Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть шестая.
Расцвѣтъ церковной жизни.

Распространеніе вѣры.

Въ XIX в. продолжалось прежнее благожелательное отношеніе правительства къ инородцамъ. Штаты, введенные въ 1775 г. для ламъ, были подтверждены въ 1822; въ 1853 г. изданъ законъ о ламскомъ духовенствѣ. Въ качествѣ служителей религіи и муллы, и ламы получили свободу отъ податей, подобно православному духовенству. Несмотря однако на это, дѣло православной миссіи шло успѣшнѣе, чѣмъ прежде, благодаря большому развитію ея духовныхъ средствъ и ея лучшей организаціи. Кромѣ инородцевъ Поволжья и Сибири, дѣйствія ея простирались на нѣкоторыя новыя племена по мѣрѣ расширенія Россіи на востокъ. Къ числу важнѣйшихъ пріобрѣтеній русской Церкви надо отнести возсоединеніе съ нею уніатовъ и обращавшихся въ православіе протестантовъ Прибалтійскаго края (Знаменскій).



Миссіонерство въ Казанской епархіи и сосѣднихъ мѣстностяхъ. Въ 1802 г. станки азіатской типографіи, съ конца XVIII в. печатавшей на казенныя средства Коранъ, переведены были, по просьбѣ татаръ, изъ Петербурга въ Казань. Тамъ типографія стала ежегодно выпускать десятки тысячъ магометанскихъ книгъ. Казань сдѣлалась настоящимъ средоточіемъ мусульманскаго образованія въ Россіи. Въ итогѣ этого начались значительныя отпаденія крещеныхъ татаръ. Христіанской миссіи пришлось перемѣнить самое направленіе своей дѣятельности — вмѣсто обращенія новыхъ чадъ, ограничиться заботами объ удержаніи въ христіанствѣ пріобрѣтенныхъ прежде. Въ 1802 г. стали переводить на инородческіе языки краткіе катихизисы и главныя молитвы. Казанскій архіепископъ Амвросій (Протасовъ), правившій съ 1816 по 1826 гг., предлагалъ переводить и богослужебныя книги, но тогда мысль эта не встрѣтила сочувствія. При духовно-учебныхъ заведеніяхъ епархіи съ инородческимъ населеніемъ стали открывать клас/с. 761/сы мѣстныхъ языковъ. Но трудно было поправить подорванное дѣло. Въ 1827 г. происходили массовыя отпаденія крещеныхъ татаръ. Отпаденія и до этого происходили также среди черемисъ и чувашей, въ вятской г. среди вотяковъ, въ нижегородской — мордвы. Административныя мѣры, принимавшіяся властью, успѣха не имѣли. Въ 1830 г. въ Казанской епархіи вновь учреждены были особые миссіонеры. Въ 1847 г., по Высочайшему повелѣнію, предпринятъ былъ при казанской академіи переводъ на татарскій языкъ священныхъ и богослужебныхъ книгъ. Но всѣ эти мѣры мало приносили пользы. Обученіе татарскому языку въ семинаріяхъ и переводы на него оказывались не соотвѣтствующими своему назначенію, потому что для нихъ употреблялся не живой, разговорный татарскій языкъ, а книжный, понятный только образованнымъ людямъ среди татаръ. Послѣднее большое отпаденіе татаръ было въ 1866 г. Но къ этому времени для борьбы съ магометанской пропагандой разработанъ былъ новый планъ.

Еще въ 1854 г. при казанской академіи учреждены были спеціальныя миссіонерскія отдѣленія. Въ средѣ одного изъ нихъ, противомусульманскаго, выработана была система дѣйствій для укрѣпленія крещеныхъ татаръ въ христіанствѣ, состоявшая въ переводахъ христіанскихъ книгъ и обученія дѣтей этихъ татаръ въ школѣ при помощи не книжнаго, а живого,разговорнаго татарскаго языка. Починъ въ этомъ дѣлѣ принадлежитъ извѣстному оріенталисту Николаю Ивановичу Ильминскому (1822-1891). Сынъ пензенскаго протоіерея, онъ, по окончаніи курса казанской дух. академіи, оставленъ былъ при ней баккалавромъ и вскорѣ назначенъ членомъ комиссіи для провѣрки татарскаго перевода Новаго Завѣта. Позднѣе (1851-54 гг.), онъ былъ отправленъ въ Дамаскъ, Константинополь и Каиръ, гдѣ изучилъ языки арабскій, турецкій и персидскій. Турецкій и арабскій языки онъ преподавалъ въ противомусульманскомъ отдѣленіи казанской академіи; позднѣе преподавалъ восточные языки въ академіи и казанскомъ университетѣ. Въ 1872 г. онъ былъ назначенъ директоромъ казанской инородческой учительской семинаріи и всецѣло посвятилъ себя распространенію образованія среди инородцевъ. Имъ еще въ 1864 г. была создана съ другими лицами частная школа для крещеныхъ татарскихъ дѣтей. Переводческіе труды его начались въ 1861-62 гг. Школа была встрѣчена крещеными татарами съ довѣріемъ, быстро получила у нихъ извѣстность и сдѣлалась родоначальницей такихъ же школъ по крещено-татарскимъ селеніямъ не только казанской, но и другихъ епархій волжско-камскаго края. Когда количество новыхъ переводовъ достигло достаточной полноты, въ Ка/с. 762/зани на татарскомъ языкѣ открыто было православное богослуженіе, произведшее между крещеными татарами сильное христіанское движеніе, и скоро распространилось по татарскимъ селеніямъ. Къ тому же времени новая система инородческаго образованія, послѣ долгихъ обсужденій, была принята министерствомъ народнаго просвѣщенія и приложена ко всему инородческому образованію. Въ 1872 г. въ Казани была открыта особая инородческая учительская семинарія. Важной поддержкой новыхъ переводовъ и школъ сдѣлалось открытое въ 1867 г. въ Казани братство св. Гурія, принявшее на себя обязанность содѣйствовать утвержденію вѣры среди инородцевъ казанскаго края. Изъ новыхъ школъ вышло много дѣятелей христіанскаго просвѣщенія и достойныхъ служителей Церкви для инородцевъ изъ ихъ же единомышленниковъ. Съ 1869 г. при братствѣ учреждена была особая переводческая комиссія для распространенія христіанскихъ книгъ на мѣстныхъ языкахъ, а въ 1876 г. миссіонерское общество поручило ей переводы такихъ книгъ и на другія инородческія нарѣчія, не исключая даже отдаленнѣйшихъ окраинъ востока. Кромѣ Казани учительскія школы того же рода возникли: центральная чувашская въ Симбирскѣ, черемисская — въ Уфѣ, инородческая — въ Бирскѣ, уфимской губ. Магометанство, сильное своимъ религіознымъ убѣжденіемъ, весьма распространеннымъ образованіемъ и своей организаціей, и далѣе плохо поддавалось миссіонерскому вліянію, но ему затруднено было принятыми мѣрами массовое совращеніе крещеныхъ инородцевъ (Знаменскій).



