. Здѣсь причина, почему ереси богомильская, стригольниковъ, жидовствующихъ, Башкина, Косого [11], какъ и католичество и протестантство, не привились въ древней Россіи къ русскому народу, который строго и непоколебимо держался своей православной вѣры.

Объ этой удивительной преданности своей вѣрѣ нашихъ предковъ свидѣтельствовали и иностранные писатели. Вотъ краткіе, но весьма характерные объ этомъ ихъ отзывы. Кромеръ: «Русь упорно держится греческихъ обрядовъ». Стрыйковскій: «всѣ русскіе народы пребываютъ твердо и непоколебимо въ вѣрѣ по обрядамъ греческимъ». Сарницкій: «русскій народъ стоить твердо въ исповѣданіи (христіанскомъ)». Герберштейнъ: «Русь, какъ начала, такъ и до сего дня пребываетъ въ вѣрѣ по обряду греческому». Іовій (историкъ первой полов. XVI столѣтія, епископъ Ноцерскій): «русскіе съ непоколебимою твердостію сохраняютъ ученіе и обряды, принятые отъ греческихъ наставниковъ». Гваниньи: «русскіе, какъ приняли вѣру христіанскую, до сего дня крѣпко и единодушно держатся ея, хотя нѣкоторые бояре, подвластные польскому королю, слѣдуютъ лютеранскому и цвингліеву ученію, но весь народъ, большая часть вельможъ и дворянъ твердо содержатъ вѣру по закону греческому, крѣпко и единодушно стоятъ въ вѣрѣ, принятой отъ грековъ» [12].

За эту истинную православную вѣру, имѣвшую за собою подвиги святой жизни съ покаяніемъ, Россія называлась святою. За эту вѣру Господь изливалъ на русскій народъ Свои великія милости, избавлялъ его отъ всякихъ бѣдствій, которыя не разъ могли погубить нашу Россію.

Такимъ гибельнымъ бѣдствіемъ было для насъ татарское иго, которымъ воспользовались нѣмцы, шведы и ливонцы и хотѣли полонить сѣверо-западную Россію. Но Господь воздвигъ тогда изъ среды русскаго народа для его спасенія св. князя Александра Невскаго. Чрезъ свою пламенную вѣру въ помощь Божію онъ съ небольшою новгородскою дружиною одержалъ дивную побѣду надъ огромной шведской арміей, усиленной финскими войсками и крестоносцами изъ Западной Европы.

Такую же дивную побѣду св. Александръ одержалъ и на льду Чудскаго озера въ битвѣ съ рыцарями Тевтонскаго ордена и Меченосцами.

Ради молитвъ преподобнаго Сергія Радонежскаго и въ силу одушевленія тою же вѣрою великаго Московскаго князя Димитрія Донского и его войска, Господь сломилъ и самое татарское иго въ битвѣ русскихъ съ татарами на Куликовомъ полѣ въ 1380 г.

Великое заступленіе Божіе было явлено Россіи и въ 1591 г., когда шведы вторглись въ Новгородскую область, а Крымскіе татары подъ предводительствомъ Казы-Гирея съ огромнымъ полчищемъ подошли къ Москвѣ. Положеніе было безвыходное. Но Россія возглавлялась праведнымъ царемъ Ѳеодоромъ Іоанновичемъ, который такъ чтился за свою святую жизнь современниками и послѣдующимъ поколѣніемъ, что въ святцахъ русской Церкви онъ именовался московскимъ чудотворцемъ, и поэтому въ древнемъ иконописномъ подлинникѣ [13] его изображеніе описывается наряду съ другими иконами святыхъ.

Хотя татары были уже близъ Москвы, однако, благочестивый царь и не думалъ оставлять столицы. Онъ возложилъ все свое упованіе на покровъ Пречистой Божіей Матери, Которой усердно со слезами молился. По его повелѣнію двинулся крестный ходъ вокругь Москвы съ чудотворной Донской иконой Божіей Матери. Эта святыня была затѣмъ поставлена среди русскаго войска. Наканунѣ рѣшительной битвы, ночью, царь Ѳеодоръ Іоанновичъ продолжалъ свою пламенную молитву предъ иконой Царицы Небесной, и во время этой молитвы онъ получилъ извѣщеніе отъ Божіей Матери, что въ битвѣ, которая произойдетъ на другой день, русское войско по Ея предстательству и силою Ея Божественнаго Сына, Господа Іисуса Христа, одержитъ побѣду, о чемъ царь повелѣлъ тогда же извѣстить воиновъ. Цѣлый день кипѣло сраженіе русскаго войска съ превосходящими по количеству полчищами татаръ. Но вдругъ, устрашенные невидимою силою татары обратились въ бѣгство. На мѣстѣ, гдѣ стояла среди войска чудотворная Донская икона Божіей Матери, былъ основанъ Донской Московскій монастырь.

