Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
Исторія Русской Церкви.

Часть третья.
Отъ раздѣленія митрополіи до учрежденія патріаршества.

Духовное просвѣщеніе. Ереси.

Въ числѣ вопросовъ этого времени видное мѣсто занимали обличенія религіознаго невѣжества и стремленіе къ усиленію религіознаго образованія. Не только въ простомъ народѣ, но въ высшихъ классахъ и даже въ великокняжеской семьѣ господствовали суевѣрія. Супруга вел. князя Василія III, несчастная Соломонія, думала черезъ знахарей избавиться отъ неплодія. Самъ Василій, женившись на Еленѣ Глинской, призывалъ къ себѣ вѣдуновъ, чтобы они своими чарами помогли ему имѣть сына. Іоаннъ Грозный тоже совѣтовался съ волхвами, хотя порой и казнилъ ихъ. Въ народную медицину проникали заговоры и кудесническія средства. Народныя и частныя бѣдствія, неудачи, семейные разлады порой приписывались вѣдовству и устранялись, по народному мнѣнію, тоже вѣдовствомъ. Съ XVI вѣка стали проникать съ Запада астрологическія суевѣрія и гаданія. Къ прежнимъ восточно-балканскимъ и доморощеннымъ апокрифамъ прибавились апокрифическія сочиненія Запада. Апокрифическія сказанія и ссылки на нихъ встрѣчаются въ сочиненіяхъ такихъ крупныхъ лицъ, какъ митрополитовъ Даніила и Макарія, Максима Грека и въ опредѣленіяхъ Стоглаваго собора (Знаменскій).

Въ печальномъ положеніи находился школьный вопросъ. Закрылись школы даже въ новгородскомъ краѣ, болѣе образованномъ. Св. Геннадій, архіеп. новгородскій горько жаловался митр. Симону: «Приводятъ ко мнѣ мужика въ попы ставить, я приказываю ему читать Апостолъ, а онъ и ступить не умѣетъ; приказываю дать ему Псалтирь, а онъ и по той едва бредетъ. Я отказываю ему, а на меня жалобы: земля, господине, такова; не можемъ добыть, кто бы умѣлъ грамотѣ. Бьютъ мнѣ челомъ: Пожалуй, господине, вели учить. Приказываю учить эктенію, а онъ и къ слову пристать не можетъ; ты говоришь ему то, а онъ — другое. Приказываю учить азбуку, и они, немного поучившись, просятся прочь, не хотятъ учить ее». Владыка умолялъ вел. князя и митрополита завести повсюду школы, въ которыхъ бы учили грамотѣ и Псалтири. Ограниченность этой программы показываетъ до чего дошла необразованность духовенства. Церковная проповѣдь замолкла повсюду и была только отчасти замѣнена учительными посланіями митрополитовъ свят. Іоны, Ѳеодосія, Филиппа, архіеп. Вассіана и др. Въ церквахъ читались только поученія изъ Пролога, Толковаго Евангелія, Златоустника и проч. (Знаменскій).

Первымъ возбудительнымъ толчкомъ, вызвавшимъ просвѣтительное движеніе въ Церкви, оказалась ересь жидовствующихъ. О возникновеніи ея Карамзинъ пишетъ: «Былъ въ Кіевѣ жидъ, именемъ Схарія, умомъ хитрый, языкомъ острый; въ 1470 году, пріѣхавъ въ Новгородъ съ княземъ Олельковичемъ, онъ умѣлъ обольстить тамъ двухъ священниковъ, Діонисія и Алексія; увѣрилъ ихъ, что законъ Моисеевъ есть единый божественный; что исторія Спасителя выдумана; что Христосъ еще не родился; что нельзя покланяться иконамъ и проч. Завелась жидовская ересь. Попъ Алексій назвалъ себя Авраамомъ, жену свою Саррою и развратилъ, вмѣстѣ съ Діонисіемъ, многихъ духовныхъ и мірянъ, между коими находился протоіерей софійской церкви Гавріилъ и сынъ знатнаго боярина Григорій Михайловичъ Тучинъ. Но трудно повѣрить, чтобы Схарія могъ столь легко размножить число своихъ учениковъ новгородскихъ, если бы мудрость его состояла единственно въ отверженіи христіанства и въ прославленіи жидовства; св. Іосифъ Волоцкій даетъ ему имя астролога и чернокнижника; и такъ вѣроятно, что Схаріа обольщалъ россіянъ іудейской каббалою, наукой плѣнительною для невѣждъ любопытныхъ и славною въ XV вѣкѣ, когда многіе изъ самыхъ ученыхъ людей (напримѣръ Іоаннъ Пикъ Мирандольскій) искали въ ней разрѣшенія всѣхъ важнѣйшихъ загадокъ для ума человѣческаго. Каббалисты хвалились древними преданіями, будто бы дошедшими до нихъ отъ Моисея...».

