Церковный календарь
Новости


2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
2018-08-07 / russportal
Свт. Іоаннъ. "Взойдите на гору и несите дерева и стройте храмъ" (1994)
2018-08-07 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 76-е (3 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 15 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
Исторія Русской Церкви.

Часть первая.
Устройство Русской Церкви.

Русская Церковь была устроена въ видѣ особой митрополіи Константинопольскаго патріарха. Отношеніе митрополита всей Россіи къ послѣднему выражало не столько подчиненность митрополита патріарху, сколько союзъ младшей Церкви со старшей. Самое значительное вліяніе патріарха на состояніе митрополіи русской выражалось въ томъ, что онъ пользовался правомъ избирать и поставлять митрополита всей Руси. Но послѣ посвященія онъ предоставлялъ предстоятелю русской Церкви управлять дѣлами ея по наставленіямъ Духа Утѣшителя и законовъ православной Церкви. Митрополитъ чтилъ въ патріархѣ духовнаго отца, но и самъ былъ отцемъ своей паствы. Русская митрополія была на правахъ митрополіи-экзархіи, а отдаленность ея отъ Цареграда и независимое политическое бытіе Руси заставляли предоставлять русскому митрополиту даже болѣе, чѣмъ пользовались экзархіи Греціи. Патріархъ присылалъ ему грамату за свинцовою печатію, — честь, какой удостаивались только патріархи и коронованныя лица. Вмѣстѣ съ тѣмъ, митрополитъ былъ въ постоянной связи съ патріархомъ. Онъ обращался къ нему въ спорныхъ случаяхъ. Понятно, что, если бы митрополитъ подвергся какому-либо нареканію, судъ надъ нимъ принадлежалъ патріарху и его собору. Митрополиты, когда дозволяли обстоятельства, бывали на константинопольскихъ соборахъ. Отмѣчено присутствіе ихъ на соборахъ въ 1067, 1099 и 1155 годахъ. Лѣтопись отмѣчаетъ также поѣздку въ 1073 г. въ Константинополь митр. Георгія.

Первымъ русскимъ митрополитомъ былъ Св. Михаилъ, по происхожденіию сиринъ, просвѣтитель земли нашей, подражатель Апостоламъ въ вѣрѣ и благочестіи. Скончался онъ въ 991 г. Преемникъ его былъ Леонъ или Левъ (именуется и Леонтіемъ), съ особеннымъ стараніемъ выбранный патр. Николаемъ Хризовергомъ. Онъ извѣстенъ, какъ писатель, составившій полемическое сочиненіе противъ латинянъ. Имъ оказывалось содѣйствіе Св. кн. Владиміру въ крещеніи Руси. Имъ учреждено было церковное управленіе, открыты епархіи и поставлены епископы. Умеръ онъ послѣ 1004 г. и до 1008 г.

