Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть четвертая.
Патріаршество.

Возсоединеніе Малороссіи съ остальной Русью. Подчиненіе Кіевской Митрополіи Московскому патріарху.

Время правленія митрополита Сильвестра совпало съ великимъ историческимъ событіемъ — возсоединеніемъ Малороссіи съ остальной Россіей, отъ которой она оказалась отторгнутой вскорѣ послѣ начала татарскаго ига.

Карташевъ пишетъ: «Отдавъ неизбѣжную дань силой введенной уніи, русское православіе въ Польшѣ въ его исконныхъ земляхъ — Галицкой, Холмской, Волынской и Кіевско-Переяславльской — устояло, перестроилось и утвердилось. Двѣ силы помогли этому: 1) созданіе русской богословской школы со своей оригинальной богословской литературой, и 2) сосредоточеніе самоутверждающей свою русскость народной силы въ вольнолюбивомъ казачествѣ. Кіевская область, будучи формально частью Польскаго государства, такъ и не пустила къ себѣ унію, осталась гонимой, лишенной легальнаго епископства, но православной, народно-русской вѣры не уступила». Подъ защитой казачества возстановлена была патріархомъ Ѳеофаномъ законная православная іерархія, о чемъ упоминалось выше. Король Владиславъ IV легализировалъ нѣсколько позднѣе православное епископство, во главѣ съ митр. Петромъ Могилой.

Весною 1648 г. малороссійское казачество выступило противъ Польши. Возглавилъ освободительное движеніе Богданъ Хмельницкій [1], испытавшій личныя обиды отъ пановъ. Задумавъ возста/с. 514/ніе, онъ открылъ свое намѣреніе митрополиту и получилъ его благословеніе. Удалось ему заключить союзный договоръ съ крымскимъ ханомъ. Вмѣстѣ съ татарской ордой онъ двинулся противъ поляковъ. 13 мая гетманы Николай Потоцкій и Калиновскій были разгромлены у Корсуня, на р. Роси. Разсылаемые Хмельницкимъ «универсалы» вызвали поголовное возстаніе. Поляки разбиты были затѣмъ подъ Пилявцами. Хмельницкій, взявъ окупъ съ г. Львова, подошелъ къ Замостью. Новый король Янъ-Казиміръ, братъ Владислава, вступилъ съ нимъ въ переговоры. 17 декабря Хмельницкій торжественно въѣзжалъ въ Кіевъ. На встрѣчу ему выѣхали іерусалимскій патріархъ Паисій, путешествовавшій въ Москву за милостынею, и митрополитъ Сильвестръ. Въ февралѣ 1649 г. король прислалъ Хмельницкому гетманскую булаву и грамату, въ которой, въ числѣ прочаго, обѣщалъ свободу православной вѣры. Богданъ, проявляя вѣрноподданническія чувства къ королю, не вѣрилъ полякамъ и, въ ожиданіи новой войны, тайно, черезъ патріарха Паисія, находившагося въ Москвѣ, сносился съ царемъ Алексѣемъ Михайловичемъ. Дѣйствительно вскорѣ начались военныя дѣйствія. Поляки, во главѣ съ королемъ, въ августѣ разбиты были подъ Зборовымъ. Король вынужденъ былъ заключить выгодный для казаковъ миръ. При разсмотрѣніи его на сеймѣ латинскіе члены послѣдняго старались всячески ослабить права православныхъ.

Митрополитъ Макарій пишетъ: «Въ послѣдній день сейма (12 генв. 1650 г.) король издалъ, на основаніи зборовскаго договора, утвержденнаго сеймомъ, дипломъ слѣдующаго содержанія, касавшійся собственно православной вѣры и церкви: 1) дозволяется всему народу русскому, находящемуся не въ уніи, какъ было и прежде, свободное исповѣданіе вѣры, а кіевскому митрополиту — ношеніе креста въ подвѣдомыхъ ему епархіяхъ (а о мѣстѣ въ сенатѣ совсѣмъ не упомянуто); 2) церковные суды у православныхъ, на основаніи данной имъ королемъ Сигизмундомъ граматы 1511 года, должны совершаться ненарушимо; 3) дозволяются всѣ православныя братства даже въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ прежде они были запрещены, какъ-то: въ Смоленскѣ, Бѣльскѣ, равно и школы, находящіяся въ Кіевѣ и другихъ мѣстахъ, и типографіи; а цензура книгъ оставляется за митрополитомъ и епископами въ ихъ епархіяхъ; 4) утверждается, чтобы русскіе священники, не находящіеся въ уніи, пребывали при своихъ вольностяхъ и нигдѣ не были обременяемы никакими налогами, подводами, податьми, денежными сборами, постоями воинскими и работою, и не под/с. 515/лежали никому изъ свѣтскихъ, кромѣ своихъ духовныхъ властей; 5) отдаются православнымъ епископства: луцкое, холмское и витебское-мстиславское, со всѣми, издавна принадлежащими къ нимъ, церквами и съ монастырями жидичинскимъ и лещинскимъ (хотя и луцкое и витебское-мстиславское епископства уже принадлежали православнымъ); 6) въ перемышльской епархіи теперь же, еще при жизни уніатскаго еиископа Крупецкаго, отдаются православному епископу монастыри: спасскій, онуфріевскій и смольницкій съ ихъ имѣніями, доселѣ принадлежавшіе Крупецкому, а по смерти его вся перемышльская епархія, со всѣми своими маетностями, имѣетъ навсегда оставаться за епископомъ, неуніатомъ; 7) на содержаніе витебскаго и мстиславльскаго епископа, не имѣющаго у себя помѣстій, назначается половина изъ имѣній полоцкаго уніатскаго архіепископа. Затѣмъ — 8) перечисляются въ разныхъ городахъ Литвы и Польши передаваемыя православнымъ церкви, которыя назначены были имъ еще въ извѣстныхъ статьяхъ короля Владислава IV, а кромѣ того назначаются для передачи православнымъ нѣкоторыя церкви и въ такихъ городахъ: Витебскѣ, Полоцкѣ, Новогрудкѣ, гдѣ при Владиславѣ не дозволялось имъ имѣть ни одной церкви, и дозволяется православнымъ строить новыя церкви, деревянныя и каменныя, на тѣхъ мѣстахъ, гдѣ прежде стояли ихъ церкви. Такимъ образомъ оказывается, что зборовскій договоръ утвержденъ былъ на сеймѣ не во всей силѣ: кіевскому митрополиту не дали мѣста въ сенатѣ, и унія не была уничтожена, а только сдѣлала православію незначительныя уступки. Православные не были удовлетворены, но спѣшили воспользоваться и тѣмъ, что было дано».

