Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 18 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть шестая.
Расцвѣтъ церковной жизни.

Царствованіе императора Александра I.

Императоръ Александръ I (1777-25) вступилъ въ 1801 г. на престолъ, будучи далекимъ отъ Церкви. Ничего поучительнаго не давала ему тогдашняя придворная жизнь. Росъ онъ во время вольнодумства, проникшаго уже съ Запада въ Россію. Александръ говорилъ: «Я былъ, какъ и всѣ мои современники, не набоженъ». Въ 1818 г. онъ высказался такъ: «Императрица Екатерина была проницательная, умная, великая жена, но, что касается воспитанія сердца въ духѣ истиннаго благочестія, при петербургскомъ дворѣ было какъ почти вездѣ...» Ключевскій такъ пишетъ о томъ, кому довѣрено было Екатериной III воспитаніе и образованіе вел. князей Александра и Константина: «Главнымъ наставникомъ, воспитателемъ политической мысли великихъ князей былъ избранъ полковникъ Лагарпъ, швейцарскій республиканецъ, восторженный, хотя и осторожный поклонникъ отвлеченныхъ идей французской просвѣтительной философіи, ходячая и очень говорливая либеральная книжка». Лагарпа Ключевскій именуетъ атеистомъ.

Первые годы своего царствованія Александръ I окружилъ себя друзьями юныхъ лѣтъ, тоже отпрысковъ XVIII в., для которыхъ Церковь занимала мало мѣста въ ихъ тогдашней жизни. Таковыми были: гр. В. П. Кочубей, годами старше остальныхъ, въ молодые годы состоявшій заграницей на дипломатической службѣ, умный; гр. П. А. Строгановъ, воспитанный во Франціи, срочно, въ разгаръ революціи, вывезенный домой изъ Парижа, гдѣ воспитатель французъ водилъ его въ крайніе республиканскіе клубы; Н. Н. Новосильцевъ, воспитанный въ семьѣ Строгановыхъ, въ молодости воевалъ и былъ дипломатомъ, потомъ четыре года учившійся въ лондонскомъ университетѣ; чуждый и враждебный Россіи полякъ католикъ кн. Адамъ Чарторижскій. Этотъ кружокъ сподвижниковъ носилъ названіе негласнаго или интимнаго комитета.

/с. 725/ Оберъ-прокуроромъ св. Сѵнода въ началѣ царствованія продолжалъ быть гр. Д. И. Хвостовъ, по прежнему проявлявшій мало почина въ дѣлахъ, которыми руководилъ митр. с.-петербургскій и новгородскій Амвросій (Подобѣдовъ). Когда стали вырисовываться преобразовательные планы новаго Государя, коснувшіяся бы и церковныхъ вопросовъ, почувствовалась необходимость имѣть болѣе энергичнаго и самостоятельнаго оберъ-прокурора. 31 дек. 1802 г. таковымъ былъ назначенъ А. А. Яковлевъ, до того числившійся въ коллегіи иностранныхъ дѣлъ. Какъ и кн. Шаховской онъ оставилъ свои воспоминанія, которыя дополняютъ данныя о немъ, имѣющіяся въ сѵнодальномъ архивѣ. Онъ прежде всего обратилъ вниманіе на недочеты въ веденіи сѵнодальнаго хозяйства, находившагося внѣ контроля оберъ-прокурора. Имѣя поддержку въ лицѣ Новосильцева, Яковлевъ получилъ согласіе государя на расширеніе его полномочій въ этой области. Стремился онъ къ большему подчиненію себѣ секретарей духовныхъ консисторій. Постепенно отношенія его съ митр. Амвросіемъ и другими членами Сѵнода ухудшались, что начало озабочивать имп. Александра. «Яковлевъ не совсѣмъ хорошъ...», говорилъ онъ кн. Голицыну, «Духовенство совершенно имъ недовольно; жалобы на него непрестанныя, и мнѣ кажется, что онъ неспособенъ быть на мѣстѣ сѵнодальнаго оберъ-прокурора». Яковлевъ, чувствуя непрочность своего положенія, просилъ объ увольненіи отъ занимаемой должности. 21 окт. 1803 г. послѣдовало назначеніе на его мѣсто кн. Александра Ник. Голицина, близкаго друга юности государя.

