Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
Исторія Русской Церкви.

Часть вторая.
Отъ нашествія монголовъ до раздѣленія Русской митрополіи.

Церковное управленіе.

Архіепископъ Макарій (Булгаковъ), говоря объ іерархіи во время татарскаго ига, пишетъ: «Прежде общимъ правиломъ было избирать и поставлять для Россіи митрополитовъ въ Греціи и изъ Грековъ. Теперь допущено было избирать для Россіи митрополитовъ то въ Греціи, то въ Россіи или Литвѣ, изъ Грековъ и Русскихъ или другихъ Славянъ: по этому поводу появились въ Россіи и Литвѣ искательства митрополитскаго сана и случалось, что когда въ Россіи избирался одинъ митрополитъ и отправлялся въ Грецію, тамъ уже былъ избранъ и поставленъ другой. Прежде вся Русская Церковь составляла одну митрополію. Со времени митрополита Іоны всѣ русскіе митрополиты избирались только въ Россіи и Литвѣ и изъ Русскихъ, а иногда Литовцевъ. Теперь начался рядъ попытокъ къ раздѣленію русской митрополіи на двѣ и даже на три, — попытокъ, которыя по временамъ увѣнчивались успѣхомъ, хотя не надолго, и послужили новымъ поводомъ къ искательствамъ митрополитской каѳедры и къ разнымъ другимъ безпорядкамъ».

Въ самый годъ нашествія монголовъ на Русь — въ 1237 г. — прибылъ изъ Константинополя новый митрополитъ грекъ Іосифъ. Неизвѣстно, что случилось съ нимъ, когда въ 1240 г. Кіевъ былъ взятъ татарами. Онъ могъ погибнуть подъ развалинами или удалиться въ другое мѣсто и тамъ скончаться. Не исключена возможность, что онъ вернулся въ Грецію. Лѣтописи, сообщивъ объ его прибытіи въ Кіевъ, затѣмъ ничего о немъ не говорятъ. Въ моментъ нашествія монголовъ не было уже великаго князя Кіевскаго. Существовали два вел. князя, сидѣвшіе на двухъ наискось противоположныхъ окраинахъ государства — Владимірскій и Галицкій. Починъ въ дѣлѣ избранія новаго митрополита взялъ на себя въ 1242 г. кн. Даніилъ Галицкій. Выборъ его остановился на Кириллѣ, повидимому, игуменѣ одного изъ мѣстныхъ монастырей. Въ Никею, гдѣ пребывали тогда царь и патріархъ, Кириллъ смогъ попасть только значительно позднѣе. Поставленнымъ патр. Мануиломъ II митрополитомъ, онъ вернулся не позднѣе 1249 г. До избранія его на митрополичью каѳедру, ее покушался самовольно занять угровскій епископъ Іоасафъ, за что лишился и собственной.

Замѣчателенъ онъ тѣмъ, что управлялъ Церковью дольше всѣхъ своихъ предшественниковъ и преемниковъ. Если исчислять время со дня его избранія, когда онъ фактически вступилъ въ управленіе, то онъ правилъ болѣе 30 лѣтъ. Другой особенностью его было то, что онъ постоянно объѣзжалъ епархіи митрополіи и менѣе всего пребывалъ въ Кіевѣ. Со времени возвышенія суздальско-владимірскаго великаго княженія, Кіевъ постепенно началъ падать въ политическомъ отношеніи. Сначала вел. князья его должны были уступить первенство владимірскимъ, затѣмъ снизошли на степень простыхъ князей. Захваченный же въ 1238 году Даніиломъ Галицкимъ, Кіевъ былъ присоединенъ къ его великокняженію въ качествѣ пригорода и получилъ въ намѣстники боярина. Бояринъ Димитрій и защищалъ его въ 1240 г. отъ татаръ. Послѣдніе, занявъ Кіевъ, разорили его совершенно, почти поголовно истребили жителей, и онъ сдѣлался бѣднымъ, захудалымъ городомъ. Ему всегда грозила опасность отъ татарскихъ отрядовъ, протянувшихся своими становищами и за Днѣпръ, а также отъ литовцевъ, дѣлавшихъ набѣги въ кіевскую землю. При этихъ условіяхъ Кіевъ не могъ быть подходящимъ мѣстомъ пребыванія митрополита Кирилла. Большую часть своего времени м. Кириллъ провелъ на сѣверѣ, конечно посѣщая и Галичъ. На то, что онъ считалъ Владиміръ наиболѣе устойчивымъ мѣстомъ своего странническаго пребыванія, показываетъ поставленіе имъ только въ 1274 г. новаго епископа во Владиміръ, на мѣсто убитаго татарами въ 1238 г. владыки Митрофана. Таковымъ былъ поставленъ просвѣщенный еп. Св. Серапіонъ.

Митр. Кириллъ III управлялъ Церковью, когда надъ всею русской землей началось владычество татаръ [1]. Во время страшнаго опустошенія, учиненнаго Батыемъ, гибли духовенство, храмы и монастыри. Когда взаимоотношенія государственной власти съ ханами установились, начали дѣйствовать законы монголовъ, признававшіе вѣротерпимость. Въ 1261 г. м. Кирилломъ была учреждена епископская каѳедра въ Сараѣ, и поставленъ владыка Митрофанъ. Въ 1279 г. митр. Кириллъ исходатайствовалъ у хана Менгу-Темира ярлыкъ. Во время своихъ разъѣздовъ м. Кириллу пришлось обнаруживать много безпорядковъ, какъ въ церковномъ управленіи, такъ и въ жизни народа. Умножилось святокупство; въ духовный чинъ поставлялись безъ должной разборчивости. Оставались въ народѣ безъ исправленія обычаи, противные христіанству. Правила церковнаго благочинія были невразумительны и по языку и по недостатку толковавія на нихъ. Митрополитъ прежде всего досталъ у болгарскаго удѣльнаго владѣтеля (деспота) Іакова Святослава славянскую Кормчую съ толкованіемъ Іоанна Зонары. Списокъ этотъ переведенъ былъ въ Болгаріи со списка, полученнаго отъ константинопольскаго патріарха. Списокъ былъ полученъ въ 1262 г. (по др. свѣд. въ 1270 г.).

Намѣреваясь поставить архимандрита Печерскаго Св. Серапіона во епископы владимірскіе, митр. Кириллъ призвалъ въ 1274 г. во Владиміръ извѣстнѣйшихъ тогда архипастырей: Далмата новгородскаго, Св. Игнатія ростовскаго, Ѳеогноста переяславскаго и Симеона полоцкаго. Вмѣстѣ съ новымъ еп. Серапіономъ владимірскимъ состоялся Соборъ. «Какую пользу получили мы, пренебрегшіе божественныя правила?» — говорилъ Соборъ. «Не разсѣялъ ли насъ Богъ по лицу всей земли? Не взяты ли были наши города? Не пали ли сильные наши отъ острія меча? Не отведены ли въ плѣнъ дѣти наши? Не запустѣли ли святыя церкви? Не томятъ ли насъ каждый день безбожные и нечестивые люди? И все это постигло насъ за то, что не хранимъ мы правилъ св. отецъ нашихъ». Соборъ постановилъ слѣдующія правила благочинія: 1) ни за возведеніе на степень настоятеля, ни за поставленіе во священство отнюдь не требовать никакихъ уроковъ или даровъ, исключая семи гривенъ для клира каѳедральнаго; 2) безчинныхъ игръ и поединковъ въ праздничные дни не совершать, убитыхъ на нихъ не отпѣвать, а священниковъ, которые осмѣлились бы совершить надъ ними обряды церкви, лишать сана. Соборъ указалъ рукополагать во священный санъ только послѣ тщательнаго испытанія предположенныхъ лицъ; духовенство, впадавшее въ зазорную жизнь, лишать сана. Соборъ указалъ на неправильность того, что въ новгородскихъ предѣлахъ діакона изъимали божественный Агнецъ и прежде священниковъ творили проскомисаніе. Исправлены были погрѣшности въ совершеніи таинства крещенія. Соборомъ былъ утвержденъ новый списокъ церковныхъ правилъ, выписанный изъ Болгаріи.

Въ 1270 г. новгородцы сильно поссорились съ вел. кн. Ярославомъ Ярославичемъ Тверскимъ, и тотъ двинулся на нихъ съ большимъ войскомъ. Враги стояли другъ противъ друга и должно было послѣдовать кровопролитіе. Митрополитъ прислалъ новгородцамъ увѣщательную грамоту, въ которой писалъ: «мнѣ поручилъ Богъ архіепископію въ русской землѣ, вамъ (должно) слушать Бога и меня: крови не проливайте, а Ярославъ отложитъ весь свой гнѣвъ на васъ, — за это я вамъ ручаюсь; если вы и крестъ цѣловали (не принимать къ себѣ князя), я разрѣшаю васъ отъ крестоцѣлованія и на себя беру эпитимію и отвѣчаю за то передъ Богомъ». Новгородцы помирились съ княземъ.

Владыка Кириллъ былъ вѣрнымъ другомъ и сподвижникомъ Св. Вел. кн. Александра Невскаго. Онъ былъ во Владимірѣ, когда въ Городцѣ на Волгѣ умиралъ благовѣрный князь. Совершая въ соборномъ храмѣ литургію и молясь о благополучномъ возвращеніи Александра изъ Орды, Святитель внезапно поднялъ свой взоръ вверхъ и увидѣлъ, что передъ нимъ, какъ живой, стоитъ Александръ, но озаренный неземнымъ сіяніемъ, а затѣмъ тихо, какъ бы вознесясь на крыльяхъ, скрылось изъ глазъ митрополита «подобіе образа блаженнаго великаго князя Александра». Владыка понялъ, что не стало защитника и печальника за Родину. «Дѣти мои милыя! Знайте, что зашло солнце Земли Русской» — проговорилъ онъ сквозь слезы съ амвона и, когда народъ недоумѣвалъ, объявилъ о кончинѣ государя. 23 ноября онъ отпѣвалъ его во Владимірѣ (1263 г.). Митр. Кириллъ скончался 6 дек. 1281 г. въ Переяславлѣ Залѣсскомъ, погребенъ же былъ въ Кіевѣ въ каѳедральномъ Софіевскомъ соборѣ, оставивъ по себѣ память, какъ о выдающемся архипастырѣ.

Преемникомъ его патріархъ назначилъ грека Максима, прибывшаго въ Кіевъ въ 1283 г. По прибытіи въ Россію, онъ отправился въ Орду. По возвращеніи оттуда созвалъ въ Кіевѣ въ 1284 году соборъ всѣхъ русскихъ епископовъ. Онъ тоже велъ странническую жизнь, пока — въ 1300 г. — навсегда не переселился во Владиміръ [2]. Это не понравилось вел. князьямъ галицкимъ. Внукъ Даніила, Юрій Львовичъ, настоялъ передъ патріархомъ о назначеніи отдѣльнаго митрополита галичскаго. Таковымъ въ 1303 г. былъ поставленъ Нифонтъ. Митр. Максимомъ издана была грамота, содержащая предписаніе относительно поста среды и пятка и увѣщаніе къ вступленію въ супружество не иначе, какъ посредствомъ законныхъ церковныхъ браковѣнчаній. Въ 1301 г. онъ присутствовалъ на соборѣ въ Царьградѣ. Св. митр. Максимъ скончался 6 декабря 1305 г. во Владимірѣ и погребенъ въ Успенскомъ соборѣ.