Въ концѣ 1650 г. сеймъ рѣшилъ воевать съ казаками. Папа, у котораго король просилъ денегъ для войны, прислалъ ему, черезъ своего легата, какъ защитнику вѣры, только благословеніе на войну, мантію и освященный мечъ. Хмельницкаго благословилъ находившійся при немъ коринѳскій митрополитъ Іоасафъ, и опоясалъ его мечемъ, который будто бы еще прежде былъ освященъ на самомъ гробѣ Господнемъ. Сообщая объ этомъ, митр. Макарій пишетъ, что Іоасафъ, возвращаясь изъ Москвы, куда ходилъ за царскою милостынею, проживалъ у Хмельницкаго, сдѣлался его духовникомъ, служилъ у него ежедневно обѣдни, слѣдовалъ за войскомъ для отправленія церковныхъ нуждъ. 20 іюня 1651 г., при Берестечкѣ на р. Стыри, Хмельницкій былъ разбитъ поляками. Убитъ былъ во время сраженія митрополитъ Іоасафъ. Мирнымъ договоромъ въ Бѣлой Церкви измѣнены были къ худшему преж/с. 516/нія условія. Уніатамъ было возвращено то, что было у нихъ отнято по Зборовскому договору.

По этому договору число городовыхъ или реестровыхъ казаковъ было уменьшено до 20000, а остальные, выписанные изъ реестровъ, теряли свои права и обращались въ хлоповъ, вполнѣ зависѣвшихъ отъ шляхты. И послѣ Зборовскаго договора простой народъ чувствовалъ, что положеніе его мало измѣнилось. Усилилось только положеніе православныхъ «пановъ», въ значительной своей части ополячившихся. Тогда уже началась народная тяга на востокъ — въ православное царство. Движеніе это усилилось еще больше послѣ Бѣлоцерковскаго договора. Чистовичъ пишетъ: «Панская партія тянула къ Польшѣ, но народъ не хотѣлъ слышать о Польшѣ. Чувство народности и единство вѣры обращало его къ Россіи. Съ этого времени началось переселеніе малороссіянъ съ западной стороны Днѣпра на восточную и образованіе тамъ новыхъ малороссійскихъ полковъ — ахтырскаго, сумскаго, харьковскаго и изюмскаго». Создалась на юго-западной «окраинѣ» тогдашняго московскаго государства т. н. Слободская Украина.

Гетманъ Богданъ Хмельницкій, въ большой мѣрѣ православный шляхтичъ, все болѣе понималъ, что однѣми собственными силами ему не сломить Польши, не разорвать оковъ, въ какихъ она держала своихъ русскихъ православныхъ подданныхъ. Онъ понялъ необходимость отдаться подъ покровительство единовѣрной и единоплеменной московской державы и соединиться съ нею. Земскій Соборъ въ Москвѣ не разъ обсуждалъ малороссійскій вопросъ, учитывая неизбѣжность войны съ Польшей въ случаѣ положительнаго его рѣшенія. Наконецъ 1 окт. 1653 г. на Соборѣ, засѣдавшемъ въ Грановитой палатѣ, объявлены и подробно перечислены были неправды польскаго короля, а потомъ объявлено о бывшихъ посольствахъ Хмельницкаго и всего запорожскаго войска съ жалобами на притѣсненія ихъ православной вѣры польскимъ правительствомъ и съ просьбами о принятіи ихъ въ подданство Россіи. Соборъ единогласно рѣшилъ, чтобъ Польшѣ была объявлена война, а Хмельницкаго и все войско запорожское, съ городами ихъ и землями, чтобъ государь изволилъ принять подъ свою государскую высокую руку, ради православной вѣры и св. Божіихъ Церквей, на которыя паны рады и вся Рѣчь Посполитая возстали съ намѣреніемъ ихъ искоренить. (Митр. Макарій).

31 дек. прибыло въ г. Переяславъ посольство, во главѣ съ намѣстникомъ тверскимъ бояриномъ Бутурлинымъ. На всемъ пути по Малороссіи посольство вездѣ встрѣчали съ торжествомъ, и /с. 517/ духовенство выходило къ нему въ церковномъ облаченіи съ св. крестомъ. Торжественно встрѣчено было посольство и въ Переяславѣ. 6 января 1654 г. прибылъ туда гетманъ Богданъ Хмельницкій. 6 янв. у гетмана была тайная рада съ полковниками, судьями и войсковыми есаулами, и всѣ подклонились подъ государеву высокую руку. Въ тотъ же день назначена была явная рада. Собралось много всякихъ чиновъ людей. Хмельницкій сталъ посреди круга. Войсковой есаулъ велѣлъ всѣмъ молчать.