Миссіонерство среди калмыковъ, киргизовъ и самоѣдовъ. Въ царствованіе имп. Александра I переведены были на калмыцкій языкъ Евангеліе отъ св. Матѳея и катихизисъ, но очень неудачно. При имп. Николаѣ I нѣсколько разъ подымался вопросъ объ учрежденіи особой калмыцкой миссіи, но изъ за старыхъ опасеній раздражить инородцевъ вопросъ этотъ бывалъ отклоняемъ. Средствами для ихъ обращенія были: слабое обученіе калмыцкому языку въ саратовской и астраханской семинаріяхъ будущихъ пастырей для селеній, близкихъ къ калмыцкимъ кочевьямъ, нѣкоторые калмыцкіе переводы преподавателей семинаріи, богослуженія, совершавшіяся для калмыковъ съ 1848 по 1859 г. въ походной церкви. Настоятелемъ ея въ это время состоялъ хорошій знатокъ калмыцкаго языка, В. Дилигентскій. Наконецъ помогала, заведенная послѣднимъ, школа для калмыцкихъ дѣтей въ Царицынѣ. Несмотря на всю недостаточность этой миссіонерской работы и /с. 763/ сильное противодѣйствіе христіанству со стороны руководителей калмыковъ, обращеній бывало до ста въ годъ. Дѣятельность миссіи у калмыковъ была сосредоточена потомъ въ епархіяхъ астраханской, кавказской и отчасти въ донской.

Въ царствованіе имп. Александра I обращено было вниманіе на киргизовъ. Указомъ отъ 22 іюля 1822 г. было повелѣно: 1) послать миссію въ киргизскую степь, указавъ ей дѣйствовать только убѣжденіемъ; 2) въ томъ мѣстѣ, гдѣ обратятся къ св. вѣрѣ до 1000 человѣкъ, гражданское начальство должно построить церковь, духовное — назначить постояннаго священника; 3) послѣднее должно создать школу для обученія дѣтей Закону Божію и ариѳметикѣ; 4) не подвергать крестившихся никакимъ слѣдствіямъ за опущеніе поста и обрядовъ.

Крещеніе самоѣдовъ архангельской епархіи началось въ 1821 году при епископѣ Неофитѣ (Докучаевѣ-Платоновѣ), правившемъ съ 1821 по 1825 г., трудами священника Ѳеодора Истомина. Послѣ первыхъ успѣховъ его проповѣди, Сѵнодъ распорядился объ устройствѣ для самоѣдовъ особой миссіи изъ двухъ причтовъ съ двумя походными церквами подъ начальствомъ архим. Веніамина Смирнова. Дѣйствія этой миссіи начались въ 1825 г. изъ Мезени. Проповѣдь ея предлагалась на природномъ самоѣдскомъ языкѣ, на который миссіонеры перевели разныя молитвы, катихизисъ и Новый Завѣтъ, и имѣли большой успѣхъ. Къ 1830 г. крещеныхъ самоѣдовъ считалось болѣе 33.000 душъ. Для нихъ устроено было по тундрамъ сѣвера три церкви съ причтами на казенномъ жалованіи и три школы. Послѣ этого миссія была упразднена и дальнѣйшее утвержденіе христіанства въ краѣ предоставлено было приходскимъ причтамъ.



Миссіонерство въ Сибири. Алеутская миссія продолжала свою дѣятельность. Съ 1816 по 1820 г. появились новыя церкви на о. Ситхѣ, а также на Уналашкѣ и Атхѣ. При уналашкинской церкви началъ въ 1823 г. свою миссіонерскую дѣятельность, переведенный туда изъ Иркутска, священникъ Іоаннъ Веніаминовъ. Неудачны были попытки проповѣди со стороны Библейскаго общества, переводы котораго оказались слабыми, и со стороны британской миссіи, встрѣтившей противодѣйствіе ламъ и православнаго духовенства. Дѣятельность ея прекратилась въ 1841 г. Обѣ эти организаціи дѣйствовали въ Сибири; послѣдняя избрала мѣстомъ своимъ Забайкалье. Особенно оживилась миссіонерская дѣятельность въ Сибири съ созданіемъ новыхъ миссій въ царствованіе имп. Николая I.