Среди знаменитѣйшихъ возглавителей русской Церкви были: Иларіонъ, о которомъ говорилось выше. Св. Іоаннъ II (приблизительно съ 1077 г., скончался въ 1089 г.), заслужившій, по отзыву архіеп. Филарета, имя добраго, какъ по сердечной добротѣ своей, такъ и по полезнымъ распоряженіямъ. Преп. Несторъ говоритъ о немъ: «подобнаго ему еще не было въ Руси, да и не будетъ. Былъ мужъ, свѣдущій въ книгахъ, искусный въ ученіи, милостивый къ убогимъ и вдовицамъ, равно ласковый къ богатому и бѣдному, смиренный и молчаливый, владѣвшій даромъ слова, и утѣшавшій святыми бесѣдами печальныхъ». Имъ написано обоснованное каноническое сочиненіе. Слова лѣтописца надо понимать такъ: молчаливъ на пустяшныя рѣчи, а рѣчистъ на учительныя. Никифоръ I (1104-1121), изъ малоазійскихъ грековъ, извѣстный своими посланіями къ Владиміру Мономаху, ближайшимъ совѣтникомъ котораго онъ былъ. Извѣстенъ также преемникъ Иларіона Ефремъ. Любимецъ и казначей вел. кн. Изяслава Ярославича, онъ явился изъ дворца въ пещеру Преп. Антонія и «умолялъ старца о милости быть ему черноризцемъ». Онъ былъ постриженъ Преп. Никономъ, что вызвало сильный гнѣвъ Изяслава. Ефремъ, спустя недолгое время, отправился въ Константинополь изучать монашескую жизнь. Вернувшись оттуда, онъ принесъ съ собою знаніе устава монашеской жизни, благочинія церковнаго и архитектуры церковной. Онъ управлялъ дѣлами митрополіи при простомъ, больномъ и некнижномъ митр. Іоаннѣ III. Въ 1090 г. Ефремъ уже называется митрополитомъ, оставаясь жить въ любимомъ имъ Переяславлѣ. Онъ украсилъ храмами Переяславль и отдаленный Суздаль. Имъ заведены были въ разныхъ мѣстахъ больницы, гдѣ безмездно пользовались больные. Онъ получилъ отъ Христа даръ творить чудеса при жизни и послѣ смерти, послѣдовавшей въ 1096 г. Бл. Кириллъ II — «учителенъ зѣло и хитръ ученью божественныхъ книгъ», прибывшій изъ Греціи въ Кіевъ въ 1224 г. Это было тяжелое время перваго пораженія, понесеннаго русскими отъ татаръ. Не прекращались и княжескіе раздоры. Кириллъ долженъ былъ ѣздить изъ одного края земли въ другой, чтобы погашать враждующій духъ князей, что не всегда ему удавалось. Въ Кириллѣ видѣли князья пастыря просвѣщеннаго, мужа жизни евангельской, и однако порою не слушались его. Въ 1228 г. «Кириллъ, митрополитъ преблаженный и святый», не смогъ примирить волынскихъ и галичскихъ князей. Въ 1230 г. онъ, вмѣстѣ съ черниговскимъ еп. Порфиріемъ и нѣсколькими игуменами, пріѣзжалъ во Владиміръ мирить вел. кн. Св. Георгія Всеволодовича и брата его съ черниговскимъ княземъ. Это ему удалось. Скончался въ 1233 году.

Въ числѣ митрополитовъ кіевскихъ до-монгольскаго періода (числомъ 21 безъ Іосифа) только двое были природными русскими, избранными и поставленными въ самой Россіи. Обычно же митрополиты избирались и посвящались въ Константинополѣ. Какъ упоминалось раньше, первымъ русскимъ митрополитомъ былъ Иларіонъ (1051-1055). Ярославъ почиталъ очень послѣдняго, какъ пастыря строго подвижнической жизни, блестяще талантливаго и высоко образованнаго. Ему могло казаться обиднымъ для русской чести, чтобы, обходя такое свѣтило, посылать за митрополитомъ въ Грецію. Тогда еще свѣжи были воспоминанія о войнѣ съ Византіей, когда греки ослѣпили русскихъ плѣнныхъ. Видимо это поставленіе не вызвало осложненій съ греками: Ярославъ женилъ своего любимаго сына, Всеволода, на Греческой царевнѣ. Въ дальнѣйшемъ само собою возстановился прежній порядокъ. Упоминавшійся выше Ефремъ, видимо, только правилъ митрополіей, будучи епископомъ Переяславльскимъ.

