Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть пятая.
Церковь въ восемнадцатомъ столѣтіи.

Борьба съ вредными для вѣры западными вліяніями.

Общій недостатокъ русскаго образованія въ первой половинѣ XVIII в. заключался въ томъ, что оно имѣло узко-практическое, сословно-служебное направленіе. Предварительныхъ общихъ знаній не давали. Заводились цифирныя, навигацкія, артиллерійскія школы. Надо учитывать и то, что до 1721 г. — окончанія борьбы съ Швеціей — все въ государствѣ приноравливалось къ военному времени. Царь-Преобразователь, Петръ I, когда естественно задумался надъ духовнымъ образованіемъ, то и ему придалъ практическій характеръ. Нужны были болѣе образованные священники. Ихъ и должна была дать духовная школа. Само это образованіе многими называлось «поповскимъ».

Въ общихъ же школахъ обращали мало вниманія на религіозное образованіе. Законъ Божій просто не учился. Стремленіе все /с. 692/ же поддержать религіозныя начала въ народѣ побудило царя Петра дать распоряженіе объ изданіи катихизическихъ книжекъ и объ усиленіи церковной проповѣди. При имп. Елисаветѣ въ 1743 г. родители штрафовались за необученіе дѣтей катихизису и въ знаніи его испытывались опредѣлявшіеся на службу. Все поручалось заботамъ семьи. Когда во второй половинѣ XVIII в. ввели Законъ Божій въ общеобразовательныя школы, пришлось уже считаться со взглядомъ общества на этотъ предметъ, какъ особливо «поповскій». Изученіе его, къ тому же, ослаблялось указаніями не заражать дѣтей суевѣріемъ и фанатизмомъ. Подъ эти же понятія подводились вопросы о ветхозавѣтныхъ казняхъ Божіихъ, о страшномъ судѣ, о чудесахъ и пр. Предлагалось внушать дѣтямъ преимущественно правила морали и естественной религіи и проповѣдывать важность вѣротерпимости.

Русское общество, подвергшись въ царствованіе Петра I разнообразнымъ противорелигіознымъ вліяніямъ съ Запада, было безпомощнымъ для отраженія лжеученій. Протестанты насмѣхались надъ русской народной вѣрой. Тѣ, кто въ обществѣ подпадали подъ ихъ вліяніе, начинали пренебрегать обрядами, постами, съ пренебреженіемъ относились къ духовенству, переставали почитать иконы и пр. Яркимъ выраженіемъ такого настроенія явилась ересь Тверитинова. Правительство, борясь съ суевѣріями, порой слишкомъ распространительно толковало о нихъ. Но все же не правительство, а само общество все болѣе заражалось вольнодумствомъ. Пастырямъ церкви въ это время трудно было бороться съ этимъ. Вольнодумство это прикрывалось приверженностью къ реформамъ, въ царствованіе же имп. Анны смѣлымъ обличеніямъ пастырей придавался обличаемыми противоправительственный характеръ. Обличенія пастырей могли прозвучать свободно лишь въ царствованіе имп. Елисаветы. Благочестивая государыня издала рядъ повелѣній для возстановленія благочестія. Требовалось благоговѣйное стояніе въ церквахъ, исполненіе долга исповѣди и причащенія, приличное содержаніе церквей и св. иконъ, усиленіе духовной цензуры, мѣръ противъ отступничества отъ православія. Но, къ сожалѣнію, въ то же время стало проникать въ Россію французское вліяніе. Франція же того времени охватывалась все болѣе философскимъ вольнодумствомъ.

