Церковный календарь
Новости


2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 16 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)

Преосв. Серафимъ (въ мірѣ Николай Борисовичъ Соболевъ), архіепископъ Богучарскій, проповѣдникъ, духовный писатель. Родился 1 (14) декабря 1881 г. въ Рязани. По окончаніи духовной семинаріи въ 1904 г. поступилъ въ С.-Петербургскую духовную академію. Принялъ монашество (1907). Іеромонахъ (1907). Въ 1908 г. окончилъ С.-Петербургскую духовную академію со степенью кандидата богословія и назначенъ преподавателемъ пастырскаго училища въ г. Житомирѣ. Съ 1909 г. помощникъ смотрителя Калужскаго духовнаго училища, а съ 1911 г. инспекторъ Костромской духовной семинаріи. Съ 1912 по 1919 гг. ректоръ Воронежской духовной семинаріи въ санѣ архимандрита. Посвященъ въ еп. Лубенскаго, викарія Полтавской епархіи (1/14 октября 1920 г.). Въ эмиграціи вначалѣ въ Константинополѣ, затѣмъ въ Болгаріи. Въ 1921 г. Зарубежнымъ Сѵнодомъ Русской Православной Церкви (РПЦЗ) назначенъ управляющимъ русскими приходами въ Болгаріи; въ апрѣлѣ того же года назначеніе было утверждено св. патр. Тихономъ, съ титуломъ «епископъ Богучарскій». Магистръ богословія (1937). До 1946 г. членъ русскаго Зарубежнаго Сѵнода. Въ 1946 г. вошелъ въ составъ Московской Патріархіи и принималъ участіе въ Московскомъ совѣщаніи Православныхъ Церквей въ 1948 г., выступая противъ участія въ экуменическомъ движеніи. Скончался 13 (26) февраля 1950 г. въ Софіи. Въ 2002 г. канонизированъ Старостильной Православной Церковью Болгаріи. Осн. труды: «Русская идеологія», сборникъ «Объ истинномъ монархическомъ міросозерцаніи», «О новомъ и старомъ стилѣ», «Новое ученіе о Софіи, Премудрости Божіей», «Защита софіанской ереси протоіереемъ С. Булгаковымъ» и др.

Сочиненія архіеп. Серафима (Соболева)

Архіеп. Серафимъ (Соболевъ) († 1950 г.)
Русская идеологія.

Глава четвертая.
Сущность покаянія для русскихъ людей, принимавшихъ активное и пассивное участіе въ грѣхѣ бунтарства противъ царской самодержавной власти.

Спрашивается, въ чемъ же должно состоять наше покаяніе въ тяжкомъ грѣхѣ бунтарства противъ царской власти?

Такъ какъ не всѣ русскіе люди въ одинаковой степени здѣсь повинны, то это покаяніе не для всѣхъ изъ насъ должно быть одинаковымъ. Для тѣхъ русскихъ людей, которые сознательно и активно шли противъ самодержавной власти нашего Царя — Помазанника Божіяго, требуется въ данномъ случаѣ полное возрожденіе своего духа съ радикальнымъ уничтоженіемъ самой причины страшнаго грѣха — бунтарства противъ священной Богоустановленной власти. Отъ нихъ требуется уничтоженіе въ себѣ невѣрія и стяжаніе, посредствомъ живого общенія съ православной Церковью, благодатной духовной настроенности и жизни для соединенія со Христомъ.

Этимъ русскимъ людямъ надо слѣдовать въ своей жизни ученію св. отцовъ Церкви, которые намъ показываютъ, въ чемъ должно состоять покаяніе. По свидѣтельству св. Исаака Сиріанина, покаяніе состоитъ въ томъ, чтобы «оставить прежнее и печалиться о немъ» [1]. Такъ, въ сущности, опредѣляютъ покаяніе и другіе св. отцы, говоря, что «покаяніе въ томъ состоитъ, чтобы отвращаться отъ грѣха» [2] и «не возвращаться вспять» [3].

Но святые отцы учили, что покаяніе не только есть рѣшительное оставленіе прежнихъ грѣховъ, но и «совершеніе благихъ дѣлъ, противныхъ прежнимъ грѣхамъ» [4], «посредствомъ заповѣдей Христовыхъ» [5], и, конечно, благодати Св. Духа. И самое покаяніе они называли благодатію. «Какъ благодать на благодать, — говоритъ св. Исаакъ Сиріанинъ, — людямъ по крещеніи дано покаяніе; потому что покаяніе есть второе возрожденіе отъ Бога. И то дарованіе, котораго залогъ пріяли мы отъ вѣры, пріемлемъ покаяніемъ. Покаяніе есть дверь милости, отверстая усиленно ищущимъ его; сею дверію входимъ въ Божію милость; кромѣ этого входа, не обрѣтемъ милости» [6].

Этой милостію, даруемою намъ отъ Бога чрезъ покаяніе, по святоотеческому ученію, и является наше воскресеніе еще въ земной жизни, что то же — возрожденіе. «Покаяніе, — говоритъ св. Ефремъ Сиріанинъ — есть древо жизни, воскрешающее мертвыхъ грѣхами..., потому что кого грѣхъ губитъ, тѣхъ оно возсозидаетъ къ Божіей славѣ» [7]. «Когда, по словамъ св. Аввы Исаіи, оставитъ человѣкъ грѣхи свои и обратится къ Богу, то покаяніе возрождаетъ его, какъ говоритъ Апостолъ: якоже облекохомся во образъ перстнаго, да облечемся и во образъ небеснаго (1 Кор. 15, 49). Видишь ли, что Богъ далъ человѣку измѣняться чрезъ покаяніе и совершенно новымъ содѣлываться чрезъ него» [8].

Если русскіе люди, благодаря своему невѣрію, повинные въ активномъ возстаніи противъ самодержавной царской власти, покаятся въ смыслѣ изложеннаго святоотеческаго ученія и тѣмъ самымъ уничтожатъ въ себѣ почву, на которой возросъ и совершился этотъ сатанинскій грѣхъ противленія, то само собою измѣнится ихъ отношеніе къ царской власти изъ отрицательнаго на положительное.

Что же касается множества русскихъ людей, не отступавшихъ отъ православной вѣры, но повинныхъ въ той или иной мѣрѣ въ предательствѣ царя своимъ попустительствомъ, то ихъ покаяніе должно состоять въ открытомъ исповѣданіи истины, что одною изъ основъ возрожденія Россіи является царская самодержавная власть Помазанника Божіяго. Будемъ свидѣтельствовать, что никакая иная форма правленія въ Россіи не пріемлема, что нашъ государственный строй только можетъ быть сообразнымъ православной вѣрѣ русскаго народа, такъ какъ только объ этой власти говорятъ намъ Богооткровенные писатели и св. отцы, какъ о происшедшей отъ Бога, свидѣтельствуютъ о ея неприкосновенности, требуютъ почитанія ея, которое должно выражаться въ нашихъ молитвахъ за царя и его власть, какъ основу благоденственной жизни, и въ нашемъ ей повиновеніи.