Въ 1145 г., въ правленіе вел. кн. Всеволода Олеговича, внука Святослава Ярославича, митр. Михаилъ II, занимавшій каѳедру 14-16 лѣтъ, оставилъ Кіевъ и удалился въ Константинополь. Патріархъ медлилъ назначеніемъ новаго митрополита, возможно недовольный междоусобіями князей, отражавшимися и на положеніи главы русской Церкви. Замѣнившій Всеволода, вел. кн. Изяславъ II Мстиславовичъ (родоначальникъ линіи князей Волынскихъ), недовольный промедленіемъ и знавшій о тогдашнихъ безпорядкахъ на патріаршемъ престолѣ, созвалъ въ 1147 г. въ Кіевѣ соборъ епископовъ для избранія новаго митрополита. На соборѣ возникли споры. Св. Нифонтъ, еп. Новгородскій, русскій, видимо, постриженникъ Печерскій, возражалъ противъ самовольнаго посвященія митрополита русскими епископами безъ благословенія патріарха и противъ того, что посвященный митрополитъ не искалъ вступить въ общеніе съ патріархомъ, оставаясь въ расколѣ съ нимъ. Канонически онъ былъ правъ. Его поддерживалъ еп. смоленскій Мануилъ, грекъ. Голосами шести русскихъ епископовъ противъ трехъ (не согласенъ былъ также еп. полоцкій Косьма) митрополитомъ былъ избранъ Климъ или Климентъ, смолятичъ, монахъ Зарубинскаго мон., схимникъ, человѣкъ книжный и «философъ», пользовавшійся общимъ уваженіемъ. Онъ былъ поставленъ въ митрополиты, по предложенію еп. черниговскаго Онуфрія, главою Св. Климента (дѣлалась ссылка: «у грековъ ставятъ рукою крестителя Іоанна»). По свидѣтельству архіеп. Филарета, посвященіе Климента во епископы могло совершиться возложеніемъ рукъ епископскихъ. Но на возглавленіе русской Церкви требовалось тогда согласіе Константинопольскаго патріарха. Ошибочно было заявленіе еп. Онуфрія. Въ 1025 г. къ умиравшему царю Василію пришелъ Студійскій игуменъ Алексій, принеся, ради больного, главу Іоанна Предтечи; царь тогда назначиль его патріархомъ на мѣсто умершаго патр. Евстаѳія. Климентъ старался примирить съ собою протестовавшихъ епископовъ. Особенно важно было для него признаніе законности со стороны Святителя Нифонта, пользовавшагося авторитетомъ и извѣстнаго въ качествѣ знатока каноновъ. Послѣ двухгодичныхъ тщетныхъ стараній прибѣгнуто было къ силѣ. При содѣйствіи вел. князя, Св. Нифонтъ былъ привезенъ въ Кіевъ и заключенъ въ Печерскій монастырь. Еп. Мануилъ спасался тѣмъ, что укрывался, Патріархъ Николай Музалонъ прислалъ одобрительную грамату Нифонту и, возведя его въ архіепископы, принялъ въ свою непосредственную власть. Но онъ же не присылалъ митрополита, ожидая просьбы изъ Россіи. Въ 1149 г. Изяславъ былъ согнанъ съ престола своимъ дядей, Юріемъ Долгорукимъ. Вмѣстѣ съ княземъ долженъ былъ удалиться и Климентъ, законность котораго не признавалъ Юрій. Въ продолженіе 1150 г. Изяславъ дважды сгонялъ Юрія и столько же разъ возвращался митрополитъ. Возвратившись во второй разъ, онъ оставался на каѳедрѣ въ теченіе пяти лѣтъ до 1155 г., когда Юрій, послѣ смерти Изяслава, окончательно занялъ княженіе. Климентъ, занимавшій каѳедру съ перерывами, съ 1147 по 1155 г., окончательно потерялъ престолъ. Св. Нифонтъ возвращенъ былъ Юріемъ въ Новгородъ.

Вел. кн. Юрій просилъ патріарха прислать митрополита. Таковымъ поставленъ былъ Св. Константинъ, который прибылъ въ Кіевъ въ 1156 г. Св. Нифонтъ, ждавшій съ радостью его пріѣзда, скончался въ Кіевѣ, не дождавшись такового. Епископы Мануилъ и Косьма сначала убѣдили митр. Константина запретить священниковъ, поставленныхъ Климентомъ. Но вскорѣ они были разрѣшены, давъ митрополиту рукописаніе противъ Климента. Но эти временныя преслѣдованія духовенства вызвали неудовольствіе противъ Константина. Когда въ 1158 г. — черезъ годъ послѣ смерти Юрія — кіевскимъ престоломъ овладѣли сыновья покойнаго Изяслава, они призвали занять его дядю, Св. Ростислава Мстиславича Смоленскаго. При первомъ вступленіи въ Кіевъ Изяславичей, митр. Константинъ ушелъ въ Черниговъ, гдѣ умеръ въ 1159 г. Изяславичи хотѣли вернуть Климента, но противъ этого рѣшительно былъ Св. Ростиславъ, считавшій незаконнымъ его поставленіе. Когда племянники звали его на кіевскій престолъ, онъ поспѣшилъ высказаться такъ относительно Климента: «се выявляю, не хочу Клима у митропольи видѣти, зане не взялъ благословенія отъ святыя Софіи и отъ патріарха». Изяславичи же ни подъ какимъ видомъ не хотѣли Константина. Рѣшено было, по общему сговору, просить новаго митрополита. Прибывшій изъ Константинополя въ 1161 г. митр. Ѳеодоръ прожилъ годъ и 10 мѣсяцевъ. Къ этому времени племянники сумѣли, видимо, расположить Ростислава въ пользу Климента, послѣ смерти Ѳеодора. Онъ просилъ патріарха признать Климента законнымъ митрополитомъ. Но посолъ Ростиславовъ встрѣтился въ пути съ митрополитомъ Іоанномъ IV, котораго патріархъ поставилъ во главѣ русской Церкви. Ростиславъ сначала не хотѣлъ его принимать, но затѣмъ согласился. Климентъ скончался послѣ 1164 года (въ этомъ году имѣются еще упоминанія о немъ).