Новый оберъ-прокуроръ, казалось, совершенно не подходилъ къ занятой имъ должности. Типичный свѣтскій человѣкъ, онъ отражалъ на себѣ вольнодумство XVIII в. Профессоръ Благовидовъ [1], ссылаясь на данныя, помѣщенныя въ журналѣ «Русская Старина», приводитъ сказанное имъ: «Какой я оберъ-прокуроръ, вѣдь я ничему не вѣрю». — «Развѣ вамъ неизвѣстно», говорилъ Голицынъ государю, «что, принявъ назначаемую вами обязанность, я рѣшительно ставлю себя въ ложное отношеніе сперва къ вамъ, потомъ къ службѣ, да и къ самой публикѣ. Вамъ не безъизвѣстенъ образъ моихъ мыслей о религіи, и вотъ, служа здѣсь, я буду прямо уже стоять на перекоръ совѣсти и вопреки моимъ убѣжденіямъ». Государь же такъ объяснилъ ему свои особыя соображенія: «Я бы очень желалъ, чтобы ты занялъ мѣсто оберъ-прокуро/с. 726/ра въ Сѵнодѣ;... мнѣ бы хотѣлось, чтобы преданный мнѣ и мой, такъ сказать, человѣкъ занималъ эту важную должность. Я никогда не допускалъ къ себѣ Яковлева, никогда съ нимъ вмѣстѣ не работалъ, а ты будешь имѣть дѣло непосредственно со мною, потому что вмѣстѣ съ тѣмъ я назначу тебя и моимъ статсъ-секретаремъ» [2].

Кн. Голицынъ отнесся къ своимъ обязанностямъ съ большой добросовѣстностью и, въ сущности, проводилъ тѣ мѣропріятія, важность которыхъ опредѣлилась при его предшественникѣ. Но положеніе его было иное. Члены Сѵнода, самъ первоприсутствующій митр. Амвросій и епархіальные архіереи считались съ нимъ, учитывая его личную близость съ государемъ и непосредственные доклады ему. Отъ оберъ-прокурора все болѣе зависѣли награжденія и продвиженія іерарховъ, вызовы ихъ для присутствованія въ Сѵнодѣ.

Императоръ Александръ I вскорѣ убѣдился въ недостаточной подготовленности членовъ негласнаго комитета къ разрѣшенію крупныхъ государственныхъ вопросовъ. Ближайшимъ сподвижникомъ государя сталъ Михаилъ Мих. Сперанскій (1772-1839). Сынъ священника, онъ учился во владимірской семинаріи, окончилъ главную семинарію при Александро-Невскомъ мон. въ Петербургѣ, остался тамъ учителемъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онъ былъ личнымъ секретаремъ, а потомъ чиновникомъ канцеляріи кн. А. Б. Куракина, въ то время генералъ-прокурора. Сперанскій сталъ извѣстенъ имп. Александру, который назначилъ его статсъ-секретаремъ, все болѣе приближалъ къ себѣ, поручалъ ему разработку важныхъ законопроектовъ.

Въ концѣ 1807 г. государь выдвинулъ вопросъ о возвышеніи образованія и матеріальныхъ средствъ духовенства. Повидимому, Сперанскій, знавшій по своему прошлому, существующее положеніе, проявилъ починъ въ этомъ дѣлѣ. Голицынъ, вѣроятно подъ его вліяніемъ, подалъ 20 ноября докладъ государю о учрежденіи особаго Комитета для обсужденія этого вопроса людьми изъ среды духовенства и лицъ занимающихъ высшія государственныя должности. Членами Комитета были назначены: митр. Амвросій, епископъ Ѳеофилактъ, протопресвитеръ Краснопѣвковъ, оберъ-священникъ Державинъ, кн. Голицынъ и Сперанскій. Въ разработкѣ этого вопроса, наряду съ владыкой Амвросіемъ, принимали участіе видные іерархи, тогда члены Сѵнода. Таковыми были: епископъ Меѳодій (Смирновъ), извѣстный хорошимъ устройствомъ учебныхъ заведеній въ управлявшихся имъ епархіяхъ, возглавлявшій тогда /с. 727/ тверскую; архіеп. астраханскій Анастасій (Братановскій), членъ россійской академіи, работавшій надъ этимъ вопросомъ еще до образованія комитета (ум. въ дек. 1806 г.); еп. калужскій, потомъ рязанскій, Ѳеофилактъ (Русановъ), однокурсникъ и другъ Сперанскаго, хорошо образованный и по общимъ наукамъ. Будучи съ 1807 г. членомъ Сѵнода, онъ вскорѣ сдѣлался вліятельнѣе митр. Амвросія. Ближайшимъ помощникомъ митрополита былъ тогда его викарій, еп. старорусскій Евгеній (Болховитиновъ), впослѣдствіи митрополитъ кіевскій и членъ россійской академіи. Онъ былъ воспитанникомъ московскихъ университета и академіи, изъ вдовыхъ священниковъ, префектъ петербургской академіи. Послѣдній разработалъ преимущественно учебную и административную части проекта объ усовершенствованіи духовнаго образованія. При разработкѣ экономической части владыка Анастасій выдвинулъ вопросъ о назначеніи содержанія для духовныхъ школъ изъ свѣчного дохода церквей. Въ іюлѣ 1808 г. Комитетъ выработалъ: 1) планъ новой организаціи всего духовнаго образованія и 2) планъ изысканія средствъ для созданія огромнаго капитала духовнаго вѣдомства.