О происхожденіи царской власти отъ Бога мы имѣемъ прекрасное, основанное на Св. Писаніи, ученіе Московскаго Митрополита Филарета. Имѣя въ виду слова Ап. Павла: нѣсть бо власть, аще не отъ Бога; сущія же власти отъ Бога учинены сутъ (Рим. 13, 1), онъ говоритъ: «Въ семействѣ должно искать начатковъ и перваго образца власти и подчиненія, раскрывшихся потомъ въ большемъ семействѣ — государствѣ. Именно: отецъ есть... первый властитель... но какъ власть отца не сотворена самимъ отцемъ и не дарована ему сыномъ, а произошла вмѣстѣ съ человѣкомъ отъ Того, Кто сотворилъ человѣка: то и открывается, что глубочайшій источникъ и высочайшее начало первой власти, а слѣдственно и всякой послѣдующей между человѣками власти, есть въ Богѣ — Творцѣ человѣка. Изъ Негоже всяко отечество на небесѣхъ и на земли именуется (Ефес. 3, 15); потомъ, когда сыны сыновъ разродились въ народъ и народы, и изъ семейства возросло Государство, необъятное для естественной власти отца, — Богъ далъ этой власти новый искусственный образъ и новое имя въ лицѣ Царя, и такимъ образомъ Его Премудростію царіе царствуютъ (Прит. 8, 15). Во времена невѣдѣнія, когда люди забыли Творца своего... Богъ — вмѣстѣ съ другими тайнами Своими — и тайну происхожденія предержащей власти даже чувственнымъ образомъ представилъ предъ очами міра въ избранномъ для сего народѣ еврейскомъ; именно: въ патріархѣ Авраамѣ чудесно вновь сотворилъ онъ качество отца и постепенно произвелъ отъ него племя, народъ и царство; Самъ руководилъ патріарховъ сего племени; Самъ воздвигалъ судей и вождей сему народу; Самъ царствовалъ надъ симъ царствомъ (1 Цар. 8, 7); наконецъ, Самъ воцарилъ надъ нимъ царей, продолжая и надъ царями чудесное знаменіе Своей верховной власти. Посему Богъ и называется Царь царствующихъ и Господь господствующихъ, Имже царіе царствуютъ. Вышній владѣетъ царствомъ человѣческимъ и Емуже восхощетъ дастъ е. Господне есть царствіе и Той обладаетъ языки (Псал. 21, 29). Въ руцѣ Господнѣ власть земли, потребнаго воздвигнетъ во время на ней (Сир. 10, 4) [9].

Говоря о происхожденіи отъ Бога царской власти въ ветхозавѣтныя времена, Митр. Филаретъ дополнительно указываетъ, что и въ новозавѣтный періодъ времени царская, уже христіанская, власть, начиная съ Константина, произошла тоже отъ Бога. Это случилось послѣ того, какъ Господь Самъ обратилъ Константина въ христіанскую вѣру передъ битвой его съ Максентіемъ чудеснымъ явленіемъ ему въ солнцѣ креста съ надписью: «Симъ побѣждай». Вслѣдъ за тѣмъ Господь явился Константину во снѣ и повелѣлъ ему сдѣлать знамя, подобное видѣнному на небѣ и употреблять его для защиты отъ враговъ. Св. Константинъ исполнилъ повелѣнное ему отъ Бога, побѣдилъ Максентія, сдѣлался единовластнымъ государемъ римской имперіи и крестился [10].

Тѣмъ же Своимъ дивнымъ промысломъ Господь обратилъ въ православную вѣру и нашего князя Владиміра, основоположника христіанской царской власти въ русскомъ православномъ народѣ.

Ясно отсюда, что и христіанская царская власть получила свое происхожденіе непосредственно отъ Бога, Небеснаго Царя [11].

Нѣтъ нужды доказывать, что Божественное Откровеніе въ своемъ свидѣтельствѣ о происхожденіи царской власти отъ Бога въ то же время говоритъ намъ, что она есть власть самодержавная. Это самодержавіе исходитъ изъ самой природы власти. Вѣдь никто изъ людей, водимыхъ голосомъ разума и совѣсти, не будетъ оспаривать естественное и Божественное право отца налагать свою волю на дѣтей, требовать отъ нихъ ея исполненія и наказывать ихъ за ея нарушеніе. Всякое ограниченіе дѣтьми воли отца и нежеланіе повиноваться ей въ то время, когда она соотвѣтствуетъ волѣ Божіей есть ничто иное, какъ преступленіе. Власть отца по отношенію къ своимъ дѣтямъ является самодержавной.

Такою же самодержавной является и власть царя, ибо онъ получаетъ ее не отъ народа, и потому она не можетъ быть народомъ ограничена и передъ нимъ отвѣтственна. Царская власть, какъ происшедшая отъ Бога, только передъ Нимъ отвѣтственна и можетъ ограничиваться только волей Самого Бога, Его святыми законами, съ которыми она должна строго сообразоваться, не уклоняясь отъ нихъ ни направо, ни налѣво.

Впрочемъ, мы находимъ на это и прямое указаніе Св. Писанія. При установленіи царской власти въ Ветхомъ Завѣтѣ, Господь потребовалъ, чтобы царь былъ полнымъ владыкой израильскаго народа и его повелителемъ. Господь сказалъ израильтянамъ: и вы будете ему раби (1 Цар. 8, 17; срав. главы: 8-12). И будетъ егда сядетъ на престолѣ власти своея, да напишетъ себѣ второзаконіе сіе въ книзѣ отъ жерцевъ левитовъ, и будетъ съ нимъ, и да чтетъ ю во вся дни житія своего, да научится боятися Господа Бога Своего, и хранити вся заповѣди сія, и... творити я: да не возвысится сердце его отъ братіи его, да не преступитъ отъ заповѣдей ни на десно, ни на лѣво, яко да будетъ многа лѣта во власти своей, той и сыны его съ нимъ, въ сынѣхъ израилевыхъ (Втор. 17, 18-20).

Такимъ образомъ, Св. Писаніе, повѣствуя объ учрежденіи царской власти отъ Бога, свидѣтельствуетъ о ея самодержавности. Но вмѣстѣ съ тѣмъ Божественное Откровеніе показываетъ намъ и ея благодѣтельное значеніе для народа. Господь учредилъ самодержавную власть царя для того, чтобы онъ спасалъ израильскій народъ отъ враговъ его (1 Цар. 9, 16). Эта власть обезпечиваетъ тихое и безмолвное житіе... во всякомъ благочестіи и чистотѣ (1 Тим. 2, 1-2), являясь источникомъ временной счастливой, святой и спасительной нашей жизни.

О единодержавной или самодержавной власти царя и о ея великомъ благотворномъ для насъ значеніи учитъ тотъ же Митрополитъ Филаретъ. «Какъ небо, — говоритъ онъ, — безспорно лучше земли, и небесное лучше земного: то такъ же безспорно лучшимъ на землѣ должо быть признано то, что на ней устроено по образу небеснаго, какъ и сказано было Боговидцу Моисею: Виждь да сотвориши по образу, показанному тебѣ на горѣ (Исх. 25, 40), то есть на высотѣ Боговѣдѣнія».