Митрополитъ Константинъ, не по своей волѣ оказавшійся въ водоворотѣ княжескихъ удѣльныхъ смутъ, ушелъ въ Черниговъ. Объ его кончинѣ такъ повѣствуетъ Лаврентьевская лѣтопись: «Бысть же смерть его сица: яко умирающу ему призва къ собѣ епископа Черниговьскаго Антонья (преемника Онуфріева, родомъ грека), заклятъ и, глаголя сице: яко по умертвіи моемъ не погребешь тѣла моего, но ужемь поверзше (повязавше?) за нозѣ мои извлечете мя изъ града и поверзѣте мя псомъ на разхытанье; по умертвіи же его епископъ то все створи повелѣная ему имъ, народи же вси дивишася о смерти его; на утрій же день Святославъ князь, здумавъ съ мужи своими и съ епископомъ, вземше тѣло его, и похорониша въ церкви у Святаго Спаса». У гроба смиреннаго Святителя, пожелавшаго униженіемъ тѣла своего, искупить грѣхъ невольнаго участія въ церковной смутѣ, совершались чудеса, и онъ былъ причисленъ къ лику святыхъ.

Въ 1162 г. вел. кн. Андрей Юрьевичъ Боголюбскій, желавшій возвысить свою столицу, Владиміръ, просилъ патріарха Луку Хризоверга учредить въ этомъ городѣ митрополію. Патріархъ отказалъ ему въ этой просьбѣ, не желая имѣть въ Россіи двѣ митрополіи.

Въ до-монгольской Руси не любили грековъ. Въ тогдашнемъ представленіи грекъ — это хитрецъ, обманщикъ, скаредъ и трусъ. Сказывалось это частично и въ отношеніи греческихъ іерарховъ, пребывавшихъ въ Россіи. Наличіе же ихъ въ ту эпоху безспорно приносило большую пользу юной русской Церкви. Русской іерархіи, образуйся она сразу послѣ крещенія Руси, не на что было бы опереться среди полуязыческой паствы и при неустойчивости гражданскихъ основъ удѣльнаго времени. Митрополитъ, избранный дома и изъ своихъ людей, могъ легко подвергаться разнымъ случайностямъ княжескихъ счетовъ и усобицъ. Да и самъ онъ не могъ бы возвыситься надъ этими счетами и усобицами, держаться къ нимъ безпристрастно и независимо. Легко могло случиться и то, что враждующіе между собой князья избрали бы для себя нѣсколькихъ митрополитовъ въ одно время — тогда удѣльная рознь стала бы угрожать раздѣленіемъ самой Русской Церкви. Съ этой стороны имѣть митрополитомъ человѣка посторонняго, чуждаго мѣстнымъ удѣльнымъ счетамъ и независимаго отъ отдѣльныхъ князей, нужно было до извѣстнаго времени не только для русской Церкви, но и для самаго государства. Зависимость же митрополита отъ заграничной власти греческаго патріарха была не велика и не могла быть большой помѣхой ни для его собственной церковно-правительственной дѣятельности, ни для самобытнаго развитія мѣстной церковной жизни. Для государства также полезно было имѣть чужую іерархическую власть. Она явилась въ видѣ крѣпко сплоченнаго общества образованныхъ лицъ, хорошо знакомыхъ съ политической мудростью своей тысячелѣтней имперіи и сразу пріобрѣла громадный авторитетъ не только духовный, но и политическій (Голубинскій).