По кончинѣ митр. Максима выдвинуты были въ Константинополѣ два кандидата. Тогдашній вел. князь, Св. Михаилъ Ярославичъ Тверской, отправилъ къ патріарху игумена Геронтія. Вел. кн. Галичскій — игумена Петра для поставленія его въ отдѣльные митрополиты галицкіе. Митр. Нифонтъ, повидимому, умеръ одновременно съ митр. Максимомъ. Патріархъ Аѳанасій поставилъ Петра, при томъ митрополитомъ Кіевскимъ и всея Руси. Онъ полагалъ, очевидно, что новый митрополитъ, выдвинутый Юріемъ, пребывая во Владимірѣ, будетъ имѣть и достаточное попеченіе о галицкой землѣ.

Св. митр. Петръ родился неизвѣстно гдѣ въ галицко-волынской области. Точно неизвѣстно и его происхожденіе. Въ житіи Святителя, составленномъ еп. Прохоромъ Ростовскимъ, сконч. въ 1347 г., написано, что онъ «родися отъ родителю крестьяну, отца Ѳедора, матери же благовѣрныя суща». Предполагается, что родители его были состоятельные и принадлежали къ боярамъ или купцамъ. Родиной его были города Львовъ или Бельзъ, между которыми онъ построилъ свой монастырь. Будучи 12-лѣтнимъ, онъ поступилъ въ монастырь. Обучился онъ тамъ иконописанію и сталъ потомъ «иконникъ чуденъ». Позднѣе онъ основалъ на сѣверъ отъ Львова Преображенскій мон. на р. Ратѣ, притокѣ зап. Буга, и былъ въ немъ игуменомъ. Когда Св. митр. Максимъ былъ у него, онъ поднесъ ему въ даръ образъ Богоматери собственной работы. Образъ этотъ — Петровская икона Божіей Матери — очень почитался на Руси и съ древности считался чудотворнымъ. Игуменъ Ратскій былъ извѣстенъ своей благочестивой жизнью. Былъ поставленъ митрополитомъ лѣтомъ 1308 г. Въ томъ же году святитель прибылъ въ Кіевъ. Посѣтивъ Юрія Галицкаго, онъ въ 1309 г. прибылъ во Владиміръ. Онъ былъ сразу встрѣченъ враждебно вел. кн. Михаиломъ Тверскимъ.

Вскорѣ патріархъ получилъ жалобу на митрополита отъ еп. Андрея тверского (сына литовскаго князя Герденя, сановитаго и мудраго), обвинявшаго, видимо, Святителя въ симоніи. Патріархъ прислалъ своего клирика для соборнаго изслѣдованія дѣла. Соборъ состоялся въ 1310 или въ началѣ 1311 г. въ Переяславлѣ-Залѣсскомъ съ участіемъ двухъ епископовъ, многихъ клириковъ и значительнаго числа видныхъ мірянъ. Велико было количество тверскихъ бояръ. Соборъ былъ бурный. Между свѣтскими сторонниками тверского вел. кн. и митрополита (на его сторонѣ были представители московскаго князя) дѣло едва не дошло до оружія. Св. Петръ сказалъ: «Братіе и чада! Я не лучше пророка Іоны; если ради меня великое смятеніе, изгоните меня, да утихнетъ молва». На Соборѣ обнаружилась полная правота Св. Петра. Святитель простилъ еп. Андрея, сказавъ ему: «Миръ тебѣ, чадо, не ты сотворилъ это, а діаволъ». Еп. Андрей послѣ этого еще пять лѣтъ оставался въ Твери и затѣмъ по собственной волѣ удалился на покой. Тверскіе князья и позднѣе недоброжелательно относились къ митр. Петру, что еще болѣе сближало его съ московскими.

Ревностный архипастырь, Св. Петръ совершалъ поѣздки по Россіи съ цѣлію ученія и исправленія. Многія его архипастырскія посланія указываютъ, что въ этихъ дѣлахъ онъ проявлялъ починъ и являлся нововводителемъ. Такъ, имъ установлено, во избѣжаніе соблазновъ, чтобы вдовые священники, если желаютъ сохранить священство, шли въ монастыри. Въ другихъ учительныхъ посланіяхъ онъ наставляетъ священниковъ быть истинными пастырями, а не наемниками, а мірянамъ указываетъ ихъ христіанскія обязанности. Видна настойчивость большая въ проведеніи своихъ распоряженій. Въ первомъ его житіи указывается, что онъ былъ пастырь очень учительный. Въ связи съ этимъ, Голубинскій приводитъ сказанное Святителемъ въ одномъ изъ его посланій: «того ради, дѣти, писаніемъ и неписаніемъ понуждаю васъ на дѣла благая, зане долженъ есмь всегда поминати и писати (вамъ) душеполезная и спасительная».

Въ 1313 г. Святитель предпринималъ поѣздку въ Орду къ новому суровому хану Узбеку. Митрополитъ произвелъ на хана большое впечатлѣніе своею мудростью и былъ отпущенъ съ большою честью. Въ выданномъ ему ярлыкѣ расширялись прежніе права митрополитовъ. Ему предоставлялось право судить принадлежащихъ ему людей во всемъ безъ изъятія. Святитель постарался пресѣчь въ Ордѣ намѣренія латинянъ и нѣмцевъ, замышлявшихъ имѣть тамъ католическаго епископа. При митр. Петрѣ появляется особый митрополитъ литовскій. По просьбѣ вел. кн. литовскаго Гедимина патріархомъ Іоанномъ XIII Глика въ 1316-17 г. поставленъ былъ таковымъ Ѳеофилъ. Во время управленія митр. Петра появился на Руси еретикъ нѣкій Сеитъ. Видимо, это былъ или магометанинъ — духовный, принявшій христіанство, а потомъ впавшій въ ересь, или просто одинъ изъ духовныхъ магометанъ, вступившій въ споръ съ митрополитомъ. Онъ былъ посрамленъ. Съ 1324 г., на основаніи постановленія патріаршаго собора, кіевская митрополія должна была вносить патріархіи добровольную денежную помощь (называлась у насъ «константинопольскій выходъ»).

Въ Москвѣ современникомъ Св. Петра былъ сначала старшій сынъ Св. Даніила Александровича, Юрій, ожесточенный врагъ вел. кн. тверского, Св. Михаила. Святитель былъ близокъ съ братомъ его Іоанномъ, видясь съ нимъ въ Переяславлѣ, гдѣ тотъ княжилъ. Пріѣзжалъ онъ довольно часто въ Москву, гдѣ правилъ Іоаннъ, послѣ трагической смерти въ Ордѣ брата Юрія. Въ Москвѣ Святитель имѣлъ свой дворъ сначала при церкви Іоанна Предтечи у Боровицкихъ воротъ, потомъ на мѣстѣ будущей сѵнодальной палаты. Прибывъ въ Москву незадолго до кончины, онъ пророчески говорилъ Іоанну: «если ты послушаешь меня, сынъ мой, то и самъ прославишься болѣе иныхъ князей съ родомъ твоимъ, и градъ твой будетъ славенъ между всѣми городами русскими, и святители поживутъ въ немъ, и кости мои здѣсь положены будутъ». Сближало его съ нимъ его благочестіе, а также пониманіе историческаго значенія московскихъ князей, которымъ надлежало, какъ онъ провидѣлъ, быть создателями единаго государства и освободителями Руси отъ татарскаго ига. Предсказаніе это стало исполняться еще при Іоаннѣ Калитѣ, черезъ два года послѣ смерти митр. Петра получившаго ярлыкъ на великокняженіе. Митр. Петръ завѣщалъ похоронить себя въ Москвѣ. Въ авг. 1326 г. заложенъ былъ Успенскій соборъ и началось спѣшное сооруженіе его. Святитель приготовилъ для себя каменный гробъ и поставилъ его въ отдѣленіи для жертвенника у внѣшней стѣны. Предувѣдомленный ангеломъ о кончинѣ, Святитель роздалъ свое имѣніе нищимъ, священникамъ, монахамъ, монахинямъ, церковникамъ и домочадцамъ. Преставился Св. митр. Петръ 21 дек. 1326 г. Церковь не была еще окончена строеніемъ, но Святителя погребли въ ней. Освящена она была въ 1328 г. Чудеса при мощахъ Святителя начали твориться съ самой минуты его погребенія. Прославленъ онъ былъ послѣ полученія митр. Ѳеогностомъ въ 1339 г. разъясненія отъ патріарха Іоанна XIV.

Константинопольскій патріархъ преемникомъ Св. Петра поставилъ Святителя Ѳеогноста. Въ маѣ 1328 г. новый митрополитъ, уроженецъ Константинополя, прибылъ въ Россію, посѣтивъ прежде всего волынскую землю. Изъ перечня епископовъ, участвовавшихъ тогда, вмѣстѣ съ нимъ, въ хиротоніи епископовъ владиміро-волынскаго и галицкаго видно, что митрополія литовская къ этому времени была уже упразднена. Всѣ наличные епископы галицко-волынской Руси участвовали въ поставленіи. Въ томъ же году митр. Ѳеогностъ прибылъ въ Москву, гдѣ Іоаннъ Даниловичъ Калита только что передъ этимъ получилъ ярлыкъ на великокняженіе. Въ Москвѣ онъ и поселился окончательно, придавъ этимъ важное значеніе княжеству, становившемуся средоточіемъ русской Земли. Во все время своего правленія онъ былъ полнымъ единомышленникомъ, какъ Калиты, такъ и сына его, вел. кн. Симеона Гордаго. Когда тверской князь Александръ Михайловичъ навлекъ гнѣвъ хана Узбека за возстаніе противъ посла его, Щелкана, и бѣжалъ во Псковъ, отчего грозила опасность татарскаго нашествія, м. Ѳеогностъ наложилъ въ 1328 г. на Псковъ отлученіе, выполняя просьбу Калиты. Александръ бѣжалъ тогда въ Литву. Тотчасъ по прибытіи м. Ѳеогноста въ Москву началось строеніе тамъ каменныхъ церквей. Именно тогда были воздвигнуты церкви: Св. Спаса (придворный соборъ Спаса на Бору) и архангела Михаила (Архангельскій соборъ). При немъ, въ 1339 г., съ благословенія патріарха, состоялось причисленіе Святителя Петра къ лику святыхъ. Эта канонизація, наряду съ церковнымъ значеніемъ, привлекала къ Св. мощамъ новоявленнаго святого народъ всей сѣверной Руси.