Во главѣ всего духовно-учебнаго дѣла была въ томъ же году поставлена комиссія духовныхъ училищъ изъ высшихъ духовныхъ и частью и свѣтскихъ сановниковъ, засѣдавшихъ въ прежнемъ комитетѣ. Этимъ при Сѵнодѣ впервые создалось центральное учрежденіе, вѣдавшее духовнымъ образованіемъ въ государствѣ. Окружными органами комиссіи сдѣланы были духовныя академіи, для чего при нихъ были учреждены особыя конференціи, составленныя изъ мѣстныхъ ученыхъ и духовныхъ лицъ. Ближайшее попеченіе о школахъ по прежнему предоставлено было мѣстнымъ архіереямъ, но самимъ лично, безъ участія въ немъ консисторій.

Средства на содержаніе духовныхъ школъ должны были создаться безъ особаго отягощенія государства и народа. Въ основу капитала были положены: 1) экономическія суммы всѣхъ церквей (до 5.600.000), которыя назначено было помѣстить въ банкъ для приращенія; 2) ежегодный свѣчной доходъ церквей (до 3.000.000 р.), тоже назначенный къ помѣщенію въ банкѣ; 3) ежегодное пособіе отъ казны (1.300.000) въ теченіе только 6 лѣтъ. Предполагалось, что Сѵнодъ будетъ ежегодно имѣть на расходы 4 съ лишнимъ мил., которые со временемъ дойдутъ до 8 съ половиною мил. На послѣднюю сумму можно было бы полностью обезпечить содержаніе духовныхъ школъ и всѣхъ церковныхъ причтовъ (отъ 300 до 1000 р. на каждый). Но расчеты эти разстроились частично изъ за утаекъ нѣкоторыми приходами экономиче/с. 728/скихъ и свѣчныхъ суммъ, главнымъ же образомъ изъ за наступившей вскорѣ войны и вызванныхъ ею бѣдствій.

Сѵнодъ пожертвовалъ полтора мил. изъ своего капитала на военныя нужды. Архіереи и монастыри жертвовали, какъ и встарь. Вражеское нашествіе французовъ и подвластныхъ Наполеону народовъ произвело въ рядѣ губерній и въ самой Москвѣ страшныя разрушенія. Послѣ войны 1812 г. приходилось возстанавливать множество храмовъ и монастырей и помогать разоренному духовенству. На удовлетвореніе этихъ нуждъ Сѵнодъ долженъ былъ отпустить изъ своихъ суммъ еще три съ половиною мил. Къ 1815 г., когда капиталъ долженъ былъ возрасти нормально до 24 мил., онъ едва составлялъ 15 мил. На проценты съ этого капитала съ трудомъ можно было бы содержать однѣ духовныя школы, почему онъ и получилъ назначеніе капитала учебнаго. Отъ выдачи изъ него окладовъ на причты пришлось отказаться.

Тяжкія бѣдствія, испытанныя Россіей во время Отечественной войны 1812 г., жертвы принесенныя народомъ во время войны за освобожденіе западной Европы отъ гнета Наполеона, порожденнаго «великой» революціей, заставили значительную часть русскаго общества отказаться отъ увлеченія всѣмъ французскимъ. Чувствовалось отталкиваніе многихъ отъ либеральныхъ движеній XVIII в. Зараза продолжала дѣйствовать только на часть молодого поколѣнія, попавшую въ сѣти масонскихъ ложъ. Народъ благодарилъ Господа Бога за спасеніе Родины и укрѣплялъ свое бытіе въ лонѣ Церкви. Но въ нѣкоторой части общества выявилось влеченіе къ протестантскому мистицизму, къ сектантству.

