Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть пятая.
Церковь въ восемнадцатомъ столѣтіи.

Ученіе и духовное просвѣщеніе.

Одной изъ важнѣйшихъ заботъ духовной и свѣтской власти въ XVIII-мъ вѣкѣ было образованіе духовенства. Царь Петръ, будучи недоволенъ состояніемъ Московской академіи, тогда единственнаго источника духовнаго образованія въ Великороссіи, отдалъ ее подъ покровительство мѣстоблюстителя митрополита Стефана. Послѣ этого она быстро была преобразована по образцу Кіевской. Прежнее греко-славянское образованіе замѣнено было латинскимъ. Съ кіевскими преподавателями въ нее перешли и всѣ кіевскіе школьные порядки — раздѣленіе классовъ, составъ курса, школьныя должности, экзамены, диспуты, школьное проповѣдничество, самыя развлеченія учащихся. Ревнители прежняго направленія тщетно роптали, доказывая, что латинскія ученія повлекутъ за собой разныя ереси. На это не обращалось вниманія. Петровскія реформы сами тяготѣли къ Западу, культура котораго возрасла на римско-латинской почвѣ. Въ томъ же латинскомъ направленіи архіереи-малороссы заводили духовныя школы по епархіямъ — въ Черниговѣ, Ростовѣ, Смоленскѣ, Тобольскѣ. Стараго привычнаго типа обученія дѣтей духовенства держались только нѣкоторые архіереи-великороссы. Особенно важна была дѣятельность митрополита новгородскаго Іова.

Владыка Іовъ для распространенія образованія въ своей епархіи, обратился сначала къ помощи малороссійскихъ ученыхъ. Нашли пріютъ у него архимандритъ Ѳеодосій (Яновскій) и симоновскій архимандритъ Гавріилъ (Домецкій). Оба они оказались неблагодарными, Гавріилъ же, кромѣ того, поднялъ въ Новгородѣ споръ о времени пресуществленія св. Даровъ и въ 1704 г. написалъ опроверженіе на книгу Остенъ. Противъ него выступилъ чудовскій іеродіаконъ Дамаскинъ, человѣкъ близкій къ митр. Іову, и написалъ на Гавріила 105 отвѣтовъ. Сочиненіемъ этимъ и письмами къ владыкѣ Іову Дамаскинъ успѣлъ подорвать довѣріе митрополита къ Гавріилу и къ латинской учености вообще. Митр. Іовъ опредѣленно склонился къ греческому образованію. Послѣ этого онъ вызвалъ къ себѣ братьевъ Лихудовъ и, съ ихъ помощью, открылъ въ 1706 г. при своемъ домѣ школы славянскую и славяно-греческую. Лихуды надолго утвердили въ Новгородѣ славяно-еллинское ученіе, которое, какъ и прежде, привлекало къ себѣ многихъ. Ученики, которыхъ набралось до 100 человѣкъ, не бѣгали изъ школъ, какъ изъ латинскихъ. Митр. Іовъ восторженно /с. 666/ писалъ своимъ знакомымъ объ успѣхахъ Лихудовъ и надѣялся сдѣлать Новгородъ съ его славяно-еллинскимъ типомъ ученія противовѣсомъ Москвѣ съ ея латинской академіей. Кромѣ обученія въ школахъ, ученые братья продолжали здѣсь свою литературную дѣятельность, составляли руководства по предметамъ своего курса, написали обличеніе ересей Лютера и Кальвина, занимались переводами. Митр. Іовъ хотѣлъ завести въ Новгородѣ типографію и просилъ царя прислать изъ Москвы принадлежности бывшей дворцовой типографіи Симеона Полоцкаго. Просилъ онъ и о присылкѣ переводчиковъ изъ числа типографскихъ справщиковъ, бывшихъ Лихудовскихъ учениковъ. Собирался митрополитъ издать новый, исправленный по греческому тексту, переводъ Библіи. Но всѣмъ этимъ просвѣтительнымъ планамъ не суждено было осуществиться. Въ 1707 г. у него взяли въ Москву самаго дѣятельнаго изъ Лихудовъ, Софронія, для греческой школы при типографскомъ домѣ. Съ однимъ Іоанникіемъ, человѣкомъ уже престарѣлымъ, дѣла пошли хуже. Послѣ кончины митр. Іова (1716 г.) уѣхалъ въ Москву и Іоанникій, умершій тамъ въ 1717 г. Оставшіеся послѣ Лихудовъ ихъ ученики понемногу продолжали ихъ дѣло и особенно развили въ новгородскихъ школахъ грамматическое ученіе. Въ 1723 г. учитель Максимовъ издалъ славянскую грамматику, имѣвшую немаловажное значеніе въ исторіи этой науки. За грамматистами въ новгородскія школы обращались и епархіальныя начальства и само правительство для своей приказной службы. Преемникъ митр. Іова, владыка Ѳеодосій (Яновскій), старался поэтому поддержать его школы, несмотря на свое собственное латинское направленіе. Только владыка Ѳеофанъ (Прокоповичъ), занявъ эту каѳедру, перевелъ въ 1726 г. учениковъ въ петербургскую латинскую школу. Кромѣ Новгорода греческое образованіе нашло себѣ пріютъ еще въ московской типографской школѣ Софронія Лихуда, скончавшагося въ 1730 г. Въ 1740 г. эта школа соединена была съ академіей, гдѣ греческое ученіе постоянно было на заднемъ планѣ предъ латынью. (Знаменскій).