Много заботъ доставляли м. Ѳеогносту церковныя дѣла въ юго- и сѣверо-западной Руси, гдѣ Польша и Литва, подѣлившія исконныя русскія земли, старались имѣть тамъ отдѣльныхъ митрополитовъ, не связанныхъ съ Москвой. Митр. Ѳеогносту пришлось добиваться въ Константинополѣ упраздненія открывавшихся патріархомъ періодически галицкихъ митрополій. Патріархи, правда, съ неохотой шли на раздѣленіе русской митрополіи, но иногда уступали. Въ 1347 г. патріархъ упразднилъ галицкую митрополію. Патріаршая грамата о семъ заключала, наряду съ соборнымъ постановленіемъ, и царскую золотую буллу. Приводимъ выдержку изъ граматы:

«Что для мореходцевъ спокойное море и попутно дующій вѣтеръ; то самое для политическихъ дѣлъ хорошіе законы, миръ и единомысліе... Безпорядокъ есть величайшая изъ опасностей въ жизни; его свойство превращать все вверхъ дномъ и смѣшивать вмѣстѣ дѣла божественныя и человѣческія. Въ этомъ всякъ можетъ убѣдиться изъ слѣдующаго. Народъ русскій, долгое уже время, въ теченіе почти четырехъ сотъ лѣтъ, признавая одного митрополита, всегда управлявшаго митрополіей кіевской, наслаждался глубокимъ миромъ, и если что, по нуждѣ, иногда отвергалъ или измѣнялъ, то самъ же и возсозидалъ и легко исправлялъ. Но по допущенію Божію, за множество грѣховъ бывшее незадолго предъ симъ время нестроеніе ниспровергло это состояніе русскаго народа и привело въ такое замѣшательство, что едва не возбудило браней и междоусобной войны...». Ознакомившись съ положеніемъ въ Россіи, Священный Соборъ призналъ за благо издать золотую буллу, которая читается такъ: «святѣйшія епископіи, находящіяся въ странѣ малой Россіи названной Волынью, какъ то: галицкая, володимірская, холмская, перемышльская, луцкая и туровская, съ того самаго времени, какъ народъ русскій, по благодати Христовой, позналъ Бога, входили въ составъ митрополіи кіевской, которой нынѣ управляетъ законно святѣйшій митрополитъ препочтенный и экзархъ всея Россіи, Киръ Ѳеогностъ, равно какъ и святѣйшія епископіи великой Россіи». Отмѣчалось далѣе состоявшееся ранѣе, изъ за нестроеній въ Константинополѣ, «нововведеніе» — отдѣленіе отъ святѣйшей митрополіи кіевской помянутыхъ епископій малой Россіи, съ подчиненіемъ ихъ власти архіерея галицкаго, съ рукоположеніемъ его въ митрополита. Отвергнувъ прежнее постановленіе касательно Галиціи, патріархъ и соборъ опредѣлили: «Посему имѣютъ опять подчиняться кіевской митрополіи упомянутыя святѣйшія епископіи, и это постановленіе, какъ древнее и справедливое, и совершенно основательное, и направленное къ пользѣ столь многочисленнаго народа, и поистинѣ необходимое для его мира и единомыслія, будетъ принято безъ перемѣны и святѣйшими патріархами послѣ насъ. И не только нынѣшній святѣйшій митрополитъ кіевскій, препочтенный и экзархъ всея Россіи, возлюбленный братъ въ Св. Духѣ нашей мѣрности и сослужителя, но и послѣ него святѣйшіе архипастыри той Церкви будутъ исполнять постановленіе сіе въ означенныхъ епископіяхъ безпрекословно, какъ предоставлено имъ канонами». Патріархъ и Константинопольскій Соборъ отвергли въ 1354 г. Ѳеодорита, котораго болгарскій терновскій Патріархъ незаконно посвятилъ въ митрополита юга Россіи.

О тѣхъ непріятностяхъ, которыя имѣлъ м. Ѳеогностъ въ Ордѣ, когда отъ него потребовали дани, говорилось выше. Относительно м. Ѳеогноста имѣются свидѣтельства современнаго ему греческаго историка Никифора Григора. Онъ говоритъ, что святитель еще юношей пріобрѣлъ знаніе божественныхъ каноновъ и былъ украшеніемъ Царьграда. Русскія лѣтописи называютъ его великимъ наставникомъ. Великой заслугой м. Ѳеогноста было и то, что онъ озаботился оставить по себѣ достойнѣйшаго преемника и, будучи грекомъ, выдвинулъ русскаго, постриженника московскаго Богоявленскаго мон. Алексія. Митрополитъ Ѳеогностъ скончался 11 марта 1353 г. отъ моровой язвы, жертвой которой были вел. кн. Симеонъ Гордый и его сыновья. Погребенъ онъ былъ 14 марта (въ каковой день и празднуется его память), въ придѣлѣ Успенскаго собора — церкви Св. Петра (поклоненіе честнымъ его веригамъ), имъ ранѣе воздвигнутой.

Преемникомъ Святителя Ѳеогноста былъ Св. митр. Алексій. Происходилъ онъ изъ знатнаго боярскаго рода Бяконтовъ. Отецъ его Ѳеодоръ былъ черниговскимъ бояриномъ, покинувшимъ разоренную татарами родину. Онъ пріѣхалъ въ Москву на службу къ Св. кн. Даніилу и занималъ видное положеніе. Сынъ его Симеонъ-Елевѳерій род. въ Москвѣ между 1293-98 годами. Крестнымъ отцомъ его былъ Іоаннъ Калита. Въ юности онъ пріобрѣлъ возможно хорошую по тому времени грамотность. На 20-21 году онъ принялъ постригъ въ московскомъ Богоявленскомъ мон. съ именемъ Алексія. Подвизаясь въ добродѣтели, обладая блестящими способностями, онъ былъ предназначенъ митрополитомъ и вел. кн. Іоанномъ Калитой къ замѣщенію въ будущемъ Святителя Ѳеогноста. Въ 1340 г. Св. Алексій былъ назначенъ митрополичьимъ намѣстникомъ и 12 лѣтъ оставался въ этой должности. Въ 1350 г. митр. Ѳеогностъ заболѣлъ и тогда онъ и вел. князь обратились къ патріарху съ просьбой поставить митрополитомъ лицо, которое будетъ прислано изъ Москвы. На это послѣдовало согласіе. Въ 1352 г. — за три мѣсяца до своей смерти — м. Ѳеогностъ поставилъ Алексія въ епископы владимірскіе т. е. въ свои митрополичьи викаріи.

Лѣтомъ 1353 г. еп. Алексій отправился въ Константинополь для поставленія въ митрополиты. Онъ прожилъ тамъ на испытаніи въ продолженіе цѣлаго года. Императоръ и патріархъ не съ охотой согласились на поставленіе митрополитомъ русскаго и испытывали его, въ частности, въ отношеніе подчиненія патріарху. Въ іюнѣ 1354 г. онъ былъ возведенъ патр. Филоѳеемъ въ митрополиты кіевскіе и всея Россіи. Въ соборномъ постановленіи сказано, что м. Алексій долженъ являться къ патріарху каждые два года. Этимъ подчеркивалось желаніе патріарха имѣть постоянныя доказательства его подчиненія. Въ крайности ему разрѣшалось присылать на соборъ одного изъ своихъ клириковъ. Извѣстно, что м. Алексій, за время своего 24-лѣтняго пребыванія на каѳедрѣ, былъ потомъ въ Константинополѣ одинъ разъ. Новому митрополиту пришлось въ Константинополѣ добиваться принятія патріархомъ мѣръ противъ Ѳеодорита, продолжавшаго, несмотря на патріаршее распоряженіе, править въ Кіевѣ. Съ этимъ званіемъ онъ обосновался въ Кіевѣ. Ѳеодоритъ вновь былъ признанъ патріархомъ незаконнымъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ соборнымъ опредѣленіемъ патріарха утверждалось переселеніе митрополитовъ всея Россіи изъ Кіева во Владиміръ. Грамата патріарха 1354 г. начиналась такъ: «Святѣйшая митрополія россійская въ числѣ прочихъ городовъ и областей, принадлежащихъ къ ея округу, имѣла и находящійся въ малой Россіи городъ, именуемый Кіевомъ, въ которомъ издревле была каѳолическая Церковь митрополіи. Извѣстно, что и архіереи россійскіе имѣли въ немъ свое пребываніе. Но, по смутамъ и тревогамъ настоящаго времени и страшнымъ нападеніямъ сосѣдственныхъ Аламановъ, онъ разоренъ и подвергся бѣдственному состоянію...». Отмѣчалось, вызванное этимъ, переселеніе въ «епископію владимірскую» митр. Ѳеогноста и прежде него другихъ двухъ митрополитовъ, продолжавшихъ считаться кіевскими, оказывая этимъ Кіеву предпочтеніе. Патріархъ повелѣлъ митрополиту Алексію пребывать во Владимірѣ и имѣть сей городъ «своею каѳедрою неотъемлемо и неизмѣнно навсегда». «Но», говорилось далѣе, «пусть и Кіевъ числится собственнымъ ихъ престоломъ и первою каѳедрою архіерея, если останется цѣлымъ».

Митрополиту Алексію пришлось испытать и другое огорченіе. По просьбѣ вел. кн. литовскаго Ольгерда патріархъ поставилъ митрополитомъ Романа, человѣка знатнаго, родственника второй жены Ольгерда, Юліаніи Тверской. Его управленію поручалась Литва и Волынь. Романъ изъявилъ притязанія и на Кіевъ. Съ большимъ трудомъ, расходуя большія деньги, м. Алексію удалось отстоять Кіевъ. Каѳедрой Романа былъ Новгородокъ, откуда онъ дѣлалъ попытки распространить свою власть на Кіевъ, Брянскую епархію и даже посылалъ распоряженія въ Тверь, пользуясь тѣмъ, что тамошній князь, Михаилъ Александровичъ, былъ родственникъ и союзникъ Ольгерда. Митр. Алексію только осенью 1355 г. вернувшемуся въ Россію, пришлось въ 1356 г. по этому дѣлу снова ѣздить въ Константинополь. Тамъ онъ снова отстоялъ свои права на Кіевъ, несмотря на то, что и Романъ къ этому времени прибылъ въ Царьградъ. По наущенію Романа Ольгердъ напалъ и предалъ разграбленію г. Алексинъ, принадлежавшій, какъ вотчина, московской каѳедрѣ. Пришлось м. Алексію отправлять въ 1357 г. къ патріарху пословъ съ жалобой на Романа. Патріархъ рѣшилъ отправить въ Россію своихъ «апокрисіаріевъ» для изслѣдованія дѣла на мѣстѣ. Самъ м. Алексій зимой 1358 г. предпринялъ путешествіе въ Кіевъ для закрѣпленія тамъ своего положенія; тамъ онъ пробылъ два года. Въ граматахъ цареградскаго собора 1380 г. отмѣчалось, что митр. Алексій по пути былъ схваченъ Ольгердомъ, заключенъ подъ стражу, но тайно бѣжалъ. Патріаршіи слѣдователи прибыли въ 1361 г. Дѣло это не было окончено, когда въ томъ же году умеръ Романъ. Митр. Алексію удалось добиться возсоединенія литовско-галицкой митрополіи съ его митрополіей.