Императоръ Александръ I въ началѣ Отечественной войны захваченъ былъ стихійнымъ религіознымъ народнымъ подъемомъ въ древней Москвѣ. Потрясли его послѣдующія проявленія здороваго отечестволюбія. Онъ говорилъ: «Пожаръ Москвы просвѣтилъ мою душу и судъ Божій на ледяныхъ поляхъ наполнилъ мое сердце теплотой вѣры, какой я до сихъ поръ не чувствовалъ. Тогда я позналъ Бога, какъ открываетъ Его Св. Писаніе». Но это не было еще истиннымъ обращеніемъ его къ Церкви. Откровеніе искалъ государь сначала у лже-учителей. Во время заграничнаго похода Александръ посѣщалъ въ Силезіи, въ Гернгутѣ, общины моравскихъ братьевъ, въ Баденѣ бесѣдовалъ съ Юнгъ-Штиллингомъ, въ 1814 г., будучи въ Англіи, выражалъ сочувствіе депутаціи Библейскаго общества, въ Германіи въ іюнѣ 1815 г. встрѣтился съ бар. Криденеръ (Крюденеръ), нѣкоторое время оказывавшей на царя большое вліяніе, утверждая его въ мистицизмѣ. Государь оказываетъ сильную поддержку Библейскому обществу, /с. 729/ дѣятельность котораго, начавшись въ 1813 г., быстро развивалась. Кн. Голицынъ, по собственному влеченію или уловивъ настроеніе императора, все болѣе увлекался мистицизмомъ.

Произошли еще раньше измѣненія въ составѣ ближайшихъ сподвижниковъ митр. Амвросія. Въ 1808 г. еп. Евгеній назначенъ былъ епископомъ вологодскимъ. Главнымъ помощникомъ митрополита сталъ іеромонахъ Филаретъ (Дроздовъ). Родился онъ въ г. Коломнѣ, московской губ.; отецъ и дѣдъ его были священниками; окончилъ Троицкую семинарію; оставленъ былъ въ ней преподавателемъ. На него обратилъ вниманіе митр. Платонъ, который склонилъ его въ 1808 г. къ принятію монашества. Въ томъ же году онъ былъ назначенъ профессоромъ преобразованной петербургской академіи и инспекторомъ ея. Митр. Амвросій сразу оцѣнилъ Филарета. Встрѣтился же онъ съ недоброжелательствомъ вліятельнаго тогда еп. Ѳеофилакта, не желавшаго допускать его къ работамъ въ комиссіи духовныхъ училищъ. Позднѣе Ѳеофилактъ обвинилъ его въ неправославныхъ сужденіяхъ, высказанныхъ въ одной изъ проповѣдей. Дѣло Филарета, тогда уже извѣстнаго своими проповѣдями въ столицѣ, дошло до государя. Кончилось оно Высочайшей наградою проповѣднику и возведеніемъ его, въ 1811 г., въ санъ архимандрита. Въ 1812 г. онъ былъ назначенъ ректоромъ академіи, ослабивъ вліяніе на дѣла ея Ѳеофилакта, что давно не нравилось митрополиту. Опала, постигшая Сперанскаго, высланнаго изъ Петербурга, отразилась на положеніи Ѳеофилакта. Онъ былъ освобожденъ отъ присутствія въ Сѵнодѣ, вернулся въ свою рязанскую епархію, а въ 1817 г. назначенъ экзархомъ Грузіи († 1820).

Имп. Петръ Великій, учреждая институтъ государственной прокуратуры, поставилъ сѵнодальнаго оберъ-прокурора въ положеніе, сходственное съ сенатскимъ генералъ-прокуроромъ. Имп. Екатерина усилила значеніе генералъ-прокурора. Со времени учрежденія въ 1802 г. имп. Александромъ I министерствъ и назначенія оберъ-прокуроромъ лица, пользовавшагося исключительнымъ его довѣріемъ, выдвинулся вопросъ о присвоеніи послѣднему званія министра. 19 ноября 1817 г. послѣдовалъ указъ: «Оберъ-прокурору св. Сѵнода и главноуправляющему духовными дѣлами иностранныхъ исповѣданій, тайному совѣтнику князю Голицыну быть министромъ духовныхъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія». 24 ноября оберъ-прокуроромъ былъ назначенъ кн. П. С. Мещерскій, поставленный въ прямое подчиненіе новому министру. Оберъ-прокуроръ сталъ представлять въ Сѵнодѣ не монарха, а Голицына. Въ вѣдомствѣ кн. Голицына Сѵнодъ занялъ совершенно такое же /с. 730/ положеніе, какъ евангелическая консисторія, католическая коллегія, духовныя управленія армянъ, евреевъ и др. иновѣрцевъ.