/с. 764/ Въ Западной Сибири первая правильно организованная миссія открыта была въ 1828 г. по почину тобольскаго архіепископа Евгенія (Казанцева), правившаго съ 1825 по 1831 г. Во главѣ миссіи былъ поставленъ архимандритъ Макарій (Глухаревъ), бывшій ректоръ костромской семинаріи, весьма вѣрующій и беззавѣтно преданный просвѣтительной работѣ. Мѣстомъ миссіи былъ избранъ Алтай, страна еще не початая христіанствомъ. Населенъ былъ Алтай татарами, калмыками и др. дикими инородцами, большею частью язычниками. Макарій явился туда въ 1830 г. и основался въ Улалѣ, но отсюда каждогодно дѣлалъ, не зная устали, разъѣзды по всей странѣ. Быстро ознакомившись съ алтайскимъ нарѣчіемъ татарскаго языка, онъ составилъ его словарь и много необходимыхъ для просвѣщенія инородцевъ переводовъ. Сердечный и любящій, онъ былъ для своихъ духовныхъ чадъ и учителемъ, и врачемъ и воспитателемъ дѣтей, и ходатаемъ предъ властями, и общимъ благодѣтелемъ. Окладъ миссіи былъ небольшой, но онъ сумѣлъ найти для нея богатыхъ жертвователей въ Тобольскѣ и Москвѣ, и всѣ денежныя средства свои, даже полагавшійся ему особый магистерскій (ученый) окладъ употреблялъ на вспомоществованіе новымъ христіанамъ. Въ 14 лѣтъ имъ пріобрѣтено было для Церкви 675 душъ, устроено три миссіонерскихъ стана съ 2 церквами и 1 часовней. Въ дѣлѣ миссіи Макарій болѣе всего разсчитывалъ на могущественное дѣйствіе православнаго богослуженія. Имъ устроены были также улалинское училище, женская благотворительная община, больница и созданы для новообращенныхъ нѣсколько осѣдлыхъ поселеній. Въ 1844 г., по совершенному разстройству здоровья, онъ удалился въ Болховскій мон. на покой, успѣвши дать устройствомъ своей миссіи прекрасный образецъ для другихъ миссій. Скончался арх. Макарій въ 1847 г. (Знаменскій).

Дѣло его было успѣшно продолжено его сотрудникомъ и преемникомъ, прот. Стефаномъ Ландышевымъ, окончившимъ нижегородскую семинарію, и послѣдующими начальниками миссіи, въ особенности архим. Владиміромъ (Петровымъ), однимъ изъ выдающихся русскихъ миссіонеровъ (1828-1897). Сынъ простого донского казака, онъ окончилъ кіевскую дух. академію, принявъ на четвертомъ курсѣ монашество. Былъ инспекторомъ иркутской и новой томской семинарій, а затѣмъ инспекторомъ петербургской академіи, гдѣ, въ санѣ архимандрита, читалъ лекціи по догматическому богословію. Въ это время онъ принималъ живое участіе въ учрежденіи въ Петербургѣ миссіонерскаго общества для содѣйствія миссіямъ алтайской и забайкальской. Въ 1865 г. архим. Вла/с. 765/диміръ былъ назначенъ начальникомъ алтайской миссіи и строителемъ Благовѣщенскаго мон. въ алтайскихъ горахъ, учрежденнаго въ 1864 г. Кузнецкій и бійскій округа, въ которыхъ работала миссія, занимали пространство верстъ 1000 въ длину и отъ 300 до 700 въ ширину. Населенія было всего 40.000, изъ нихъ двѣ трети кочевниковъ. «Здѣсь на Алтаѣ», писалъ арх. Владиміръ, «съ трудомъ пробираясь, верхомъ на конѣ, ища заблудшихъ овецъ стада Божія, миссіонеръ въ теченіе цѣлыхъ сутокъ, и то не всегда, можетъ встрѣтить едва нѣсколько душъ, со своими одиночными юртами запрятавшихся то въ глубинѣ лѣсной, то на удаленномъ отъ проѣзжей тропы нагорномъ скатѣ.» Только окраины миссіи граничили съ русскимъ населеніемъ, да и то, большей частью, раскольничьимъ. Приходскія церкви находились въ большомъ отдаленіи. Вслѣдствіе этого на миссіонерѣ лежало попеченіе не только объ обращеніи язычниковъ, но и объ исполненіи обязанностей приходскаго священника для новообращенныхъ. Въ почти пустынной мѣстности, среди дикой природы, при полномъ бездорожьѣ, арх. Владиміръ верхомъ на конѣ объѣзжалъ инородческія кочевья и несъ язычникамъ проповѣдь о Христѣ. Онъ не щадилъ себя — мерзъ, тонулъ, голодалъ, нерѣдко питаясь при своихъ поѣздкахъ одними кореньями и травами. Миссіонерство его было глубоко-внутреннимъ, искреннимъ. За 18 лѣтъ служенія миссіи арх. Владиміръ открылъ болѣе 10 начальныхъ школъ, при чемъ число учениковъ упятерилось. Основалъ онъ въ Улалѣ центральное миссіонерское училище, съ обученіемъ иконописанію, переплетному мастерству и сельскому хозяйству. Переводилъ онъ и всячески содѣйствовалъ переводамъ на алтайскій языкъ церковныхъ и религіозно-нравственныхъ книгъ. При немъ построено 28 церквей и молитвенныхъ домовъ, устроены свѣчной заводъ и типографія, а также миссіонерская больница и аптека. Основалъ онъ 19 новокрещенскихъ селеній, въ которыхъ устанавливалась осѣдлая жизнь.