Въ 1371 г. король польскій Казимиръ, владѣвшій Галиціей и частью Волыни, просилъ патр. Филоѳея посвятить отправленнаго къ нему еп. Антонія въ митрополиты галичскіе. При этомъ онъ писалъ ему: «если не будетъ милости Божіей и вашего благословенія сему человѣку, не сѣтуйте на насъ послѣ, если прійдетъ печальная нужда крестить русскихъ въ вѣру латиновъ, т. к. нѣтъ митрополита въ Россіи (малой), а земля не можетъ быть безъ закона». Патріаршій соборъ постановилъ возвести Антонія въ митрополиты галичскіе и подчинить ему епископіи: холмскую, туровскую, перемышльскую и владимірскую (на Волыни). Извѣщая м. Алексія, патріархъ писалъ ему: «что же мы должны были тутъ дѣлать? Тебя призываемъ въ судьи, что ты самъ скажешь? Другое дѣло, если бы государь земли былъ православный и нашей вѣры, тогда мы, можетъ быть, и подождали бы... Онъ намѣренъ былъ немедленно поставить митрополита литовскаго, какъ говорилъ, и крестить руссовъ въ латинскую вѣру. — Посуди самъ, хорошо ли было бы, если бы такъ случилось? Благодарю еще Бога, что онъ, прежде чѣмъ сдѣлалъ сіе, послалъ къ намъ и требовалъ митрополита... Мы дали ему Галичъ, чтобы быть митрополіею, епископіи же — Владиміръ, Перемышль, Холмъ, что все подъ властью короля польскаго. Больше того мы ему не дали ни Луцка, ни чего другого». Ольгердъ, въ свою очередь, въ то же время просилъ поставить отдѣльнаго митрополита не только для Литвы, но и для всей той Руси, которая, по его представленію, была враждебна Москвѣ (онъ упоминалъ Тверь, Нижній-Новгородъ). Въ этомъ патріархъ ему отказалъ. Но, послѣ смерти Антонія, въ 1376 г. патріархъ посвятилъ въ митрополиты Кипріана, съ тѣмъ условіемъ, чтобы онъ, по смерти Алексія, остался митрополитомъ всей Россіи. Еще при жизни м. Алексія, м. Кипріанъ появился въ Москвѣ. Вел. кн. Димитрій Донской заявилъ ему, что не имѣетъ нужды въ новомъ митрополитѣ, когда живъ святитель Алексій. Предъявлялъ онъ права на Новгородъ, но оттуда ему отвѣтили: «Посылай къ вел. князю въ Москву, и если онъ приметъ тебя митрополитомъ на Русь, то и намъ будешь митрополитомъ». Кипріанъ остался въ Кіевѣ. Въ Россіи тогда были два митрополита: Алексій и Кипріанъ.

Сохранились учительныя посланія Св. Алексія къ паствѣ при занятіи имъ митрополичьей каѳедры и посланія отправленныя имъ въ отдѣльныя епархіи. Видимо, въ бытность Святителя въ Константинополѣ, гдѣ онъ въ первый разъ пробылъ долго, имъ сдѣланъ переводъ или сличеніе одной изъ существующихъ редакцій перевода Евангелія съ греческимъ подлинникомъ. Текстъ этого Евангелія, по преданію, переписанъ по славянски самимъ Святителемъ и отличается буквальной близостью къ греческому подлиннику.

При м. Алексіи совершена была канонизація имъ литовскихъ мучениковъ Антонія, Евстаѳія и Іоанна. Выше указывалось на чудесное исцѣленіе Св. Алексіемъ ханши Тайдулы. Митр. Алексій украсилъ Москву монастырями. Въ 1365 г. имъ воздвигнутъ Чудовъ мон. посвященный празднованію чуда Архангела Михаила въ Хонѣхъ (6 сент.), бывъ предназначенъ быть его усыпальницей и домовымъ митрополичьимъ монастыремъ. Поставленъ онъ на мѣстѣ, на которомъ стояла ханская конюшня, и подареномъ м. Алексію Джанибекомъ. Спасскій Андрониковъ м. построенъ Святителемъ вслѣдствіе особаго побужденія. Возвращаясь въ 1355 г. изъ своего перваго путешествія въ Константинополь, онъ былъ застигнутъ бурею въ Черномъ морѣ и далъ обѣтъ построить обитель въ честь святаго или праздника того дня, въ который благополучно достигнетъ берега. Это произошло 16 августа въ день перенесенія Нерукотвореннаго образа изъ Едессы въ Царьградъ. Близъ Москвы на берегу р. Яузы онъ воздвигъ монастырь. Для завѣдыванія строеніемъ и устроеніемъ обители Святитель испросилъ у Пр. Сергія его ученика, Пр. Андроника, отъ котораго обитель и получила названіе. Монастырь во имя Пр. Алексія человѣка Божія — первый женскій монастырь въ Москвѣ — былъ построенъ Святителемъ, по преданію, для двухъ его сестеръ. Митр. Алексій благословилъ также созданіе Симонова мон., построеннаго племянникомъ Пр. Сергія, Св. Ѳеодоромъ. Столько же обителей создалъ митр. Алексій и внѣ Москвы. Святитель, вмѣстѣ съ Пр. Сергіемъ, съ которымъ онъ былъ очень близокъ, были преобразователями въ Россіи монашеской жизни.

Митр. Алексій занималъ исключительное положеніе въ государственной жизни Россіи въ XIV вѣкѣ. Онъ началъ выдвигаться при Іоаннѣ Калитѣ, его глубоко почиталъ сынъ послѣдняго Симеонъ Гордый, который завѣщалъ братьямъ: «Слушали бы есте отца нашего владыки Алексія». При преемникѣ его и братѣ, Іоаннѣ, кроткомъ, малодѣятельномъ Святитель принималъ большое участіе въ управленіи государствомъ. При вступившемъ же на престолъ 9-лѣтнемъ Димитріи Іоанновичѣ, онъ рядъ лѣтъ былъ правителемъ государства, воспитавъ будущаго героя Донскаго въ искреннемъ благочестіи и въ пониманіи своего государева долга. Въ 1360 г. ярлыкъ на великое княженіе получилъ «не по отчинѣ и не дѣдинѣ» младшій суздальскій князь Димитрій Константиновичъ. Московскимъ боярамъ, при сильной поддержкѣ митр. Алексія, почитавшагося въ Ордѣ, переживавшей въ то время смуты, удалось получить ярлыкъ на великое княженіе на имя Димитрія Іоанновича. Съ этого — 1362 г. — началось наслѣдственное и никѣмъ неоспариваемое сидѣніе московскихъ князей на великокняжескомъ престолѣ. Въ томъ же году престолъ окончательно перенесенъ былъ изъ Владиміра въ Москву. Митр. Алексій благословилъ юнаго князя и на бракъ съ дочерью недавняго соперника, Димитрія Суздальскаго, Евдокіей, впослѣдствіи съ именемъ Евфросиніи причисленной къ лику святыхъ. Митр. Алексій твердо поддерживалъ вел. кн. Димитрія въ его спорахъ съ тверскимъ княземъ Михаиломъ Александровичемъ и подвергъ послѣдняго церковному запрещенію за наведеніе войска Ольгерда на Москву. Церковное запрещеніе было наложено на Нижній-Новгородъ, посланнымъ туда м. Алексіемъ Пр. Сергіемъ, когда тамошній князь Борисъ не желалъ мириться съ братомъ своимъ, Димитріемъ Суздальскимъ. Миръ послѣ закрытія церквей въ городѣ наступилъ.

Святитель митрополитъ Петръ далъ свое благословеніе нарождавшейся Москвѣ.

Святитель митрополитъ Алексій подвелъ твердую основу подъ московское государство, создавшее великое царство, и долженъ почитаться однимъ изъ главныхъ создателей таковаго.

Митр. Алексій скончался 12 февраля 1378 г., имѣя 80, а возможно и больше лѣтъ. Черезъ два года послѣ его кончины, питомецъ его, вел. кн. Димитрій, отважился на открытую борьбу съ татарами, разбивъ въ 1380 г. хана Мамая на Куликовскомъ полѣ и заслуживъ именованіе Донского. Погребенъ онъ былъ въ Чудовомъ мон. Въ 1431 г. были обрѣтены его мощи. Въ концѣ 1448 — нач. 1449 г., при Св. митр. Іонѣ установлено было празднованіе его памяти.

Послѣ кончины Св. Алексія наступили большія замѣшательства въ отношеніи занятія митрополичьей каѳедры. Самъ Святитель желалъ видѣть своимъ преемникомъ Пр. Сергія, но тотъ рѣшительно отказался. Вел. князь Димитрій указалъ тогда на своего любимаго духовника Михаила, называвшагося Митяемъ. Это былъ священникъ видной наружности, съ громкой и чистой рѣчью, прекрасный пѣвецъ, образованный, назидательный въ бесѣдахъ духовныхъ и мірскихъ, но любившій власть. О немъ, какъ кандидатѣ, и пошло представленіе въ Константинополь еще при жизни м. Алексія. Самъ же Михаилъ, по настоянію Димитрія, согласился принять постригъ за два года до кончины м. Алексія и былъ поставленъ архимандритомъ Спасскаго придворнаго мон. Но кончины Святителя ожидалъ въ Кіевѣ м. Кипріанъ. Получивъ извѣстіе о ней, онъ прибылъ въ іюнѣ 1378 г. въ Москву, сумѣвъ даже миновать кордоны, которые, въ ожиданіи его пріѣзда, были разставлены вел. княземъ. Въ Москвѣ онъ былъ схваченъ, посаженъ въ заключеніе и съ безчестіемъ выселенъ. Къ этому времени относится его письмо къ Пр. Сергію, въ которомъ онъ жалуется на все перенесенное. Тогда же въ Москву пришла грамата патріарха Макарія, въ которой отрицались права Кипріана на Москву, вручалась Церковь «Великой Россіи» архимандриту Михаилу и предлагалось послѣднему прибыть въ Константинополь для посвященія.

Къ этому времени Михаилъ, тотчасъ послѣ смерти м. Алексія, возведенъ былъ вел. княземъ, въ согласіи съ боярами, очень почитавшими Митяя, на дворъ митрополичій. Почти полтора года пробылъ Михаилъ въ качествѣ нареченнаго митрополита. У него возникала даже мысль, чтобы поставленіе его совершено было русскими епископами въ Москвѣ, на что соглашался и вел. князь. Но противъ этого рѣшительно возсталъ еп. суздальскій Діонисій и убѣдилъ Димитрія. Очень рѣзкое столкновеніе было между Діонисіемъ и Михаиломъ. Духовенство не любило Михаила, который собирался навести большіе порядки. Какъ указывалось выше, архим. Михаилъ оказалъ большую поддержку Св. Стефану въ его миссіонерской работѣ.

Архим. Михаилъ готовился къ поѣздкѣ въ Константинополь. Туда же намѣревался ѣхать еп. Діонисій, вызываемый патріархомъ, который слышалъ о немъ много добраго. По просьбѣ Михаила вел. князь велѣлъ задержать Діонисія въ Москвѣ. Послѣднему удалось освободиться отъ надзора, давъ обѣщанія не ѣхать въ Царьградъ. Поручителемъ за него былъ Пр. Сергій. Діонисій все же тайно выѣхалъ въ Константинополь, заставивъ этимъ поспѣшить поѣздкой туда въ іюлѣ 1379 г. Михаила. Вел. князь Димитрій, отправляя Михаила, снабдилъ его неписанными хартіями или бланками, припечатанными великокняжескою печатью, въ которыя тотъ могъ вносить отъ имени Димитрія грамоты и заемныя письма или векселя.

Когда, путешествуя по Черному морю, Михаилъ видѣлъ уже Константинополь, онъ внезапно заболѣлъ и скончался. Спутникамъ Михаила надлежало послѣ его смерти вернуться въ Москву, но они сдѣлали иное. Видимо, по наущенію ловкихъ грековъ, желавшихъ получить крупныя суммы, которыми распоряжались пріѣхавшіе, использованы были неписанныя хартіи и заняты деньги у мѣстныхъ банкировъ. Спутники Михаила, три архимандрита, послѣ споровъ между собою, остановились на Пименѣ, архим. переяславскаго Горицкаго мон. Его имя было вписано въ одну пустую хартію, какъ прошеніе великаго князя. Подложность этого ходатайства не могла не быть извѣстной въ патріархіи. Но туда потекли крупныя средства. Пименъ былъ поставленъ митрополитомъ. Никоновская лѣтопись указываеть, что московскими послами не только была истрачена огромная привезенная казна, но очень большія суммы взяты были въ долгъ у константинопольскихъ банкировъ (Голубинскій).