Проф. Ѳ. Благовидовъ пишетъ, что «крайнее униженіе св. Сѵнода, явившееся результатомъ учрежденія министерства духовныхъ дѣлъ, — униженіе, оказавшееся, вслѣдствіе характера дѣятельности Голицына, далеко небезопаснымъ для интересовъ самого православія, не могло не вызывать сильнаго, хотя и затаеннаго недовольства произведенною реформою въ средѣ высшей церковной іерархіи». Большое волненіе вызывало все усиливавшееся увлеченіе Голицына мистицизмомъ. Митр. Амвросій, съ тревогой наблюдавшій происходящее, высказался противъ Голицына, но успѣха не имѣлъ. Въ началѣ 1816 г. онъ, не безъ давленія, отказался отъ управленія петербургской епархіей, оставивъ себѣ только новгородскую. Владыка Амвросій скончался 21 мая 1818 г. въ Новгородѣ и погребенъ въ Софійскомъ соборѣ. Съ 1817 года ему данъ былъ викарій — еп. Филаретъ (Дроздовъ), еп. ревельскій.

Положеніе же обострялось все больше. Все, связанное съ инославіемъ, находило полную поддержку у Голицына, который прикрывалъ даже своимъ авторитетомъ хлыстовскія радѣнія, устраивавшіяся Татариновой. Не препятствовалъ онъ и распространенію скопческой литературы Кондратія Селиванова. Главные посты въ Библейскомъ обществѣ занимали масоны: А. Ѳ. Лабзинъ (директоръ) и В. М. Поповъ (секретарь). Голицынъ запрещалъ духовной цензурѣ пропускать печатныя произведенія противъ вредныхъ сочиненій.

Первымъ началъ открытую борьбу съ явнымъ зломъ архим. Иннокентій (Смирновъ). Сынъ дьячка, род. въ 1784 г., онъ окончилъ Троицкую лаврскую семинарію, былъ въ ней учителемъ и префектомъ, состоялъ игуменомъ Николо-Угрѣшскаго и московскаго Знаменскаго монастырей. Съ 1811 г. онъ пребывалъ въ Петербургѣ, сначала баккалавромъ церковной исторіи въ академіи, потомъ, въ санѣ архимандрита, инспекторомъ академіи. Въ 1814 г. удостоенъ исключительнаго въ то время отличія — степени доктора богословія. Состоя духовнымъ цензоромъ, онъ возмущался дѣятельностью Лабзина. Въ 1818 г. онъ пропустилъ къ напечатанію книгу Станевича, полную рѣзкихъ нападокъ на мистицизмъ. Голицынъ сильно возмутился. Книга была запрещена и отобрана; авторъ высланъ за границу. Уволить просто архим. Иннокентія было трудно. Число его сторонниковъ увеличивалось и среди нихъ были вліятельныя лица. Тогда Голицынъ въ 1819 г. провелъ по/с. 731/ставленіе Иннокентія, страдавшаго туберкулезомъ, епископомъ въ Оренбургъ. Свѣтскимъ друзьямъ послѣдняго, учитывавшимъ неблагопріятныя климатическія условія этого города, удалось убѣдить государя, перемѣнить назначеніе на Пензу. Совершенно больнымъ пріѣхалъ туда владыка, что не помѣшало ему все недолгое время своего святительства провести въ службахъ и посѣщеніяхъ епархіи. Онъ скончался 10 окт. 1819 г. Мѣстно почитали его святымъ.