Московская академія съ половины XVIII вѣка по успѣхамъ своимъ стояла уже выше кіевской, доставлявшей до 1754 г. почти всѣхъ архипастырей. Особенно возвысилась она заботами митр. Платона. Между семинаріями первыя мѣста были за новгородскою, харьковскою, казанскою и Сергіевою.

Послѣ учрежденія Св. Сѵнода открытіе духовныхъ школъ пошло успѣшнѣе. Духовнымъ Регламентомъ положено было завести такія школы по всѣмъ епархіямъ. Содержать ихъ указано отчасти на счетъ архіерейскихъ домовъ, отчасти изъ сборовъ съ церков/с. 667/ныхъ и монастырскихъ земель, съ первыхъ 30-й, со вторыхъ 20-й частей ежегоднаго хлѣбнаго дохода. Обученіе въ нихъ сдѣлано обязательнымъ для всѣхъ дѣтей духовенства. Необучавшіеся въ нихъ подлежали разборамъ для исключенія изъ духовнаго сословія. Какъ и всѣ другія школы Петровскаго времени, когда придавалось значеніе протестантскимъ знаніямъ, духовныя школы получили спеціальное и сословное назначеніе обучать дѣтей духовенства «въ надежду священства». Курсъ обученія (разумѣется латинскій) распредѣленъ былъ на 8 лѣтъ и состоялъ изъ изученія: 1) грамматики или латинскаго языка, при упражненіяхъ въ которыхъ рекомендовалось кстати изучать исторію съ географіей, посредствомъ относящихся къ этимъ наукамъ переводовъ, 2) изъ ариѳметики и геометріи, 3) логики съ діалектикой, 4) піитики съ риторикой, 5) физики съ краткой метафизикой, 6) политики, и 7) богословія, на которое назначалось два года. Въ воспитательномъ отношеніи архіерейскія школы велѣно было устраивать въ видѣ закрытыхъ заведеній, «образомъ монастыря», съ рѣдкими свиданіями учениковъ съ родными, со строгимъ распредѣленіемъ времени по точнымъ «регуламъ» и звонкамъ, и съ неусыпнымъ надзоромъ ректора, префекта и комнатныхъ старшихъ. Регламентъ предвидѣлъ, что ученики будутъ уклоняться отъ «стужительнаго житія» въ такихъ школахъ, и опредѣлилъ, — если при пріемѣ нѣкоторые ученики будутъ оказываться неспособными къ ученію, такихъ испытывать цѣлый годъ, не «притворяютъ ли» они «себѣ тупости», какъ другіе «притворяютъ себѣ тѣлесную немощь отъ солдатства». По годичномъ же только испытаніи разрѣшалось исключать негодныхъ учениковъ до окончанія курса, и то, если ученикъ окажется уже окончательно «дѣтина непобѣдимой злобы». Ректору за отпускъ ученика изъ школы «за мзду» опредѣлено было «жестокое наказаніе». Главное управленіе школами было предоставлено самимъ архіереямъ и отнесено къ дѣламъ епархіальной администраціи. Ихъ внѣшнее благосостояніе, составъ курса и учебнаго персонала — все зависѣло отъ личнаго расположенія и заботъ архіереевъ. Заведеніе школъ первоначально, по крайней мѣрѣ до 1730 г., шло медленно. Не было подготовлено для нихъ ни средствъ, ни учителей, ни учебныхъ пособій. Духовный Регламентъ дозволялъ, въ случаѣ необходимости, опредѣлять въ учителя не однихъ знающихъ людей, но и просто только талантливыхъ людей, которые могли бы пріобрѣсти нужныя знанія уже на должности. Составъ курсовъ почти во всѣхъ школахъ по необходимости ограничивался только славянской или латинской грамматикой, да букваремъ владыки Ѳеофана (Прокоповича). Учени/с. 668/ковъ забирали въ ученье насильно, иногда даже въ кандалахъ, подъ конвоемъ. Потомъ они убѣгали изъ школъ и ихъ приходилось ловить и возвращать обратно въ школы. Сами ихъ родители были противъ школьнаго обученія и охотно помогали имъ укрываться отъ школьной повинности. (Знаменскій).