Все это время въ Константинополѣ находился (онъ пробылъ тамъ три съ половиною года) еп. суздальскій Діонисій. Онъ не былъ поставленъ митрополитомъ, а возведенъ только въ санъ архіепископа. Вел. князь страшно разгнѣвался, узнавъ о происшедшемъ въ Константинополѣ, откуда не спѣшилъ уѣзжать Пименъ. Не желая принимать послѣдняго, Димитрій пригласилъ на каѳедру владыку Кипріана, который прибылъ въ Москву весною 1381 г. Черезъ полгода вернулся Пименъ. Не доѣзжая Москвы, онъ и члены посольства были схвачены. Послѣднихъ посадили «въ желѣза». Пименъ былъ сосланъ. Но вскорѣ Кипріанъ впалъ въ немилость за оставленіе Москвы во время нашествія и сожженія ея ханомъ Тохтамышемъ въ 1382 г. Онъ былъ высланъ, митрополитомъ же вел. князь призналъ Пимена, за котораго не разъ предстательствовалъ патріархъ. Вслѣдъ затѣмъ вернувшійся архіеп. Діонисій подробно освѣдомилъ вел. князя о поведеніи Пимена въ Константинополѣ. Димитрій, низложивъ Пимена, послалъ въ Константинополь Діонисія для поставленія его митрополитомъ. Но, по пути, въ Кіевѣ Діонисій былъ захваченъ кн. Владиміромъ Ольгердовичемъ и тамъ 15 октября 1385 г. скончался. Въ Константинополѣ же, куда отправился Пименъ и вызванъ былъ Кипріанъ, рѣшали, кому быть митрополитомъ въ Москвѣ. Дѣло это тянулось около трехъ лѣтъ. Только въ 1389 г. патріархъ Антоній и соборъ провозгласили окончательно Кипріана митрополитомъ Кіевскимъ и всея Россіи. Было подтверждено низложеніе и отлученіе Пимена. Онъ до этого сумѣлъ ненадолго побывать въ Москвѣ и, на обратномъ пути въ Константинополь, умеръ въ сентябрѣ 1389 г. въ Халкидонѣ. 19 же мая 1389 г. скончался вел. кн. Димитрій Донской. Вел. кн. Василій I Димитріевичъ, наслѣдовавшій ему, согласился принять митрополита Кипріана.

Митрополитъ Кипріанъ принадлежалъ къ знатному боярскому болгарскому семейству Цамблаковъ, и родиной его былъ стольный городъ Болгаріи Терновъ. Былъ онъ инокомъ на Аѳонѣ, а затѣмъ состоялъ въ клирѣ патріарха, въ качествѣ чиновника. Въ Москвѣ первый разъ онъ былъ еще при жизни Св. Алексія. По приглашенію вел. кн. Василія онъ прибылъ въ Москву въ началѣ марта 1390 г. и правилъ 17 лѣтъ. Онъ сдѣлалъ новый славянскій переводъ книги законовъ церковныхъ или Кормчей. Для этого ему пришлось поработать надъ древними уставами князей: Св. Владиміра и Ярослава. Архіеп. Филаретъ пишетъ, что вел. князь и митр. Кипріанъ нашли нужнымъ составить новое приложеніе Номоканона къ жизни русской и издали уставную грамату о церковныхъ судахъ и пошлинахъ. Во второй половинѣ XIV в. константинопольскій патріархъ Филоѳей, съ цѣлью положить конецъ разнообразію, приготовилъ нарочитую редакцію служебника и какъ обязательную ввелъ ее въ употребленіе въ своей патріаршей церкви. Митр. Кипріанъ перевелъ эту редакцію и ввелъ въ употребленіе въ Россіи. Въ церквахъ нашихъ сначала употреблялись различные греческіе уставы, позднѣе же вошелъ въ общее употребленіе во всѣхъ церквахъ монастырскій уставъ Студійскаго мон. въ редакціи константинопольскаго патріарха Алексія. Но въ патріархатѣ константинопольскомъ въ теченіе первой половины XIII в. принятъ былъ въ общее употребленіе монастырскій іерусалимскій уставъ Саввы Освященнаго. Этотъ уставъ, въ славянскомъ переводѣ, и ввелъ м. Кипріанъ въ употребленіе въ Россіи. Святитель перевелъ съ греческаго на славянскій немалое количество частныхъ службъ и молебныхъ послѣдованій, которыя частично составлялъ самъ.

Въ правленіе м. Кипріана перенесена была въ 1395 г. изъ Владиміра въ Москву въ Успенскій соборъ чудотворная икона Владимірской Божіей Матери во время нашествія Тамерлана. За два года до этого онъ торжественно крестилъ въ Москвѣ рѣкѣ трехъ знатныхъ татаръ. Оба эти событія отмѣчены выше. При м. Кипріанѣ теряли уже значеніе ханскіе ярлыки. Сами вел. князья съ тѣхъ поръ стали опредѣлять гражданскія права духовенства. Грамотой 1404 г. права эти были стѣснены. Люди митрополичьи, по прежнему, освобождались отъ податей и повинностей и отъ суда княжескихъ судей, но съ ограниченіями. Нѣкоторыя повинности, въ томъ числѣ и военную, они обязаны были нести (на войну митрополитъ долженъ былъ ставить свой полкъ съ воеводой подъ стягъ вел. князя). Дѣла общія княжаго и митрополичьяго человѣка разсматривались судомъ митрополита и вел. князя. Митрополитъ не долженъ былъ ставить въ попы и діаконы служилыхъ и тяглыхъ людей вел. князя. Это было главной причиной того, что на церковныя мѣста поступали преимущественно дѣти самого же духовенства. Митр. Кипріанъ не сочувствовалъ непосредственному управленію селами монастырями, получавшими ихъ въ даръ. Въ письмѣ къ игумену Аѳанасію онъ писалъ: «Если бы можно было, то вотъ какъ поступить: быть селу за монастыремъ, но съ тѣмъ, чтобы чернецу никогда не быть въ немъ, а поручить его богобоязненному мірянину; онъ бы пусть заботился о всемъ, въ монастырь же доставлялъ бы готовое рожью и другими вещами».

Послѣ занятія каѳедры митрополіи въ Москвѣ, м. Кипріанъ дважды путешествовалъ въ тогдашнюю литовскую Русь — въ 1396 и 1404 гг., проживъ оба раза по полтора года въ Кіевѣ, гдѣ дѣла велъ митрополичій намѣстникъ. Въ его управленіе Церковью состоялся въ 1386 г. бракъ Ягайло и Ядвиги. Съ Ягайло и Витовтомъ онъ былъ въ хорошихъ отношеніяхъ. Когда м. Кипріанъ занялъ каѳедру митрополіи всей Россіи, то онъ соединилъ въ своемъ лицѣ каѳедры Москвы и литовской Руси. Но каѳедра Галиціи оставалась особой митрополіей. Поставленный въ 1371 г. въ митрополиты Галицкіе Антоній жилъ еще въ 1390 г., когда м. Кипріанъ пребывалъ въ Москвѣ, и умеръ или въ концѣ 1391 или въ началѣ 1392 г. Послѣ его смерти Галиція оставалась отдѣльной митрополіей. Только часть Волыни, оказавшаяся въ составѣ Литвы, была подчинена церковно м. Кипріану. Изъ-за неудачныхъ кандидатовъ, представлявшихся патріарху, при м. Кипріанѣ въ Галицію не былъ назначенъ митрополитъ, и она управлялась экзархомъ патріарха. Исторія съ м. Пименомъ ухудшила отношеніе къ грекамъ, какъ Димитрія Донского, такъ и его сына, Василія I. Въ 1393 г. патріархъ писалъ послѣднему: «за что пренебрегаешь ты меня — патріарха, и вовсе не воздаешь (мнѣ) чести, которую воздавали предки твои, великіе князья, — презираешь и меня и людей, которыхъ я посылаю къ вамъ, такъ что они совсѣмъ не имѣютъ (у васъ) чести и мѣста, которыя всегда имѣли люди патріаршіе?» Но такое отношеніе не помѣшало вел. князю, по просьбѣ м. Кипріана, послать щедрую помощь въ 1398 г. императору и патріарху, когда Константинополь очень потерпѣлъ отъ блокады его въ 1395-1396 гг. турецкимъ султаномъ Баязидомъ. Помощь оказывалась грекамъ и ранѣе митрополитомъ Ѳеогностомъ.

Митр. Кипріаномъ написано было житіе Св. митр. Петра. Извѣстно его посланіе (частично приведенное выше) къ Пр. Аѳанасію, ученику Пр. Сергія, основателю Высотскаго Серпуховскаго мон. Любилъ м. Кипріанъ заниматься собственноручнымъ списываніемъ книгъ, собиралъ матеріалъ для русской лѣтописи и писалъ исторію по степенямъ вел. князей. Работалъ онъ, главнымъ образомъ, то въ тихомъ подмосковномъ с. Голенищевѣ, то во Владимірской волости на святомъ Озерѣ. Онъ скончался 16 сент. 1406 г. За четыре дня до смерти онъ написалъ прощальную грамоту, въ которой всѣмъ преподавалъ прощеніе и благословеніе и отъ всѣхъ взаимно просилъ того же и каковую приказалъ прочитать надъ своимъ гробомъ при отпѣваніи. Погребенъ онъ былъ въ Успенскомъ соборѣ. Мѣстное празднованіе установлено было послѣ 1805 г.

Въ годъ смерти Св. митр. Кипріана открылась вражда, приведшая къ войнѣ, между литовскимъ вел. кн. Витовтомъ и его зятемъ, вел. кн. Василіемъ I. Витовтъ не хотѣлъ имѣть одного съ Москвой митрополита. Поэтому, одновременно съ представленіемъ Василія, просившаго патріарха о поставленіи митрополита, Витовтъ представилъ своего кандидата на отдѣльную митрополію, грека, еп. полоцкаго Ѳеодосія. Но патріархъ поставилъ 1 сентября 1408 года Фотія митрополитомъ всея Россіи. Фотій былъ родомъ пелопоннесецъ или мореецъ. Онъ въ отроческіе годы поступилъ въ монастырь и имѣлъ своимъ руководителемъ знаменитаго подвижника Акакія, впослѣдствіи митр. монемвасійскаго. Черезъ годъ послѣ своего посвященія — 1 сентября 1409 г. — Фотій прибылъ въ Кіевъ, сопровождаемый послами императора и патріарха. Витовтъ встрѣтилъ его сначала недоброжелательно, но затѣмъ призналъ его. Въ Москву, въ сопровожденіи тѣхъ же пословъ, Фотій прибылъ 22 марта 1410 г. Много заботъ доставило ему печальное состояніе митрополичьяго хозяйства, вызванное набѣгомъ въ 1408 году мурзы татарскаго Едигея и расхищеніемъ вотчинъ боярами и лихоимцами. Изъ-за этого ему пришлось претерпѣть скорби. Въ 1411 г. онъ едва не захваченъ былъ въ своемъ имѣніи на Святомъ озерѣ шайкой татаръ. Въ благодарность за спасеніе онъ воздвигъ въ три дня на озерѣ Сеньги храмъ. Съ благословенія митрополита, Василій I выдалъ дочь свою Анну замужъ за царевича Іоанна, старшаго сына византійскаго императора Мануила. Черезъ три года Анна умерла отъ моровой язвы. Отъ митр. Фотія сохранились поученія, грамоты, посланія. Въ посланіи къ псковичамъ онъ указываетъ на уклоненія ихъ къ латинскимъ обычаямъ и даетъ распоряженія относительно стригольниковъ.