Гетманъ началъ говорить: «Паны полковники, есаулы, сотники, все войско Запорожское и всѣ православные христіане! Вѣдомо вамъ всѣмъ, какъ Богъ освободилъ насъ изъ рукъ враговъ, гонящихъ Церковь Божію и озлобляющихъ все христіанство нашего Восточнаго православія. Вотъ уже шесть лѣтъ живемъ мы безъ государя, въ безпрестанныхъ браняхъ и кровопролитіяхъ съ гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить Церковь Божію, дабы имя Русское не помянулось въ Землѣ нашей, что уже очень намъ всѣмъ наскучило, и видимъ, что нельзя намъ жить больше безъ царя. Для этого собрали мы раду, явную всему народу, чтобъ вы съ нами выбрали себѣ государя изъ четырехъ, кого хотите: первый царь Турецкій, который много разъ чрезъ пословъ своихъ призывалъ насъ подъ свою власть; второй — ханъ Крымскій, третій — король Польскій, который, если захотимъ, и теперь насъ еще въ прежнюю ласку принять можетъ; четвертый есть православный Великой Россіи государь, царь и великій князь Алексѣй Михайловичъ, всея Руси самодержецъ Восточный, котораго мы уже шесть лѣтъ безпрестанными моленіями нашими себѣ просимъ; тутъ котораго хотите — избирайте! Царь Турецкій бусурманъ: всѣмъ вамъ извѣстно, какъ братья наши, православные христіане, Греки, бѣду терпятъ и въ какомъ живутъ отъ безбожныхъ утѣсненіи; Крымскій ханъ — тоже бусурманъ, котораго мы по нуждѣ въ дружбу принявши, какія нестерпимыя обиды испытали! Объ утѣсненіяхъ отъ польскихъ пановъ нечего и говорить: сами знаете, что лучше жида и пса, нежели христіанина, брата нашего почитали. А православный христіанскій великій государь, царь Восточный, единаго съ нами благочестія, Греческаго закона, единаго исповѣданія, едино мы тѣло церковное съ православіемъ Великой Россіи, главу имѣя Іисуса Христа. Этотъ великій государь царь христіанскій, сжалившись надъ нестерпимымъ озлобленіемъ Православной Церкви въ нашей Малой Россіи, шестилѣтнихъ нашихъ безпрестанныхъ моленій не презрѣвши, теперь милостивое свое царское сердце къ намъ склонивши, своихъ великихъ /с. 518/ ближнихъ людей къ намъ съ царскою милостію своею прислать изволилъ; если мы его съ усердіемъ возлюбимъ, то кромѣ его царской высокой руки благотишайшаго пристанища не обрящемъ; если же кто съ нами не согласенъ, то куда хочетъ — вольная дорога». Тутъ весь народъ завопилъ: «Волимъ подъ царя Восточнаго православнаго! лучше въ своей благочестивой вѣрѣ умереть, нежели ненавистнику Христову, поганину достаться». Потомъ полковникъ Переяславскій Тетеря, ходя въ кругу, спрашивалъ на всѣ стороны: «Всѣ ли такъ соизволяете!» — «Всѣ единодушно!» — раздавался отвѣтъ. Гетманъ сталъ опять говорить: «Будь такъ, да Господь Богъ нашъ укрѣпитъ насъ подъ его царскою крѣпкою рукою!» Народъ на это завопилъ единогласно: «Боже утверди! Боже укрѣпи! чтобъ мы во-вѣки всѣ едино были» (Соловьевъ).

Митрополитъ Сильвестръ съ 1649 г. поддерживалъ связь съ царемъ Алексѣемъ и патріархомъ Никономъ, просившими его выслать въ Москву двухъ знатоковъ греческаго языка для исправленія славянской библіи. Царскій постельничій Ѳеодоръ Ртищевъ просилъ митрополита прислать ученыхъ монаховъ въ его монастырь. Именно тогда посланы были въ Москву Епифаній Славеницкій и Арсеній Сатановскій. Владыка Сильвестръ писалъ царю лѣтомъ 1651 г., что въ Софіевскомъ соборѣ нѣтъ многихъ книгъ, онъ же «изнищенъ до конца» и не можетъ ничего купить. «Вели государь», писалъ онъ, «дать свое жалованіе: двѣнадцать миней мѣсячныхъ, да прологи сентябрскіе и мартовскіе, да Ѳеофилакта, да уставъ большой, и на меня умилосердись, на одежду теплую пожалуй, чѣмъ бы мнѣ зимою согрѣться». Но, вмѣстѣ съ тѣмъ, митрополитъ не принималъ никакого участія въ переговорахъ Хмельницкаго, хотя дѣло касалось православія.

Послѣ Переяславской Рады Бутурлинъ, встрѣченный въ Кіевѣ 16 января за городомъ митр. Сильвестромъ съ духовенствомъ, совершившимъ вслѣдъ за этимъ молебенъ въ Софіевскомъ соборѣ, послѣ многолѣтія, въ присутствіи всѣхъ, обратился къ владыкѣ. Отмѣтивъ многократное обращеніе Хмельницкаго къ царю, Бутурлинъ сказалъ: «а ты, митрополитъ, великому государю нашему о томъ никогда не билъ челомъ, и не писывалъ, и не поискалъ къ себѣ его царской милости: объявижъ теперь намъ, почему ты не билъ челомъ и не писывалъ великому государю». Митрополитъ отвѣчалъ, что «про то, какъ гетманъ Хмельницкій и все войско запорожское били челомъ подъ государеву высокую руку, онъ не вѣдалъ; а нынѣ онъ за государево многолѣтнее здоровье и за государыню царицу и за благовѣрныхъ царевенъ долженъ молить Бога». Бутурлинъ удовлетворился этимъ отвѣтомъ.

/с. 519/ Митрополитъ держалъ себя въ сторонѣ во время переговоровъ гетмана, опасаясь, что, если царь не согласится на принятіе Малороссіи, то, въ случаѣ побѣды поляковъ надъ казаками, его участіе плохо отразится на положеніи Церкви. Даже, когда состоялось постановленіе Переяславской Рады, Сильвестръ отправилъ чернеца печерскаго Макарія Крыницкаго въ Луцкъ заявить въ тамошнемъ градскомъ судѣ, что Москва, завладѣвъ Кіевомъ, заставляетъ его и прочее духовенство присягнуть московскому государю; духовенство не желаетъ этого сдѣлать, бунтовщиками не будетъ и желаетъ имѣть государемъ короля.