Болѣе полный курсъ, на манеръ кіевскаго, началъ вводиться въ архіерейскіе школы только съ 1730 годовъ, и то не вдругъ. Школы, успѣвшія завести такой курсъ, получили названіе семинарій. Оставшіяся съ однимъ славянскимъ обученіемъ стали считаться низшими. Въ царствованіе имп. Екатерины II всѣхъ семинарій въ 1764 г. было 26 и въ нихъ 6.000 учениковъ; въ 1784 г. — 12.000. Но полные курсы до богословія включительно, кромѣ двухъ академій, существовали только въ 8 семинаріяхъ. Таковыми были: Харьковская, называвшаяся коллегіумомъ, заведшая у себя богословскій классъ въ 1731 г., раньше всѣхъ семинарій, Петербургская въ Александро-Невской лаврѣ, Троицкая въ Сергіевой лаврѣ, Казанская, Новгородская, Псковская, Тверская и Смоленская. Семинаріи Тобольская, Рязанская и Нижегородская доходили только до философіи. Въ остальныхъ ученіе останавливалось риторикой, а то не доходило даже до нея. Изъ такихъ семинарій для приготовленія къ учительству или къ высшимъ епархіальнымъ должностямъ посылали по нѣсколько лучшихъ учениковъ доучиваться въ полныя семинаріи или академіи.

Архіеп. Филаретъ поясняетъ: «Если вспомнить, что въ патріаршемъ періодѣ, исключая Кіева и Москвы, только въ трехъ епархіяхъ, и то уже въ концѣ періода, открыты были духовныя училища: то въ 40 лѣтъ сѵнодальнаго правленія сдѣлано очень много для училищъ, тѣмъ болѣе, что до 1764 г. существовалъ только одинъ свѣтскій университетъ въ Москвѣ и одна гимназія въ Казани».