Въ 1880 г. арх. Владиміръ былъ хиротонисанъ въ епископа бійскаго, викарія томской епархіи, съ оставленіемъ начальникомъ миссіи. Онъ переселился въ Бійскъ. Въ 1883 г. онъ былъ назначенъ епископомъ томскимъ и тамъ продолжалъ свою просвѣтительную дѣятельность. Занимая потомъ каѳедры ставропольскую и нижегородскую, онъ въ 1897 г. скончался будучи архіепископомъ казанскимъ. Всюду онъ развивалъ большую работу. Въ Ставрополѣ имъ былъ организованъ миссіонерскій станъ среди калмыковъ и выстроены для новообращенныхъ храмъ, школы и избы для осѣдлаго житія. Въ Казани, развивая дѣятельность существовавшихъ миссіонерскихъ учрежденій, онъ посѣщалъ инородческія селенія. /с. 766/ Къ 1895 г. алтайская миссія имѣла 14 становъ, до 47 церквей и молитвенныхъ домовъ, 2 монастыря, приходское попечительство и многія благотворительныя учрежденія. Около своихъ становъ миссія посадила на осѣдлое жительство болѣе 10.000 кочевниковъ. Въ дальнѣйшемъ, огромную дѣятельность развилъ начальникъ миссіи архим. Макарій (Невскій), называвшійся «апостоломъ Алтая», бывшій затѣмъ архіеп. томскимъ и митрополитомъ московскимъ. Побѣдоносцевъ, упоминая въ краткой запискѣ, составленной въ 1892 г. для Наслѣдника Цесаревича Николая Александровича, предпринимавшаго поѣздку въ Японію и Сибирь, объ еп. японскомъ Николаѣ и архим. Макаріи (Глухаревѣ), писалъ: «Нынѣшній Макарій (Невскій) — достойный ихъ послѣдователь. Прилагаю нѣсколько книжекъ — отчеты миссіи: — стоитъ Вашему Высочеству пробѣжать ихъ. Вы увидите, какъ идетъ это дѣло и какихъ требуетъ самоотверженныхъ трудовъ...».

Въ 1882 г. изъ Алтайской миссіи была выдѣлена новая миссія Киргизская, съ центромъ въ Семипалатинскѣ. Въ царствованіе имп. Николая I возникли также миссіи: Обдорская (1832), Кондинская (1844), Туруханская (1850), закрытая въ 1872 г. Въ царствованіе имп. Александра II возникли миссіи: Сургутская (1867), въ Минусинскомъ округѣ (1876), входившемъ въ южную часть Енисейской епархіи, Семирѣченская (1868), сосредоточенная около миссіонерскаго братства въ г. Вѣрномъ (съ 1871 г. миссія числилась въ Туркестанской епархіи).

Миссіи въ Восточной Сибири строились на началахъ, принятыхъ алтайской. Изъ архіереевъ, ревнителей міссіонерства, въ XIX в. извѣстны иркутскіе архіереи: Михаилъ (Бурдуковъ), правившій съ 1814 по 1830 и положившій начало Забайкальской миссіи для бурятъ. Членами ея были знатоки бурятскаго языка: священникъ Александръ Бобровниковъ и крещеный бурятъ Мих. Сперанскій. Нилъ (Исаковичъ), епископъ, потомъ архіепископъ (1799-1874), правившій иркутской епархіей съ 1838 по 1853 г., потомъ ярославской. При немъ крестилось до 20.000 бурятъ и др. инородцевъ. Онъ былъ однимъ изъ первыхъ русскихъ изслѣдователей буддизма, переводилъ богослужебныя книги на монголо-бурятскій языкъ, въ чемъ ему помогалъ въ Иркутскѣ и въ Ярославлѣ прот. Николай Доржеевъ изъ бурятъ. Владыка Нилъ написалъ трудъ «О буддизмѣ». Особенно много работалъ владыка Парѳеній (Поповъ), переведенный изъ Томской епархіи, въ которой принималъ большое участіе въ дѣлахъ алтайской миссіи. Правя иркутской епархіей съ 1860 по 1873 г., онъ первый от/с. 767/крылъ въ ней правильно организованныя миссіи Иркутскую и Забайкальскую. Въ первой онъ устроилъ 11 становъ, для которыхъ нашелъ нужныхъ работниковъ частью въ Сибири, частью въ великорусскихъ монастыряхъ. Онъ и самъ много миссіонерствовалъ, лично разъѣзжая по бурятскимъ кочевьямъ съ проповѣдью. Инородцы любили его и считали за особенную честь принять крещеніе изъ его именно рукъ. При немъ крещено было до 8.000 бурятъ. Съ 1867 г. онъ началъ вводить богослуженіе на бурятскомъ языкѣ во всѣхъ бурятскихъ приходахъ. Послѣ него во главѣ иркутской миссіи былъ поставленъ особый начальникъ-архимандритъ, а съ 1883 г. иркутскій викарій, еп. киренскій. Къ 1890 г. миссія имѣла уже 18 становъ, а обращенныхъ ею насчитывалось до 35.000 душъ. Миссія имѣла 14 школъ и нѣсколько благотворительныхъ учрежденій и оказывала сильное вліяніе на гражданскій бытъ новообращенныхъ, испрашивая имъ земельные надѣлы и разселяя ихъ осѣдлыми селеніями.

На такихъ же началахъ и съ такими же пріемами дѣйствовала миссія Забайкальская, во главѣ которой съ самаго начала (1862) былъ поставленъ еп. селенгинскій Веніаминъ (Благонравовъ). Сынъ священника тамбовской епархіи, владыка Веніаминъ (1825-1892), окончилъ казанскую дух. академію и отличался способностями, любовью къ наукамъ и рѣдкимъ исполненіемъ долга. Все это выявилось и въ его послѣдующей жизни. Монашество онъ принялъ на послѣднемъ курсѣ академіи, которую окончилъ первымъ магистромъ и остался въ ней профессоромъ. Былъ онъ ректоромъ томской и костромской семинарій и въ 1862 г. хиротонисанъ во епископа селенгинскаго. Съ этого времени началась его благотворная миссіонерская дѣятельность въ восточной Сибири, доставившая ему высокое историческое значеніе. Къ 1890 г. число становъ этой миссіи возрасло до 22 съ 25 школами. При Посольскомъ мон. открыто было центральное миссіонерское училище, мастерская иконописи, богадѣльня, аптека. Но обращеній въ Забайкальской области было меньше, вслѣдствіе особенной силы ламства и противодѣйствія христіанству бурятскихъ языческихъ начальниковъ. Наибольшее число обращеній падало не на бурятскій народъ, а на племена тунгузовъ, якутовъ и карагазовъ. Мисссія постоянно старалась о томъ, чтобы въ управленіе степныхъ думъ были вводимы и крестившіеся буряты и чтобы ограничена была сила ламъ, но не имѣла въ этомъ отношеніи успѣха. Владыка Веніаминъ въ 1868 г. былъ назначенъ епископомъ камчатскимъ, переведенъ въ 1873 г. въ Иркутскъ и скончался тамъ /с. 768/ архіепископомъ въ 1892 г. Его отчеты о дѣятельности сибирскихъ миссій за время его архипастырства представляютъ драгоцѣнный историческій матеріалъ и обстоятельно знакомятъ съ вопросомъ о ламизмѣ, имъ и возбужденномъ. Отчеты эти, печатавшіеся въ «Иркутскихъ Епархіальныхъ Вѣдомостяхъ» и въ нѣкоторыхъ духовныхъ журналахъ, изданы въ 1883-86 гг. подъ названіемъ «Труды православныхъ миссій восточной Сибири». Писалъ онъ и о буддизмѣ.