Юное государство само добровольно устремилось подъ опеку Церкви. Князья, начиная съ Владиміра, сами призывали митрополитовъ и епископовъ къ участію въ государственныхъ дѣлахъ; на княжескихъ совѣтахъ и съѣздахъ на первомъ мѣстѣ, послѣ князей, было духовенство. Но, вѣрная своимъ православнымъ, греко-восточнымъ понятіямъ объ отношеніи духовной власти къ свѣтской, русская іерархія не воспользовалась выгодами своего положенія для того, чтобы создать для себя въ создававшемся государствѣ самостоятельное церковно-политическое могущество, какъ это происходило въ однородныхъ условіяхъ на Западѣ. Обратно латинству русская іерархія употребляла свое вліяніе на устроеніе государства, на воспитаніе и укрѣпленіе въ немъ слабой сначала княжеской власти. Она перенесла на Русь невѣдомыя ей понятія о верховной власти, поставленной отъ Бога. Совѣтуя Св. Владиміру казнить разбойниковъ, епископы говорили ему: «Князь, ты поставленъ отъ Бога на казнь злымъ и добрымъ на помилованіе». Самое единство русской іерархіи способствовало содѣйствію ея развитію верховной власти. Стягиваніе всѣхъ удѣловъ къ Кіеву, гдѣ сидѣлъ общій русскій митрополитъ, усиливало власть великаго князя кіевскаго. Къ той же цѣли направлялись и назиданія князьямъ лучшихъ іерарховъ, всегда склонявшихъ ихъ къ миру, единенію и повиновенію великому князю. (Голубинскій).

Русскіе іерархи вступались почти въ каждую усобицу князей, какъ общіе миротворцы и ходатаи за благо народа. Митр. Николай въ 1097 г. удержалъ князей отъ усобицы по случаю ослѣпленія кн. Василька волынскаго: «Если станете воевать другъ съ другомъ — говорилъ онъ — то поганые возьмутъ землю Русскую, которую пріобрѣли отцы ваши; они съ великимъ трудомъ и храбростію поборали по Русской землѣ и другія земли пріискивали, а вы хотите погубить землю Русскую». Митр. Никифоръ I, ближайшій совѣтникъ Владиміра Мономаха, въ своемъ поученіи говорилъ ему: «Пишу на напоминаніе тебѣ: ибо великія власти великаго напоминанія требуютъ». Еп. Ѳеоктистъ черниговскій взывалъ къ князьямъ во время междоусобицъ: «Блюдите землю Русскую, не носите розно земли Русской... Стыдитесь, враждуя съ братьями и единокровными». Митр. Никифоръ II (1182-1197) говорилъ кіевскому князю Рюрику: «Князь! мы поставлены отъ Бога въ Русской землѣ, чтобы удерживать васъ отъ кровопролитія, да не проливается кровь христіанская въ Русской землѣ». Великимъ миротворцемъ былъ митр. Кириллъ II (1224-1233).

По утвержденію Голубинскаго, въ продолженіи первыхъ 50 лѣтъ, каѳедра митрополитовъ была не въ Кіевѣ, а въ Переяславлѣ, нынѣ Полтавскомъ.