Въ то время митрополитомъ былъ владыка Михаилъ (Десницкій). Род. въ 1762 г., онъ воспитывался въ троицкой семинаріи и въ филологической семинаріи при «Дружескомъ ученомъ обществѣ» Новикова и Шварца. Будучи священникомъ въ Москвѣ, извѣстенъ былъ какъ отличный проповѣдникъ. Принявъ въ 1796 г. постриженіе, былъ архимандритомъ Юрьевскаго м., въ 1801 г. — викарнымъ епископомъ старорусскимъ, въ 1802 — черниговскимъ. Архіеп. Филаретъ, самъ позднѣе возглавлявшій послѣднюю каѳедру, пишетъ: «Какъ здѣсь, такъ и на паствѣ петербургской (съ 1818 г.), имѣвшіе въ немъ нужду, особенно несчастные, приходили къ нему въ назначенное время безъ доклада; въ обхожденіи былъ онъ простъ. Ненавидѣлъ духъ приказничества, особенно въ начальникахъ; тяжбы и ссоры между духовенствомъ любилъ прекращать увѣщаніями. Не разъ внушалъ консисторіи и благочиннымъ внесть сей порядокъ мира въ дѣло». Въ 1814 г. петербургская конференція, пишетъ архіеп. Филаретъ, поднесла степень доктора богословія «Михаилу, архіепископу черниговскому, изданіемъ назидательныхъ поученій споспѣшествовавшему распространенію духовнаго просвѣщенія». Голицынъ, выдвигая владыку Михаила въ митрополиты, имѣлъ, очевидно, неправильное о немъ представленіе. Нахожденіе послѣдняго въ юности въ учебномъ заведеніи Новикова и др., побуждало библейцевъ думать, что онъ не будетъ противодѣйствовать ихъ вредной дѣятельности. Но митр. Михаилъ, строго церковный, по прибытіи въ 1818 г. въ столицу, гдѣ переживалась еще исторія съ архим. Иннокентіемъ, убѣдился вблизи въ происходящей разрушительной работѣ. Владыка началъ посѣщать отдѣльные храмы и въ замѣчательныхъ проповѣдяхъ призывалъ стоять твердо за исконное Православіе. Въ 1821 г. митрополитъ открыто выступилъ противъ Голицына. Имп. Александръ I въ это время былъ на конгрессѣ по европейскимъ дѣламъ въ Лайбахѣ (Люблянѣ). «Государь», писалъ святитель, обличая Голицына и прося спасти «отъ слѣпотствующаго министра» Церковь, — «когда до Васъ дойдетъ это писаніе, меня уже не будетъ на свѣтѣ. Ничего, кромѣ истины, не вѣщалъ я людямъ: наипаче /с. 732/ же теперь, когда въ дѣяніяхъ своихъ готовлюсь отдать отчетъ Вышнему Судіи». Онъ дѣйствительно умеръ черезъ двѣ недѣли послѣ отправки письма. Это событіе произвело огромное впечатлѣніе на государя и усилило враждебность здоровой части петербургскаго общества къ Голицыну. Столица полюбила праведнаго архипастыря. Противъ Голицына сталъ выступать любимецъ государя графъ А. А. Аракчеевъ.

Главную же борьбу съ Голицынымъ повелъ іеромонахъ Фотій (Спасскій). Сынъ дьячка въ новгородскомъ у., род. въ 1792 г., онъ окончилъ новгородскую семинарію и годъ учился въ петербургской академіи. Окончить ее онъ не могъ изъ за обострившейся грудной болѣзни. Будучи іеромонахомъ, Фотій законоучительствовалъ во 2-омъ кадетскомъ корпусѣ; былъ строгъ, произносилъ проповѣди аскетическаго содержанія. Митр. Серафимъ (Глаголевскій), преемникъ митр. Михаила, писалъ о немъ еп. Парѳенію владимірскому (Черткову): «Онъ носитъ вериги, которыя тщательно скрываетъ отъ всѣхъ. Сверхъ сего можно сказать, что умерщвляетъ тѣло свое самымъ строгимъ постомъ и бдѣніемъ, безкорыстенъ, не человѣкоугодливъ. Но отнюдь не ханжа и не лицемѣръ. Разсудокъ имѣетъ здоровый, память твердую, премного читалъ св. Отцевъ и крѣпко ихъ держится, имѣетъ даръ слова отличный и говоритъ отъ сердца съ большимъ убѣжденіемъ, а иногда и строго и даже съ какою то властью, смотря по нуждѣ». Оцѣненный такимъ исключительнымъ пастыремъ, какъ архим., потомъ еп. Иннокентій, передавшимъ ему своихъ духовныхъ чадъ, іером. Фотій открыто и дерзновенно сталъ выступать противъ т. н. «внутренней церкви», шелъ напроломъ, не страшась Голицына. Н. И. Барсовъ, всесторонне изучавшій Фотія, говоритъ, что онъ не былъ ученымъ богословомъ, не получилъ хорошаго академическаго образованія, но твердо стоялъ на основахъ чисто православнаго ученія. Голицынъ, недовольный противодѣйствіемъ Фотія, провелъ назначеніе его настоятелемъ запущеннаго Деревяницкаго новгородскаго мон. Приведя скоро обитель въ образцовый порядокъ, онъ сдѣлалъ образцовымъ и Сковородскій мон., которымъ управлялъ, будучи уже архимандритомъ. Въ 1822 г. митр. Серафимъ назначилъ его архимандритомъ Юрьевскаго мон., каковымъ онъ и оставался до кончины. По описанію А. Н. Муравьева, келья его тамъ имѣла три шага въ длину и одинъ въ ширину съ тѣснымъ сѣдалищемъ на одномъ концѣ и углубленіемъ для иконъ на другомъ. Въ келліи этой онъ проводилъ всю Четыредесятницу, исключая богослуженій, и свободное отъ занятій время. Съ помощью огром/с. 733/ныхъ средствъ графини Анны Алексѣевны Орловой-Чесменской, которую, какъ духовную дщерь свою, передалъ ему еп. Иннокентій, архим. Фотію удалось привести обитель въ цвѣтущее состояніе. По древнему назначенію настоятеля Юрьева мон., Фотій на тѣ же средства благоустроялъ и другія новгородскія обители. Гр. Орлова говорила своему близкому другу, что Фотій распоряжался для другихъ ея состояніемъ, но себѣ отказывалъ во всемъ; она хотѣла обезпечить его бѣдныхъ родныхъ, но и этого онъ ей не позволилъ.