«Согласно съ этимъ Богъ, по образу Своего небеснаго единоначалія, учредилъ на землѣ царя; по образу Своего небеснаго вседержительства, устроилъ на землѣ царя самодержавнаго; по образу Своего царства непреходящаго... поставилъ на землѣ царя наслѣдственнаго».

«Не вдадимся въ область умозрѣній и состязаній, въ которой нѣкоторые люди — болѣе другихъ довѣряющіе своей мудрости — работаютъ надъ изобрѣтеніемъ... лучшихъ, по ихъ мнѣнію, началъ для преобразованія человѣческихъ обществъ... Но еще нигдѣ и никогда не создали они тихаго и безмолвнаго житія... (1 Тим. 2, 2). Они умѣютъ потрясать древнія государства, но не умѣютъ создать ничего прочнаго... Они тяготятся отеческою и разумною властью царя и вводятъ слѣпую и жестокую власть народной толпы и безконечныя распри искателей власти. Они прельщаютъ людей, увѣряя, будто ведутъ ихъ къ свободѣ; а въ самомъ дѣлѣ влекутъ ихъ отъ законной свободы къ своеволію, чтобы потомъ полноправно низвергнуть ихъ въ угнетеніе».

«Надежнѣе самодѣльныхъ умствованій должно учиться царственной истинѣ изъ исторіи народовъ и царствъ... писанной не страстьми человѣческими, а святыми пророками Божіими, то есть — изъ исторіи древле избраннаго и Богоправимаго народа Божія. Эта исторія показываетъ, что лучшее и полезнѣйшее для человѣческихъ обществъ дѣлаютъ не люди, а человѣкъ, не многіе, а одинъ. Такъ:

Какое правительство дало еврейскому народу государственное образованіе и законъ? — Одинъ человѣкъ Моисей.

Какое правительство распоряжалось завоеваніемъ обѣтованной земли и распредѣленіемъ на ней племенъ народа еврейскаго? — Одинъ Іисусъ Навинъ.

Во время судій — одинъ судія спасалъ отъ враговъ и золъ цѣлый народъ».

«Но какъ власть была не непрерывная, а пресѣкалась со смертію каждаго судіи, то, по пресѣченіи единоначалія, народъ приходилъ въ разстройство, благочестіе оскудѣвало, распространялось идолопоклонство и поврежденіе нравовъ; затѣмъ слѣдовали бѣдствія и порабощеніе иноплеменниками. И въ объясненіе такихъ нестроеній и бѣдствій въ народѣ священный бытописатель говоритъ, что въ тыя дни не бяше царя во Израили; мужъ еже угодно предъ очима его, творяше (Суд. 21, 25)».

«Вновь явился одинъ полномощный силою молитвы и дара пророческаго Самуилъ; и народъ огражденъ отъ враговъ, безпорядки прекращены, благочестіе восторжествовало».

«Потомъ, для непрерывнаго единоначалія, Богъ въ народѣ Своемъ поставилъ царя. И такіе цари, какъ Давидъ, Іосафатъ, Езекія, Іосія — представляютъ въ себѣ образцы того, какъ успѣшно самодержавный государь можетъ и долженъ служить къ прославленію Царя небеснаго въ земномъ царствѣ человѣческомъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ — къ утвержденію и охраненію истиннаго благоденствія въ народѣ своемъ...»

«И во времена новой благодати Всепромыслитель Богъ благоволилъ призвать единаго Константина, и въ Россіи единаго Владиміра, которые апостольски просвѣтили свои языческія царства свѣтомъ Христовой вѣры и тѣмъ утвердили незыблемыя основанія ихъ величію».

«Благо народу и государству, въ которомъ единымъ, всеобщимъ и вседвижущимъ средоточіемъ, какъ солнце во вселенной, стоитъ царь, свободно ограничивающій свое неограниченное самодержавіе волею Царя Небеснаго, мудростію яже отъ Бога» [12].

Настоящее свидѣтельство знаменитаго архипастыря Русской Церкви для насъ, въ особенности теперь, является цѣннымъ. Митрополитъ Филаретъ принадлежитъ къ числу такихъ великихъ святителей Православной Церкви, которые насчитываются единицами. Вслѣдствіе обильныхъ поразительныхъ проявленій въ немъ даровъ Св. Духа — мудрости, цѣленія недуговъ, прозорливости, богословскаго вѣдѣнія, а также по святости жизни и аскетическимъ подвигамъ его можно сравнить съ такими великими святителями, какъ Василій Великій, Іоаннъ Златоустъ, Григорій Богословъ. Тѣмъ, чѣмъ они были для всей древней Церкви въ защитѣ православія и насажденіи въ людяхъ чистоты христіанской жизни, тѣмъ явился для Русской Церкви и Митрополитъ Филаретъ.

Въ данныхъ словахъ своихъ онъ не только безподобно изобразилъ все благодѣтельное значеніе царской самодержавной власти въ жизни ветхозавѣтнаго избраннаго и русскаго православнаго народа, но пророчески предрекъ то ужасное угнетеніе, въ которое послѣдній низверженъ нынѣ Богомъ, а лучше сказать — самъ низринулся по допущенію Божіему.

Причемъ здѣсь указана и причина этого несчастія, которая состоитъ въ томъ, что русскіе люди удалились отъ Божественной истины Св. Писанія въ его ученіи о благодѣтельномъ значеніи единодержавной или самодержавной власти. Они восприняли вмѣсто истины діавольскую ложь тѣхъ либеральныхъ русскихъ вождей, вся «мудрость» которыхъ заключалась лишь въ проповѣди разрушительнаго еврейскаго соціалистическаго ученія о призрачныхъ свободахъ. Вся ихъ сила была направлена только на уничтоженіе православной вѣры и основанной на ней нашей царской власти — источника величія и славы Россіи.

Вмѣстѣ съ тѣмъ, изъ настоящихъ словъ Митрополита Филарета мы можемъ черпать для себя и указаніе, чтó слѣдуетъ намъ, русскимъ людямъ дѣлать теперь для спасенія и возрожденія нашей родины. Эти золотыя слова побуждають насъ направить всѣ наши силы къ тому, чтобы у насъ въ Россіи была возстановлена царская самодержавная власть.

И мы не можемъ игнорировать настоящаго призыва нашего великаго архипастыря, ибо призывъ этотъ основанъ на Божественномъ Откровеніи и святоотеческомъ ученіи. Содержаніе словъ Митр. Филарета совпадаетъ по своей сущности и принципіальному значенію, въ частности — съ ученіемъ величайшаго исповѣдника и отца Церкви св. Ѳеодора Студита.