Соловьевъ, упоминая о пріѣздѣ изъ Кіева князя Михаила и Схаріи, пишетъ, что послѣдній, «съ помощью пятерыхъ сообщниковъ, также жидовъ, насадилъ въ Новгородѣ свою ересь». Онъ продолжаетъ: «Какъ во время стригольничества, наружное благочестіе первыхъ еретиковъ обратило на нихъ вниманіе народа и содѣйствовало быстрому распространенію ереси; еретики старались получить священническія мѣста, чтобы успѣшнѣе дѣйствовать на своихъ духовныхъ дѣтей; если видѣли человѣка твердаго въ православіи, передъ такимъ и сами являлись православными; передъ человѣкомъ, обличающимъ ересь, они и сами являлись строгими ея обличителями, проклинали еретиковъ; но гдѣ видѣли человѣка слабаго въ вѣрѣ, тутъ были готовы на ловлю. Еретики отличались ученостью, имѣли книги, какихъ не было у православнаго духовенства, которое потому и не могло бороться съ еретиками... Положеніе Новгорода во время окончательной борьбы съ Москвою и непосредственно послѣ нея не давало его церковному правительству возможности обратить надлежащее вниманіе на ересь. Слава благочестивой жизни и мудрости двухъ главныхъ еретиковъ новгородскихъ, Діонисія и Алексія, достигла того, что обратила на нихъ вниманіе великаго князя, когда онъ пріѣхалъ въ Новгородъ въ 1480 году, и оба они взяты были въ Москву: одинъ былъ сдѣланъ протопопомъ въ Успенскій, другой — священникомъ въ Архангельскій соборы. Здѣсь они скоро распространили свое ученіе и между людьми извѣстными, могущественными по своему вліянію; въ числѣ принявшихъ это ученіе были Симоновскій архимандритъ Зосима, славный своею грамотностію и способностями дьякъ Ѳедоръ Курицынъ съ братомъ Иваномъ Волкомъ, невѣстка великаго князя, Елена, мать наслѣдника престола. Іоаннъ зналъ, что эти люди держатъ новое ученіе, но, по характеру своему, ждалъ, пока дѣло выяснится, особенно видя приверженность къ новому ученію людей, которыхъ не могъ не уважать въ томъ или иномъ отношеніи».

Новгородскіе архіепископы Ѳеофилъ и Сергій не обратили вниманія на ересь. Открылъ ее ихъ преемникъ дѣятельный и пламенный владыка Геннадій. Ему донесли, что нѣсколько священниковъ, въ пьяномъ видѣ, надругались надъ иконами. Онъ немедленно далъ объ этомъ знать вел. князю и митрополиту Геронтію, нарядилъ слѣдствіе, обыскалъ еретиковъ и отдалъ ихъ на поруки; но они убѣжали въ Москву, имѣя тамъ вліятельныхъ единомышленниковъ. Изъ Москвы пришелъ приказъ продолжать разслѣдованіе, но въ столицѣ не чувствовалось пониманія опасности. Вел. князь былъ подъ вліяніемъ Курицына, который использовалъ и интересъ Іоанна къ астрологіи. Митр. Геронтій не любилъ владыку Геннадія, а отношенія его съ государемъ были таковы, что онъ не рѣшался докучать послѣднему дѣломъ объ ереси.

Архіеп. Геннадій, карая еретиковъ, согласно разрѣшенія ему даннаго изъ Москвы, послалъ потомъ подробное извѣщеніе о разслѣдованіи. Оно осталось безъ отвѣта. Соловьевъ пишетъ, что Геннадій, узнавъ, что въ Москвѣ еретики «живутъ въ ослабѣ», а новгородскіе еретики, покаявшіеся было и находившіеся подъ епитимьею, убѣжали въ Москву, стали бывать въ церкви и нѣкоторые даже служить литургію, видя это послабленіе, рѣшилъ обратиться за содѣйствіемъ къ преп. Іосифу Волоцкому, который вступилъ въ рѣшительную борьбу съ еретиками. Положеніе ихъ окрѣпло, когда вел. князь, продолжая вѣрить Ѳеодору Курицыну и священнику Алексію, послѣ кончины въ 1490 г. владыки Геронтія, согласился на поставленіе митрополитомъ тайнаго еретика Зосимы.

Владыка Геннадій продолжалъ свою борьбу. Онъ ознакомилъ съ дѣятельностью еретиковъ епископовъ сарскаго Прохора, Суздальскаго Нифонта и пермскаго Филоѳея. Митр. Зосима понималъ, что не можетъ воспрепятствовать разсмотрѣнію дѣла. Въ 1490 г. созванъ былъ соборъ. На основаніи представленныхъ Геннадіемъ розысканій, до 9 лицъ духовнаго званія преданы были проклятію; вел. князь отослалъ однихъ въ Новгородъ, другихъ сослалъ въ заточеніе. Геннадій предалъ ересь публичному позору: еретиковъ водили по улицамъ въ шлемахъ берестовыхъ, съ мочальными кистями, съ вѣнцами изъ соломы и съ надписью: се есть сатанино воинство (Архіеп. Филаретъ).