Въ дальнѣйшемъ обострились отношенія Витовта съ митр. Фотіемъ и первый задумалъ поставить въ особые митрополиты литовскіе игумена Григорія Цамблака, племянника м. Кипріана. Болгаринъ изъ Тернова, Григорій Цамблакъ состоялъ при болгарскомъ терновскомъ патріархѣ, былъ игуменомъ Дечанскаго мон. въ Сербіи и Плинаирскаго въ Константинополѣ или его окрестностяхъ. Онъ направлялся къ митр. Кипріану, имъ вызванный, но, узнавъ въ Литвѣ объ его кончинѣ, остался тамъ. Митр. Фотій выѣхалъ въ Литву, собираясь примириться съ Витовтомъ и, въ противномъ случаѣ, отправиться въ Константинополь. Тамъ онъ намѣревался воспрепятствовать намѣреніямъ Витовта. Послѣдній заставилъ въ 1416 г. литовскихъ епископовъ, даже угрозой смерти, подать ему жалобу на митрополита Фотія. По прибытіи въ Литву, митр. Фотій былъ, по приказанію Витовта, схваченъ, ограбленъ и, непропущенный въ Царьградъ, вернулся въ Москву. Григорій же прибылъ въ 1411 г. въ Константинополь, для поставленія, по просьбѣ Витовта, митрополитомъ. Но Фотію удалось оказать воздѣйствіе на патріарха. Григорій не только не былъ поставленъ митрополитомъ, но за великое смущеніе, которое онъ произвелъ въ Церкви, низвергнутъ изъ священническаго сана и преданъ отлученію. Когда Григорій возвратился изъ Константинополя съ отказомъ, Витовтъ собралъ епископовъ и уговорилъ ихъ поставить его митрополитомъ, вопреки патріарху. Удалось на нѣкоторое время задержать приведеніе этого рѣшенія въ исполненіе. Но въ 1415 г. литовскіе епископы поставили Григорія митрополитомъ въ Новгородкѣ. Въ особой грамотѣ епископы оправдывали свой незаконный поступокъ тѣмъ, что м. Фотій, по ихъ увѣреніямъ, пренебрегалъ кіевской половиной митрополіи, заботясь только о собираніи дани. Въ томъ же духѣ опубликовалъ грамоту и Витовтъ. Митр. Фотій отвѣтилъ своимъ посланіемъ и обратился за помощью къ патріарху. Патріархи Евѳимій и его преемникъ Іосифъ предали его отлученію. Несмотря на это, Григорій продолжалъ оставаться митрополитомъ. Въ 1414 г. онъ былъ посланъ Витовтомъ на созванный папой соборъ въ Констанцѣ. На этомъ соборѣ постановлено было въ 1415 г. сожженіе чешскаго реформатора Іоанна Гусса. Григорій былъ въ Констанцѣ одновременно съ послами византійскаго императора. Они всѣ были приняты торжественно папой Мартиномъ V, и православнымъ не запрещалось совершать богослуженія по своему обряду. Григорій заявилъ папѣ, черезъ присутствовавшихъ на соборѣ польскихъ епископовъ, что готовъ разсуждать о вѣрѣ, но рѣшительно не желаетъ приступить къ соединенію съ римской церковію. По возвращеніи своемъ въ Литву, Григорій скончался зимой 1419 г. или въ началѣ 1420 г. Митр. Фотій послѣ этого имѣлъ въ 1420 г. въ Новгородкѣ свиданіе съ Витовтомъ, сумѣлъ примириться съ нимъ, переставшемъ думать объ отдѣльномъ митрополитѣ. Литва, такимъ образомъ, снова соединилась въ церковномъ отношеніи съ Москвой.

Григорій Цамблакъ, по отзыву Голубинскаго, данныя котораго использованы въ отношеніи литовской смуты, занимаетъ очень почетное мѣсто въ исторіи нашей русской и вообще восточно-славянской церковной литературы и считался знаменитымъ проповѣдникомъ. Но можно подозрѣвать, добавляетъ историкъ, что онъ былъ то, «что на свѣтскомъ языкѣ называется карьеристомъ и авантюристомъ». Архіеп. Макарій считаетъ его преданнымъ Православію и чуждымъ латинству.

При м. Фотіи Галиція вновь соединилась съ митрополіей всея Россіи. Въ 1412 г., въ свою поѣздку въ Литву, м. Фотій посѣщалъ Галичъ. Въ 1421 г. онъ снова былъ въ Галичѣ и Львовѣ. Въ послѣдній разъ онъ былъ у Витовта въ 1430 г., съ внукомъ послѣдняго, юнымъ вел. княземъ Василіемъ II. Витовтъ какъ разъ въ это время тщетно поджидалъ коронованія съ согласія папы и оказывалъ большое вниманіе м. Фотію. Черезъ три дня послѣ его отъѣзда Витовтъ скончался. На возвратномъ пути въ Москву онъ видѣлся въ Новгородкѣ съ новымъ вел. кн. литовскимъ Свидригайломъ и удостоился отъ него великой любви и почести.

Митр. Фотій занимаетъ среди русскихъ митрополитовъ выдающееся положеніе, какъ пастырь усердно учительный. Онъ подвизался на поприщѣ церковнаго проповѣдыванія. Выше упоминались его учительныя посланія. Изъ его церковно-правительственной дѣятельности извѣстно его подтвержденіе узаконенія Св. м. Петра, чтобы вдовые священники стриглись въ монахи и не оставались служить въ мірскихъ церквахъ. Продолжался при немъ, начатый м. Кипріаномъ, споръ съ новгородцами по поводу обжалованія судебныхъ постановленій тамошняго архіепископа.

Въ правленіе м. Фотія и при его участіи прекратился въ Псковѣ расколъ стригольниковъ. Послѣдніе представляли собою сообщество отдѣлившихся отъ Церкви раскольниковъ, не желавшее признавать истинными пастырями современныхъ имъ епископовъ и священниковъ, якобы поставляющихъ и поставляемыхъ на мздѣ и ведущихъ жизнь, недостойную пастырей. Ставъ судьями іерарховъ и прочаго клира, основатели раскола, Карпъ стригольникъ (занимавшійся стриженіемъ волосъ) [3] и діаконъ Никита, дошли до того, что во всемъ отдѣлились отъ Церкви. Они не хотѣли участвовать въ общихъ церковныхъ молитвахъ, запрещали своимъ послѣдователямъ принимать отъ священниковъ крещеніе, разрѣшеніе грѣховъ и евхаристію, отвергали поминовеніе усопшихъ церковною службою. Расколъ изъ Пскова перешелъ въ Новгородъ. Въ 1375 г. новгородскій архіепископъ лишилъ Никиту сана и вмѣстѣ съ Карпомъ отлучилъ отъ Церкви. Въ 1376 г. Карпа съ двумя его товарищами бросила толпа въ Волховъ. Но это вызвало усиленіе смуты. Пришлось обратиться къ патріарху Нилу. Архіеп. Суздальскій Діонисій привезъ въ 1381 г. въ Псковъ обличительное посланіе патріарха. Въ Новгородѣ начались бунты и потребовалось вмѣшательство вел. князя. Въ 1394 г. привезено было виѳлеемскимъ епископомъ Михаиломъ новое сильное посланіе патр. Антонія, и въ Новгородѣ волненіе утихло. Но во Псковѣ раскольники еще оставались. Какъ упоминалось, обличительное сочиненіе противъ раскольниковъ написано было Св. Стефаномъ Пермскимъ. Митр. Фотій съ 1416 года нѣсколько разъ выступалъ съ письменными обличеніями стригольниковъ, державшихся во Псковѣ. Онъ предписывалъ накладывать на нихъ духовныя и церковыя кары и только въ 1427 г. разрѣшилъ примѣнять и гражданскія взысканія, вѣроятно тѣлесное наказаніе и заключеніе, продолжая запрещать смертную казнь. Послѣ этого года расколъ, проявившійся впервые въ 1371 г., замеръ. Архіеп. Макарій, признавая, въ связи съ этимъ расколомъ, вѣроятность существованія въ тогдашнемъ духовенствѣ нѣкоторыхъ недостатковъ и злоупотребленій, пишетъ: «Въ Новгородѣ и Псковѣ, по крайней мѣрѣ, нѣкоторые изъ этихъ недостатковъ, можетъ быть, чувствовались даже болѣе, нежели гдѣ-либо: оттого расколъ стригольниковъ тамъ и привился. А притомъ самый духъ этого раскола, состоявшій въ противленіи властямъ духовнымъ, такъ гармонировалъ съ общимъ духомъ вольности и своеволія, которымъ издавна отличались Псковичи и особенно Новгородцы».

Въ 1425 г., по смерти вел. кн. Василія I, митр. Фотій твердо поддержалъ права на престолъ десятилѣтняго сына послѣдняго — Василія II. Права племянника оспаривалъ кн. Юрій Дмитріевичъ звенигородскій и галичскій. Начались военныя дѣйствія. Наконецъ, въ Москвѣ рѣшено было просить митрополита отправиться въ Галичъ и убѣдить Юрія заключить миръ. Юрій рѣшительно отказался, и Святитель покинулъ городъ, не преподавъ ему и князю благословенія. Въ Галичѣ открылся великій моръ. Юрій поспѣшилъ съ дороги вернуть митрополита, прося его молитвъ и соглашаясь исполнить его требованія. По молитвамъ возвратившагося м. Фотія моръ прекратился, и Юрій прислалъ въ Москву пословъ для заключенія мира. Найдя по вступленіи на митрополичью каѳедру имущество въ большомъ разореніи, митр. Фотій привелъ все въ порядокъ и умножилъ его. Имѣются основанія предполагать, что митр. Фотій, по примѣру митр. Кипріана, велъ лѣтопись своего времени. Митр. Фотій скончался 1 или 2 іюня 1431 г. Въ духовномъ завѣщаніи онъ сообщилъ біографическія свѣдѣнія о себѣ и писалъ, что пребываніе его на каѳедрѣ было временемъ непрерывныхъ скорбей, слезъ и рыданій. Святитель Фотій почитался издавна; мѣстное празднованіе ему въ Успенскомъ соборѣ послѣдовало послѣ 1805 г.