Митрополитъ Макарій пишетъ: «Вообще положеніе кіевскаго митрополита и духовенства было тогда очень затруднительное: имъ нужно было и покоряться новымъ властямъ, московскимъ, и не раздражать на всякій случай прежнихъ властей, польскихъ, фарисействовать предъ ними, хотя нельзя отвергать, что и въ духовенствѣ, какъ между казаками, могли быть лица, начиная съ самого митрополита, которыя не сочувствовали присоединенію Малороссіи къ Москвѣ по своимъ личнымъ побужденіямъ. Митрополитъ Сильвестръ Коссовъ и печерскій архимандритъ Іосифъ Тризна, двѣ самыя сильныя особы въ малороссійскомъ духовенствѣ, оба были шляхтичи и пользовались, при польскомъ правительствѣ, весьма важными преимуществами, которыхъ могли лишиться съ подчиненіемъ Москвѣ: печерскій архимандритъ владѣлъ богатыми имѣніями лавры и, какъ настоятель патріаршаго ставропигіальнаго монастыря, не признавалъ надъ собою никакой мѣстной духовной власти; а митрополитъ, хотя и не владѣлъ такими имѣніями, но, признавая надъ собою только номинальную власть патріарха, являлся совершенно независимымъ іерархомъ въ управленіи своею митрополіею».

Возникло у митр. Сильвестра столкновеніе съ московскими боярами, прибывшими защищать Кіевъ отъ поляковъ. Для этого они намѣревались воздвигнуть крѣпость вблизи Софіевскаго собора. Владыка рѣшительно заявилъ имъ, что «на томъ мѣстѣ города (крѣпости) онъ ставить не дастъ, потому что та земля — его, софійская, и архангельскаго и никольскаго монастырей и десятинной церкви, подъ его митрополичьей паствою, и онъ тѣхъ земель подъ городъ не поступается». Митр. Макарій пишетъ: «Бояре коснулись самаго чувствительнаго мѣста для западно-русскаго духовенства — церковныхъ имѣній, изъ-за которыхъ оно вело непрестанную борьбу втеченіе столѣтій и перенесло столько /с. 520/ скорбей, трудовъ и лишеній». Хмельницкій поддержалъ митрополита въ Москвѣ. Царь сначала прогнѣвался, а затѣмъ успокоилъ гетмана, сообщивъ: «мы, великій государь, не только не велимъ ломать стародавнихъ правъ церковныхъ, но и сверхъ прежняго нашею государской милостію награждать будемъ...». 21 марта 1654 г. государь «пожаловалъ: митрополиту и всѣмъ духовнаго чина людямъ по маетности ихъ, которыми они нынѣ владѣютъ, свою государскую грамату дать велѣлъ». Царь въ томъ же указѣ гетману объявилъ: «а митрополиту кіевскому, такъ же и инымъ духовнымъ малыя Россіи, быть подъ благословеніемъ святѣйшаго патріарха московскаго и всея великія и малыя и бѣлыя Россіи, а въ права духовныя святѣйшій патріархъ вступати не будетъ». Въ іюлѣ 1654 г. митр. Сильвестръ обратился къ царю съ просьбой объ оставленіи его въ «послушаніи нашему верховному пастырю константинопольскому». Обращеніе доставило въ Москву посольство, во главѣ котораго былъ игуменъ Иннокентій Гизель. Царь остался при рѣшеніи, высказанномъ имъ въ мартовскомъ указѣ гетману.

Митр. Макарій, подводя итоги этимъ сношеніямъ, пишетъ: «Съ этого времени кіевская митрополія, по волѣ государя, считалась уже, въ нѣкоторой степени, фактически соединенною съ московскимъ патріархатомъ, хотя de jure числилась еще въ округѣ константинопольскаго патріарха и подъ его властію. Въ Москвѣ хорошо знали, что, по канонамъ церкви, одинъ патріархъ не можетъ взять себѣ митрополіи, принадлежащей другому патріарху, безъ его на то согласія. И вотъ на первыхъ порахъ, до полученія этого согласія, придумали такую хитрую формулу для опредѣленія взаимныхъ отношеній кіевской митрополіи и московскаго патріарха: кіевскій митрополитъ и все духовенство должны быть подъ благословеніемъ московскаго патріарха, а патріархъ этотъ не будетъ вступаться въ ихъ духовныя права. Но кіевская митрополія не ограничивалась предѣлами одной Малороссіи, а простиралась на Бѣлоруссію и Литву. И здѣсь православные начали присоединяться тогда къ московскому патріархату въ разныхъ городахъ и селахъ, съ своими церквами и монастырями, вслѣдъ за тѣмъ, какъ эти города и села покорялись русскимъ оружіемъ и присоединялись къ великой Россіи». Начата была война съ Польшей. Выступая въ походъ, государь издалъ воззваніе ко всѣмъ сынамъ св. восточной православной церкви. Онъ объявлялъ, что услышалъ моленія православныхъ Малороссіи и принимаетъ ихъ подъ свою державу. Православные въ Литвѣ и Польшѣ будутъ /с. 521/ освобождены отъ гоненій за вѣру. Вскорѣ заняты были войсками многіе города, часть которыхъ сдавалась безъ боя. Болѣе всего сопротивлялся Смоленскъ, сдавшійся 23 сент. 1654 г. самому царю.