Такъ, вѣрою благочестиваго царя и русскихъ православныхъ людей Господь вновь спасъ Русскую землю.

Вѣра православная была главною причиною спасенія Россіи и въ смутное время въ началѣ XVII столѣтія. Она одушевляла и духовенство, и народъ, и ополченіе въ борьбѣ съ поляками. Какъ защитникъ этой вѣры и во имя ея, совершалъ безстрашно свой подвигъ святѣйшій Патріархъ Московскій Гермогенъ. Во имя вѣры православной дѣйствовалъ и Архимандритъ Діонисій, разсылая свои грамоты во всѣ концы Россіи. «Православные христіане, вспомните христіанскую вѣру, возложите упованіе на силу креста, молите служилыхъ, чтобы быть всѣмъ христіанамъ въ союзѣ и стать сообща противъ предателей... для избавленія вѣры» [14]. Знаменитый келарь Сергіевой Лавры Авраамій Палицынъ служилъ въ полкахъ молебны и увѣщевалъ буйныхъ казаковъ крѣпко стать за православную вѣру. Во имя этой вѣры дѣйствовалъ въ войскахъ и Митрополитъ Ростовскій Кириллъ, разбирая ссоры въ войскахъ, примиряя воеводъ и укрѣпляя ратниковъ.

Не могъ остаться внѣ этого религіознаго одушевленія и весь русскій народъ. Грамоты, которыми города переписывались между собою, свидѣтельствуютъ объ этомъ. «Идемъ всѣ головами, — писали здѣсь русскіе люди, — на помощь государству, прося милости у Бога», или: «за православную вѣру хотимъ умереть» [15].

Эта вѣра въ народѣ и войскахъ поддерживалась и Самимъ Богомъ посредствомъ дивныхъ видѣній. Самъ Мининъ заявлялъ своимъ соотечественникамъ, что ему «явился св. Сергій и приказалъ будить уснувшихъ». Тотъ же Сергій преподобный наканунѣ послѣдняго, рѣшительнаго сраженія русскихъ съ поляками явился праведному и больному святителю Арсенію, томившемуся въ плѣну у поляковъ въ Кремлѣ, и возвѣстилъ ему, что въ этомъ сраженіи русскія войска заступленіемъ Божіей Матери одержатъ побѣду и Москва вмѣстѣ со всей Россіей будетъ освобождена отъ враговъ. Эта вѣсть тутъ же перелетѣла чрезъ стѣны Кремля въ русскія войска, наполнила ихъ сердца великой радостью, одушевленіемъ и героическимъ духомъ, и они, дѣйствительно, одержали блестящую побѣду надъ поляками, чѣмъ и окончились тогда наши всероссійскія несчастья.

Такъ же православная вѣра одушевляла русскій народъ и при нашествіи на Россію всѣхъ европейскихъ народовъ во главѣ съ Наполеономъ. Русскіе люди все свое упованіе возложили на покровъ Пречистой Божіей Матери. И въ городахъ и селахъ они со слезами умоляли Ее о помощи. Предъ Бородинскимъ сраженіемъ Ея икону носили въ рядахъ воиновъ. Наканунѣ боя они исповѣдывались и причащались св. Христовыхъ таинъ. И Господь явилъ дивную Свою помощь русскому народу и спасъ его отъ европейскаго ига.

Можно привести множество и другихъ случаевъ дивной помощи, которую оказывалъ Господь русскому народу во дни его великихъ бѣдствій, особенно во время войнъ съ внѣшними врагами.