Преемникомъ владыки Михаила сталъ митрополитъ московскій Серафимъ (Глаголевскій). Сынъ дьячка, род. въ 1763 г. онъ воспитывался въ славяно-греко-латинской академіи, былъ слушателемъ московскаго университета и семинаріи Новиковскаго «Дружескаго общества». Послѣ постриженія онъ былъ преподавателемъ и префектомъ академіи, управлялъ нѣсколькими епархіями, проявляя отличныя административныя способности. Въ 1819 г. былъ митрополитомъ московскимъ. Въ началѣ дѣятельности Библейскаго общества, онъ принималъ въ ней большое участіе. Но, когда опредѣлилось его вредное Церкви направленіе, владыка Серафимъ вступилъ съ обществомъ въ борьбу. Онъ сблизился съ архим. Фотіемъ, часто вызывалъ его къ себѣ, въ 1822 г. помѣстилъ его въ Лаврѣ. Въ этомъ году Фотій былъ принятъ государемъ и произвелъ на него большое впечатлѣніе своей личностью и сказаннымъ объ опасностяхъ, грозящихъ Церкви. У государя и до этого возникали сомнѣнія въ правильности мистицизма. Еще въ 1818 г., въ разговорѣ съ графиней С. И. Соллогубъ, онъ восторгался простой и чистой вѣрою, говоря: «Одни лишь безпокойные умы находятъ отраду въ тонкостяхъ, которыя и сами не понимаютъ... Обязанности, налагаемыя на насъ, надо исполнять просто, быть только хорошими послѣдователями, не теряясь въ утонченныхъ изысканіяхъ, которыя намъ вовсе не предписаны». Другимъ дѣятельнымъ противникомъ Голицына сталъ президентъ Россійской Академіи, адмиралъ Шишковъ, горячій противникъ перевода Библіи на «простонародное» нарѣчіе. Въ 1822 г. послѣдовалъ Высочайшій указъ о закрытіи масонскихъ и другихъ тайныхъ обществъ. Архим. Фотій въ 1824 г. усилилъ обличеніе Голицына. 23 апр. онъ писалъ послѣднему: «Умоляю тебя, Господа ради, останови ты книги, кои въ теченіе твоего министерства созданы противъ Церкви, власти царской, противъ всякой Святыни и въ коихъ возвѣщается революція». 25 апр., на квартирѣ гр. Орловой, онъ предалъ анаѳемѣ, пришедшаго туда, Голицына. Митр. Серафимъ рѣшительно выступилъ передъ государемъ противъ министра. Когда /с. 734/ императоръ послалъ къ нему гр. Аракчеева, уговаривая помириться съ Голицынымъ, то митрополитъ отвѣтилъ отказомъ и просилъ передать монарху, что готовъ оставить свою каѳедру.

Послѣдовалъ 15 мая 1824 г. Высочайшій указъ объ увольненіи Голицына, по его прошенію, отъ управленія министерствами духовныхъ дѣлъ и народнаго просвѣщенія, съ оставленіемъ «главноуправляющимъ надъ почтовымъ департаментомъ». Главное управленіе дѣлами иностранныхъ исповѣданій было поручено новому министру народнаго просвѣщенія адмиралу А. С. Шишкову. Дѣламъ св. Сѵнода повелѣно было «имѣть то же теченіе, въ какомъ они находились до учрежденія министерства 24 окт. 1817 г.». Оберъ-прокурору кн. Мещерскому оставлено было министерское право непосредственнаго сношенія съ Верховною властью. Личный составъ Сѵнода измѣнился. Члены его, сочувствовавшіе Голицыну, были уволены. Въ числѣ новыхъ былъ владыка Евгеній, тогда уже (съ 1822 г.) митр. кіевскій. Поколебалось положеніе владыки Филарета. Шишковъ настаивалъ на запрещеніи его катехизисовъ (полнаго и краткаго) на томъ основаніи, что въ нихъ не только тексты св. Писанія, но даже «молитвы Вѣрую и Отче нашъ и заповѣди» переведены были на «простонародное нарѣчіе». Владыка Филаретъ горячо возражалъ, указывая на признаніе его катехизисовъ Сѵнодомъ. Но продажа и изданіе катихизисовъ были пріостановлены; новое изданіе ихъ — уже со славянскими текстами — послѣдовало въ слѣдующее царствованіе въ 1827 г.

