Церковный календарь
Новости


2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть пятая.
Церковь въ восемнадцатомъ столѣтіи.

Приходское духовенство.

Съ начала XVII в. выборное начало для вхожденія въ сословіе духовенства постепенно начинаетъ уступать мѣсто наслѣдственному. Произошло это, главнымъ образомъ, вслѣдствіе начавшагося требованія отъ духовенства извѣстнаго образованія. Царь Петръ I, подбиравшій епископатъ по признаку богословской образованности, установилъ и испытаніе ставленниковъ архіереями. Духовная школа сама по себѣ осуществляла тѣсный сословный подборъ и замыканіе духовенства. «Содержалась духовная школа на средства архіерейскаго церковнаго хозяйства», отмѣчаетъ Карташевъ, «и на дѣлѣ была по своей дешевизнѣ и почти безплатности самой доступной для приходскаго духовенства. Такъ поставленная школа, т. е. домашними средствами архіерейской каѳедры, становилась бытовой школой сословія, усиливая въ немъ начала наслѣдственности. Петровская реформа укрѣпляла эту, удобную для нея наслѣдственность, для использованія въ своихъ утилитарныхъ цѣляхъ всѣхъ силъ народонаселенія. Этотъ служебно-государственный утилитаризмъ, идущій отъ Петра черезъ весь XVIII вѣкъ, породившій и систему школьности для духовенства, самъ по себѣ ограничивалъ древне-русское право выборовъ приходскаго духовенства, но не упразднялъ еще самые выборы /с. 612/ изъ суженнаго круга дипломированныхъ школьниковъ». Надлежитъ отмѣтить, что крестьянство неохотно отдавало на службу церкви кого-либо изъ своей среды. По круговой порукѣ тягла за выбывшаго человѣка, всѣ остальные должны были отбывать лежавшія на общинѣ повинности. Вслѣдствіе этого прихожане-общинники предпочитали искать кандидатовъ въ священники въ семьяхъ духовенства. Послѣднее же, въ свою очередь, не склонно было уступать другимъ сословіямъ своихъ мѣстъ.

Въ царствованіе Петра I устанавливается запрещеніе возводить на священнослужительскія степени людей неученыхъ, хотя бы объ этомъ и били челомъ прихожане. Регламентъ, правда, еще признаетъ это право прихожанъ, но только потому, что въ челобитной прихожанъ власть имѣла бы обезпеченіе отъ обмана со стороны тѣхъ, которые, по выраженію Регламента, «желаютъ водраться въ духовный чинъ» во избѣжаніе воинской повинности. Въ царствованіе Анны Іоанновны указомъ Сѵнода требовалось, чтобы приходъ посылалъ епископу на выборъ по два или три кандидата; затѣмъ уже самимъ архіереямъ принадлежало право выбрать изъ нихъ наиболѣе разумнаго и наученнаго. Не менѣе трехъ мѣсяцевъ кандидаты должны были находиться при архіерейскомъ домѣ. «Учительные священники» обучали ихъ, архіереи же обязывались еженедѣльно экзаменовать. «А между тѣмъ», гласилъ уставъ, «велѣть подмѣчать состояніе житія ихъ и поступковъ, кто изъ нихъ по достовѣрному свидѣтельству обрящется достойнѣе чина священства, и такихъ имѣютъ и посвящать». Вмѣстѣ съ тѣмъ, императрица Анна, по военнымъ разсчетамъ считавшаяся съ гетманской властью въ Малороссіи, повелѣла въ 1735 г. сохранить тамъ выборный порядокъ.