Но вскорѣ ересь снова окрѣпла. Прошелъ 1492 г., которымъ оканчивалась седьмая тысяча лѣтъ и который народъ проводилъ въ тревогѣ отъ ожиданія кончины міра. Еретики стали смѣяться надъ православными и ругаться надъ ихъ книгами, на которыхъ были основаны ожиданія кончины міра, надъ воскресеніемъ мертвыхъ и надъ самимъ Христомъ, отъ чего де Онъ не явился будить живыхъ и мертвыхъ. Св. Геннадій усилилъ борьбу съ еретиками, а также принялъ участіе въ составленіи продолженія пасхаліи на 70 лѣтъ восьмой тысячи. Въ 1539 г. она была продолжена на всю восьмую тысячу новгородскимъ свящ. Агаѳономъ (Знаменскій). Архіеп. Филаретъ пишетъ: «Ересь стала расти въ народѣ; хулами ея смущались простыя сердца. Митр. Зосима давалъ волю злу и даже наказывалъ смѣлыхъ обличителей нечестія».

Тогда соединившимися силами возобновили борьбу владыка Геннадій и преп. Іосифъ. Они вдвоемъ, несмотря на силу еретиковъ при дворѣ и еретика митр. Зосиму, съ твердостью возстали противъ ереси. Преп. Іосифъ поспѣшилъ написать первоначальную исторію еретиковъ до 1492 г., и по временамъ выступалъ со строгими обличеніями. Онъ умолялъ друга юности своей, уважаемаго пастыря суздальскаго, владыку Нифонта, безъ страха обличить недостойнаго митрополита, пресѣчь всякое общеніе съ нимъ, внушать другимъ, чтобы не принимать отъ него благословенія, въ посрамленіе унижаемой имъ вѣры. Наконецъ въ 1494 г. митр. Зосима вынужденъ былъ оставить митрополію, по выраженію лѣтописи, «не своею волею». Зосиму не поминали потомъ въ Недѣлю Православія, что дѣлалось въ отношеніи остальныхъ московскихъ митрополитовъ.

Оставался сильный дьякъ Ѳеодоръ Курицынъ. На сторонѣ еретиковъ продолжала быть кн. Елена, сынъ которой, Димитрій, какъ разъ въ это время былъ объявленъ наслѣдникомъ престола. Дѣйствуя противъ еретиковъ, свв. Геннадій и Іосифъ примкнули къ противной придворной партіи, поддерживавшей вел. княгиню Софію и ея сына Василія. Когда эта партія побѣдила, преп. Іосифъ получилъ доступъ ко двору. Онъ явился лично къ государю и просилъ сдѣлать новое слѣдствіе объ еретикахъ. Іоаннъ III обѣщалъ исполнить его просьбу и раскаивался, что слабо преслѣдовалъ ихъ. Но онъ все еще сомнѣвался, можно ли казнить еретиковъ. Преп. Іосифъ привелъ слова Апостола о гнѣвѣ древняго закона на преступниковъ и гнѣвѣ Божіемъ на отвергающихъ законъ благодати (Евр. X, 28-29). Іоаннъ сказалъ «довольно». Но дѣло не двигалось цѣлый годъ. Преп. Іосифъ просилъ духовника государева, архимандрита андрониковскаго Митрофана напомнить ему о данномъ обѣщаніи. Въ 1503 году Ѳеодора Курицына уже не было въ живыхъ.

Въ 1504 г. послѣдовало увольненіе свят. Геннадія, о чемъ упоминалось выше. Преп. Іосифъ рвеніе свое не ослаблялъ.

Въ декабрѣ 1504 г. открытъ былъ соборъ объ еретикахъ въ присутствіи наслѣдника престола, Василія. Строгій преп. Іосифъ не скрывалъ и раньше своего мнѣнія, что не слѣдуетъ щадить и кающихся еретиковъ, т. к. вынужденное раскаяніе, будучи лицемѣрнымъ, ничего не значитъ. Онъ считалъ, что ихъ надо неисходно держать въ темницахъ, дабы не прельщали другихъ, а также лишать ихъ причастія до смерти. Противъ такого мнѣнія возставали бѣлозерскіе старцы, считавшіе, что кающихся надо принимать въ Церковь и удостаивать причащенія. Старцы отрицали смертную казнь за ересь. На соборѣ мнѣніе преп. Іосифа восторжествовало. По рѣшенію вел. князя, постановлено было часть еретиковъ сжечь, большую же часть разослать по монастырямъ. Церковь положила произносить анаѳему на жидовствующихъ въ недѣлю Православія.