«Характеръ образованія духовныхъ школъ, не исключая академій, былъ чисто формальный», пишетъ Знаменскій, «въ низшихъ классахъ изучались формы языка, въ риторикѣ — формы рѣчи, въ философіи — формы діалектики; только въ богословіи всѣ эти формы находили себѣ искусственное примѣненіе въ схоластическомъ развитіи богословскихъ истинъ. Географія, исторія и математика, предуказанныя Регламентомъ, вовсе не преподавались. Изъ языковъ изучался только латинскій. Школьная дисциплина отличалась большой суровостью, въ которой особенно винили начальниковъ и учителей изъ Черкасъ. Отъ тѣлесныхъ наказаній не были свободны не только ученики, но даже и сами учители. Въ автобіографіи митрополита Платона расказывается, какъ его, быв/с. 669/шаго уже учителемъ Московской академіи, архіерей Амвросій хотѣлъ наказать розгами въ собраніи всей академіи и какъ онъ освободился отъ этого наказанія, благодаря только заступничеству добраго ректора. Содержаніе всѣхъ школъ было весьма неопредѣленно и непостоянно, завися всецѣло отъ епархіальныхъ сборовъ и средствъ архіерейскихъ домовъ. Случалось, что за недостаткомъ средствъ, распускались на неопредѣленное время цѣлыя школы; оклады наставниковъ были крайне бѣдные, помѣщенія школъ тѣсныя и жалкія во всѣхъ отношеніяхъ. Ученики не только своекоштные, но и казеннокоштные, или какъ ихъ называли «бурсаки», должны были пріобрѣтать себѣ прокормленіе «кондиціями» (уроками), перепиской, даже физическими работами. Святитель Тихонъ, напримѣръ, учась въ Новгородской семинаріи, нанимался въ свободное время у огородниковъ копать гряды. Въ Кіевѣ ученики академіи собирали подаяніе по дворамъ горожанъ, распѣвая псалмы, канты и концерты, произнося рѣчи, стихи, діалоги и разыгрывая комедійныя дѣйствія, хотя академія имѣла весьма заботливыхъ попечителей и благотворителей, въ лицѣ кіевскихъ архипастырей, каковы особенно были владыки Рафаилъ Заборовскій и Арсеній Могилянскій».

Въ царствованіе имп. Екатерины II произошли большія перемѣны въ дѣлѣ образованія вообще и духовнаго въ частности. Въ курсы духовныхъ школъ стали вводиться общеобразовательные предметы. Въ 1776 г. особая комиссія, состоявшая изъ владыкъ Иннокентія (Нечаева) и Гавріила (Петрова), а также іеромонаха Платона (Левшина), по порученію правительства, выработала цѣлый проектъ преобразованія духовныхъ школъ. Ихъ предполагалось раздѣлить на высшія, среднія и низшія и ввести въ нихъ новые предметы и методы педагогики. Проектъ не былъ приведенъ въ исполненіе, но повліялъ на состояніе духовныхъ школъ. Важное значеніе пріобрѣлъ вопросъ о приготовленіи учителей духовныхъ школъ. Въ 1765 г., по желанію государыни, при Московскомъ университетѣ предположено было открыть богословскій факультетъ, а для приготовленія въ немъ преподавателей отправлено 16 лучшихъ воспитаниковъ въ заграничные университеты. Факультетъ открытъ не былъ. Посланные заграницу распредѣлены были потомъ по разнымъ мѣстамъ, но нѣсколько человѣкъ попало и въ учители духовныхъ школъ. Нѣкоторые архіереи для приготовленія учителей посылали лучшихъ своихъ семинаристовъ слушать лекціи въ Московскомъ университетѣ и въ филологической семинаріи «Дружескаго Ученаго Общества». Здѣсь слушали лекціи будущіе митрополиты Серафимъ (Глаголевскій) и Евге/с. 670/ній (Болховитиновъ). Съ 1788 г. митр. Гавріилъ въ Александро-Невской семинаріи устроилъ нѣчто вродѣ учительской семинаріи для приготовленія способныхъ наставниковъ для семинарій. Число и достоинство учителей для духовныхъ школъ значительно поднялось. При томъ учителями явились свѣжія силы изъ великороссовъ, внесшихъ въ преподаваніе дисциплину и новый духъ. Господство схоластики и латыни было поколеблено. Стало распространяться изученіе греческаго и новыхъ языковъ, особенно французскаго. Постепенно вводилось изученіе географіи, исторіи, физики и отчасти математики. Богословіе и философія преподавались во всѣхъ семинаріяхъ, и учениковъ знакомили не только съ схоластическими системами, но и съ новой нѣмецкой философіей. На формальное развитіе и знаніе латыни, впрочемъ, все еще обращали вниманіе. Въ 1797 г. Александро-Невская и Казанская семинаріи были возведены на степень Академій. По настоянію митр. Платона не прошелъ, поднятый въ 1800 г., вопросъ о преподаваніи главныхъ предметовъ на русскомъ языкѣ.