Духовныя власти все болѣе сочувствовали упраздненію выборнаго начала, усматривая въ немъ нѣчто незаконное и противное правиламъ Церкви; выборность, по ихъ мнѣнію, понижала уровень духовенства. Особенно боролся съ таковою Святитель Іоасафъ (Горленко), еп. бѣлгородскій. Онъ строго экзаменовалъ ставленниковъ и удалялъ изъ школы не выдержавшихъ испытанія. Въ томъ же духѣ дѣйствовалъ митрополитъ кіевскій Рафаилъ (Заборовскій), выдвигавшій воспитанниковъ своей академіи. Митрополитъ московскій Платонъ (Левшинъ) твердо стоялъ на томъ, что выборъ священнослужителей не дѣло прихожанъ. Извѣстенъ его отвѣтъ крестьянамъ: «ваше дѣло — орать да пахать, а мое — вамъ поповъ давать». Въ царствованіе Павла I, по случаю участія нѣкоторыхъ священниковъ въ бунтахъ крестьянъ противъ /с. 613/ помѣщиковъ, выборы совсѣмъ отмѣнялись. Указъ же 24 іюня 1797 г., запрещавшій просьбы скопомъ и заговоромъ, Сѵнодъ примѣнилъ и къ т. н. заручнымъ прошеніямъ крестьянъ; прошенія объ опредѣленіяхъ на мѣста велѣно подавать только ищущимъ этихъ мѣстъ, съ приложеніемъ отъ прихожанъ одобрительныхъ отзывовъ объ ихъ поведеніи. Въ первыя десятилѣтія XVIII в., въ отношеніи замѣщенія причетническихъ должностей, существовалъ еще порядокъ, установившійся въ концѣ XVII в. Причетники назначались священниками, хотя община въ договорѣ съ ними часто выговаривала себѣ условіе — не назначать причетниковъ безъ вѣдома міра. Во второй половинѣ XVIII в. причетническія должности, вслѣдствіе развитія въ духовенствѣ наслѣдственности, начинаютъ замѣщаться дѣтьми духовныхъ лицъ; вольнонаемный характеръ ихъ уничтожается, причетникъ можетъ получить мѣсто только послѣ посвященія въ стихарь.

Бѣлое духовенство вступило въ XVIII вѣкъ съ установившимся у него въ XVII в. крѣпкимъ убѣжденіемъ въ томъ, что церковныя должностныя мѣста составляютъ семейное достояніе ранѣе служившихъ священно-церковно-служительскихъ родовъ. Карташевъ по этому вопросу пишетъ: «Генерально по всей Россіи отчеканились въ этотъ періодъ «просвѣщеннаго абсолютизма» и черты закрытаго потомственнаго быта духовенства. Нѣкоторыя послѣдствія этого сословно закрытаго для постороннихъ профессіональнаго служенія могутъ поражать своей неожиданностью. Такъ, не только семейства и роды наслѣдственно привязывались къ стоянію у престола Божія, но и самые эти престолы, т. е. храмы, попадали въ обладаніе даннаго рода, т. е. становились родовыми церквами. А въ семейномъ составѣ самихъ духовныхъ родовъ (подобно наслѣдственнымъ линіямъ удѣльныхъ князей) члены одного рода также держались наслѣдственно по старшинству рожденія за свою степень священнослуженія (іерейство), предоставляя младшимъ по рожденію братьямъ меньшія степени: дьяконство, пономарство и т. д. Старшій сынъ при отцѣ служилъ діакономъ, 2-й — дьякомъ, 3-й — пономаремъ. Очередь іерейства затѣмъ была за 1-мъ сыномъ старшаго брата. Если онъ былъ еще малъ, то все-таки мѣсто «зачислялось» за нимъ». Противъ этого порядка ратовалъ Ѳеофанъ Прокоповичъ въ Духовномъ Регламентѣ. Но Петръ I все же считался съ существовавшимъ обычаемъ. Въ указѣ 1722 г., устанавливавшемъ записи «излишковъ» духовныхъ семей въ «подушный окладъ», защищается минимумъ поповскихъ дѣтей «для того, чтобы имъ быть при тѣхъ /с. 614/ церквахъ во дьякахъ и въ пономаряхъ, изъ нихъ же учить въ школѣ и производить на убылыя мѣста въ попы и во дьяконы».

«Когда у семьи покойнаго священника не было ни очередного наслѣдника», пишетъ Карташевъ, «ни невѣсты наслѣдницы, то семья продавала право (конечно, не іерархическое, а только имущественное) на мѣсто. И всѣ освобождающіяся мѣста на практикѣ назывались откровенно «наслѣдственными», а другія столь же откровенно «продажными». Продажными бывали мѣста съ домами и при жизни священниковъ, безродныхъ и по старости искавшихъ устроиться «на покой». Петръ I указомъ 1718 г. запрещалъ священникамъ строить «свои» дома на церковной землѣ. Наряду же съ этимъ, въ новомъ петербургскомъ краѣ правительство поощряло прицерковное строительство на отведенной даровой землѣ. Архіереи, малоуспѣшно борясь съ этимъ правомъ наслѣдованія, начали предъявлять къ обладательницамъ этихъ «правъ», къ невѣстамъ, требованіе: — выбирать жениховъ только изъ числа дипломированныхъ.