Голубинскій пишетъ: «Казни 1504-го года положили конецъ существованію секты Жидовствующихъ, какъ таковой. Большее или меньшее количество отдѣльныхъ еретиковъ успѣло спастись, и эти спасшіеся отъ смерти и отъ заточенія, глубоко затаившись, поодиночно или въ маленькихъ тѣсныхъ кружкахъ продолжали хранить ересь и находить преемниковъ себѣ въ ея храненіи; но секта, какъ секта, прекратила свое существованіе. Вмѣстѣ съ остатками самой ереси въ ея подлинномъ видѣ сохранились остатки и того христіанскаго вольномыслія, которое было ею произведено...».

Разно понимается существо ереси. Преп. Іосифъ прямо и ясно говоритъ, что ересь, будучи собственно не ересью, а совершеннымъ отступленіемъ отъ христіанства, «отступничествомъ», представляла изъ себя жидовство или іудейство, — іудейскую вѣру, принимавшуюся вмѣсто христіанства, которое было отвергаемо какъ ложь. Нѣкоторые изслѣдователи считали, что ересь, не бывъ чистымъ жидовствомъ, представляла изъ себя смѣсь жидовства съ христіанскимъ раціонализмомъ. Митр. Макарій признаетъ ее чистымъ жидовствомъ или іудействомъ. Къ его мнѣнію присоединяется Голубинскій. Вмѣстѣ съ тѣмъ, послѣдній считаетъ, что успѣхъ Схаріи объясняется знаніемъ имъ чародѣйства, чернокнижія и звѣздозаконія или астрологіи. Тайныя науки и еврейская каббала и помогли Схаріи привлечь двухъ первыхъ священниковъ, желавшихъ познать ихъ. Онъ могъ представить имъ, что посвященіе въ эти науки возможно только подъ условіемъ принятія жидовства. Астрологомъ былъ Ѳеодоръ Курицынъ; астрологія, какъ упоминалось, интересовала и Іоанна III, потомъ каявшагося преп. Іосифу въ невольномъ попустительствѣ ереси.

Борьба съ еретиками явила людей искусныхъ въ вѣрѣ, возбудила сильную нужду въ просвѣщеніи и подняла разные вопросы о современныхъ нестроеніяхъ въ Церкви. Заслуги св. Геннадія состояли въ первоначальномъ обличеніи ереси посланіями, а также въ переводахъ съ латинскаго двухъ полемическихъ сочиненій противъ іудеевъ, заимствованныхъ у католиковъ. Голубинскій пишетъ: «Эти сочиненія суть: 1) «Магистра Николая Делира прекраснѣйшія стязанія, іудейское безвѣріе въ православнѣй вѣрѣ похуляющи», переведенное въ 1501 г. посольскимъ толмачемъ или переводчикомъ Дмитріемъ Герасимовымъ, по прозванію Малымъ. Сочиненія Делира или Де-Лиры пользовались на Западѣ весьма большою славою, какъ одно изъ главныхъ полемическихъ сочиненій противъ іудейства. 2) «Учителя Самоила Евреина на богоотметные жидове обличительно пророческими рѣчми», переведенное въ 1504-мъ году однимъ иностранцемъ, жившимъ въ Россіи» [1]. Св. Геннадій, кромѣ того, собралъ воедино всѣ книги Священнаго Писанія, чего дотолѣ въ Россіи не было. Нѣкоторыхъ книгъ, входящихъ въ Библію, онъ не смогъ все же достать и вынужденъ былъ довольствоваться извлеченіями текстовъ изъ разныхъ толкованій священныхъ книгъ и переводами съ Вульгаты.

Преп. Іосифомъ было написано замѣчательное сочиненіе «Просвѣтитель». «Безъ душевной радости», пишетъ владыка Филаретъ Черниговскій, «нельзя читать умнаго, основательнаго, по мѣстамъ глубокомысленнаго, всегда дышащаго живымъ благочестіемъ, Просвѣтителя Іосифова. Это сочиненіе — краса русской Церкви, особенно когда вспомнимъ, что оно принадлежитъ XV вѣку».