Издревле православный Смоленскъ, за время сорокалѣтняго нахожденія подъ властію Польши, лишился своихъ церквей и обителей. Всѣ онѣ были обращены въ уніатскія или латинскія. Въ городѣ пребывалъ уніатскій епископъ. На слѣдующій день по занятіи города царь Алексѣй велѣлъ поставить для себя тафтяную церковь во имя Воскресенія Христова, которая была освящена казанскимъ митрополитомъ Корниліемъ. Вслѣдъ за тѣмъ начали возстанавливаться православные храмы и монастыри. Управленіе церковными дѣлами было сначала поручено находившемуся при государѣ тверскому архіепископу Лаврентію. Въ 1656 г. былъ назначенъ въ Смоленскъ постоянный епископъ, владыка Филаретъ, бывшій суздальскій. Въ сентябрѣ же былъ занятъ Полоцкъ, гдѣ давно господствовали іезуиты со своимъ коллегіумомъ. Въ самомъ началѣ войны бѣжали оттуда іезуиты и уніатскій митрополитъ Антоній Селява, забравшій церковныя сокровища и останки Кунцевича, перенесенные сначала въ Жировицкій монастырь, потомъ же въ Замостье. Царь богато одарилъ Богоявленскій мон., игуменомъ котораго сталъ умный и ловкій Игнатій Іевлевичъ. Намѣстникомъ полоцкой каѳедры былъ назначенъ игуменъ витебскаго Марковскаго мон. Каллистъ. Черезъ годъ съ небольшимъ онъ былъ поставленъ въ Москвѣ патріархомъ Никономъ во епископа полоцкаго.

Въ Малороссіи въ церковномъ отношеніи не было полной договоренности. Насколько кіевляне міряне признавали Никона своимъ патріархомъ, настолько духовенство этого не обнаруживало. Оно считало себя обиженнымъ тѣмъ, что царь ничего не далъ имъ въ замѣнъ тѣхъ имѣній, которыя остались въ предѣлахъ Польши. Большую осторожность проявлялъ патріархъ Никонъ. Это явствуетъ изъ граматы его митр. Сильвестру отъ 10 мая 1656 г. Митр. Макарій пишетъ, что, преподавая ему благословеніе, «онъ требовалъ отъ него должной любви къ себѣ, но въ тоже время какъ бы стѣснялся прямо назвать себя его пастыремъ. И есть данныя, которыя свидѣтельствуютъ, что Никонъ дѣйствительно не управлялъ кіевскою митрополіею, какъ ея верховный пастырь, не вступался въ ея церковныя дѣла». Въ 1655 г. Ѳеодосія Сафоновича, избраннаго игуменомъ братіей кіево-братскаго мон. благословилъ митр. Сильвестръ и утвердилъ гетманъ Хмельницкій. Новый черниговскій епископъ Лазарь Барановичъ, избранный «мирнымъ и /с. 522/ благоизволеннымъ духовнаго и свѣтскаго чина совѣтомъ», поставленъ въ 1657 г. въ Яссахъ сочавскимъ митрополитомъ Гедеономъ, имѣвшимъ «истинное свидѣтельство» отъ митр. Сильвестра, гетмана Хмельницкаго и генеральнаго писаря Выговскаго. Митр. Сильвестръ въ это время былъ боленъ и вскорѣ скончался. Этимъ и объясняется хиротонія въ Яссахъ. «Можно думать», пишетъ митр. Макарій, «что дѣло устроилось не безъ вѣдома самого Никона... А что Никонъ не считалъ себя въ правѣ вступаться въ дѣла кіевской митрополіи, какъ принадлежащей цареградскому патріарху, объ этомъ онъ самъ впослѣдствіи писалъ цареградскому патріарху Діонисію».

13 апр. 1657 г. скончался митрополитъ Сильвестръ Коссовъ. Митр. Макарій такъ опредѣляетъ его дѣятельность: «Въ трудныхъ обстоятельствахъ пришлось дѣйствовать митрополиту Сильвестру Коссову, когда совершалось и совершилось присоединеніе Малороссіи къ московской державѣ. Одна часть его митрополіи, находившаяся въ Малороссіи, переходила и перешла подъ власть Москвы; другая, большая часть оставалась въ предѣлахъ Польши. Нужно было ему покоряться и угождать московскому правительству, но такъ, чтобы не раздражить противъ себя и противъ своихъ единовѣрцевъ въ Литвѣ и Польшѣ польскаго правительства. Притомъ хотя Малороссія и поддалась русскому царю, а вскорѣ и Бѣлоруссія покорилась его оружію, но никто не могъ поручиться, что такъ останется навсегда, что поляки не возвратятъ себѣ этихъ потерянныхъ провинцій и не овладѣютъ снова самимъ Кіевомъ. Не говоримъ уже о личныхъ интересахъ митрополита Сильвестра, которымъ болѣе благопріятствовало прежнее положеніе его подъ владычествомъ польскимъ. Неудивительно, если онъ принужденъ былъ какбы двоиться и разомъ служить двумъ господамъ, если поведеніе его казалось какимъ-то скрытнымъ, нерѣшительнымъ, двусмысленнымъ и невполнѣ отвѣчало желаніямъ и видамъ правительственной власти въ Москвѣ. При всемъ томъ роковое событіе совершилось въ его управленіе западно-русскою церковію: при немъ соединилась она съ восточно-русскою церковію, хотя это соединеніе было пока неполное или только начало соединенія, соединеніе лишь фактическое, а не правовое, соединеніе, которое неразъ еще, болѣе или менѣе, нарушалось, пока не утвердилось окончательно, съ согласія самого константинопольскаго патріарха. Еще при жизни кіевскаго митрополита Сильвестра Коссова московскій патріархъ началъ называться патріархомъ не только великія, но и малыя и бѣлыя Россіи».