Въ 1763 г. Сѵнодъ высказалъ осужденіе сложившемуся порядку. Указъ его обличаетъ: «вредное для ученыхъ и безчестное для церквей обыкновеніе, что подъ претекстомъ дворовъ (т. е. домовыхъ построекъ вообще) и самыя священно-церковнослужительскія мѣста, въ противоположность священныхъ правилъ продаются установленною издавна отъ самихъ бывшихъ при тѣхъ церквахъ священниковъ и церковно-служителей немалою и противъ того, что тѣ дворы стоютъ, излишнею цѣною. А вмѣсто того, чтобы сіе безчинство отвратить, не посвященъ бываетъ никто, пока требуемой за мѣсто суммы не заплатитъ». И далѣе сообщается, что захватываютъ эти мѣста люди недостойные, но съ набитыми карманами. «Обучающіеся же въ академіяхъ и семинаріяхъ, кои такого капитала у себя не имѣютъ, хотя они по наукамъ и состоянію своему противу означенныхъ капиталистовъ гораздо достойнѣе, принуждены бываютъ или священства или лучшихъ мѣстъ въ противность Духовнаго Регламента и Указовъ вовсе лишаться, а заступаютъ они самыя послѣднія мѣста, или же на покупку оныхъ задолжаются неоплатными долгами. Итакъ деньги въ произведеніи въ священство большую силу имѣютъ, чрезъ что у другихъ и охота къ наукамъ отъемлется. На каковую тѣхъ мѣстъ продажу, яко на святокупство и происходящій отъ того въ народѣ соблазнъ св. пр. Сѵнодъ съ немалымъ сожалѣніемъ смотритъ».

Карташевъ отмѣчаетъ далѣе значеніе этого постановленія Сѵнода: «Указъ этотъ былъ крикомъ наболѣвшаго сердца, докумен/с. 615/томъ, оправдывающимъ исторически достойное самосознаніе іерархіи, безсильной, однако, исправить въ корнѣ крѣпостное, замкнутое, безвыходное состояніе сословія. Поэтому въ противорѣчіи съ самимъ собой, указъ откровенно не рѣшается радикально измѣнить осуждаемый имъ порядокъ, «помышляя о сиротахъ и вдовахъ», и только регулируетъ бытовыя сдѣлки. Вѣчное владѣніе упраздняется, а умѣренная выплата разсрочивается на 30-лѣтній періодъ и то только для вдовъ и сиротъ. Указъ этотъ создалъ переломъ въ этой области. Сама жизнь его приняла и оправдала. Школьные аттестаты побѣдили претензіи неучей, но домовладѣльцевъ. Право собственности у нихъ не отнималось, но контролировалось въ пользу сиротъ. Этотъ порядокъ перешелъ и въ XIX вѣкъ».

Проф. Знаменскій пишетъ: «Опредѣленіе сословныхъ правъ духовенства, вслѣдствіе крайней его приниженности шло весьма медленно. По своей подсудности одному духовному начальству, оно давно уже имѣло значеніе класса привилегированнаго, но по платежамъ и повинностямъ долго не отдѣлялось отъ податного люда. Каноническая свобода его отъ личнаго податного состоянія въ древней Руси оказывалась неприложимой къ жизни, потому что раскладка податныхъ сборовъ производилась тогда у насъ не по душамъ или лицамъ, а по дворамъ и землямъ, которые подлежали имъ и во владѣніи духовенства. Въ первый разъ свобода эта оказалась осуществимой только при Петрѣ, послѣ введенія для податныхъ классовъ подушнаго оклада, отъ котораго священнослужители были освобождены. Но и послѣ этого въ 1721-22 гг. Св. Сѵноду стоило не малыхъ хлопотъ испросить свободу отъ податного состоянія церковникамъ и дѣтямъ священнослужителей; дѣти церковниковъ такъ и остались тогда въ окладѣ. За всѣмъ тѣмъ на духовенствѣ все-таки долго, до царствованія Елисаветы, оставались разныя особыя личныя повинности, — караульная, пожарная, разсыльная, постойная, подворная. Гражданское приниженіе духовенства такъ было для всѣхъ привычно, что еще при Екатеринѣ II въ комиссіи о новомъ уложеніи м. Гавріилу съ трудомъ удалось отстоять духовное сословіе отъ причисленія къ мѣщанству и сохранить за нимъ «благородное» значеніе; но оно все-таки и послѣ этого не получило одного изъ важнѣйшихъ правъ благороднаго состоянія, — свободы отъ тѣлесныхъ наказаній по свѣтскому суду». При Павлѣ I Сѵнодъ сдѣлалъ представленіе объ избавленіи священниковъ и дьяконовъ отъ кнута, и императоръ утвердилъ таковое, но оно не было приведено въ исполненіе, т. к. /с. 616/ тѣлесное наказаніе вскорѣ возстановлено было государемъ и для дворянства.