Во Франціи въ то время господствовала модная философія просвѣщенія, проповѣдовавшая полную безрелигіозность и сенсуализмъ. Русское образованное общество стало воспитывать своихъ дѣтей на французскомъ языкѣ съ помощью французскихъ гувернеровъ, проводниковъ этихъ самоновѣйшихъ идей модной фило/с. 693/софіи. Такое воспитаніе отрывало молодое поколѣніе отъ родныхъ корней, лишало его не только любви къ родинѣ, къ которой гувернеры внушали презрѣніе, и благоговѣнія къ религіи, представляемой принадлежностью лишь невѣжественныхъ низовъ, но часто даже русскаго языка. Непонятнымъ въ такихъ случаяхъ становились ему православныя богослуженія и все съ ними связанное. Находились родители, которые, по убѣжденію, не давали дѣтямъ религіознаго воспитанія, запрещали даже говорить о религіи, а духовенство не пускали въ свои дома. Участились случаи отправки молодыхъ людей родителями за границу, особенно въ Парижъ, гдѣ они укоренялись въ своемъ противорелигіозномъ и интернаціональномъ заблужденіяхъ. Вольтеръ сдѣлался кумиромъ для поклонниковъ новой философіи и къ нему моднымъ считалось совершать «паломничества». По примѣру самой имп. Екатерины, многіе русскіе вельможи вели съ нимъ переписку. Нравственное разложеніе общества, сдвинувшагося со своихъ вѣковыхъ устоевъ, дѣлалось все больше. Развратъ оправдывался требованіемъ непогрѣшимой природы. Духовенство было безсильнымъ. Его просто не слушали. Просвѣщенное вольнодумство, выступившее подъ знаменемъ науки и философіи, господствовало. Выступленія противъ этого объявлялось сразу суевѣріемъ, мракобѣсіемъ. Великій святитель епископъ Тихонъ Воронежскій, однажды мягко и кротко увѣщевавшій одного вольнодумца дворянина, получилъ отъ него пощечину. Святитель самъ палъ въ ноги обидчику, прося прощенія за огорченіе. Это такъ подѣйствовало на того, что онъ бросилъ свое вольтерьянство и сталъ хорошимъ христіаниномъ. (Знаменскій).

Архіеп. Филаретъ по этому поводу пишетъ: «Реформація, открывшая просторъ разуму, дойдя до крайности, явилась въ французскихъ энциклопедистахъ по отношенію къ вѣрѣ служеніемъ богинѣ разума, а въ приложеніи къ политикѣ — уничтоженіемъ всякой власти, въ пользу дикихъ страстей. Агенты парижскихъ философовъ являлись вездѣ учителями изящнаго вкуса и воспитателями человѣчества. Въ томъ же видѣ являлись они и въ Россію. Ослѣпленіе умовъ было такъ велико, что всѣ знаменитости Европы благоговѣли предъ энциклопедистами, какъ предъ великими умами, — и импер. Екатерина вела переписку съ желчнымъ Вольтеромъ. Русскіе вельможи принимали въ воспитатели дѣтей людей, не имѣвшихъ ничего кромѣ развратнаго сердца и имени француза. Эти педагоги предлагали вмѣсто Евангелія сочиненія Вольтера, Райнальда и другихъ враговъ христіанства, а разговорами и примѣромъ жизни старались доканчивать развратъ /с. 694/ ума и сердца въ слушателяхъ своихъ. Любимымъ дѣломъ стало смѣяться надъ всѣмъ святымъ; а нѣкоторые печатали въ переводѣ русскомъ сочиненія Вольтера для распространенія язвы въ народѣ. По милости Божіей, въ Россіи все ограничивалось высшимъ кругомъ общества, гдѣ притомъ находило противъ себя глубокое негодованіе въ людяхъ, подобныхъ Суворову. Ужасы революціи заставили осмотрѣться какъ беззаботныхъ послѣдователей энциклопедизма, такъ и не довольно ясно видѣвшихъ опасныя стороны его. Прекрасно было, въ христіанскомъ духѣ, сознаніе императрицы Екатерины: «я ошиблась, — говорила она о парижскихъ событіяхъ; — это не бунтъ; это, Богъ знаетъ, что такое; закроемъ высокоумныя наши книги и пріймемся за букварь». Она выдала указъ не впускать въ Россію ни книгъ, ни людей изъ Франціи, обратила строгое вниманіе на тайныя общества и учебныя заведенія. Митр. Платону поручено было разсмотрѣть иностранныя философскія и политическія книги, переведенныя въ Россіи. «Поистинѣ, — писалъ онъ къ графу Остерману, — новопроникшія философскія начала, угрожающія не только религіи, но и политической основательности, требуютъ всеприлежной предосторожности...» Роst mоrtеm sеrо mеdісіnа раrаtur. Пастыри церкви въ домахъ и на каѳедрѣ, въ разговорахъ и на бумагѣ показывали низость и пагубу парижской мудрости. Такъ Анастасій Братановскій показывалъ слушателямъ своимъ, что невѣрующій — не человѣкъ. «Первое человѣческое достоинство, слава и честь, состоитъ въ признаніи и познаніи Бога; въ семъ разумъ, въ семъ мудрость, въ семъ слава и честь, въ семъ весь человѣкъ. Животность тѣлесная сближаетъ насъ токмо съ безсловесными. Смысленный духъ отличаетъ насъ отъ скотовъ. Но и съ симъ смысленнымъ духомъ, безъ благочестія къ Богу, скотенъ есть человѣкъ, если только и скоты не гордятся преимуществомъ своимъ предъ человѣкомъ-нечестивцемъ. Позна волъ стяжавшаго его и оселъ ясли господина своего, Израиль же Мене не позна, и людіе Мои не разумѣша Мене, жалуется Богъ». Прекрасны слова его о нуждѣ для человѣка откровенія Божія, о Промыслѣ Божіемъ надъ человѣкомъ, о безсмертіи, объ источникахъ невѣрія. Туже ревность показывали: Амвросій Зертисъ-Каменскій, Ириней, Ѳеоктистъ. Много переведено полезныхъ книгъ свѣтскими людьми, которыхъ такъ тѣснилъ французскій духъ. Болѣе же всего пастыри церкви возлагали надежду на невидимаго Защитника и Правителя церкви, противъ Котораго такъ нагло возставалъ парижскій духъ. И благодать Божія побѣждала враговъ при посредствѣ самыхъ простыхъ служителей ея. «Дѣти, — говорилъ страшно разбитый па/с. 695/раличемъ Фонъ-Визинъ питомцамъ университета, — возьмите съ меня примѣръ, я наказанъ за свое вольнодумство; не оскорбляйте Бога ни словами, ни мыслію». Съ благоговѣніемъ ношу я, — писалъ онъ въ предсмертномъ сочиненіи, — наложенный на меня крестъ и не престану до конца жизни моей восклицать: «Господи, благо мнѣ, яко смирилъ мя еси!»