Первое раздѣленіе Русской Церкви на епархіи произведено было въ 991 г. митрополитомъ Леонтіемъ. Никоновская лѣтопись называетъ, кромѣ Новгорода, еще слѣдующіе города, куда были поставлены епископы: Черниговъ, Ростовъ, Владиміръ (Волынскій) и Бѣлгородъ (въ настоящее время м. Бѣлгородка, находящаяся въ 23 вер. отъ Кіева на р. Ирпени). Затѣмъ лѣтописецъ прибавляетъ города: Туровъ (въ наст. время мѣстечко Минской г., Мозырскаго у., на р. Припети), Полоцкъ и Тмуторакань (на теперешнемъ полуостровѣ Тамани). Въ послѣдннемъ городѣ епархія существовала недолго. Потомъ открыты были до 1072 г. епархіи въ Переяславлѣ Русскомъ или Кіевскомъ, на соединеніи рѣкъ Альты и Трубежа (впосл. уѣздный городъ Полтавской г.) и въ Юрьевѣ (на р. Роси, теперешняя Бѣлая Церковь Кіевской губ.). Въ 1137 г. открыта епархія Смоленская, въ 1165 г. — Галичская (столицей Галичины съ 907 г. при кн. Олегѣ вошедшей въ составъ Русскаго государства, сначала былъ Перемышль, съ 1141 г., незадолго основанный, Галичъ), до 1207 г. — Рязанская, въ 1214 г. — Владиміро-Кляземская или Суздальская, около 1220 г. — Перемышльская, незадолго до нашествія монголовъ — Угровская (Угровскъ или Угорескъ, при впаденіи р. Угеръ въ зап. Бугъ, въ позднѣйшей Люблинской г.). Послѣдняя епархія кн. Даніиломъ Галицкимъ была переведена въ Холмъ.

Іерархи, которымъ поручались епархіи, назывались епископами. Въ одномъ только Новгородѣ въ 1165 г. митр. Іоаннъ IV предоставилъ званіе архіепископа Св. Іоанну, съ предоставленіемъ того же и его преемникамъ. Святитель былъ извѣстенъ строгой, добродѣтельной жизнью. Новгородъ издавна выдѣлялся изъ городовъ русскихъ. Избраніе епископа въ удѣльномъ княжествѣ зависѣло отъ князя, какъ представителя народнаго голоса; а князь представлялъ избраннаго митрополиту. Отъ воли князя зависѣло удалить епископа, но если это совершалось помимо духовнаго суда, то удаленіе считалось незаконнымъ. Своевольные новгородцы, во время безурядій своихъ, иногда сами отказывали пастырямъ своимъ въ управленіи и заставляли даже лучшихъ своихъ святителей терпѣть непріятности и оскорбленія. Въ Новгородѣ, гдѣ вѣче становилось все сильнѣе князя, съ 12 вѣка установилось народное избраніе владыкъ. Въ выборахъ обычно принимали участіе — князь, духовенство, софіяне (лица, принадлежавшія къ вѣдомству Софіевскаго собора и владычней каѳедрѣ) и народъ. Въ случаѣ несогласія избирателей прибѣгали къ жребію. Для этого жребіи избираемыхъ клали на престолъ святой Софіи и посылали вынимать или слѣпца, или младенца. Избраннаго владыку посылали въ Кіевъ для посвященія. Епископъ въ своей епархіи поставлялъ служителей алтаря, судилъ и подвергалъ ихъ наказанію, согласно церковнымъ правиламъ. Какъ провозвѣстники христіанской совѣсти и мудрости, епископы были призываемы на народныя совѣщанія, и князья не рѣшались на важныя предпріятія безъ ихъ благословенія. Епископы, подобно митрополиту, мирили князей въ ихъ распряхъ. Болѣе другихъ епископовъ участвовалъ въ гражданскомъ управленіи новгородскій владыка.

Благочестивою волею князей предоставлены были вѣдѣнію пастырей Церкви: 1) «всѣ люди церковные», со включеніемъ богоугодныхъ заведеній 2) всѣ преступленія мірянъ противъ вѣры и церковнаго благочинія, со включеніемъ святотатства 3) всѣ дѣла, относящіяся къ брачному союзу и правамъ родителей, со включеніемъ споровъ о наслѣдствѣ 4) наблюденіе за вѣрностью торговыхъ вѣсовъ и мѣръ. Существованіе такихъ правъ видимъ въ уставахъ князей Св. Владиміра и Ярослава; также приведены они въ грамотахъ смоленскаго кн. Ростислава и новгородскаго князя Всеволода. Такой порядокъ частію сообразенъ съ греческимъ Номоканономъ, а еще болѣе съ усердіемъ князей къ Церкви. Они, благоговѣя къ духовной власти, готовы были сдѣлать болѣе для Церкви, чѣмъ требовалось обычаями греческой имперіи, конечно, съ учетомъ гражданскаго быта тогдашней Руси (Архіеп. Филаретъ).