Выходъ изъ духовнаго сословія долго былъ открытъ только въ податное состояніе или же въ солдаты, отъ чего оно замыкалось и съ этой стороны, накопляя внутри себя множество лишнихъ людей, не желавшихъ изъ него выходить, и требуя для своего очищенія внѣшнихъ мѣръ, носившихъ часто насильственный характеръ. Архіереи старались распредѣлять лишнихъ священнослужителей въ «викаріи» [1] къ церквамъ и въ учители духовныхъ школъ и пр. Правительство же (до XIX в.) предоставляло имъ полную свободу слагать санъ и поступать на гражданскую службу и др. состоянія. Излишекъ ихъ былъ такъ великъ, что духовныя власти съ трудомъ вывели крестцовое духовенство, противъ котораго боролись особенно рѣшительно. Въ 1770 г. московская консисторія съ помощью гражданскихъ властей начала высылать изъ Москвы крестцовыхъ поповъ. Во время чумы туда нахлынули новые. Съ 1774 г. усилилась борьба съ ними. Только митр. Платону удалось покончить съ ними. Въ Малороссіи приходилось бороться съ т. н. «дикими попами», добывавшими себѣ хиротоніи въ Молдавіи или въ славянскихъ странахъ.

Для уменьшенія лишнихъ церковниковъ и дѣтей духовенства съ 1703 г. употреблялись разборы, по которымъ забирали въ солдаты или въ подушный окладъ. Разборы эти повторялись въ каждое царствованіе. Особенно они были тяжелы въ царствованіе имп. Анны, когда съ самаго начала духовенство было заподозрѣно въ ненадежности, изъ за заминокъ въ разныхъ мѣстахъ съ принесеніемъ присяги. Правительство, стремясь увеличивать армію, въ связи съ тогдашними войнами, не принимало во вниманіе духовныя потребности населенія. На военную службу брали церковниковъ и дѣтей церковнослужителей отъ 15 до 40-лѣтняго возраста. Боясь представленія неправильныхъ данныхъ о времени рожденія, правительство предоставило вербовщикамъ опредѣлять возрастъ глазомѣромъ. Брали не только дѣтей духовенства, возможныхъ будущихъ священнослужителей, но и служащихъ дьячковъ и пономарей, даже учащихся въ школахъ. Забрано было такимъ образомъ 12.000 человѣкъ. Также очень /с. 617/ много попало въ подушный окладъ. Сѵнодъ рѣшился выступить на защиту духовнаго сословія и опустошенныхъ церквей, прося въ 1740 г. императрицу пощадить духовенство. Императрица указала остановить разборъ. При имп. Елисаветѣ разборы стали значительно легче. Они касались, главнымъ образомъ, людей безграмотныхъ, къ церковной службѣ совсѣмъ негодныхъ, или чѣмъ-нибудь себя опорочившихъ. При этомъ, отписываемымъ отъ духовнаго сословія, по большей части, давалось дозволеніе избирать себѣ самимъ добровольно родъ жизни. Послѣдній суровый разборъ былъ при императорѣ Павлѣ I (Знаменскій).

Содержаніе бѣлаго духовенства лежало, главнымъ образомъ, на попеченіи приходскихъ обществъ. Въ Прибавленіи къ Дух. Регламенту высказано было предположеніе назначить въ пользу приходскихъ причтовъ постоянные годовые взносы со всѣхъ приходскихъ дворовъ, но оно не осуществилось. При Петрѣ I уменьшилось и то благосостояніе, какимъ духовенство пользовалось прежде. По случаю войны сокращена была на половину царская руга ружнымъ церквамъ. Нѣкоторыя доходныя статьи духовенства — мельницы, рыбныя ловли, пчельники, бани, наемныя помѣщенія при домахъ — объявлены оброчными статьями казны. Въ 1722 г. причтамъ запрещены были праздничныя славленья по приходамъ, кромѣ рождественскаго, и хожденье съ иконами. Явились новые сборы на школы, богадѣльни, на полковое духовенство, сборъ съ священниковъ драгунскихъ лошадей, а съ церковниковъ по рублю въ годъ за освобожденіе отъ личной военной службы, повинности пожарная, караульная и др. Въ цѣляхъ улучшенія средствъ духовенства принимались мѣры къ болѣе равномѣрному распредѣленію приходовъ и сокращенію числа церквей и причтовъ. Установлены были штаты. На 100-150 дворовъ полагался причтъ изъ 3 или 4 членовъ; на 200-250 и болѣе тройной. Въ царствованіе Анны послѣдовало требованіе, чтобы при каждой церкви имѣлись дома для причта. Но осуществлено это не было.