Особенно строгія мѣры приняты были имп. Павломъ I. Въ 1799 г. въ первый разъ была установлена особая духовная цензура, долженствовавшая просматривать и разрѣшать книги. Первый комитетъ ея находился въ московскомъ Даниловомъ монастырѣ.

Одновременно съ французскимъ вольнодумствомъ, какъ извѣстное противодѣйствіе ему, развилось въ обществѣ мистическое направленіе, сосредоточенное первоначально въ масонскихъ ложахъ, тоже заимствованныхъ съ Запада. Главными дѣятелями масонства въ царствованіе имп. Екатерины II были профессоръ философіи московскаго университета Иванъ Григорьевичъ Шварцъ, сильно выступавшій противъ современнаго невѣрія своими лекціями, и журналистъ Николай Ивановичъ Новиковъ, издававшій религіозныя книги мистическаго направленія. Послѣдній извѣстенъ развитіемъ книжной торговли и созданіемъ безплатной библіотеки общаго пользованія. Въ 1782 г. устроилось въ Москвѣ «Дружеское ученое общество», въ которомъ приняли участіе многіе члены русскаго масонства, Общество объявило цѣлью своей — изданіе религіозныхъ книгъ, покровительство молодымъ талантамъ, устройство школъ, больницъ, помощь бѣднымъ. При обществѣ существовала филологическая семинарія. Благотворительность была развита широко. Но масонство расходилось съ Церковью. «Оно исповѣдывало не православную Церковь, пишетъ Знаменскій, а мистическій теизмъ, чуждый всякихъ вѣроисповѣдныхъ догматовъ, стремилось къ мистическому сліянію съ Божествомъ въ высшей мудрости и нравственности помимо церкви, считая себя выше всѣхъ церквей; въ него принимались на одинаковыхъ правахъ члены всѣхъ вѣроисповѣданій». Оно желало быть въ мирѣ съ православною Церковью. «Дружеское Ученое Общество» избрало митр. Платона своимъ протекторомъ. «Но все-таки Церковь», продолжаетъ Знаменскій, «не могла признавать масоновъ своими чадами, хотя особенно твердо противъ нихъ и не высказывалась, видя, что они все-таки нѣсколько помогаютъ ей противъ вольтерьянства».