/с. 523/ Въ 1657 г. умеръ и гетманъ Богданъ Хмельницкій. Съ этого времени начинается великая смута въ Малороссіи, сильно отразившаяся и на церковныхъ дѣлахъ. Казачьей «старшинѣ» желательна была полная автономія ихъ края и имъ не нравилось, что изъ Москвы посылали гарнизоны въ малороссійскіе города. Они начали мечтать объ отдѣленіи отъ Москвы и о новомъ договорѣ съ Польшей. Такъ и повелъ дѣло новый выборный гетманъ Иванъ Выговскій. Онъ открыто возсталъ противъ Москвы и передался Польшѣ. Однако противъ «старшины» возстали простые казаки, не желавшіе подчиненія Польшѣ. Выговскій, съ помощью татаръ, нанесъ сильное пораженіе московскимъ войскамъ подъ Конотопомъ (1659).

На его сторонѣ всецѣло былъ новый митрополитъ Діонисій Болобанъ, рѣшительно отказавшійся принять посвященіе въ Москвѣ и явно тянувшій къ Польшѣ. Въ Москвѣ рѣшено было управленіе западно-русской Церковью возложить на намѣстника. Съ согласія царя Алексѣя, митр. Питиримъ, управлявшій патріархіей, опредѣлилъ на эту должность извѣстнаго государю нѣжинскаго протопопа Максима Филимонова, посвятивъ его въ 1661 г., послѣ постриженія съ именемъ Меѳодія, въ епископа мстиславскаго. Но его намѣстничество не было признано ни константинопольскимъ патріархомъ, ни многими западно-русскими епископами. Митр. Діонисій не призналъ его епископомъ, посвятивъ на мстиславскую каѳедру Іосифа Нелюбовича-Тукальскаго. Много повредилъ Меѳодію и патр. Никонъ, наложивъ за его самовольное посвященіе (безъ разрѣшенія отъ него, патріарха) анаѳему на Питирима. Послѣ измѣны Выговскаго Малороссія раздѣлилась на двѣ половины — польскую за Днѣпромъ и русскую по лѣвую сторону Днѣпра. Пошли междоусобія и измѣны гетмановъ, мѣнявшихъ свое подданство. Послѣ смерти въ 1663 г. Діонисія, на правой сторонѣ Днѣпра, митрополитомъ былъ избранъ еп. мстиславскій Іосифъ. Другой группой въ той же части Малороссіи митрополитомъ выбранъ былъ еп. перемышльскій Антоній Винницкій. Неизбѣжная смута между ними не разыгралась только потому, что въ слѣдующемъ году митр. Іосифъ попалъ въ плѣнъ къ полякамъ и два года томился въ тюрьмѣ въ Маріенбургѣ. На восточной — лѣвой — сторонѣ Днѣпра продолжалъ править еп. Меѳодій. Но при гетманѣ Иванѣ Брюховецкомъ, начавшемъ хлопотать въ Москвѣ о поставленіи настоящаго митрополита, еп. Меѳодій, вмѣстѣ съ извѣстнымъ печерскимъ архимандритомъ Иннокентіемъ Гизелемъ и рядомъ другихъ монаховъ заявили, что они запрутся въ /с. 524/ своихъ монастыряхъ, если въ Кіевѣ будетъ московскій митрополитъ (Знаменскій).

Противомосковской партіи много помогало недовольство въ Малороссіи Москвой за Андрусовское перемиріе (1667). Оно было заключено въ деревнѣ Андрусово вблизи Смоленска срокомъ на 13 съ половиной лѣтъ. Царь отказался отъ Литвы, но удержалъ за собою Смоленскъ и Сѣверскую землю, отнятые отъ Москвы въ смутное время. Пріобрѣлъ онъ Лѣвобережную Малороссію и на правомъ берегу Кіевъ (уступленъ поляками на два года, но остался за Москвой навсегда). Раздѣленіе Малороссіи не могло удовлетворить ея обитателей.

Правобережный гетманъ Петръ Дорошенко поддался тогда Турціи, надѣясь съ ея помощью освободиться отъ польской неволи. Турецкая партія усилилась и въ лѣвобережной Малороссіи, когда появился слухъ, что царь хочетъ и остальной край отдать подъ унію и польскаго короля. Къ этой партіи пристали и Меѳодій съ Брюховецкимъ, которымъ Дорошенко посулилъ первому независимую митрополію, а послѣднему — гетманство на обѣихъ сторонахъ Днѣпра. Но лишь только Брюховецкій промѣнялъ царя на султана, Дорошенко убилъ его, желая остаться гетманомъ. Обманулъ онъ и Меѳодія. Дорошенко удалось освободить изъ плѣна Іосифа Нелюбовича-Тукальскаго. Послѣдній снялъ съ Меѳодія санъ и заточилъ его. Тому удалось бѣжать въ Москву, но и тамъ его заточили въ монастырь за измѣну. На восточной сторонѣ не хотѣли повиноваться митр. Іосифу. Вмѣсто Меѳодія тамъ всѣми дѣлами управлялъ старшій изъ епископовъ, владыка черниговскій Лазарь Барановичъ. Константинопольскій же патріархъ законнымъ митрополитомъ признавалъ Іосифа, который пользовался любовью и уваженіемъ. Къ нему очень хорошо относился будущій Святитель Димитрій Ростовскій. Митр. Іосифъ до самой смерти въ 1676 году оставался при Дорошенко въ Чигиринѣ. Дѣлалъ онъ это по отвращенію къ Польшѣ, опасаясь дальнѣйшихъ уступокъ послѣдней со стороны Москвы. Онъ умолялъ царя не отдавать Кіева ляхамъ — врагамъ православія. Въ одномъ изъ писемъ своихъ къ боярину Ордыну-Нащокину онъ вылилъ свою душу въ слѣдующихъ строкахъ: «По беззаконіямъ моимъ, которымъ нѣтъ числа, не признаю я себя душею, страждущей за благочестіе... Въ горести душа моя. Какъ могу называться пастыремъ, когда растеряно стадо. О! да соберетъ его Создавшій и Искупившій Своею кровію».