Въ Камчатскомъ краѣ въ 1840 г. была открыта особая епархія, первымъ епископомъ которой былъ назначенъ владыка Иннокентій (Поповъ-Веніаминовъ), выдающійся и исключительно самоотверженный миссіонеръ. Владыка Иннокентій (1797-1879), въ міру Іоаннъ, сынъ пономаря иркутской епархіи, окончилъ семинарію въ Иркутскѣ и былъ приходскимъ священникомъ въ этомъ городѣ. Въ 1823 г. онъ вызвался ѣхать священникомъ на о-въ Уналашку и съ этого времени началась его миссіонерская дѣятельность. Онъ обращалъ алеутовъ въ христіанство, пріучалъ ихъ къ плотничьему, столярному, слесарному и кузнечному ремесламъ, научилъ ихъ выдѣлкѣ кирпичей и каменной кладкѣ. Съ ихъ помощью онъ выстроилъ церковь. Изучивъ алеутскій языкъ, онъ распространилъ христіанство по всѣмъ Алеутскимъ островамъ.

Въ 1833 г. онъ былъ переведенъ въ Новоархангельскій портъ на о-въ Ситху. Н. Барсуковъ въ своей книгѣ «Иннокентій митрополитъ московскій и коломенскій» писалъ: «Обозрѣвъ 15-тилѣтнюю дѣятельность отца Іоанна Веніаминова, сперва на островѣ Уналашка, а потомъ на островѣ Ситхѣ, мы смѣло заключаемъ, что дѣятельность его тамъ отличалась тѣмъ же характеромъ, которымъ издревле украшалось служеніе русскихъ проповѣдниковъ Евангелія. Такъ, напр., разумная осторожность открыла ему доступъ къ грубымъ, но простымъ и добрымъ сердцамъ дикарей. Христіанскія истины были имъ сообщаемы сообразно съ ихъ умственною пріемлемостію, т. е., при полномъ свободномъ убѣжденіи ихъ, а не путемъ насилія. Онъ терпѣливо выжидалъ добровольнаго вызова креститься. Для дѣтей была устроена школа, которая была снабжена, какъ учебниками, такъ и книгами для чтенія, собственнаго его сочиненія и имъ самимъ переведенными на туземныя нарѣчія, и онъ былъ самъ ихъ учителемъ; наконецъ, кромѣ просвѣщенія свѣтомъ Евангелія, онъ обучалъ ихъ разнымъ мастерствамъ и, при повальной оспѣ, обучилъ Колошъ оспопрививанію; и такими путями сумѣлъ снискать и отъ упорныхъ дикарей полное сердечное расположеніе къ себѣ: они любили отца Веніаминова, по свидѣтельству его современниковъ, какъ отца, такъ какъ отецъ /с. 769/ Веніаминовъ былъ по истинѣ благодѣтелемъ и отцомъ, и наставникомъ, покровителемъ спасаемыхъ имъ овецъ».

Отецъ Іоаннъ, научившійся говорить на шести мѣстныхъ нарѣчіяхъ, переведшій Евангеліе св. ап.  Матѳея, употребительныя молитвы и пѣснопѣнія, вытѣснявшія шаманскія народныя пѣсни, боровшійся съ пьянствомъ и полигаміей, часто жившій въ землянкахъ и питавшійся однимъ китовымъ жиромъ — понималъ, что ему нужны помощники. Съ этой цѣлью, съ благословенія архіеп. иркутскаго Нила, онъ предпринялъ путешествіе моремъ въ С.-Петербургъ. Длилось оно 7 мѣсяцевъ и 14 дней. Въ столицѣ радушно приняли въ 1839 г. о. Іоанна, зная его дѣятельность и, въ частности, научные лингвистическіе труды, признанные, въ своей цѣнности, и иностранцами. Впервые познакомился съ нимъ митр. московскій Филаретъ, говорившій послѣ этого: «Въ этомъ человѣкѣ что-то апостольское». Съ тѣхъ поръ, на протяженіи четверти вѣка, длились ихъ близкія отношенія. Когда пришло извѣстіе о кончинѣ супруги только что возведеннаго въ протоіереи о. Іоанна, митр. Филаретъ настойчиво убѣждалъ послѣдняго принять монашество. Въ 1840 г. прот. Іоаннъ былъ постриженъ въ Троицкомъ подворьѣ митр. Филаретомъ, съ наименованіемъ его Иннокентіемъ. На слѣдующій день (30 ноября), въ который былъ утвержденъ имп. Николаемъ I проектъ о возстановленіи (послѣ 1799 г.) Камчатской епархіи, онъ былъ поставленъ архимандритомъ. Государь, принимая Иннокентія 1 дек., объявилъ ему о своемъ желаніи видѣть его во главѣ новой епархіи. 15 дек. онъ былъ хиротонисанъ во епископа Камчатскаго, Курильскаго и Алеутскаго.