Вотъ какъ учитъ сей св. отецъ о значеніи единодержавной (самодержавной) власти: «Единъ есть Господь, — говоритъ онъ, — и законоположникъ, какъ написано: одна власть и одно Богоначаліе надъ всѣмъ. Это единоначаліе источникъ всякой премудрости, благости и благочинія, простираясь на всѣ, отъ благости Божіей получившія начало, твари, безъ произволенія ихъ, дано по подобію Божію устроять въ порядкахъ жизни своей произвольно только одному человѣку. Ибо божественный Моисей въ описаніи происхожденія міра, изъ устъ Божіихъ исшедшее, приводитъ слово: сотворимъ человѣка по образу Нашему и по подобію (Быт. 1, 26). Отсюда — учрежденіе между людьми всякаго начальства и всякой власти, особенно въ Церквахъ Божіихъ: одинъ патріархъ въ патріархатѣ, одинъ митрополитъ въ митрополіи, одинъ епископъ въ епископіи, одинъ игуменъ въ монастырѣ, и въ мірской жизни, если хочешь послушать, одинъ царь, одинъ полководецъ, одинъ капитанъ на кораблѣ. И если бы во всемъ этомъ не управляла воля одного, то ни въ чемъ не было бы строя и порядка, и не на добро бы это было, ибо разноволіе разрушаетъ все» [13].

Таково ученіе о самодержавной царской власти и ея значеніи въ нашей жизни по даннымъ Божественнаго Откровенія и святоотеческаго ученія. Но это не все. Въ Св. Писаніи мы находимъ ученіе о царѣ, какъ о Помазанникѣ Божіемъ. Избирая въ цари израильскіе Саула, Господь повелѣваетъ пророку Самуилу помазать его елеемъ (1 Цар. 9, 16), что и сдѣлалъ пророкъ, сказавшій Саулу, что его осѣнитъ Духъ Господень. Точно такъ же, когда Господь предопредѣлилъ Давида быть царемъ израильскаго народа, то Онъ повелѣлъ тому же пророку Самуилу помазать его на царство: Наполни рогъ твой елеа, востани, и помажи Давида (Ibid. 16, 1. 12). И послѣ этого помазанія сошелъ на него Духъ Святый, почему въ Библіи и сказано: Помаза его посредѣ братіи его: и ношашеся Духъ Господень надъ Давидомъ отъ того дне (Ibid. 16, 13).

Отсюда ведетъ свое начало таинство мѵропомазанія, которое совершалось надъ царями въ Византіи, а затѣмъ у насъ въ Россіи надъ великокняжескими и царскими самодержцами.

Это помазаніе является многознаменательнымъ по своему значенію фактомъ, одинаково — какъ для царя самодержца, такъ и для его подданныхъ, ибо оно увеличиваетъ его авторитетъ и достоинство, дѣлая его священнымъ и осуществляя надъ нимъ слова Св. Писанія: Вознесохъ Избраннаго отъ людей Моихъ: елеемъ святымъ Моимъ помазахъ его: истина Моя и милость Моя съ нимъ (Пс. 88, 20. 21. 25). Замѣчательно, что Господь за много вѣковъ до поставленія Имъ царя Помазанника Божіяго обѣщалъ Аврааму, несомнѣнно, какъ величайшую для него награду происхожденіе отъ него царей, говоря: Возращу тя зѣло зѣло, и положу тя въ народы, и царіе изъ тебя изыдутъ (Быт. 17, 6) [14]. Это обстоятельство, а также тотъ фактъ, что учрежденіе царя предвозвѣщалось за много вѣковъ прежде еще Аврааму Богомъ, слѣдовательно, есть дѣло Его вѣчнаго предопредѣленія, показываетъ намъ, какъ высоко мыслится въ очахъ Бога достоинство царя Показанника Божіяго. Такое достоинство для насъ должно быть понятнымъ. Черезъ таинство мѵропомазанія царь дѣлается священною особою. Съ этого момента его власть окружается Божественнымъ ореоломъ, что въ особенности важно въ глазахъ вѣрующаго народа для его повиновенія своему царю.

Впрочемъ, не одинъ только священный авторитетъ даетъ царю его помазаніе. Въ послѣднемъ сообщаются ему дары Св. Духа, Его Божественная благодать, необходимая для царскаго управленія, имѣющаго цѣлью не только заботу о земномъ благоденствіи подданныхъ, но преимущественно съ момента его помазанія и заботу о ихъ вѣчномъ спасеніи. Съ этого времени царь своею самодержавною властью обязывается быть покровителемъ Православной Церкви, заботиться о водвореніи мира въ святыхъ Божіихъ Церквахъ, наблюдать за точнымъ исполненіемъ церковныхъ постановленій въ жизни подданныхъ — и мірянами, и духовенствомъ, въ особенности — касательно чистоты православной вѣры, и даже имѣть попеченіе о распространеніи вѣры среди язычниковъ [15].

И эта благодать не воспринималась царями тщетно, если только они ей не противились. Исторія Христіанской Церкви показываетъ намъ, какъ покровительствовали ей цари Помазанники Божіи и какія неисчислимыя услуги оказали ей христіанскіе государи въ борьбѣ съ язычниками и еретиками для торжества православной вѣры. Помазаніе дѣлало ихъ, благодаря ихъ самодержавной власти, могущественнымъ оплотомъ для борьбы со зломъ. Вотъ почему св. Іоаннъ Златоустъ училъ, что царская власть, которая была при немъ, разумѣется, и самодержавной и христіанской, есть именно то начало, которое удерживаетъ пришествіе въ міръ антихриста.

Такъ смотрѣлъ на царскую власть самодержавнаго царя Помазанника и Еп. Ѳеофанъ Затворникъ и другіе свѣтильники нашей Церкви, имѣя въ виду тѣхъ царей, которые своею дѣятельностью оправдывали полученную ими благодать въ таинствѣ мѵропомазанія на царство. Такъ смотрѣли на царей Помазанниковъ Божіихъ и всѣ истинно вѣрующіе русскіе люди, сознавая, что черезъ Богомъ данную царямъ власть ими выполняется ихъ Божественное предназначеніе быть основою благоденствія Россіи, ограждать ее отъ антихристова зла и насаждать въ ней христіанскую жизнь.

Русскіе Государи были покровителями святого православія даже во всей вселенной; и свое великое благотворное вліяніе простирали на весь міръ. Такое благодѣтельное значеніе нашихъ царей сознавалось и иностранцами. Характерно, что наименованіе государя Александра III Миротворцемъ изошло не отъ русскихъ людей, а отъ европейскихъ народовъ. Лѣтъ пять тому назадъ во французскомъ журналѣ «Illustration» была напечатана статья профессора римскаго государственнаго университета историка Феррера, въ которой онъ писалъ, что современный кризисъ и колебаніе міра происходитъ оттого, что въ Россіи не стало вѣнценосныхъ Государей, которые держали въ своихъ рукахъ балансъ мира всѣхъ народовъ земли, и, благодаря могуществу и ихъ стремленію къ миру, Европа за послѣдніе сто лѣтъ могла спокойно заниматься научнымъ прогрессомъ и вмѣстѣ съ Америкой и другими странами обогащаться въ своей промышленной и хозяйственной жизни.