/с. 525/ За два года до смерти митр. Іосифъ ослѣпъ. Во время обстрѣла Чигирина кн. Ромодановскимъ и вѣрнымъ царю гетманомъ Самойловичемъ, когда домъ митрополита былъ разбитъ гранатами, онъ заболѣлъ. Крымскій ханъ прислалъ доктора лечить его. Соловьевъ отмѣчаетъ то, о чемъ тогда говорили въ Чигиринѣ: «Когда митрополитъ Іосифъ Тукальскій лежалъ при смерти, то Дорошенко навѣщалъ его безпрестанно и умирающій заклиналъ его именемъ Божіимъ, чтобъ отсталъ отъ Турецкаго султана и билъ челомъ въ подданство великому государю; если же не сдѣлаетъ то пропадетъ. Дорошенко за это осердился на Іосифа и не ходилъ къ нему до самой смерти». Въ 1677 г. Дорошенко подчинился царю Ѳеодору Алексѣевичу и прибылъ въ Москву. Въ 1679 г. онъ былъ назначенъ воеводой въ Вятку.

Со смертью митр. Іосифа церковное управленіе на обѣихъ сторонахъ Днѣпра перешло въ вѣдѣніе старшаго изъ епископовъ владыки Лазаря Барановича. Польскій же король еще въ 1673 г. назначилъ администраторомъ митрополіи львовскаго епископа Іосифа Шумлянскаго, тайно давшаго ему присягу въ признаніи папы. Но православные, внѣ его епархіи, власть его не признавали. Въ то же время принялъ тайно унію одинъ изъ сподручниковъ Шумлянскаго Иннокентій Винницкій, получившій потомъ перемышльскую каѳедру. Чистовичъ пишетъ: «Когда такимъ образомъ унія пріобрѣла два важнѣйшихъ епископскихъ престола, казалось возможнымъ возобновить попытку общаго соединенія всѣхъ православныхъ русскихъ польской короны въ одну уніатскую церковь. Янъ Собіесскій, хотя не такой фанатикъ, какъ Сигизмундъ III, однакожъ горячо взялся за это святое дѣло и универсаломъ отъ 19-го октября 1679 года приглашалъ митрополитовъ, епископовъ, настоятелей монастырей и все духовенство уніатское и православное, а также и свѣтскихъ лицъ, въ Люблинъ на дружелюбное совѣщаніе, которымъ должны быть разрѣшены всѣ несогласія и споры между уніатами и православными; на самомъ же дѣлѣ «по своему усердію и унитскому желанію хотячи Русь православную, подъ державою короны польской обрѣтаючуюся, на унію преформовати».

Православные прибыли въ Люблинъ на съѣздъ, открытый 14/24 января 1680 г. Все сдѣлано было для ихъ уловленія. Совершили торжественныя богослуженія уніатскіе митрополитъ Жоховскій и епископы владимірскій, холмскій, пинскій. Въ католическомъ костелѣ проповѣдникъ іезуитъ восхвалялъ восточную Церковь и заявилъ, что кто не держится восточной православной Церк/с. 526/ви, тотъ не получитъ спасенія! Но православные были тверды и объявили, что безъ сношенія съ константинопольскимъ патріархомъ ничего не могутъ предпринять. Въ 1681 г. еп. Іосифъ Шумлянскій представилъ новый проектъ соединенія съ римской церковью («способъ згоди церквей»). Но проектъ не получилъ осуществленія. Іосифъ, управляя подъ видомъ православнаго митрополита, постепенно ставилъ епископами тайныхъ уніатовъ.

Московскій договоръ 6 мая 1686 г. съ Польшей утвердилъ за Россіей на вѣчныя времена Кіевъ, Черниговъ, Смоленскъ и еще 56 городовъ. Правая сторона Днѣпра, Кіевская область, Волынь и Подолье остались еще на полтора вѣка за Польшей, получивъ названіе Польской Украйны (окрайны). По этому договору поляки обязывались предоставить православнымъ полную свободу исповѣданія вѣры и отправленія богослуженій; возвращались православнымъ епархіи: луцкая, галицкая, перемышльская, львовская и могилевская; епископы ихъ ставились въ зависимость отъ русскаго митрополита; русскому правительству предоставлялось право наблюденія за исполненіемъ сего, слѣдовательно и право заявленія ходатайствъ и даже требованій относительно нуждъ православныхъ, если бы они подверглись стѣсненіямъ.

Все болѣе назрѣвалъ вопросъ о возсоединеніи кіевской митрополіи съ московской патріархіей. Вести объ этомъ переговоры съ гетманомъ Иваномъ Самойловичемъ поручено было способнѣйшему думному дьяку Емельяну Украинцеву, который въ ноябрѣ 1684 г. прибылъ въ Батуринъ. До разговора съ гетманомъ онъ повидался съ жившимъ въ этомъ городѣ, въ Крупецкомъ мон., епископомъ луцкимъ Гедеономъ, въ міру кн. Святополкъ-Четвертинскимъ, покинувшимъ свою епархію изъ за гоненія католиковъ. Во время послѣдовавшаго затѣмъ разговора Украинцева съ Самойловичемъ выяснилось, что послѣдній сочувствуетъ возсоединенію митрополіи, съ тѣмъ чтобы гетманъ и малороссійскій народъ и впредь выбирали бы митрополита. По этому вопросу онъ собирался совѣтоваться съ духовными и мірскими лицами, и просилъ снестись по этому поводу съ константинопольскимъ патріархомъ. При этомъ гетманъ добавилъ: «Знаю я подлинно, что это дѣло не любо будетъ архіепископу черниговскому» (Лазарю Барановичу).