Митрополитъ московскій Платонъ скончался въ ноябрѣ 1812 года. Онъ пережилъ страшныя испытанія Отечественной войны и начавшееся пораженіе Наполеона. Послѣднее онъ предвидѣлъ, что явствуетъ изъ его писемъ къ имп. Александру. Посылая ему, въ самомъ началѣ войны, образъ преп. Сергія Радонежскаго, устроенный изъ гробовой доски Святого и сопутствовавшій Петру I въ его походахъ, старецъ митрополитъ писалъ, что «кроткая вѣра, сія праща Россійскаго Давида, сразитъ внезапно главу крови жаждущей гордыни Наполеона». Письмо же отъ 23 іюля заканчивалось такъ: «Государь, Вы, по духу христіанскаго благочестія, благословили нововооружаемыхъ героевъ принесенной Вамъ отъ меня иконой Чудотворца Сергія. Много можетъ молитва праведнаго споспѣшествуема. Покусится алчный врагъ прострѣть за Днѣпръ злобное оружіе, и этотъ фараонъ погрязнетъ здѣсь полчищемъ своимъ, яко въ Чермномъ морѣ. Онъ пришелъ къ берегамъ Двины и Днѣпра провести третью новую рѣку — страшно выговорить — рѣку крови человѣческой. О! Каждая капля крови воззоветъ отъ земли къ Небу. — Крови брата твоего взыщу отъ руки твоея. /с. 735/ — Франція познаетъ о Богѣ-Господѣ отмщенія, а Россія возчувствуетъ, воспоетъ къ Нему: Авва Отче, Царю Небесный, Ты изведеши, яко свѣтъ, правду Монарха и судьбу Россіи, яко полудне». Когда Наполеонъ занималъ Москву, митр. Платонъ жилъ въ созданномъ имъ вблизи Троицкой Лавры скитѣ Виѳаніи или въ Махрищскомъ мон. Получивъ извѣстіе объ оставленіи врагами Москвы, владыка заплакалъ и, перекрестясь, сказалъ: «Слава Богу, Москва свободна, и я теперь умру спокойно!»

Въ послѣдніе годы жизни митр. Платона ближайшимъ помощникомъ его былъ викарный епископъ Августинъ (Виноградскій), хиротонисанный въ 1804 г. во епископа Дмитровскаго, до этого бывшій ректоромъ московскихъ семинарій и академіи, настоятелемъ нѣсколькихъ монастырей въ московской епархіи. Владыка Платонъ передалъ ему постепенно бремя епархіальнаго управленія. Епископъ Августинъ возстанавливалъ храмы Москвы послѣ оскверненія и разграбленія ихъ вражескимъ войскомъ. По смерти митр. Платона онъ былъ назначенъ управляющимъ московской митрополіей съ саномъ архіепископа. Когда онъ скончался въ 1819 г. митрополитомъ былъ назначенъ архіеп. тверской Серафимъ (Глаголевскій). Въ 1821 г. архіепископомъ московскимъ былъ назначенъ владыка Филаретъ (Дроздовъ), до этого занимавшій ярославскую каѳедру.

Императоръ Александръ I въ послѣдніе годы своего царствованія обрѣлъ истинную вѣру, сталъ смиреннымъ сыномъ Православной Церкви. Онъ любилъ бесѣды съ иноками-старцами. Большую радость доставило ему посѣщеніе Валаамской обители. Покидая 1 сентября 1825 г. навсегда столицу, онъ видѣлся въ это раннее утро въ Александро-Невской Лаврѣ съ почитаемымъ старцемъ Алексіемъ.

Примѣчанія:
[1] Ѳ. В. Благовидовъ. Оберъ-прокуроры Святѣйшаго Сѵнода въ XVIII в. и въ первой половинѣ XIX столѣтія. Казань. 1899. Ѳеодоръ Вас. Благовидовъ, докторъ церковнаго права, профессоръ академіи по каѳедрѣ русской гражданской исторіи.
[2] «Русская Старина» 1884 г. т. 41. Разсказы Голицына.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 724-735.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.