Нѣкогда прор. Исаія сказалъ: сице глоголетъ Господь Богъ помазанному Моему Киру (Ис. 46, 1). Обращаясь къ Киру, царю персидскому, и объявляя его имя, Господь называетъ его Своимъ помазанникомъ тогда, когда онъ еще не родился. Называетъ Кира своимъ помазанникомъ, не потому, что надъ Киромъ будетъ совершено помазаніе, которое совершалось надъ царями израильскаго народа, но въ смыслѣ предызбранія его для возвращенія іудеевъ изъ плѣна вавилонскаго въ ихъ родную землю. «Богъ, — говоритъ Митр. Московскій Филаретъ, — назначилъ Кира для исполненія судьбы Своей и возстановленія избраннаго народа израильскаго; сею Божественною мыслію, такъ сказать, помазалъ духъ Кира еще прежде, нежели произвелъ его на свѣтъ: и Киръ хотя не знаетъ, кѣмъ и для чего помазанъ, движимый сокровеннымъ помазаніемъ, совершаетъ дѣло царствія Божіяго. Какъ могущественно помазаніе Божіе! Какъ величественъ помазанникъ Божій! Онъ есть живое орудіе Божіе, сила Божія исходить чрезъ него во вселенную и движетъ большую или меньшую часть рода человѣческаго къ великой цѣли всеобщаго совершенія» [16].

Если Киръ, царь языческій, не получивши помазанія съ дарами Св. Духа и даже не знавшій истинного Бога, но, какъ послушное орудіе Божественной силы, имѣлъ такое великое значеніе для жизни избраннаго народа и большей части міра, то какая же величайшая Божественная сила дѣйствовала чрезъ помазаніе Св. Духа въ нашихъ царяхъ Помазанникахъ Божіихъ и какое благодѣтельное значеніе имѣли они для новаго Израиля — избраннаго русскаго народа, и для всего міра. Да, русская либеральная интеллигенція не хотѣла видѣть этой силы въ нашихъ царяхъ Помазанникахъ Божіихъ. Но діаволъ видѣлъ и чувствовалъ эту силу и потому со всѣмъ своимъ адомъ, при содѣйствіи противоцерковнаго русского общества, съ неистовствомъ возсталъ на нее. Въ теченіе многихъ лѣтъ сатанинскимъ кровавымъ терроромъ онъ изгонялъ ее съ русской земли; и, наконецъ, руками представителей народа — членовъ Государственной Думы и другихъ враговъ Россіи погубилъ носителя сей Божественной силы — русскаго царя, а вмѣстѣ съ нимъ, — русское государство. Пусть современная жизнь въ Россіи и всеобщая растерянность народовъ міра свидѣтельствуютъ, какую великую силу для своего народа и для вселенной имѣлъ нашъ царь, который соединялъ въ себѣ и самодержавную власть, и благодать Св. Духа, какъ Помазанникъ Божій, согласно ученію Св. Писанія.

Но и этимъ еще не исчерпывается Богооткровенное ученіе о царской власти. Здѣсь мы находимъ, наконецъ, и ученіе объ отношеніи подданныхъ къ сей власти. Это отношеніе, какъ свидѣтельствуетъ Слово Божіе, опредѣляется заповѣдями, данными людямъ отъ Бога или чрезъ Его Пророковъ и Апостоловъ, или непосредственно отъ Самого Господа нашего Іисуса Христа. Богъ намъ повелѣваетъ, во-первыхъ, не прикасаться къ Его Помазанникамъ и, во-вторыхъ, оказывать царю почтеніе, которое должно выражаться нашими о немъ молитвами и повиновеніемъ ему.

Еще въ Ветхомъ Завѣтѣ Господь чрезъ Своего Пророка сказалъ: не прикасайтеся помазаннымъ Моимъ (1 Пар. 16, 22). Здѣсь повелѣваетъ Господь подданнымъ царя оградить его власть отъ всего того, что ее колеблетъ и даже уничтожаетъ; и прежде всего — чтобы она была неприкосновенна отъ недовольства и осужденія съ ихъ стороны, такъ какъ послѣднее колеблетъ авторитетъ царской власти, расшатываетъ ее, а вмѣстѣ съ нею и государство. По словамъ Митрополита Филарета, тогда «государство будетъ подобно городу, построенному на огнедышущей горѣ: что будутъ значить всѣ его твердыни, когда подъ ними будетъ скрываться сила, могущая каждую минуту все превратить въ развалины? Подвластные, которые не признаютъ священной неприкосновенности владычествующихъ, надеждою своеволія побуждаются домогаться своеволія; а власть, не увѣренная въ своей неприкосновенности, самою заботою о собственной безопасности побуждается домогаться преобладанія: въ такомъ положеніи государство колеблется между крайностями своеволія и преобладанія, между ужасами безначалія и угнетенія и не можетъ утвердить въ себѣ послушной свободы, которая есть средоточіе и душа жизни общественной» [17].

Русскіе люди по горькому опыту теперь знаютъ, къ какимъ гибельнымъ послѣдствіямъ для русскаго государства привело ихъ недовольство царскою властію, ихъ открытое осужденіе Императора Николая II, добраго и православнаго царя.

Конечно, не этимъ только осужденіемъ власти подвластные царю могутъ нарушать данную Божественную заповѣдь. «Прикосновеніе» къ Помазаннику Божіему происходитъ и чрезъ ограниченіе самодержавной, данной ему отъ Бога, царской власти въ пользу народоправства. И мы знаемъ, съ какимъ неистовствомъ русскіе люди домогались, изъ-за рабскаго подраженія европейскимъ народамъ, этого ограниченія. Въ результатѣ было то, что эти либеральныя домогательства также способствовали гибели Россіи. Иначе не могло и быть, ибо, являясь вопіющимъ нарушеніемъ Божественной заповѣди о неприкосновенности Помазанниковъ Божіихъ, стремленія русскихъ людей къ ограниченію самодержавной власти царя были тяжкимъ грѣхомъ отверженія ими, вмѣстѣ съ этою заповѣдію, и Самого Бога. Преступно было русскимъ православнымъ людямъ стремиться къ устройству своего государственнаго правленія по образцу конституціонныхъ и республиканскихъ правленій Европы въ то время, какъ мы должны были руководствоваться своею православною вѣрою, которая повелѣваеть намъ сообразовать свою жизнь во всѣхъ ея областяхъ съ Божественнымъ Откровеніемъ и основаннымъ на немъ святоотеческимъ ученіемъ.

Нѣтъ нужды говорить, какимъ ужаснымъ «прикосновеніемъ» къ Помазаннику Божіему является низверженіе подданными своего царя. Здѣсь нарушеніе данной Божественной заповѣди достигаетъ по своей преступности высочайшей степени, почему и влечетъ за собою разрушеніе самого государства [18]. Все это произошло въ жизни нашего отечества. И мы по горькому своему опыту и во всей полнотѣ знаемъ всю гибельность и для себя, и для Россіи отверженія людьми сей Божественной заповѣди.