При епископѣ состоялъ соборъ пресвитеровъ. Коллегія епархіальныхъ чиновниковъ у епископовъ — клиросы или крылосы. Кромѣ каѳедральныхъ клиросовъ, которые представляли собою пресвитерскіе совѣты или соборы при епископахъ, епархіальное управленіе еще состояло изъ намѣстниковъ, тіуновъ и, по всей вѣроятности, изъ десятинниковъ. Одни намѣстники находились при самихъ епископахъ. Другіе жили въ уѣздахъ, завѣдуя извѣстными частями епархіи, и имѣли при себѣ свои клиросы [1] или соборы пресвитеровъ. Тіуны появляются въ началѣ второй половины 12 вѣка. Тіуны — подручные судьи и, большею частью, свѣтскіе люди, нарочито знавшіе судъ и законы. Въ уѣздахъ были десятинники — низшіе чиновники изъ мірянъ, являвшіеся сборщиками десятины въ пользу епископовъ съ населенія епархіи. По временамъ епископъ самъ обозрѣвалъ епархію.

Основаніемъ для внутренняго церковнаго управленія служилъ Номоканонъ, несомнѣнно существовавшій у насъ въ славянскомъ переводѣ, потому что изъ него дѣлали заимствованія въ свои уставы наши князья. Правила его приводили въ своихъ сочиненіяхъ чисто русскіе авторы, напр. Преп. Ѳеодосій и новгородскій іеродіаконъ Кирикъ. Въ 16 вѣкѣ видѣли у насъ списки правилъ «первыхъ преводникъ», писанные при Ярославѣ и сынѣ его Изяславѣ. То, что приводитъ изъ этихъ списковъ ученикъ Максима Грека Зиновій Отенскій, показываетъ, что въ нихъ правила соборовъ были полныя, а не въ сокращенномъ составѣ, какъ въ спискахъ позднихъ. Кромѣ болгарскаго перевода древнѣйшей редакціи Номоканона Іоанна Схоластика (патріарха 6 вѣка), у насъ еще употреблялись списки Кормчей, содержавшіе въ себѣ Номоканонъ, извѣстный подъ именемъ Фотіева, но еще въ неполной до-Фотіевской редакціи безъ толкованій. Русскіе пастыри въ своихъ постановленіяхъ примѣняли Кормчую къ потребностямъ русской жизни. Такъ явилось церковное правило митрополита Іоанна II на вопросы Іакова черноризца, съ 13 вѣка постоянно вносившееся въ наши Кормчія. Въ нихъ содержатся постановленія относительно вѣры (противъ остатковъ язычества и пр.), семейной жизни, церковнаго благочинія, іерархіи. Вносились въ Кормчія выписки изъ вопросовъ Кирика и отвѣтовъ на нихъ епископовъ и другихъ духовныхъ лицъ. Они живо изображаютъ духъ времени, церковные обычаи, остатки язычества, религіозность и нравы духовенства и народа.

Безспорно обязательными частными законами были указы патріарховъ Константинопольскихъ, особо касавшіеся Русской Церкви. Въ до-монгольскій періодъ ихъ извѣстно два (Голубинскій).

Источниками содержанія для митрополита и епископовъ служили: 1) десятина изъ княжескихъ доходовъ и имѣнія, какую давали, напр., Св. Владиміръ своей Десятинной церкви, Св. Всеволодъ новгородскій Софіи, Св. Андрей Боголюбскій Владимірскому собору, Св. Ростиславъ Смоленской епископіи. Иногда десятина замѣнялась деньгами. Такъ, кн. Святославъ, находя, что сборъ десятины произведеніями земли затруднителенъ и для князя и для епископа, опредѣлилъ вмѣсто того для каѳедры новгородскаго епископа постоянный денежный окладъ, равный десятой части доходовъ князя. Другіе князья замѣняли ту же десятину частію денежнымъ окладомъ, частію угодьями. 2) Вѣсчія пошлины съ торговыхъ мѣръ и вѣсовъ. 3) Судныя пошлины, какъ штрафъ съ виновнаго и вознагражденіе за трудъ судьѣ. 4) Ставленыя пошлины съ новопоставляемыхъ лицъ и съ церквей. 5) Недвижимыя имѣнія. Митрополитъ, напр., имѣлъ во владѣніи нѣсколько городовъ съ волостями и селами. Андрей Боголюбскій далъ владимірскому собору нѣсколько слободъ, селъ и городъ Гороховецъ. Уставы князей замѣчательны еще тѣмъ, что утверждали за духовенствомъ разныя права, свободу отъ мірского суда, службы и податей. Но эти права часто нарушала практика удѣльно-вѣчевого уклада. Князья и вѣча иногда судили и низвергали даже епископовъ. Новгородскаго архіепископа заставляли нести городовую повинность.