Въ 1785 г. масоны заподозрѣны были въ сектантствѣ и митр. Платону было поручено разсмотрѣть изданныя ими книги. Въ своемъ отзывѣ владыка написалъ, что однѣ изъ нихъ обыкновенныя /с. 696/ литературныя, другія — мистическія, которыхъ онъ не понимаетъ, третьи — сочиненія энциклопедистовъ, самыя зловредныя для св. вѣры. «Замѣчательно, — пишетъ Знаменскій, — что послѣ такого отзыва запрещены были все-таки книги второго, а не третьяго разряда». Въ связи съ этимъ разслѣдованіемъ, архіеп. Филаретъ въ «Обзорѣ» пишетъ: «Какъ случилось, что сочиненія масонскія признаны за сочиненія энциклопедистовъ? Въ сущности масонство и энциклопедизмъ походятъ другъ на друга: тамъ и здѣсь гуляютъ произволъ ума, строющаго по своему усмотрѣнію систему религіи; тамъ и здѣсь полная независимость отъ церкви... Въ немъ (масонствѣ) на мѣсто благодати Христовой поставляется свѣтъ разума и Христосъ Іисусъ не болѣе, какъ необыкновенный учитель... Для масона, какъ и для энциклопедиста, всякая вѣра хороша и каждый выбирай себѣ, какую хочетъ... Нравственность масонская также даетъ волю страстямъ, какъ и ученіе энциклопедистовъ...» Владыка Филаретъ установилъ, что рядъ книгъ масонскихъ не попалъ на разсмотрѣніе комиссіи митр. Платона. «Намѣренно или ненамѣренно полиціею не были доставлены и нѣсколько другихъ сочиненій масонскихъ, печатанныхъ въ тайной типографіи масоновъ».

Послѣдовалъ указъ 27 іюня 1786 г.: «въ частныхъ типографіяхъ отнюдь не печатать книгъ церковныхъ или къ св. Писанію, вѣрѣ, либо толкованію закона и святости относящихъ». «Да и тогда еще, какъ назначалась комиссія для повѣрки книгъ, печатанныхъ въ вольныхъ типографіяхъ», пишетъ архіеп. Филаретъ, «предписано было «наблюдать, чтобы печатаны не были книги, въ коихъ какія либо колобродства, нелѣпыя умствованія и расколъ скрываются». Это былъ сильный ударъ и для масонства. Установленіе духовной цензуры, объявленное тогда же, было благодѣяніемъ для св. церкви».

Своими таинственными сношеніями съ заграничными собратіями масоны навлекли на себя подозрѣнія политическія. Въ 1791 году ложи ихъ были запрещены. Типографская компанія, какъ называлось тогда «Дружеское общество», была закрыта, мистическія книги обречены на сожженіе. Въ 1792 г. Новиковъ былъ заключенъ въ Петропавловскую крѣпость на 15 лѣтъ.

Въ царствованіе имп. Павла I, сначала благоволившаго къ масонству, оно снова окрѣпло. Новиковъ былъ освобожденъ въ первый день его царствованія. Нѣкоторые масоны, напримѣръ, Лопухинъ, были приближены ко двору и облечены важными должностями.

/с. 697/ Простой народъ сохранилъ цѣликомъ старую жизнь еще допетровской Руси и относился съ недовѣріемъ ко всѣмъ представителямъ новой жизни. Изъ просвѣтительныхъ заботъ правительства въ XVIII в. его коснулись развѣ только заботы объ искорененіи суевѣрій, да и то въ первой половинѣ столѣтія не столько въ видахъ чисто просвѣтительныхъ, сколько въ видахъ политическихъ. Всѣмъ своимъ образованіемъ народъ обязанъ былъ одному приходскому духовенству, которое, не поддавшись тлетворнымъ вліяніямъ, оставалось, вмѣстѣ съ тѣмъ, единственнымъ соединительнымъ звеномъ между нимъ и образованными классами. Первыя попытки къ введенію народнаго образованія, впрочемъ неудачныя, проявляются въ царствованіе имп. Екатерины II, распорядившейся повсюду заводить для народа безплатныя общеобразовательныя школы въ тогдашнемъ духѣ. Народъ отнесся къ этимъ школамъ съ недовѣріемъ и продолжалъ учить своихъ дѣтей у прежнихъ учителей, хотя и съ платою. Правительство, упорствуя въ проведеніи своего теоретическаго и моднаго по тому времени плана, начало тѣснить старыхъ учителей. Оно стало требовать отъ нихъ свидѣтельствъ объ изученіи того «метода», который предполагалось проводить, и закрывало школы. Итоги получились печальные: старинный и привычный источникъ народнаго образованія былъ ослабленъ, свои же народныя школы устроить не удалось. (Знаменскій).

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 691-697.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.