Въ царствованіе Елисаветы положеніе духовенства улучшилось. Ружныя церкви получили снова ругу. Возстановлено славленье по домамъ прихожанъ. Духовенство освобождено было отъ нѣкоторыхъ повинностей — полицейскихъ, подводной, постойной. Въ 1754 г., при общемъ межеваніи земель, положено было продолжить надѣлъ церквей землями, который остановился еще въ концѣ XVII в. Надѣлъ этотъ начался, впрочемъ, только въ 1765 г. — въ царствованіе Екатерины II. Тогда и было опредѣлено по 33 дес. на причтъ. Въ Комиссіи по составленію новаго Уложенія по/с. 618/ дымались вопросы объ отобраніи у духовенства его земель. Но императрица не раздѣляла этого мнѣнія. При ней надѣлъ церквей землями производился довольно дѣятельно, обнявъ къ концу ея царствованія 23 губерніи. Въ 1778 г. на 150 дворовъ положенъ 1 священникъ, на 250-300 — два, максимумъ три, если нельзя безъ трехъ обойтись. Образованіе новыхъ приходовъ могъ разрѣшать только Сѵнодъ. Штаты были распространены и на приходы въ Малороссіи, гдѣ съ 1786 г. введены всѣ порядки великороссійскихъ приходовъ.

Государыней было постановлено отпускать ружнымъ церквамъ назначенное имъ содержаніе безъ особаго ассигнованія придворной конторы, т. к. иначе происходила остановка въ жалованьѣ; равно опредѣлено было жалованіе причтамъ церквей, находящихся при заграничныхъ миссіяхъ. Государыня подтвердила навсегда неприкосновенность церковныхъ домовъ отъ постоевъ и личную свободу родившихся въ духовномъ званіи. Установлена была обязательная такса на требы, но въ маломъ размѣрѣ: за крещеніе — 3 коп., за бракъ и погребеніе — 10 и т. д.

Императоръ Павелъ I въ 1797 и 1799 гг., по годовымъ государственнымъ смѣтамъ, увеличилъ противъ прежняго вдвое штатные оклады изъ казны на духовное вѣдомство. Къ прежнимъ штатамъ прибавлено 519.729 р. Казенная выдача достигла такимъ образомъ почти одного милліона рублей. Въ 1797 г. были удвоены участки земли для архіерейскихъ домовъ. Дополнительно были отведены архіереямъ и монастырямъ мельницы, рыбныя ловли и др. угодья. Впервые узаконены были мѣры для обезпеченія вдовъ и сиротъ духовенства. При отпаденіи наслѣдственности мѣстъ создалось для послѣднихъ тяжелое положеніе. Въ 1799 г. было повелѣно духовнымъ вдовамъ занимать преимущественно богадѣльныя вакансіи въ монастырскихъ и архіерейскихъ домахъ. Въ пользу вдовъ и сиротъ обращались штрафныя деньги, кладбищенскіе и ставленническіе доходы.

Сельское духовенство императоръ желалъ совсѣмъ освободить отъ тяжелыхъ работъ земледѣлія. Сѵнодъ, во исполненіе его воли, полагалъ, чтобы обыкновенная пропорція земли сельскаго причта (33 дес.) отдана была прихожанамъ. Причтъ взамѣнъ того, получалъ бы отъ нихъ хлѣбъ по цѣнѣ земли. Пропорція же, превышающая обыкновенную, отдавалась бы причтомъ въ наемъ.

Примѣчаніе:
[1] Когда наслѣдники или наслѣдницы даннаго мѣста были еще несовершеннолѣтними, права ихъ соблюдались епархіальной властью. Наслѣдники подыскивали подвижнаго іерея-замѣстителя, называвшагося «викаріемъ», и онъ, по изслѣдованіи положенія консисторіей и архіереемъ, получалъ на условленный срокъ это мѣсто.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 611-618.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.