Что касается положительной заповѣди, опредѣляющей наше отношеніе къ царю и повелѣвающей намъ почитать царскую власть, то она дана Самимъ Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ въ Его словахъ: воздадите кесарево кесареви, и Божія Богови (Матѳ. 22, 21). Весьма сходственнымъ этимъ Божественнымъ словамъ является изреченіе св. Ап. Петра, сказавшаго: Бога бойтеся, царя чтите (1 Петр. 2, 17).

Удивительно, что эта Божественная заповѣдь о почитаніи царя была дана въ то время, когда цари были язычниками и даже гонителями христіанства. Въ частности, при Ап. Петрѣ въ Іудеѣ царствовалъ Иродъ, о которомъ Дѣянія Апостольскія говорятъ: возложи Иродъ царь руцѣ озлобити нѣкія иже отъ церкве. Уби же Іакова брата Іоаннова мечемъ. И видѣвъ, яко годѣ есть іудеемъ, приложи яти и Петра: его же и емь всади въ темницу (Дѣян. 12, 1-4). Какъ видно изъ Дѣяній, Петръ былъ бы казненъ Иродомъ, если бы Ангелъ Господень чудесно не избавилъ его изъ темницы и отъ рукъ Иродовыхъ. Кромѣ того, Петръ былъ предувѣдомленъ отъ Самого Христа о предстоящей ему мученической смерти отъ римскихъ властей, и, несмотря на все это, Ап. Петръ проповѣдуетъ почтеніе къ царю.

Еще болѣе удивительнымъ можетъ намъ показаться увѣщаніе Ап. Павла молиться за современныхъ ему царей, въ чемъ прежде всего и должно выражаться почтеніе къ нимъ со стороны вѣрующихъ. Въ своемъ посланіи Епископу Ефесской церкви Тимоѳею онъ пишетъ: молю убо прежде всѣхъ творити молитвы, моленія, прошенія, благодаренія, за вся человѣки, за царя, и за всѣхъ, иже во власти суть, да тихое и безмолвное житіе поживемъ во всякомъ благочестіи и чистотѣ (1 Тим. 2, 1-2).

Такимъ образомъ, св. Ап. Павелъ не только увѣщаваетъ христіанъ творить молитвы за царей-язычниковъ, но и благодарить за нихъ Бога. Для рѣшенія этихъ недоумѣній обратимся къ словамъ того же Митр. Филарета.

«Неужели, — спрашиваетъ онъ, — гонители и гоненія могутъ быть предметомъ даже благодарности? — Недоумѣніе это будетъ устранено, если примемъ въ разсужденіе, что святый Апостолъ есть не просто наставникъ, но наставникъ богодухновенный. Христосъ Спаситель и всѣмъ христіанамъ для важныхъ случаевъ, когда имъ нужно съ особенною вѣрностію и твердостію изрещи или засвидѣтельствовать истину Христову, далъ такое обѣтованіе: не вы будете глаголющіи, но Духъ Отца вашего глаголяй въ васъ (Матѳ. 10, 20). Безъ сомнѣнія, даръ этотъ въ преимущественной силѣ и полнотѣ данъ былъ Апостолу, какъ провозвѣстнику Христова ученія для вселенской Церкви. Итакъ, святый Павелъ пишетъ наставленіе Ефесской Церкви; а Духъ Святый въ то же время благоизволяетъ чрезъ него написать наставленіе Церкви вселенской... Павелъ видитъ современный мракъ царствъ языческихъ, а Духъ въ немъ Божій провидитъ будущій свѣтъ царствъ христіанскихъ. Взоръ богодухновеннаго проницаетъ будущіе вѣки, встрѣчаетъ Константина, умиротворяющаго Церковь и освящающаго вѣрою царства; видитъ Ѳеодосія, Юстиніана — защищающихъ Церковь отъ ересей; конечно, видитъ далѣе и Владиміра, Александра Невскаго и другихъ распространителей вѣры, защитниковъ Церкви, охранителей православія. Послѣ этого не удивительно, что святый Павелъ пишетъ: молю творити не только молитвы, но и благодаренія за царя и за всѣхъ иже во власти суть, потому что будутъ цари и власти не только такіе, за которыхъ надобно молиться со скорбью... но и такіе, за которыхъ, какъ за драгоцѣнный даръ Божій, должно благодарить съ радостію» [19].

Такимъ образомъ, изъ объяснительныхъ словъ Митр. Филарета видно, что Ап. Павелъ въ своемъ Богодухновенномъ увѣщаніи — возносить молитвы и благодаренія за царя, имѣлъ въ виду вообще царскую власть, соотвѣтствующую своему Божественному предназначенію — быть источникомъ безмятежной и спасительной жизни для членовъ государства.

Но такъ какъ это увѣщаніе не даетъ основанія полагать, что этихъ молитвъ и благодареній не слѣдуетъ совершать въ отношеніи царей-язычниковъ и гонителей, то въ данномъ случаѣ нужно имѣть въ виду слова Митр. Филарета, свидѣтельствующія, что такія молитвы и благодаренія допускались христіанами Ефесской Церкви, но «со скорбію». Это наблюдается и нынѣ — въ Русской Зарубежной Церкви, которая также молится со скорбію, умоляя Бога о вразумленіи безбожной власти въ Россіи или же объ освобожденіи отъ нея нашего отечества.

Изъ тѣхъ же объяснительныхъ словъ Митр. Филарета явствуетъ, какой великій грѣхъ совершилъ русскій народъ, предавшій своего царя Помазанника Божіяго, который не только не имѣлъ ничего общаго съ царями язычниками и гонителями, но, какъ православный и благочестивый Государь, былъ источникомъ благоденственной и спасительной для насъ жизни. Вмѣсто того, чтобы день и ночь возсылать о немъ свои благодарственныя молитвы, русскіе люди допустили его низложеніе на свою собственную и всероссійскую гибель.

Другимъ выраженіемъ почитанія царя подданными является ихъ повиновеніе ему. Въ своемъ первомъ посланіи Ап. Петръ говоритъ: повинитеся убо всякому человѣчу созданію Господа ради: аще царю, яко преобладающу, аще ли же княземъ, яко отъ него посланнымъ, во отмщеніе убо злодѣемъ, въ похвалу же благотворцемъ (1 Петр. 2, 13-14).

Итакъ, по ученію Апостола, надо повиноваться царю ради Господа. Разумѣется, существуютъ и другіе мотивы для этого повиновенія. Можно повиноваться царю въ силу эгоистическихъ побужденій, изъ-за личныхъ интересовъ, — ради страха быть наказанными, ради тѣхъ или другихъ выгодъ, наградъ и почестей. Можно повиноваться царю ради любви къ нему, какъ повинуются дѣти своимъ родителямъ, или ради любви къ отечеству, которая движется нашею благодарностью за то, что государство доставляетъ намъ источники пропитанія, личную безопасную жизнь, образованіе и многія другія нужныя намъ житейскія блага. Можно повиноваться царю, какъ источнику порядка, благоденствія и могущества государства, какъ къ основѣ благополучія и личнаго счастія всѣхъ его гражданъ.