Въ теченіе своего 27-лѣтняго епископства, владыка Иннокентій объѣздилъ всю восточную Сибирь. Миссіонерская дѣятельность его на камчатскомъ епископствѣ простиралась на огромное пространство Камчатскаго, Якутскаго и Амурскаго краевъ. Онъ дѣлалъ по нимъ ежегодные разъѣзды, доходившіе иной годъ (1856) до 8.000 верстъ. Въ Якутской области, гдѣ христіанство было распространено между якутами и тунгузами, онъ завелъ якутское богослуженіе, встрѣченное инородцами съ большой радостью. Одновременно съ этимъ — въ 1858 — было открыто якутское викаріатство, въ 1869 г. обратившееся въ самостоятельную Якутскую епархію. Трудами камчатскихъ и якутскихъ священниковъ христіанство понемногу проникло и въ Чукотскій край. Въ 1850 г. тамъ была открыта новая миссія для обращенія Чукчей, Ламутовъ, Юкагировъ и др. племенъ сѣвера. Въ 1855 г. Камчатская епархія /с. 770/ увеличилась причисленіемъ къ ней мѣстностей по Амуру. Владыка Иннокентій сразу же предпринялъ туда миссіонерское путешествіе и положилъ основаніе Амурской миссіи.

Главными дѣятелями ея были священники Гавріилъ Веніаминовъ (сынъ преосвященнаго) и Иннокентій Громовъ. Послѣдній, сопровождавшій владыку въ его поѣздкѣ по Камчаткѣ, разсказывалъ, что для ѣзды на собакахъ имѣлись три экипажа: санка, нарта и повозочка, послѣдняя для лицъ привилегированныхъ. Въ ней, по его словамъ, «помѣщается только одинъ человѣкъ, притомъ такъ, что въ ней ни пошевелиться, ни поворотиться». «Утромъ 24 января», писалъ прот. Громовъ, «преосвященный Иннокентій выѣхалъ изъ Лѣснаго. Дорога на сѣверо-востокъ составляетъ, верстъ на 70, незамѣтный подъемъ, который оканчивается обрывомъ хребта. Подъѣхавъ, уже подъ вечеръ, къ обрыву, у котораго дна не видно и по которому надлежало спускаться въ темное ущелье, преосвященный сказалъ: «ну, теперь я вижу физіономію Камчатки! Какъ же тутъ быть?» — Извольте, ваше преосвященство, сказалъ я, шубу снять и надѣть куклянку (которая была у него въ запасѣ). Камчадальчики подвязали подъ торбаза (обувь) башлыки, — это въ родѣ подковокъ изъ желѣза съ шипами, — потомъ обвели преосвященнаго ремнемъ и приготовились къ его спуску. — «А вы какъ спуститесь?» — спросилъ у меня преосвященный. — По ребячьи, отвѣчалъ я, на оленьей шкурѣ, которая на мнѣ, скачусь, какъ ребята катаются на масляницѣ; а чтобъ не обнесло, возьму въ руки оштолъ [1], чтобы въ случаѣ быстраго разноса, упереться и отдохнуть, и черезъ двѣ минуты буду на днѣ ущелія. Такъ я и сдѣлалъ и снизу ущелія смотрѣлъ, какъ нѣсколько Камчадаловъ поддерживали концы ремня, которымъ обведенъ былъ преосвященный, а одинъ изъ нихъ вырубалъ предъ нимъ въ отвердѣвшемъ снѣгѣ ступню, гдѣ должна утверждаться нога. Такимъ образомъ и спустили преосвященнаго Иннокентія на дно ущелія... Въ этомъ, одномъ изъ глубочайшихъ ущелій Камчатки, какъ сейчасъ вижу епископа Иннокентія, въ темную зимнюю ночь, сидящаго въ одѣяніи изъ оленьихъ кожъ на камнѣ, освѣщаемаго заревомъ, отражающимся на вершинахъ горъ, окружающихъ пропасть, среди добродушныхъ дѣтей природы — Камчадаловъ, грызущихъ юколу [2], и между не одною сотнею малень/с. 771/кихъ ѣздовыхъ животныхъ, свернувшихся въ клубки и крѣпко заснувшихъ отъ утомленія. Ни одному изъ русскихъ іерарховъ не доводилось еще вносить свое благословеніе въ подобные юдоли! Первому архіерею, Иннокентію Камчатскому, предоставлена въ наше время честь олицетворить на себѣ начертанную апостоломъ Павломъ картину многотрудной жизни подвижниковъ вѣры: Проидоша въ милотехъ, и въ козіихъ кожахъ, лишени, скорбяще, озлоблени, въ пустынехъ скитающеся и въ горахъ и въ вертепахъ и въ пропастехъ земныхъ».

Въ 1857 г. владыка поселился въ г. Благовѣщенскѣ на р. Амурѣ, гдѣ установлена была его каѳедра; вскорѣ учредилъ онъ тамъ духовное училище. По присоединеніи въ 1860 г. Уссурійскаго края, для Амурской миссіи открылось широкое поприще дѣятельности въ просвѣщеніи христіанскихъ племенъ, принадлежавшихъ прежде Китаю. Это были Гиляки, Орочены, Гольды, Манджуры и др. Къ нимъ присоединялись и Корейцы, начавшіе переселяться въ Россійскіе предѣлы. Владыка Иннокентій устраивалъ миссіонерскіе станы, строилъ по Амурскому краю церкви и школы, выписывалъ черезъ китайскую миссію христіанскія книги на манчжурскомъ языкѣ, нѣсколько знакомомъ его амурской паствѣ, содѣйствовалъ составленію новыхъ переводовъ мѣстными переводчиками, особенно на гольдскомъ языкѣ. При главномъ и непосредственномъ участіи владыки Иннокентія переведено было св. Писаніе на языки алеутскій, курильскій и якутскій. Труды его въ вост. Сибири кончились въ 1868 г. съ назначеніемъ его митрополитомъ московскимъ. Но миссіонерская дѣятельность его еще болѣе расширилась работой въ православномъ миссіонерскомъ обществѣ, предсѣдателемъ котораго онъ сталъ. Окончательное устройство Амурской миссіи съ раздѣленіемъ на станы, съ церквами и проч. принадлежало его преемнику владыкѣ Веніамину (Благонравову). Въ 1870 г. въ Благовѣщенскѣ устроена была уже полная семинарія.