«Содержаніе Просвѣтителя: 1) слово о Св. Троицѣ; 2) о пришествіи Мессіи въ лицѣ Іисуса Христа; 3) о значеніи закона Моисеева; 4) о причинахъ воплощенія Сына Божія; 5), 6) и 7) объ иконопочитаніи; 8), 9) и 10) о второмъ пришествіи Сына Божія; 11) и 12) о монашествѣ; 13) и 14) о томъ, какъ поступать съ еретиками. Проф. Голубинскій пишетъ: «Этотъ Просвѣтитель преп. Іосифа, представляя собою для конца XV — начала XVI вѣковъ произведеніе нашей письменности замѣчательнѣйшее, былъ такимъ для своего времени блистательнымъ обличительнымъ сочиненіемъ противъ Жидовствующихъ и противъ порожденнаго ими вольномыслія, лучше котораго требовать было бы невозможно. Надѣленный блестящимъ умомъ и выдающимся литературнымъ талантомъ, преп. Іосифъ исключительнымъ образомъ былъ начитанъ въ Священномъ Писаніи и въ твореніяхъ отеческихъ, насколько послѣднія существовали тогда въ славянскомъ переводѣ, такъ что по этой начитанности имѣетъ право на титулъ ученѣйшаго человѣка своего времени». Кромѣ Просвѣтителя, являвшагося первымъ русскимъ богословіемъ, преп. Іосифъ написалъ «Уставъ или духовную грамоту», а также «Сказаніе о святыхъ отцахъ монастырей русскихъ», въ которыхъ защищалось монашество отъ еретиковъ, съ другой же стороны имѣлось въ виду подробными правилами и приводимыми примѣрами поднять, подвергавшуюся нареканіямъ, монастырскую нравственность. Такъ какъ вопросъ о монастырской нравственности давно уже соединялся съ вопросомъ о монастырскихъ вотчинахъ, то преп. Іосифу пришлось заняться и этимъ вопросомъ. Противъ вотчино-владѣнія выступали, кромѣ еретиковъ, преп. Нилъ Сорскій и его послѣдователи. Преп. Іосифъ долженъ былъ начать борьбу съ ними.

Въ 1553 г. въ Москвѣ къ священнику Благовѣщенскаго собора Сѵмеону пришелъ боярскій сынъ Матвѣй Башкинъ, повидимому татарскаго происхожденія, и предлагалъ вопросы, на которые тотъ затруднялся отвѣтить. Онъ объ этомъ освѣдомилъ извѣстнаго священника Сильвестра, который доложилъ царю Іоанну IV. Башкинъ былъ схваченъ. Матвѣй (Матюша, по именованію Сильвестра) оказался еретикомъ и указалъ на другихъ еретиковъ, изъ которыхъ главнымъ былъ бѣлозерскій монахъ Ѳеодосій Косой, имѣвшій учениковъ.

По изслѣдованію и собственному признанію Башкина, онъ 1) считалъ преданіе отцевъ за басни и о постановленіяхъ соборовъ говорилъ, что они писаны только по разчетамъ властолюбія; самое св. Писаніе изъяснялъ по-своему; 2) не признавалъ Сына Божія равнымъ Богу Отцу, почему сочинилъ молитвы съ обращеніемъ къ единому Отцу; 3) отрицалъ таинства евхаристіи и покаянія, указывая въ первой только хлѣбъ и вино; а для прощенія грѣховъ считалъ достаточнымъ, если человѣкъ перестанетъ грѣшить; 4) иконопочитаніе называлъ служеніемъ идоламъ.

Ереси ихъ обоихъ были близки одна къ другой. Но источникъ происхожденія ересей Матвѣя и Ѳеодосія былъ разный. Башкинъ показалъ, что учителями его были: «литвянинъ аптекарь Матѳей и другой латинянинъ Андрей Хотѣевъ». Онъ, слѣдовательно, заразился раціоналистическимъ ученіемъ отъ иновѣрцевъ, жившихъ въ Москвѣ. Ученіе же Косого было видоизмѣненнымъ продолженіемъ ереси жидовствующихъ, нѣкоторые послѣдователи которыхъ нашли себѣ убѣжище у заволжскихъ старцевъ. Онъ и оговорилъ нѣкоторыхъ изъ нихъ. Но на дѣлѣ не всѣ старцы были признаны виновными. Одни изъ нихъ подвергнуты были позднѣйшимъ соборомъ церковной епитиміи, другіе были отданы подъ монастырскій присмотръ, «да не сѣютъ злобы своея роду человѣческому». Башкинъ и его товарищи судились на Соборѣ 1553 года, продолжавшемъ засѣдать и въ 1554 г. Еретики были отправлены въ монастыри для пожизненнаго заключенія.

Ѳеодосій Косой (косоглазый) былъ слугой одного боярина въ Москвѣ. Обокравъ его, онъ бѣжалъ, бродяжничалъ, пришелъ въ Кирилловъ мон. и тамъ постригся. Единомышленъ съ нимъ былъ его пріятель Игнатій. Они были схвачены въ 1555 г. и заключены въ монастырь въ Москвѣ. Имъ удалось бѣжать въ Литву. Косой женился на полькѣ, Игнатій на еврейкѣ. Тамъ они проповѣдывали, что Божество не троично, что Христосъ простой человѣкъ, что все внѣшнее устройство церковное не нужно. Архіеп. Филаретъ пишетъ, что Косой былъ «наглѣе Башкина, и, начитавшись социніанскаго ученія, прямо высказывалъ самыя дерзкія выходки Социна» [2]. Около 1575 г. они обнаружились на Волыни въ имѣніи Чапліевъ и нашли тамъ готовыхъ слушателей.