Отъ прежней суровой и огрубляющей системы семинарскаго воспитанія оставались еще ясные слѣды повсюду, но ее все больше осуждали. Въ семинарской инструкціи митр. Платона говорилось о «впереніи» въ ученикахъ «благороднаго честолюбія», о возвышеніи эстетическаго образованія, объ ослабленіи влеченія къ пьянству и проч.

Архіеп. Филаретъ называетъ архипастырей, извѣстныхъ ревностью къ учрежденію духовныхъ учебныхъ заведеній: Рафаилъ (Заборовскій) — во Псковѣ и Кіевѣ, Епифаній — въ Харьковѣ, Ѳеофилактъ (Лопатинскій) — въ Твери, Питиримъ — въ Нижнемъ-Новгородѣ, Ѳеофилактъ и Свят. Тихонъ — въ Воронежѣ, Амвросій (Юшкевичъ) — въ Новгородѣ, Иларіонъ (Рогалевскій), Лука (Конашевичъ) и Веніаминъ (Пуцекъ-Григоровичъ) — въ Казани, Сильвестръ (Кулябка) — въ Костромѣ, Арсеній (Мацѣевичъ) — въ Ярославлѣ, Георгій (Конисскій) — въ Могилевѣ, митр. Амвросій (Подобѣдовъ) — въ Казани, Новгородѣ и Петербургѣ, митр. Платонъ — въ Твери и Москвѣ, Антоній — въ Тобольскѣ.

Въ 1764 г. впервые опредѣлены были для духовныхъ школъ постоянные штатные оклады. И при маломъ ихъ размѣрѣ, они всетаки спасали отъ непріятныхъ случайностей прошлаго положенія. На всѣ школы съ 6.000 учениковъ было ассигновано 38.000 руб. Въ 1784 г. сумма эта выражалась въ 77.400 руб. Число учениковъ же увеличилось вдвое. Съ 1765 г. архипастырямъ приходилось собирать дополнительно скудныя средства по монастырямъ. /с. 671/ Въ царствованіе имп. Павла I сумма, отпускаемая на школы, дошла до 182.000 руб. Но правительство распорядилось открыть двѣ новыя академіи — въ Петербургѣ и Казани — и 8 новыхъ семинарій. На низшія школы не были назначены оклады и онѣ содержались на остатки отъ небогатыхъ семинарскихъ окладовъ. Содержаніе учащихъ было небольшое, какъ и деньги, отпускавшіяся на учащихся. По прежнему приходилось архіереямъ собирать на нихъ средства среди духовенства. Многихъ бѣдныхъ учениковъ архіереямъ приходилось содержать предоставленіемъ имъ церковныхъ мѣстъ. Не существовало и общаго управленія духовными школами. Онѣ оставались только епархіальными учрежденіями, не имѣя связи между собой. Не было и общихъ курсовъ, устава. Все зависѣло отъ воли и вкусовъ отдѣльныхъ архіереевъ. Академіи, начинаясь съ младшихъ классовъ, какъ и семинаріи, почти ничѣмъ не отличались отъ послѣднихъ. Въ такомъ положеніи духовныя школы просуществовали до преобразованія ихъ въ 1808 г., о чемъ будетъ сказано въ слѣдующемъ отдѣлѣ (19 вѣкъ).

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 665-671.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.