Въ Москвѣ, послѣ кончины святителя Фотія, предположено было представить на его мѣсто русскаго кандидата. Выборъ такового задержанъ былъ княжескими спорами. Юному Василію Васильевичу пришлось отстаивать лично въ Ордѣ свои права на великокняжескій престолъ, котораго домогался его дядя Юрій Дмитріевичъ Звенигородскій. Въ 1432 г. вел. кн. Василій II избралъ кандидатомъ епископа Рязанскаго и Муромскаго Іону, который съ 1433 г. назывался «нареченнымъ въ святѣйшую митрополію русскую». Въ томъ же году вел. кн. литовскій Свидригайло, преемникъ Витовта, послалъ въ Константинополь ставиться въ митрополиты епископа смоленскаго Герасима, что и было осуществлено. Герасимъ считалъ себя не только митрополитомъ Литвы, но и «на русскую землю». Таковымъ онъ упоминается въ псковскихъ и въ третьей новгородской лѣтописяхъ. Въ 1434 г. Герасимъ, пребывавшій въ Смоленскѣ, поставилъ Евѳимія архіепископомъ новгородскимъ. Извѣстно, что Герасимъ и Свидригайло намѣревались принять участіе въ намѣчавшемся соединеніи церквей, что видно изъ письма послѣдняго къ папѣ Евгенію IV. Но вскорѣ Свидригайло заподозрилъ Герасима въ тайныхъ сношеніяхъ съ Сигизмундомъ, сыномъ Витовта. Герасимъ былъ схваченъ вблизи Смоленска, сосланъ въ Витебскъ и въ іюлѣ 1435 года сожженъ.

Княжеская смута продолжалась. Юрію удавалось удалять племянника изъ Москвы. Только послѣ его смерти въ 1434 г. святитель Іона смогъ въ началѣ 1436 г. выѣхать въ Константинополь. Когда онъ прибылъ туда, то ему выразили сожалѣніе, что онъ опоздалъ, и пообѣщали сдѣлать митрополитомъ послѣ «назначеннаго уже Исидора, грека изъ Пелопоннеса. Архіепископъ Макарій считаетъ его родомъ изъ Болгаріи, Голубинскій — грекомъ.

Митрополитъ Исидоръ отличался большими способностями и былъ весьма образованнымъ. Состоялъ онъ игуменомъ монастыря Свят. Димитрія въ Константинополѣ. Въ 1433 г. императоръ Іоаннъ VII Палеологъ посылалъ его на Базельскій соборъ, приведшій къ устроенію Ферраро-Флорентійскаго собора. Въ Москву Исидоръ прибылъ въ началѣ апрѣля 1437 г., сопровождаемый владыкой Іоной. Василій II былъ очень недоволенъ назначеніемъ Исидора, безъ его воли и прошенія, и принялъ новаго митрополита только «не хотя рушити изначальныя старины».

Видимо Исидоръ, умный, отличавшійся дипломатическими способностями, владѣвшій славянскимъ языкомъ, сумѣлъ потомъ понравиться вел. князю. Митрополитъ сразу сталъ готовиться къ отъѣзду на Флорентійскій соборъ, куда выѣхалъ въ сентябрѣ 1437 г. Ему сопутствовалъ еп. суздальскій Авраамій, архим. Вассіанъ, священникъ Симеонъ, княжескій посолъ Ѳома. Вел. князь, давъ Исидору большую свиту, для поддержанія достоинства Руси, напутствовалъ его, какъ указываетъ Соловьевъ, слѣдующими словами: «Смотри же, приноси къ намъ древнее благочестіе, какое мы приняли отъ прародителя нашего Владиміра, а новаго, чужого не приноси; если же принесешь что-нибудь новое и чужое, то мы не примемъ». Исидоръ обѣщался крѣпко стоять въ православіи, но уже въ дорогѣ спутники стали замѣчать въ немъ наклонность къ латинству. По пути онъ побывалъ въ Твери, Новгородѣ и Псковѣ. Въ Феррару онъ прибылъ черезъ годъ безъ 20 дней.

Въ январѣ 1439 г. соборъ былъ перенесенъ папой во Флоренцію. На соборѣ присутствовали императоръ Іоаннъ Палеологъ и патріархъ Іосифъ. Содержаніе императору и всѣмъ грекамъ шло отъ папы. Восточные православные пріѣхали на соборъ съ большими надеждами, т. к. императоръ обѣщалъ ничего не измѣнять въ вѣрѣ. Съ іюня происходили частныя бесѣды и препирательства о чистилищѣ и прибавкѣ къ символу, но соглашеніе не достигалось. Папа распорядился выдавать содержаніе только высказывавшимъ наклонность къ уніи. Пока происходили пренія, м. Исидоръ въ дѣяніяхъ соборныхъ не принималъ участія. Бесѣды съ латинянами вели митр. ефесскій Маркъ и митр. никейскій Виссаріонъ. Но когда пренія были закончены и выдвинулся въ рѣшительной формѣ вопросъ о соглашеніи, то м. Исидоръ выступилъ главнымъ дѣйствующимъ лицомъ. 5 іюля 1439 г. актъ флорентійской уніи былъ подписанъ, а 6 іюля торжественно провозглашенъ въ флорентійскомъ каѳедральномъ соборѣ. Актъ гласилъ, что: «Духъ Святый исходитъ отъ Отца и Сына, какъ одного начала; есть чистилище; Евхаристію можно совершать и на квасномъ и на прѣсномъ хлѣбѣ, безразлично; папа, какъ глава Церкви, имѣетъ главенство во всемъ мірѣ». Не подписались подъ актомъ патр. Іосифъ, умершій передъ этимъ, Святитель Маркъ Ефесскій и немногіе другіе. Митр. Исидоръ подписалъ актъ за себя и за патр. антіохійскаго Досиѳея, котораго былъ уполномоченнымъ. Онъ заставилъ подписаться еп. Авраамія. Исидоръ былъ, по словамъ Голубинскаго, «главнымъ творцомъ и виновникомъ этой Флорентійской уніи». Митр. Виссаріонъ больше слѣдовалъ за нимъ. Исидоръ вліялъ и на колебавшагося императора, заявивъ ему, что дѣло можетъ устроиться и безъ него. Его авторитетъ былъ силенъ между епископами. Свящ. Симеонъ суздальскій, составившій описаніе собора, подчеркиваетъ, что «ни единаго возлюби папа митрополита, якоже Исидора». Онъ былъ возведенъ папой Евгеніемъ въ санъ кардинала-пресвитера, а передъ отъѣздомъ облеченъ титуломъ «легата отъ ребра апостольскаго въ земляхъ ливонскихъ, литовскихъ и русскихъ», а также въ земляхъ «Лехіи» (должно подразумѣвать Галицію, какъ часть тогдашней Польши).

Во время обратнаго пути Исидора отъ него бѣжали изъ Венеціи бояринъ Ѳома и священникъ Симеонъ. Изъ Будима въ Венгріи Исидоръ отправилъ пастырское посланіе о совершившемся соединеніи церквей. Черезъ польскій Краковъ Исидоръ проѣхалъ во Львовъ, тогдашній главный городъ Галиціи. Побывалъ онъ еще въ Вильнѣ и Кіевѣ. Православные князья литовскіе принимали его только какъ православнаго митрополита, а не какъ папскаго легата. Онъ же служилъ какъ въ православныхъ храмахъ, такъ и въ латинскихъ костелахъ. Въ Москву онъ прибылъ постомъ — 19 марта 1441 г. Въ Москву доходили свѣдѣнія о событіяхъ во Флоренціи. Сначала тамъ наступило смущеніе, но затѣмъ рѣшено было дать ему отпоръ. Тверже всѣхъ держалъ себя вел. кн. Василій II. Онъ успѣлъ снестись съ Аѳономъ и зналъ, что какъ тамъ, такъ и во всей Византіи духовенство и міряне съ негодованіемъ отнеслись къ уніи. Черезъ нѣсколько дней по прибытіи, Исидоръ былъ взятъ подъ стражу и помѣщенъ на житье «за сторожами» (подъ домашній арестъ) въ Чудовомъ митрополичьемъ монастырѣ. Собранный Василіемъ церковный соборъ, угрожая смертной казнью, безъ успѣха старался убѣдить Исидора отказаться отъ заблужденій. Просидѣвъ въ Чудовомъ монастырѣ весну и лѣто, онъ ночью 15 сент. 1441 г. бѣжалъ изъ Москвы. Вел. кн. былъ этимъ доволенъ. Такимъ образомъ этимъ разрѣшался вопросъ, что съ нимъ дѣлать дальше. Его не преслѣдовали и дали возможность исчезнуть изъ Россіи. Онъ объявился въ Твери. Тамъ кн. Борисъ Александровичъ посадилъ его «за приставовъ». Но Василій II приказалъ выпустить его. Нѣкоторое время пробылъ онъ въ Новгородкѣ у литовскаго вел. кн. Казимира. Видимо, и тамъ онъ чувствовалъ себя неловко среди православныхъ. Оттуда онъ отправился къ папѣ. Въ 1452 г. Исидоръ изъ Рима выѣхалъ въ Царьградъ, чтобы дѣйствовать въ пользу уніи, но и тамъ побывалъ въ тюрьмѣ. Епископъ Арсеній пишетъ, что «Кардиналъ Исидоръ, неузнанный, успѣлъ выкупиться за нѣсколько монетъ на другой день взятія Константинополя и бѣжалъ въ Римъ». Имъ описано было взятіе Константинополя. Папа Николай далъ ему титулъ патріарха константинопольскаго и декана кардинальской коллегіи. Умеръ онъ въ Римѣ въ 1453 г. («Прав. Богосл. Энц.»).

По словамъ священника Симеона, Исидоръ обнадеживалъ папу во Флоренціи, что ему удастся ввести унію въ Россіи. Онъ считалъ, что Василій II по молодости не посмѣетъ воспротивиться его волѣ, а некнижные московскіе епископы не сумѣютъ возражать ему. Василій же первый назвалъ его латинскимъ прелестникомъ и волкомъ. Полная неудача въ Россіи явилась неожиданностью для него и для папы.

Для пониманія дальнѣйшихъ событій въ Москвѣ, необходимо указать на то, чтó происходило въ Царьградѣ. Императоръ Іоаннъ Палеологъ оставался вѣренъ уніи, противъ которой были Византія и весь православный Востокъ. Большое значеніе имѣли выступленія Марка Евгеника Ефесскаго. Преемникъ Іоанновъ и братъ его, Константинъ XII, сначала былъ вѣренъ Православію, когда же надвинулась непосредственная опасность Константинополю, прибѣгъ къ уніи, считая ее единственнымъ средствомъ спасенія. Народъ же, напротивъ, смотрѣлъ на унію, какъ на способъ привлечь на Византію гнѣвъ Божій. 29 мая 1453 г. Константинополь былъ взятъ турками. Императоръ Константинъ палъ геройскою смертью. Султанъ Магометъ обратилъ храмъ Св. Софіи въ мечеть, но дозволилъ выбрать патріарха. Таковымъ выбранъ былъ видный борецъ противъ уніи, монахъ Геннадій Схоларій.