Митрополиты и епископы получаемые ими доходы употребляли не для себя однихъ. Митр. Кириллъ писалъ, что имущество каѳедры идетъ на содержаніе клира, каѳедральнаго храма и дома, на содержаніе нищихъ, больныхъ, странниковъ, сиротъ и вдовъ, а также въ пособіе потерпѣвшимъ отъ пожара и несправедливаго суда, на возобновленіе церквей и монастырей. Такимъ образомъ, домъ епископа былъ домомъ призрѣнія всякой нищеты. Помѣстья жертвовались и обителямъ, которыя въ свою очередь помогали страждущимъ. Такъ Преп. Ѳеодосій отдѣлилъ десятую часть доходовъ обители на содержаніе больныхъ и бѣдныхъ, и сверхъ того каждую субботу посылалъ возъ хлѣбовъ заключеннымъ въ темницахъ. Приходскіе храмы обезпечиваемы были частію пожертвованіями своихъ строителей и благотворителей. Ярославъ, вмѣстѣ съ тѣмъ, строя по городамъ и селамъ храмы, давалъ «отъ имѣнія своего урокъ» (княжья руга). Общимъ же источникомъ содержанія причту были добровольныя пожертвованія прихожанъ. Кромѣ того, священникамъ дозволялось обращать въ свою пользу доходъ отъ продажи ладана и церковнаго вина.

Низшее духовенство первоначально, какъ и епископы, было пришлое. Нѣсколько духовныхъ лицъ пришло съ Св. Владиміромъ изъ Корсуни и съ кн. Анной изъ Константинополя. Многіе были присланы изъ Болгаріи. Первое же грамотное поколѣніе русскихъ людей дало своихъ пастырей. Рано получило значеніе выборное начало. Князья, городскія общины, владѣльцы селъ представляли для поставленія епископамъ мѣстныхъ грамотѣевъ. Кандидаты во іереи были чаще дѣти священниковъ, а также міряне. Кромѣ приходскихъ священниковъ, было немало священниковъ домовыхъ. Самымъ труднымъ вопросомъ относительно низшаго духовенства было его недостаточное образованіе, что такъ нужно было для борьбы съ остатками языческихъ суевѣрій и для утвержденія народа въ христіанствѣ. Памятники древней Руси показываютъ въ причтѣ бѣлаго духовенства священника, діакона и дьячка, при епископѣ — иподіакона, весьма рѣдко — протопопа. Кромѣ приходскихъ, было много священниковъ домовыхъ церквей. Дьячекъ есть уменьшительное отъ дьяка. Послѣдній же является уменьшительнымъ отъ дьяконовъ. У грековъ они именовались чтецами и пѣвцами, будучи церковными служителями. На Руси тѣ и другіе именовались сначала діаконами, при чемъ настоящіе діакона именовались «урарными» (орарными). Позднѣе появилось названіе дьяковъ. Были также пономари (по гречески стерегущій). Они въ Греціи содержали церковь въ чистотѣ, приготовляли для богослуженія и прислуживали священникамъ. Къ причту принадлежали еще просфоропеки или просвирницы. Въ иноческомъ духовенствѣ значились: игумены, іеромонахи, іеродіаконы. Архимандритовъ было только три.

Примѣчаніе:
[1] У грековъ обозначалъ вообще духовенство; въ техническомъ смыслѣ назывались такъ архіерейскіе чиновники. По лѣтописямъ — старѣйшіе по положенію священники (Голубинскій).

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 41-53.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.