Впрочемъ, за эту вѣру Господь не только спасалъ Россію отъ гибели, но постепенно умножалъ ея силу и сдѣлалъ ее могущественнѣйшей и славнѣйшей державой среди всѣхъ народовъ земли. О, если бы русскій народъ продолжалъ держаться своей православной вѣры доселѣ и чрезъ то былъ въ повиновеніи Божественной волѣ своего Господа и всѣмъ Его Божественнымъ заповѣдямъ! Тогда не допустилъ бы Господь гибели Россіи, и русскіе люди не подпали бы подъ иго большевиковъ — ужасныхъ враговъ Божіихъ. Теперь, какъ никогда, мы должны вспомнить слова Господа, которыя Онъ сказалъ чрезъ Божественнаго Псалмопѣвца своему, нѣкогда избранному, а нынѣ отверженному, народу: Аще быша людіе Мои послушали Мене, Израиль аще бы въ пути Моя ходилъ: ни о чесомъ-же убо враги его смирилъ быхъ, и на оскорбляющыя ихъ возложилъ быхъ руку Мою (Псал. 80, 14-15).

Увы, русскій народъ отступилъ отъ православной вѣры, отвергъ волю своего Господа, сталъ руководствоваться не православною своею Церковью и ея св. отцами, а всевозможными лжеучителями, ниспровергавшими наше святое православіе и даже всякую вѣру въ Бога.

Примѣчанія:
[1] Кіево-печерскій Патерикъ, стр. 24-25. Кіевъ, 1893.
[2] Историческій очеркъ русскаго проповѣдничества, стр. 754-755. СПб. 1879.
[3] Ibid., стр. 765.
[4] Ibid., стр. 768.
[5] Знаменскій, Исторія русск. Церкви, стр. 163.
[6] Истор. очеркъ рус. проповѣдн., стр. 767.
[7] Ibid., стр. 719, 767, 771.
[8] Ibid., стр. 766.
[9] Ibid., стр. 719.
[10] Ibid., стр. 772-773.
[11] Изъ Болгаріи приходили къ намъ иноки для жительства, оттуда же получались славянскіе рукописи и книги. Вмѣстѣ съ тѣмъ проникло къ намъ изъ Болгаріи и богомильство, основателемъ котораго былъ попъ Богомилъ въ X в. Въ Россіи богомильство появилось въ 1004 г. и проповѣдникомъ его былъ монахъ скопецъ Адріанъ. Онъ осуждалъ церковную іерархію, епископовъ, священниковъ, монаховъ, отрицалъ обряды и церковный уставъ. — Ересь стригольниковъ по своему ученію сходна съ богомильскою ересью. Она отрицаетъ іерархію и обрядность. Появилась въ Новгородѣ около 1376 г. Ее распространяли два діакона, Никита и Карпъ. Ересь жидовская тоже появилась въ Новгородѣ около 1470 г. Она насаждалась выходцемъ изъ Литвы жидомъ Схаріей и состояла въ проповѣди іудейства при отверженіи христіанства, церковной іерархіи и обрядоваго богослуженія. Въ послѣднемъ случаѣ эта ересь была сходственна съ ересью стригольниковъ. — Ересь Башкина въ главныхъ положеніяхъ была сходна съ ересью жидовскою. Башкинъ, житель Москвы, отвергалъ таинства и обрядовое Богослуженіе. Все Божественное Писаніе называлъ баснословіемъ, Іисуса Христа называлъ неравнымъ Богу Отцу. Это ученіе было принято имъ отъ латинянъ, переселенцевъ изъ Литвы, и развивалось подъ вліяніемъ свободомыслія на почвѣ прежнихъ ересей и общественныхъ недостатковъ, которые указывались и прежними еретиками. Означенная ересь появилась около 1554 г. — Ересь Косого во многихъ положеніяхъ сходна съ ересью Башкина, а вообще — съ ересью жидовскою, и представляетъ собою крайнее ея развитіе. Косой — монахъ изъ рабовъ. Ученіе Косого появилось въ 1552 г. и распространялось въ Россіи, какъ и всѣ предшествующія ереси, въ теченіе очень недолгаго времени.
[12] Историческій очеркъ рус. проповѣдн., стр. 762-763.
[13] Изданномъ подъ редакціей Большакова.
[14] Истор. очеркъ рус. проповѣдн., стр. 668.
[15] Ibid., стр. 667-668.

Источникъ: Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ). Русская идеологія. — Софія: Тип. «Рахвира», 1939. — С. 22-34.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.