Послѣ сверженія Исидора вел. князь въ 1441 г. заготовилъ къ патріарху письмо, въ которомъ, обвиняя Исидора въ измѣнѣ Православію, просилъ о поставленіи митрополитомъ Святителя Іону. Но письмо это не было отослано. Видимо не рѣшились обращаться къ патріарху уніату, свергнувъ Исидора за уніатство. Задерживалось и избраніе митрополита въ Москвѣ. Дѣло въ томъ, что въ іюлѣ 1445 г. Василій II во время борьбы съ казанскими татарами былъ захваченъ ими въ плѣнъ и оставался въ немъ около трехъ мѣсяцевъ. Въ 1446 г. онъ былъ захваченъ въ обители Троицкой двоюроднымъ братомъ, кн. Димитріемъ Юрьевичемъ Шемякой, ослѣпленъ и лишенъ престола. Только въ февралѣ 1447 г. Василій Темный вернулся въ Москву. Во время этой усобицы въ домѣ потомковъ Іоанна Калиты духовенство крѣпко стояло за Василія и содѣйствовало побѣдѣ самодержавія надъ старымъ удѣльнымъ порядкомъ. Святитель Іона тоже неизмѣнно дѣйствовалъ въ пользу Василія, несмотря на то, что Шемяка, завладѣвъ Москвой, ввелъ его въ управленіе дѣлами митрополіи. Въ 1448 — 15 дек. — Святитель Іона, оставаясь все это время «нареченнымъ», былъ наконецъ поставленъ митрополитомъ соборомъ русскихъ архіереевъ. Въ 1452 г. Василій составилъ посланіе императору Константину XII Палеологу, въ то время остававшемуся православнымъ. Вел. князь, упомянувъ объ отступничествѣ Исидора, объ избраніи митрополитомъ Іоны и о своемъ желаніи послать пословъ въ Константинополь для поставленія митрополита, указываетъ на возникшія препятствія: трудность пути и междуусобныя рати и брани. Василій II просилъ извиненія за самовольный вынужденный поступокъ и увѣрялъ въ своемъ неизмѣнномъ признаніи власти патріарха. Въ заключеніе онъ сообщаетъ, что намѣревался писать патріарху, но не знаетъ, имѣется ли таковой въ Константинополѣ и каково его имя. Письмо императору не было послано. Повидимому въ Москву пришли свѣдѣнія, что императоръ сдѣлался уніатомъ, какъ то имѣло мѣсто въ 1452 году.

Голубинскій такъ представляетъ себѣ тогдашнее отношеніе Москвы къ происходившему въ Царьградѣ: «Въ Константинополѣ послѣ взятія его Турками мѣсто православнаго императора греческаго занялъ мусульманскій или бусурманскій султанъ турецкій. Какъ императоръ былъ мірскимъ главой патріарха константинопольскаго, утверждалъ его въ его званіи и возлагалъ на него отличія (инсигніи) этого послѣдняго, такъ тѣмъ же сталъ по отношенію къ нему и тоже сталъ дѣлать и султанъ, вслѣдствіе чего патріархъ превратился теперь въ раба христоненавистнаго бусурмана. Но у Русскихъ не могло быть желанія, чтобы ихъ митрополитъ получалъ посвященіе отъ этого раба бусурмана, — чтобы бусурманская скверна, которую султанъ сообщалъ своими руками патріарху, переходила и на митрополита и чтобы черезъ рабство патріарха султану и они до нѣкоторой степени становились рабами этого ненавистника креста Христова. И дѣло тутъ шло не объ однихъ только отвлеченныхъ понятіяхъ и мнѣніяхъ, но и объ осязаемой дѣйствительности, ибо митрополитъ русскій, имѣвшій отправляться — предполагая, что онъ былъ бы избираемъ дома — для посвященія въ Константинополь, обладаемый Турками, долженъ былъ бы имѣть непосредственныя сношенія съ чиновниками турецкими, въ вѣдѣніи которыхъ находился патріархъ съ церковію, — могъ бы быть требуемъ для непосредственныхъ представленій самому султану, который могъ видимымъ образомъ поставить дѣло такъ, чтобы онъ — митрополитъ казался бы такимъ же рабомъ его, какъ и самъ патріархъ, черезъ что могли быть изъявляемы султаномъ нѣкоторыя притязанія на верховенство и надъ самимъ великимъ княземъ...».

Съ этого времени установился порядокъ ставить митрополитовъ въ самой Москвѣ и своими русскими епископами, такъ чтобы митрополиты могли быть на будущее время фактически независимыми отъ патріарховъ. Объ отношеніи къ этому патріарховъ Голубинскій пишетъ: «Какъ бы то ни было, дали или не дали патріархи свое формальное дозволеніе Русскимъ на то, чтобы ставить имъ своихъ митрополитовъ въ самой Москвѣ, но во всякомъ случаѣ положительно извѣстно, что они не протестовали открытымъ образомъ противъ самого ставленія. Слѣдовательно, если они и не давали на него формальнаго дозволенія, то съ охотой или неохотой допустили и признавали его какъ фактъ».

Первый патріархъ послѣ начала турецкаго ига, Святитель Геннадій, просилъ митрополита Іону о помощи вопіющимъ нуждамъ греческой Церкви. Митрополитъ поспѣшилъ исполнить желаніе праведнаго патріарха и просилъ его не оставлять Русской Церкви своимъ попеченіемъ. Въ 1465 г. митрополитъ Ѳеодосій, по грамотѣ патріарха Іерусалимскаго Іоакима, посвятилъ въ Москвѣ грека Іосифа въ митрополиты Кесаріи-Филипповой.

Святитель Іона, занявъ столь высокое положеніе, позаботился о внѣшней представительности. На своемъ дворѣ онъ поставилъ палату каменную съ домовою церковью Ризположенія Пречистыя Богородицы; Успенскій каѳедральный соборъ украсилъ иконами въ золотыхъ и серебряныхъ ризахъ съ драгоцѣнными каменьями и пр. Богослуженіе въ немъ сдѣлалъ болѣе торжественнымъ чрезъ умноженіе пѣвчихъ и числа чтецовъ.

Святитель Іона родился близъ г. Солигалича Костромской обл., отъ вотчинника Ѳеодора Одноуша, слѣдовательно былъ по своему происхожденію изъ людей благородныхъ. 12-лѣтнимъ мальчикомъ онъ поступилъ въ одинъ изъ галичскихъ монастырей, а затѣмъ перешелъ въ московскій Симоновъ мон. Онъ проявлялъ тамъ большую ревность. Любилъ онъ писаніе божественныхъ книгъ. Житіе сообщаетъ, что Святитель Фотій засталъ его однажды заснувшимъ въ хлѣбнѣ «отъ великаго воздержанія и отъ прилежнаго труда и молитвы» съ правой рукой, согбенной для благословенія. Св. Фотій, запретивъ будить его, предрекъ, что Іона будетъ великимъ святителемъ. Поставленный ок. 1430 г. епископомъ рязанскимъ, онъ обратилъ въ христіанство многихъ инородцевъ.

Первою заботою митр. Іоны было подчинить своей власти епископіи, находившіяся во владѣніяхъ короля польскаго и одновременно вел. кн. литовскаго Казимира. Онъ сносился съ послѣднимъ, съ православнымъ кіевскимъ княземъ Александромъ Владиміровичемъ, женатымъ на сестрѣ Василія II, и отправлялъ посланія южной паствѣ. Въ 1451 г. въ грамотѣ, данной въ Вильнѣ, Казимиръ призналъ Іону главой литовскихъ епархій съ Кіевомъ, но не галицкимъ. Всѣ старанія Святителя подчинить и Галицію оказались напрасными. Святитель сразу произвелъ очищеніе литовско-русскихъ епархій отъ заразы уніатства. Одинъ изъ литовскихъ епископовъ, Даніилъ владимірскій и берестейскій, ходилъ ранѣе для посвященія въ Константинополь къ патріарху-уніату Григорію Маммѣ и былъ посвященъ, находившимся тамъ, Исидоромъ. Еп. Даніилъ былъ вызванъ въ Москву, гдѣ, совершивъ передъ митрополитомъ отреченіе и подписавъ его, получилъ прощеніе и благословеніе. Первымъ дѣломъ митр. Іоны было торжественное причисленіе къ лику святыхъ митрополита Алексія. Сохранились учительныя грамоты Св. Іоны. Двѣ — на Вятку, получавшую изъ Россіи священниковъ, но не имѣвшую надъ собою епископа и сначала не подчинявшуюся русской іерархіи. Въ двухъ грамотахъ въ Новгородъ Святитель обличаетъ кулачные (вѣрнѣе палочные) бои. Въ посланіи къ псковичамъ онъ даетъ имъ пастырски-учительное указаніе.

Митрополитъ Іона собиралъ соборъ для суда надъ ростовскимъ архіепископомъ Ѳеодосіемъ. Въ 1455 г. навечеріе Богоявленія случилось въ воскресенье, и архіеп. Ѳеодосій распорядился, чтобы по отпѣтіи литургіи и вечерни монахи ѣли сыръ, молоко и рыбу, а міряне — мясо. Нарушеніе принятаго устава о постахъ, допущенное архіепископомъ, считавшимъ, на осн. апостольск. пр. 64 и Гангрск. соб. пр. 18, что въ день недѣльный не полагается поста, митр. Іона призналъ настолько важнымъ, что хотѣлъ было снять съ него санъ и уступилъ только печалованію за него вел. княгини. На соборѣ владыка Ѳеодосій принесъ смиреннѣйшее покаяніе и обѣщалъ твердо держаться церковныхъ правилъ (по Голубинскому).

Митрополиту Іонѣ пришлось сначала править въ смутное время на Руси, о которомъ говорилось выше. Въ правленіе Василія II Темнаго онъ принималъ большое участіе въ государственныхъ дѣлахъ. Король польскій просилъ митрополита содѣйствовать успѣху посольства, присланнаго имъ въ Москву. Псковичи просили его быть ходатаемъ передъ Василіемъ. Въ договорахъ послѣдняго съ польскимъ королемъ и кн. рязанскимъ митр. Іонѣ предоставлялось быть третейскимъ судьей. Когда онъ былъ еще нареченнымъ митрополитомъ, отправлена была имъ въ 1447 г. обличительная грамота отъ всего духовенства кн. Димитрію Шемякѣ. Противъ послѣдняго онъ писалъ его доброжелателямъ среди новгородцевъ, а также архіеп. новгородскому Евѳимію. Святитель Іона скончался въ глубокой старости 31 марта 1461 г. Въ самый годъ кончины его близкій другъ и единомышленникъ, Св. Іона, архіеп. новгородскій, возревновалъ прославить его память канономъ, который и написалъ, по его порученію, извѣстный творецъ ихъ и житій Пахомій Сербинъ, жившій тогда въ Новгородѣ. Въ 1472 г. были обрѣтены его мощи и установлено мѣстное празднованіе. Общецерковное празднованіе было установлено при митр. Макаріи въ 1547 г. При митр. Іонѣ произошло, длившееся долгое время, раздѣленіе русской Церкви на двѣ половины — московскую и кіевскую. Объ этомъ будетъ сказано въ третьемъ отдѣлѣ.

Примѣчанія:
[1] Митрополита Кирилла обычно именуютъ вторымъ. Малоизвѣстенъ митр. Кириллъ I (между 1040 и 1050 годами), не упоминаемый лѣтописями, но стоящій въ Кіево-Софійскомъ помянникѣ и въ спискѣ митрополитовъ Никоновской лѣтописи. (Голубинскій).
[2] Въ 1229 г. Кіевъ подвергся такому разграбленію татаръ, что бѣжали всѣ его жители; отбылъ и митр. Максимъ. (Голубинскій).
[32] Соловьевъ отмѣчаетъ, что въ посланіи патр. Антонія и въ «Просвѣтителѣ» пр. Іосифа Волоцкаго начало ереси приписывается одному Карпу. Въ посланіи онъ именуется дьякономъ, отлученнымъ отъ службы, стригольникомъ (разстриженнымъ). Пр. Іосифъ пишетъ, что Карпъ былъ художествомъ стригольникъ.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 114-144.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.