Но обо всѣхъ этихъ мотивахъ не говорится въ словахъ апостольскихъ. Не говорится по той причинѣ, что они не представляютъ собою прочныхъ основаній для нашего повиновенія царю, ибо въ чрезвычайныхъ, катастрофическихъ обстоятельствахъ жизни государства настоящіе мотивы не могутъ дать должной силы подданнымъ удержаться въ повиновеніи царской власти и сохранить страну отъ гибели.

Мы, русскіе люди, это хорошо знаемъ въ силу того же своего горькаго опыта. Всѣ второстепенные мотивы для повиновенія нашему Государю Императору Николаю II предъ его отреченіемъ были у насъ въ той или иной мѣрѣ на лицо. Но когда совершилось чудовищное преступленіе, и съ головы Государя русскіе люди сбросили царскій вѣнецъ, то указанные мотивы къ повиновенію царю оказались паутиной: любовь къ родинѣ и Государю молчала, и онъ былъ оставленъ безъ защиты и преданъ на величайшія нравственныя муки съ своей семьей.

Ясно, что высшимъ и самымъ прочнымъ мотивомъ для истиннаго и неизмѣннаго повиновенія является тотъ, о которомъ говоритъ Ап. Петръ, призывая насъ повиноваться царю ради Господа, точнѣе — ради православной вѣры въ Него.

Только вѣра православная можетъ побудить насъ неуклонно повиноваться царю, его власти и всѣмъ поставленнымъ отъ него властямъ, ибо она говоритъ намъ о небесномъ происхожденіи царской власти въ словахъ Св. Писанія: владѣетъ Вышній царствомъ человѣческимъ и емуже восхощетъ дастъ (Дан. 4, 29). Имъ царіе царствуютъ и... вельможи величаются (Прит. 8, 15-16); нѣсть бо власть аще не отъ Бога (Рим. 13, 1), и каждый начальникъ Божій слуга есть, поставленный надъ нами для нашего же блага (Рим. 13, 4).

Только православная вѣра одна можетъ побудить насъ повиноваться властямъ (Рим. 13, 1) не только благимъ и кроткимъ, но и строптивымъ (1 Петр. 2, 18), ибо она угрожаетъ небеснымъ гнѣвомъ (Ефес. 5, 6) непокоряющемуся властямъ, какъ преступнику, который Божію повелѣнію противляется (Рим. 13, 2).

Только одна вѣра православная можетъ заставить насъ повиноваться властямъ, какъ должно — по совѣсти (Рим. 13, 5), а не изъ-за страха и какихъ-либо корыстныхъ видовъ, ибо она предписываетъ намъ служить имъ, не какъ людямъ, а какъ Самому Господу, и творить ихъ волю, какъ волю Божію (Ефес. 6, 5-7).

Только православная вѣра, наконецъ, заставляетъ насъ любить своего царя истинною, неотпадающею любовію, побуждающею насъ жертвовать собой, страдать и умирать за него, ибо она повелѣваетъ намъ смотрѣть на царя, какъ на Помазанника Божіяго, какъ на отблескъ Божественной славы и величія, а на законы, имъ изданные, какъ на святыню. «Тамъ, — говоритъ Митр. Филаретъ, — гдѣ разумъ и воля человѣческіе покорны вѣрѣ евангельской — подданные чтутъ и гражданскіе законы, какъ святыню, благоговѣютъ передъ властію, какъ предъ Божественнымъ учрежденіемъ; а гдѣ оскудѣваетъ это небесное чувство, гдѣ умы, къ несчастію общества, заражаются невѣріемъ, — тамъ не уважаются и общественныя учрежденія, тамъ покорность властямъ кажется тяжкимъ игомъ: тамъ не можетъ быть общественнаго благоденствія» [20].

Такъ, въ строгомъ соотвѣтствіи съ православною вѣрою, относился къ царю и почиталъ его нашъ русскій православный народъ. Очень хорошо объ этомъ почитаніи сначала великаго князя, а затѣмъ царя, свидѣтельствуетъ наше русское народное творчество, дошедшее до насъ въ наиболѣе живыхъ образцахъ своихъ — пѣсняхъ, сказкахъ, пословицахъ, присловіяхъ и поговоркахъ. Здѣсь, при помощи богатаго русскаго языка, сильнаго по своей образности, простотѣ и мѣткости въ опредѣленіяхъ, передается сущность Богооткровеннаго ученія о царской власти, изложеннаго нами выше. И это естественно, ибо въ основу своего культурнаго развитія русскимъ народомъ было положено Священное Писаніе. Богооткровенныя истины были глубоко укоренены въ умахъ и сердцахъ нашихъ предковъ святою Церковію. Эти истины и выразилъ нашъ народъ въ краткихъ изреченіяхъ своей народной мудрости. Обратимся къ этимъ изреченіямъ.

«Государь — батюшка, надежа православный царь», «Царь — отъ Бога приставъ», «Царь земной — подъ Царемъ Небеснымъ ходитъ». Нетрудно понять, что въ эти немногія слова русскій народъ вложилъ усвоенную имъ Богооткровенную истину, что царь, какъ отецъ подданныхъ, получилъ свою власть непосредственно отъ Бога, что онъ отъ Него поставленъ управлять земнымъ царствомъ, и потому непосредственно Имъ управляется (ходитъ).

Еще больше мы находимъ изреченій, въ которыхъ выразилъ русскій народъ свой взглядъ на царя, какъ на самодержавнаго своего верховнаго повелителя, никѣмъ изъ людей неограниченнаго въ своей власти.

«Одному Богу Государь отвѣтъ держитъ». «Никто, какъ Богъ и Государь». «Народъ — тѣло, царь — голова». «Царское осужденіе — безсудно».

Очень хорошо въ этихъ изреченіяхъ выражается взглядъ русскаго народа на царя, какъ на Помазанника Божіяго, какъ на священное лицо, призванное Богомъ творить Божественную правду, изливать на народъ Божественную милость и даже ходатайствовать предъ Богомъ за грѣхи всего народа своими могущественными молитвами. «Правда Божія — судъ царевъ». «Царево око видитъ далеко». «За Богомъ молитва, а за царемъ служба не пропадаетъ». «Гдѣ царь — тутъ и правда». «Нѣтъ больше милосердія, чѣмъ въ сердцѣ царевомъ». «Богъ милостивъ, а царь жалостливъ». «Богъ помилуетъ, царь пожалѣетъ». «Какъ весь народъ вздохнетъ — до царя дойдетъ». «Народъ согрѣшитъ, царь умолитъ; а царь согрѣшитъ, — народъ не умолитъ».

Есть въ народномъ творчествѣ и такія изреченія, которыя требуютъ царской неприкосновенности и настолько, что не позволяютъ подданнымъ касаться особы царя даже осудительною мыслью, относя недостатокъ царскаго правленія не къ нему, а къ его окруженію: «Никто противъ Бога, никто противъ царя». «Изъ-за тына (разумѣется — царскихъ приспѣшниковъ, ближнихъ людей и временщиковъ) и царю не видать». «Царскія милости въ боярское рѣшето сѣются». «Жалуетъ царь, да не жалуетъ псарь». «Не царь гнететъ, а временщикъ».