Преосвященный Иннокентій не оставлялъ безъ вниманія и своей прежней алеутской паствы. Послѣ перенесенія камчатской каѳедры въ Благовѣщенскъ въ Новоархангельскѣ, гдѣ она была прежде, открыто было въ 1858 г. камчатское викаріатство. Въ 1867 г., послѣ продажи русскихъ американскихъ владѣній Соединеннымъ Штатамъ, викаріатство было упразднено. Но вскорѣ, въ 1870 г., по почину митр. Иннокентія, учреждена была самостоятельная епископская каѳедра Алеутская съ каѳедрой въ Санъ-Франциско. Ей были подчинены и новыя, и старыя православныя церкви въ Америкѣ, всего тогда числомъ 9.

/с. 772/ Глубокое удовольствіе должно было доставить митр. Иннокентію сообщеніе, полученное въ 1871 г. изъ Вашингтона. Русскій посланникъ въ Соед. Штатахъ, Константинъ Катакази, писалъ ему 20 фев., что во время преній въ американскомъ конгрессѣ относительно административнаго преобразованія Аляскинской территоріи, (проданной Россіей въ 1867 г.), нѣсколько депутатовъ укоряли весьма основательно правительство за то, что оно ничего еще не сдѣлало для матеріальнаго и нравственнаго блага сего края. «Не такъ поступало», — сказалъ одинъ изъ депутатовъ, «Русское правительство и русское духовенство: изъ дикарей они дѣлали христіанъ, изъ невѣждъ — образованныхъ; они строили церкви, основывали школы и до сихъ поръ еще лучи христіанскаго свѣта доходятъ до Аляски не изъ Вашингтона, а, къ стыду нашему, изъ С.-Петербурга и Москвы».

Ученикомъ и сподвижникомъ владыки Иннокентія былъ владыка Діонисій (Хитровъ). Миссіонерское служеніе онъ началъ въ 1844 г. священникомъ походной церкви въ Якутской области, тотчасъ по окончаніи семинаріи. Съ этой церковью онъ совершилъ, въ теченіе 10 лѣть, трудное миссіонерское путешествіе въ 9.130 верстъ по Верхнему, Среднему и Нижнему Колыму, для просвѣщенія свѣтомъ ученія Христова инородческихъ племенъ, обитающихъ на пространствѣ отъ р. Индигирки до Анадыри, при чемъ миссіонеру приходилось ѣздить въ страшные морозы на собакахъ и оленяхъ и ходить пѣшкомъ по глубокимъ снѣгамъ, горамъ и стремнинамъ, постоянно подвергая опасности жизнь свою. Особенно опасно было ѣздить во время свирѣпствующихъ на сѣверѣ Сибири снѣжныхъ бурановъ. Плодомъ этихъ странствованій было обращеніе ко Христу тысячъ инородцевъ. Въ то же время самоотверженный миссіонеръ дѣятельно изучалъ нравы, обычаи и разныя нарѣчія якутскихъ инородцевъ. Принявъ монашество, онъ былъ возведенъ въ 1867 г. въ санъ епископа якутскаго, викарія камчатской епархіи. По открытіи же въ Якутскѣ каѳедры, онъ возглавилъ ее. Будучи епископомъ, владыка Діонисій многократно предпринималъ миссіонерскія путешествія по своей необъятной епархіи. Въ 1883 г. онъ былъ перемѣщенъ въ Уфу, въ которой и скончался въ 1896 г. Памятникомъ его миссіонерскихъ трудовъ, наравнѣ съ многочисленными обращеніями, остались составленныя и изданныя имъ азбука и грамматика якутскаго языка, а также исполненные имъ переводы на тотъ же языкъ священныхъ, богослужебныхъ и духовно-нравственныхъ книгъ. Эти переводы были напечатаны, по благословенію Св. Сѵнода, въ московской /с. 773/ сѵнодальной типографіи подъ наблюденіемъ самого еп. Діонисія, тогда еще не хиротонисаннаго (1857-1859).



Миссіонерство въ Китаѣ. Русская православная миссія въ Китаѣ существовала съ 1728 г. Въ 1805 г. для нея учреждены новые штаты и срокъ пребыванія ея членовъ въ Китаѣ съ 7 лѣтъ увеличенъ на 10 лѣтъ. Миссія заслужила уже довѣріе подозрительныхъ китайцевъ, убѣдившихся, что она ограничивается скромными предѣлами попеченія только о своей паствѣ и политикой не занимается. Въ 1805 г. начальникомъ миссіи былъ назначенъ архимандритъ Іакинфъ (Бичуринъ), окончившій казанскую семинарію. Пробывъ въ Пекинѣ болѣе 14 лѣтъ, онъ отлично изучилъ китайскій языкъ, страну, ея исторію, нравы и обычаи. За безпорядки и нѣкоторыя нежелательныя явленія въ образѣ жизни членовъ миссіи онъ былъ судимъ, лишенъ сана и сосланъ въ Валаамскій мон. Въ 1826 г. онъ былъ освобожденъ и состоялъ переводчикомъ министерства иностр. дѣлъ; умеръ въ 1853 г. Знаменитый синологъ, архим. Іакинфъ былъ членомъ-корреспондентомъ Академіи Наукъ и парижскаго Азіатскаго общества. Для ученія о вѣрѣ имѣютъ значеніе труды его: Китай, его жители, нравы, просвѣщеніе и Буддійская миѳологія.