Башкинъ оговорилъ старца Артемія, постриженника Комельскаго мон. и въ 1548 г. приглашавшагося быть настоятелемъ этой обители. Недолго онъ былъ игуменомъ Троицкимъ и перевелъ къ себѣ изъ Твери преп. Максима. Въ 1551 г., недовольный монастырскими порядками, ушелъ въ пустыню. Онъ былъ вызванъ, какъ человѣкъ учительный, чтобы говорить съ Башкинымъ «книгами», и былъ оговоренъ имъ. Въ 1554 г. на соборѣ онъ не призналъ себя виновнымъ, но изъ обличительнаго письма его къ Косому, уже въ Литвѣ, видно, что одно время впадалъ въ прелесть. Артемій былъ сосланъ въ Соловецкій мон., откуда бѣжалъ въ Литву. Тамъ онъ выступалъ ревностнымъ защитникомъ православія противъ протестантства, въ особенности противъ социніанъ и Косого.

Ересь Косого вызвала противъ себя замѣчательныя полемическіе труды со стороны даровитаго ученика преп. Максима, Зиновія, инока новгородскаго Отенскаго мон., пребывавшаго одно время въ ссылкѣ со своимъ учителемъ. Убѣдили его писать клирошане Спасскаго старорусскаго мон., которые приходили къ нему за разрѣшеніемъ недоумѣній, возбужденныхъ ересью Косого.

Архіеп. Филаретъ пишетъ: «Зиновій разсмотрѣлъ мысли Косого въ томъ порядкѣ, въ какомъ передавали ему клирошане, присовокуплявшіе по мѣстамъ и свои частныя сомнѣнія. Разсужденія Зиновія спокойны, отвѣты обдуманны, опроверженія вѣрны, свѣдѣнія изумляютъ обширностью. Зиновій читалъ Просвѣтителя преп. Іосифа, и сочиненіе его показываетъ, что онъ выполнилъ свое дѣло лучше предшественника. У него глубже и отчетливѣе раскрыты начала христіанской философіи. Сочиненіе его достойно носитъ названіе: «Истины показаніе къ вопросившимъ о новомъ ученіи». Второе менѣе обширное сочиненіе называется: «Многословное посланіе на зломудріе Косаго» и является отвѣтомъ на письмо соблазненныхъ еретикомъ литовцевъ. Зиновій отошелъ отъ нѣкоторыхъ положеній преп. Максима и приблизился къ мнѣніямъ іосифлянъ. Онъ замѣтилъ, что указаніе Максима на примѣръ картезіанскихъ монаховъ унизительно для православныхъ монастырей, что изображеніе монастырской деморализаціи у него слишкомъ преувеличено, что нѣкоторые и вотчинные монастыри живутъ очень бѣдно.

Онъ писалъ: «Слезы навертываются на глазахъ, когда вспомнишь какъ живутъ эти иноки, которыхъ осуждаютъ за то, что они владѣютъ селами: кожа на рукахъ у нихъ растрескалась отъ работы, лица осунулись, волосы въ безпорядкѣ, ноги посинѣли и опухли; сборщики податей истязуютъ ихъ немилосердно; денегъ у нихъ столько, что у нищихъ, которые приходятъ къ нимъ за милостынею, больше, — у рѣдкаго можно найти пять или шесть сребренниковъ. Пища ихъ — хлѣбъ овсяный невѣянный, колосья ржаные толченые; питье — вода; горячее кушанье — изъ капустнаго листа. У богатыхъ — свекла и рѣпа; сладкое кушанье — рябина и калина. А князь Вассіанъ какъ жилъ въ Симоновѣ? Не угодно было ему симоновскихъ блюдъ кушать — хлѣба ржанаго, щей, свекольника, каши; молока промзглаго и пива монастырскаго, очищающаго желудокъ, не пилъ потому, что это кушанье и пиво съ деревень шло; вмѣсто этого онъ питался кушаньями, которыя приносили ему со стола великокняжескаго; пилъ же нестяжатель романею, бастро, мушкатель, рейнское вино» (Соловьевъ).

Въ «Энциклопедическомъ Словарѣ» Брокхгауза и Ефрона подведенъ итогъ ересямъ, появлявшимся въ Россіи съ XI-го вѣка: «Обращая взоръ и на предшествующія еретическія ученія до XVI вѣка: Дмитра, Адріана, Стригольниковъ и Жидовствующихъ мы выносимъ убѣжденіе въ совершенной неподготовленности его (Башкина) къ самобытному раціонализму. Адріанъ и Дмитръ принадлежали по своему ученію къ обществу богомиловъ, дѣйств. на юго-зап. границѣ Россіи; Стригольники возставали собственно противъ русскаго духовенства своего времени, а ученіе Жидовствующихъ исходитъ отъ евреевъ, жившихъ на югѣ Россіи. Весь вопросъ въ данномъ случаѣ сводится къ рѣшенію: изъ какой именно страны Запада пришло ученіе Башкина. Г. Емельяновъ справедливо, кажется, утверждаетъ, что оно занесено къ намъ изъ Литвы, гдѣ реформаціонныя идеи утвердились еще съ XV в.».