Есть здѣсь изреченія, въ которыхъ царь изображается не только, какъ милующій, но и какъ карающій преступниковъ смертною казнью. «Гдѣ царь — тутъ и гроза». «Близъ царя — близъ смерти». «Царь — не огонь, да ходя близъ него — опалишься». «Гнѣвъ царевъ — посолъ смерти». «До царя дойти — голову нести (повинную)». Но и тогда русскій народъ былъ далекъ отъ осужденія царя. Въ этихъ случаяхъ отвѣтственность въ глазахъ русскихъ людей всецѣло относилась къ преступникамъ, какъ «ослушникамъ, волкамъ стада государева, царскому добру досадителямъ».

Всѣ вышеприведенныя изреченія нашего народнаго творчества ярко свидѣтельствуютъ о глубокомъ и благоговѣйномъ почитаніи русскимъ народомъ своего царя. Но это почитаніе переходило въ изумительную любовь къ царю, которая побуждала подданыхъ прилагать къ царской личности самыя трогательныя, ласковыя наименованія, отдавать всю свою жизнь ему на служеніе и всегда мыслить себя и царя, какъ одно нераздѣльное цѣлое, въ убѣжденіи, что Россіи нельзя быть безъ царя. Вотъ какъ эта любовь, съ такою беззавѣтною преданностію русскаго народа, изображается по дошедшимъ до насъ памятникамъ:

«Бѣлый царь — красно солнышко, царь — ласковый, славный, грозный, великій». «Свѣтится солнышко на небѣ, а русскій царь на землѣ». «Ясныя очи государевы — очи соколиныя», которыя силою своего проникновенія видятъ, кто «народу и государю — другъ, кто ворогъ». «Жить — царю служить». «Душой — Божій, тѣломъ — государевъ». «Русской землѣ нельзя безъ Государя быть». «Безъ Бога свѣтъ не стоитъ, безъ царя — страна не правится».

Правда, здѣсь, въ приведенныхъ нами изреченіяхъ народной мудрости, нѣтъ такихъ, которыя говорили бы о необходимости молиться за царя и повиноваться ему, что составляетъ, какъ видѣли мы, неотъемлемую часть въ ученіи Священнаго Писанія о почитаніи царя. Но приведенныя нами изреченія о великой любви русскаго народа къ царю своему свидѣтельствуютъ, что эта молитва и это повиновеніе были въ самой жизни нашихъ предковъ. Это естественно, ибо, по ученію св. Максима Исповѣдника: «кого мы любимъ, о томъ всегда помышляемъ и прежде всего поминаемъ въ своихъ молитвахъ». А по ученію Христа, — кого мы любимъ, того волю мы всегда исполняемъ: Аще кто любитъ Мя, слово Мое соблюдетъ (Іоан. 14, 23).

Такъ относились къ своему царю наши предки, по свидѣтельству дошедшихъ до насъ образцовъ народнаго творчества. Такъ относился нашъ народъ къ царю, въ лицѣ истинныхъ сыновъ Россіи, и не въ далекой древности, а совсѣмъ еще недавно. Какъ и раньше, въ глазахъ вѣрующихъ русскихъ людей царь былъ не простымъ человѣкомъ, а Помазанникомъ Божіимъ, образомъ Божественной небесной власти, Царемъ-Батюшкой, воплощеніемъ правды и милости Божіей на землѣ. Истинно-русскіе люди не могли безъ слезъ смотрѣть на него. Когда приходилось русскому царю быть среди народа, всѣ тѣснились къ нему, никому не хотѣлось оставить его, лишиться радости его лицезрѣнія, и считали великимъ для себя счастьемъ къ нему прикоснуться. Нерѣдко, при встрѣчѣ Государя, русскіе простые люди отъ восторга и умиленія не могли стоять на ногахъ, произнести слово и невольно опускались на землю вмѣстѣ съ хлѣбомъ и солью, которые держали въ рукахъ.

Такимъ образомъ, сама жизнь показывала, какимъ великимъ и безцѣннымъ даромъ Божіимъ былъ для Россіи нашъ самодержавный царь Помазанникъ Божій. Онъ не на словахъ, а въ дѣйствительности былъ главою и душою русскаго народа. Не стало этой души, не стало и Россіи.

Такое наименованіе русскаго царя мы заимствовали отъ того же Митрополита Московскаго Филарета, который говорилъ: «Самодержавіемъ — Россія стоитъ твердо. Царь, по истинному о немъ понятію, есть глава и душа царства. Законъ, мертвый въ книгахъ, оживаетъ въ дѣяніяхъ, а верховный государственный дѣятель, возбудитель и воодушевитель подчиненныхъ дѣятелей — есть царь» [21].

И какъ права была русская народная мудрость, сказавшая: «Русской землѣ нельзя безъ Государя быть».

Примѣчанія:
[1] «Добротолюбіе», т. V, стр. 395, М., 1889 г.
[2] Ibid., т. I, стр. 372: Ученіе св. Аввы Исаіи.
[3] Ibid., стр. 24: Ученіе св. Антонія Великаго.
[4] Ibid., т. II, стр. 495: Ученіе св. Ефрема Сиріанина.
[5] Ibid., т. I, стр. 49: Ученіе св. Марка Подвижника.
[6] Творенія св. Исаака С., слово 83, стр. 428.
[7] «Добротолюбіе», т. II, стр. 349.
[8] Ibid., стр. 413; ср. твор. св. Сѵмеона Н. Б.; Вып. I; сл. 30-е, стр. 118-119. Москва. 1882 г.
[9] «Христіанское ученіе о царской власти изъ проповѣдей Филарета Митрополита Московскаго», стр. 6-7, М., 1901 г.
[10] Евсевій, «О жизни Константина», кн. I, гл. 28-29.
[11] «Христ. ученіе о царской власти», Митр. Филаретъ, стр. 13-14.
[12] Ibid., стр. 15-17.
[13] «Добротолюбіе», т. IV, изд. 2-ое, Москва 1901 г., стр. 93.
[14] Слова и рѣчи Филарета Митр. Московскаго, изд. 2, ч. II. Москва 1848 г., стр. 170-171.
[15] Проф. Кургановъ, «Отношенія между Церковью и гражданской властью». Казань, 1880 г., стр. 50.
[16] «Христ. ученіе о царской власти», Митр. Филаретъ, стр. 27.
[17] Ibid., стр. 25-26.
[18] Ibid., стр. 28.
[19] Ibid., стр. 34-35.
[20] Ibid., стр. 43-44.
[21] «Изъ государственнаго ученія Филарета Митрополита Московскаго», изд. И. Н. Каткова.

Источникъ: Архіепископъ Серафимъ (Соболевъ). Русская идеологія. — Софія: Тип. «Рахвира», 1939. — С. 83-106.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.