Въ іюлѣ 1685 г. въ Кіевѣ съѣхались избиратели. Архіеп. Лазарь на митрополичьи выборы не поѣхалъ и не послалъ никого изъ знатнаго духовенства. 8 іюля митрополитомъ единогласно былъ /с. 527/ избранъ владыка Гедеонъ. Извѣщая объ этомъ царей Іоанна и Петра, Самойловичъ просилъ, чтобы кіевская митрополія считалась первою между русскими митрополіями, чтобы было получено согласіе патріарха константинопольскаго на уступку своихъ правъ на кіевскую митрополію патріарху московскому; чтобъ московскій патріархъ поставлялъ и благословлялъ бы митрополита кіевскаго, но въ суды его не вступался, что не дѣлалъ и константинопольскій патріархъ; чтобъ кіевскій митрополитъ носилъ митру со стоячимъ крестомъ, и чтобъ въ его епархіи передъ нимъ носили крестъ. Въ Москвѣ согласились съ этими и другими пунктами, но, естественно, отвергли желаніе, чтобы митрополитъ носилъ титулъ экзарха константинопольскаго патріарха. Въ концѣ 1685 г. отправились въ Турцію московскій посланникъ Никита Алексѣевъ, въ сопровожденіи гетманскаго посланца Лисицы. Въ Адріанополѣ, гдѣ тогда находились султанъ и великій визирь, посланцы побывали у пребывавшаго тамъ іерусалимскаго патріарха Досиѳея. Послѣдній заявилъ, что не будетъ совѣтовать константинопольскому патріарху отказываться отъ кіевской митрополіи, т. к. это, будто-бы, запрещено Правилами Св. Отецъ. Алексѣевъ уговаривалъ патріарха тихо и ласково, Лисица же рѣзко заявилъ: «Гетманъ, все войско Запорожское и народъ Малороссійскій въ подданствѣ у великихъ государей; гетманъ желаетъ, чтобъ и духовный чинъ былъ весь подъ благословеніемъ Московскаго патріарха, да какъ уже сдѣлано, тому такъ и быть». Патр. Досиѳей остался при своемъ мнѣніи, добавивъ, что «константинопольскому патріарху нельзя сдѣлать безъ визирскаго указа». Къ этому времени прибылъ въ Константинополь патріархъ Діонисій, вновь возведенный на престолъ. Алексѣевъ посѣтилъ визиря и объявилъ ему о желаніи царей насчетъ кіевской митрополіи. Визирь сказалъ, что поддержитъ царскую волю. Въ это время турки, угрожаемые войной съ трехъ сторонъ, хотѣли поддержать миръ съ Москвой. Алексѣевъ отправился съ вѣстями къ Досиѳею и нашелъ въ немъ совершенную перемѣну: «Я», сказалъ онъ, «пріискалъ въ Правилахъ, что вольно всякому архіерею отпустить изъ своей епархіи къ другому архіерею; я буду уговаривать патріарха Діонисія, чтобъ онъ исполнилъ волю царскую, и самъ буду писать государямъ и къ патріарху Іоакиму и благословеніе отъ себя подамъ особо, а не вмѣстѣ съ Діонисіемъ». Патр. Діонисій, съ своей стороны, не сдѣлалъ ни малѣйшаго возраженія, обѣщалъ во всемъ исполнить царскую волю, какъ только возвратится въ Константинополь и соберетъ митрополитовъ. Благодаря предста/с. 528/тельству Алексѣева передъ визиремъ, позволено было вновь построить въ Константинополѣ сгорѣвшую церковь Іоанна Предтечи. Изъ Адріанополя Алексѣевъ поѣхалъ въ Константинополь, гдѣ получилъ отъ патріарха Діонисія всѣ нужныя по кіевскому дѣлу бумаги, и поднесъ ему 200 золотыхъ и три сорока соболей. Одаренъ былъ и патр. Досиѳей. Діонисій, приводя примѣръ царя Ѳеодора Іоанновича, приславшаго жалованье всѣмъ архіереямъ, подписавшимся на граматѣ объ установленіи московскаго патріаршества, просилъ о присылкѣ жалованія архіереямъ, подписавшимся на граматѣ объ уступкѣ кіевской митрополіи (Соловьевъ). Въ 1687 г. патріархъ прислалъ грамату, утверждавшую новый порядокъ. Прекратилось свыше двухсотлѣтнее раздѣленіе единой Русской Церкви.

Въ 1692 г. посланникъ при польскомъ дворѣ дьякъ Борисъ Михайловъ доносилъ въ Москву посольскому приказу, что «по подлинному его освѣдомленію, перемышльскій епископъ Винницкій принялъ самовольно унію». Сообщалъ онъ и о про-уніатской дѣятельности епископа львовскаго Шумлянскаго. Заявилъ онъ протестъ польскому министерству, которое отвѣтило, что Винницкій и шляхта приступили къ «римскому костелу» добровольно, воспретить чему права польскія не позволяютъ. Въ 1693 г. посланникъ имѣлъ конференцію съ польскими министрами о чинимыхъ въ Польшѣ и Литвѣ грекороссійскаго исповѣданія людямъ обидахъ и обращеніи ихъ въ унію. Сенаторы возражали, что король и сенаторы въ дѣла россійскія не вмѣшиваются, что паны въ маетностяхъ своихъ могутъ отмѣнять, что хотятъ. При этомъ они отмѣтили, что изъ Москвы, въ противность договору, высланы іезуиты и что тамъ «въ римской вѣрѣ неволя и запрещеніе; однакожъ они въ томъ не указываютъ». Въ 1700 г. прибылъ въ Варшаву Шумлянскій и торжественно учинилъ въ Троицынъ день присягу на уніатство. Вернувшись во Львовъ Шумлянскій началъ насильно отбирать церкви и принуждать на унію. По настоянію русскаго посланника король Августъ II далъ указъ Шумлянскому прекратить насилія. Но канцлеръ великій коронный, бискупъ перемышльскій, не приложилъ къ указу коронную печать (Чистовичъ).

Примѣчаніе:
[1] Хмельницкій у Соловьева, Хмѣльницкій у митр. Макарія, архіеп. Филарета.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 513-528.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.