Въ XV и XVI столѣтіяхъ особенно выдѣлялись труды плодотворнѣйшаго митрополита Макарія, св. Геннадія, архіепископа новгородскаго, преп. Іосифа Волоколамскаго, преп. Нила Сорскаго, Максима Грека, Зиновія Отенскаго, священника Сильвестра.

Извѣстны посланія митрополитовъ Ѳеодосія, Филиппа I, Симона, Даніила, св. Евфимія II, архіепископа новгородскаго, Вассіана Рыло, архіепископа Ростовскаго, Филоѳея, старца псковскаго Елеазарова мон., къ набожному и умному намѣстнику псковскому дьяку Мисюрю Мунехину, въ которомъ говорилось о третьемъ Римѣ — Москвѣ. Посланія — преп. Корнилія Комельскаго, Ѳеодосія, игумена Хутынскаго, Пафнутія инока Соловецкаго къ игумену Іакову, написавшаго и службу святителю Филиппу. Составлены были житія святыхъ: Димитрія Прилуцкаго иг. Макаріемъ, преп. Сергія Обнорскаго иг. Алексіемъ, преп. Саввы Вишерскаго иг. Геласіемъ, князей Ярославскихъ Ѳеодора, Константина и Давида іером. Спасскаго мон. Антоніемъ, Діонисія Глушицкаго инокомъ Иринархомъ, Соловецкимъ святымъ иг. Досиѳеемъ, Іосифа Волоколамскаго иноками Досиѳеемъ (Топорковымъ) и Саввой Чернымъ, Пафнутія Боровскаго архим. Симонова мон. Вассіаномъ (Санинымъ), впослѣдствіи архіеп. Ростовскимъ, братомъ преп. Іосифа, Евфимія Суздальскаго инокомъ Григоріемъ, Александра Ошевенскаго іером. Ѳеодосіемъ, Герасима Болдинскаго инокомъ Антоніемъ, Ефрема Новоторжскаго іером. Юрьева мон. Іоасафомъ.

Переведено Евангеліе на языкъ лопарей ихъ просвѣтителемъ Ѳеодоритомъ. Составлены завѣщанія преподобными Иннокентіемъ Комельскимъ и Ѳеодосіемъ Тотемскимъ. Преп. Корнилій, игуменъ Псково-Печерскій, написалъ «Повѣсть» о своемъ монастырѣ. Паисій Ярославовъ, постриженникъ Спасской обители, что на камнѣ, потомъ иг. Сергіева мон., написалъ «Сказаніе» о Спасокаменномъ мон. Извѣстенъ «лѣтописецъ» новгородскій іеродіаконъ Геронтій.

Въ 1446 г. Василій, гость московскій, описалъ «Хожденіе» свое въ Палестину. Аѳанасій Никитинъ написалъ «Сказаніе» о странствованіи своемъ въ Индію, продолжавшемся съ 1468 по 1472 г. Преп. Савва Вишерскій, путешествовавшій на Аѳонъ, привезъ оттуда списанную имъ тамъ Кормчую книгу. «Драгоцѣненъ», пишетъ архіеп. Филаретъ, «сборникъ, гдѣ помѣщенъ переведенный имъ съ греческаго «уставъ — хотящимъ дръжати псалтирь, въ молчаніи живущимъ инокамъ и бѣльцемъ богобоязливымъ живущимъ въ мірѣ».

Переводчикъ посольскаго двора Димитрій Герасимовъ, бывшій въ 1526 г. посломъ въ Римѣ, хорошо знавшій латинскій, а также и нѣмецкій языки, извѣстенъ своими переводами и посланіями.

Царь Іоаннъ IV извѣстенъ своими посланіями къ кн. Курбскому, въ Кирилловъ мон., къ святителю Гурію, архіепископу казанскому, къ Максиму Греку о ереси Башкина. Архіеп. Филаретъ отмѣчаетъ, что писалъ онъ краснорѣчиво и обнаруживалъ обширное знакомство съ сочиненіями и житіями св. отцевъ, но въ посланіяхъ его отражаются его тревожный духъ и отсутствіе теплоты душевной.

Ключевскій отмѣчаетъ, что книги съ юныхъ лѣтъ стали любимымъ занятіемъ Іоанна. «Отъ псалтыря онъ перешелъ къ другимъ частямъ писанія, перечиталъ много, что могъ достать изъ тогдашняго книжнаго запаса, вращавшагося въ русскомъ читающемъ обществѣ. Это былъ начитаннѣйшій москвичъ XVI в. Недаромъ современники называли его «словесной мудрости риторомъ». О богословскихъ предметахъ онъ любилъ бесѣдовать, особенно за обѣденнымъ столомъ, и имѣлъ, по словамъ лѣтописи, особливую остроту и память отъ божественнаго писанія». Говоря объ его пространномъ опроверженіи доводовъ чеха евангелика Рокиты, Ключевскій пишетъ: «Этотъ отвѣтъ царя мѣстами отличается живостью и образностью. Мысль не всегда идетъ прямымъ логическимъ путемъ, натолкнувшись на трудный предметъ, туманится или сбивается въ сторону, но порой обнаруживаетъ большую діалектическую гибкость. Тексты писанія не всегда приводятся кстати, но очевидна большая начитанность автора не только въ писаніяхъ и отеческихъ твореніяхъ, но и въ переводныхъ греческихъ хронографахъ, тогдашнихъ русскихъ учебникахъ всеобщей исторіи. Главное, что читалъ онъ особенно внимательно, было духовнаго содержанія; вездѣ находилъ онъ и отмѣчалъ однѣ и тѣ же мысли и образы, которые отвѣчали его настроенію, вторили его собственнымъ думамъ. («Курсъ Русской исторіи» т. II).

Старшій сынъ его царевичъ Іоаннъ, нечаянно убитый имъ въ гнѣвѣ, составилъ службу преп. Антонію Сійскому, написалъ его житіе и похвальное ему слово. Князь Андрей Курбскій, перешедшій въ 1564 г. къ польскому королю и обмѣнивавшійся укоризненными письмами съ Грознымъ, много писалъ въ бытность свою въ Литвѣ. Въ огражденіе тамъ Православія онъ переводилъ и распространялъ сочиненія учителей православной Церкви.

Соловьевъ такъ пишетъ, касаясь второй половины XVI вѣка: «Что касается вообще состоянія просвѣщенія въ Московскомъ государствѣ въ царствованіе Грознаго, то мы не могли не замѣтить усиленнаго литературнаго движенія противъ прежняго. Движенія и политическое и религіозное, возбуждали умственную дѣятельность, вызывали на борьбу словомъ, къ которой нельзя было приступить безъ приготовленія, безъ начитанности; примѣръ царя въ словесной премудрости ритора и людей къ нему близкихъ не могъ не имѣть вліянія; духовное оружіе собиралось, складывалось въ одно мѣсто, чтобъ удобнѣе можно было имъ пользоваться. Митрополитъ Макарій собралъ всѣ извѣстныя на Руси духовныя книги въ двѣнадцать громадныхъ фоліантовъ; монастыри продолжали собирать книги, а какую важность придавали они своимъ библіотекамъ, видно изъ того, что при нихъ были особые книгохранители; въ Іосифовомъ Волоколамскомъ монастырѣ было болѣе 1000 книгъ. Несмотря, однако, на усиленіе литературной дѣятельности, на распространеніе грамотности, общество, уважая грамотность, было еще далеко до убѣжденія въ необходимости ея даже для членовъ своихъ, занимавшихъ первыя мѣста въ государствѣ; если въ бояринѣ князѣ Курбскомъ видимъ замѣчательнаго по тогдашнимъ средствамъ писателя, то къ соборной грамотѣ 1566 года двое вельможъ, Иванъ Шереметевъ Меньшой и Иванъ Чеботовъ, рукъ не приложили, потому что грамотѣ не умѣли... Къ царствованію Іоанна IV относится и введеніе того могущественнаго средства, которое окрылило мысль человѣческую, — введеніе книгопечатанія...».

Карамзинъ отмѣчаетъ, что Іоаннъ Грозный «способствовалъ народному образованію размноженіемъ школъ церковныхъ, гдѣ и міряне учились грамотѣ, закону, даже исторіи, особенно готовясь быть людьми приказными, къ стыду бояръ, которые еще не всѣ умѣли тогда писать».

Примѣчанія:
[1] Голубинскій называетъ его — Николай Нѣмчинъ. Даетъ онъ свѣдѣнія объ авторахъ сочиненій. Николай Де-Лира (1340), уроженецъ городка Лиры въ сѣв. Франціи былъ, какъ полагаютъ, по происхожденію евреемъ, по званію — фрацисканскимъ монахомъ. Состоялъ онъ профессоромъ парижскаго университета и прославился своими толкованіями Ветхаго Завѣта, изложенными въ видѣ бесѣдъ. Самуилъ былъ мароккскій еврей, обратившійся въ христіанство въ 1085 г. Его сочиненіе, написанное имъ на арабскомъ языкѣ, переведено было на латинскій въ 1339 году.
[2] Социнъ Лелій и его племянникъ Фавстъ, антитринитаріи, способствовали въ XVI в. развитію этой ереси въ Польшѣ.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 252-264.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.