По Айгунскому трактату 1858 г. китайское правительство дало миссіи полную свободу дѣйствій и обязалось не преслѣдовать своихъ подданныхъ за принятіе христіанства. Въ 1861 г. въ Китаѣ открыта была особая русская дипломатическая миссія, дѣла которой вела до тѣхъ поръ миссія духовная. Послѣдняя получила большую возможность сосредоточить свою дѣятельность въ нравственно-религіозной области. Съ этого времени усилились ея ученыя и переводческія занятія. Изъ среды ея членовъ стали выходить замѣчательные синологи. Въ переводческой дѣятельности она совершенно отрѣшилась отъ своей прежней зависимости отъ католическихъ переводовъ и стала производить самостоятельные переводы священныхъ и богослужебныхъ книгъ. Этимъ она служила Амурской и Японской миссіямъ. Оживилась проповѣдь на китайскомъ языкѣ и преподаваніе въ миссіонерской школѣ. Паства миссіи возрастала. Въ 1885 г. имѣлись двѣ церкви въ Пекинѣ и храмъ на югѣ Китая — въ Ханькоу. Былъ также храмъ въ деревнѣ Дунъ-Дунъань.

Въ послѣднія десятилѣтія XIX в. и первыя XX в. дѣятельными и просвѣщенными начальниками Миссіи были: архим. Флавіанъ (Городецкій), членъ ея съ 1873, рукоположенный въ 1885 г. /с. 774/ епископомъ люблинскимъ, впосл. митр. кіевскій, и съ 1896 г. архим. Иннокентій (Фигуровскій), возведенный въ 1902 г. въ санъ епископа переяславскаго, каковой титулъ былъ присвоенъ Святителю Иннокентію, когда онъ отправлялся въ 1721 г. въ Пекинъ. Владыка Иннокентій скончался въ Пекинѣ, въ санѣ митрополита, въ тридцатыхъ годахъ нынѣшняго столѣтія.



Миссіонерство въ Японіи. Въ 1860 г. православіе проникло въ Японію. Основателемъ православной миссіи былъ іеромонахъ русскаго консульства въ Хакодате Николай (Касаткинъ). Онъ родился въ 1836 г., окончилъ петербургскую дух. академію. Съ самаго начала своей службы (1861) принялся онъ за усердное изученіе языка, вѣрованій и нравовъ японцевъ и за переводы священныхъ и богослужебныхъ книгъ на японскій языкъ. Первенцемъ его христіанской проповѣди былъ Павелъ Сваабе, бывшій жрецъ одной кумирни, по обращеніи въ христіанство сдѣлавшійся самымъ пламеннымъ и самоотверженнымъ проповѣдникомъ св. вѣры. Къ нему примкнули еще два имъ самимъ обращенныхъ японца, Яковъ Урано и Іоаннъ Сакай. Своей катехизаторской проповѣдью эти три первыхъ дѣятеля японской миссіи успѣли настолько подготовить въ Японіи почву для православія, что о. Николай въ 1869 г. испросилъ у Св. Сѵнода разрѣшеніе на открытіе тамъ миссіи. Начальникомъ миссіи былъ назначенъ онъ, съ возведеніемъ въ санъ архимандрита, съ іерархической зависимостью отъ камчатскаго архіерея. Въ 1871 г. въ Хакодате и Токіо (1872) заведены были миссіонерскія школы, давшія новыхъ проповѣдниковъ-катехизаторовъ. Православіе начало распространяться въ Японіи такъ успѣшно, что возбудило противъ себя гоненіе, отъ котораго особенно тяжело пришлось пострадать Сваабе. Къ счастью, это гоненіе скоро было остановлено по представленію русскаго консула. Въ 1875 г. камчатскимъ архіереемъ были посвящены первые священники изъ японцевъ — о.о. Павелъ Сваабе и Іоаннъ Сакай.

Въ 1880 г. архим. Николай прибылъ въ С.-Петербургъ. К. П. Побѣдоносцевъ, тогда еще не оберъ-прокуроръ, писалъ 6 января Наслѣднику Цесаревичу Александру Александровичу, совѣтуя повидать его: «...Онъ человѣкъ поистинѣ замѣчательный, всѣми уважаемый и пользуется популярностью въ Японіи, гдѣ живетъ уже около 20 лѣтъ, посвятивъ себя всецѣло дѣлу миссіи». Въ этомъ году онъ былъ рукоположенъ епископомъ японскимъ. Побѣдоносцевъ же, составляя въ 1892 г. упомянутую выше записку для Наслѣдника Цесаревича Николая Александровича, писалъ о немъ: «Это поистинѣ апостолъ нашего времени, человѣкъ духомъ /с. 775/ горящій, и зажигающій огни духовные въ сердцахъ...» Скончался владыка Николай 3 февр. 1912 г. Его очень почитали и японцы.

Въ 1895 г. японская Церковь насчитывала у себя 220 общинъ и свыше 22.500 душъ христіанъ и обслуживалась 28 священнослужителями. Школа въ Токіо обратилась въ семинарію, которая въ 1882 г. сдѣлала первый выпускъ воспитанниковъ. Въ 1889 г. двое воспитанниковъ были отправлены для высшаго церковнаго образованія въ русскія дух. академіи. Имѣлись школы: катихизаторская, причетническая, женская и нѣсколько низшихъ училищъ. Миссія развила значительную переводную литературу и издавала три духовныхъ журнала. Богослуженіе въ японскихъ церквахъ совершалось на японскомъ языкѣ. Благодаря трогательнымъ призывамъ владыки Николая дѣлались пожертвованія на миссію и помощь ей, конечно, оказывалась со стороны Св. Сѵнода. Важнымъ событіемъ для миссіи было провозглашеніе въ Японіи въ 1889 г. полной свободы вѣры. (Знаменскій).



Возстановленіе православія на Кавказѣ. Вслѣдствіе все усиливавшейся пропаганды Ислама, правительство рѣшило въ 1814 году снова возстановить Осетинскую миссію, организовавъ ее на этотъ разъ въ болѣе обширныхъ размѣрахъ (до 24 лицъ) подъ управленіемъ телавскаго архиепископа Досиѳея и съ содержаніемъ отъ казны до 14700 р. въ годъ. Дѣйствія ея пошли довольно успѣшно, такъ что въ три года она обратила болѣе 6.000 осетинъ. Въ 1816 г. правительство отпустило средства на строеніе и возобновленіе церквей. Особенно сильно оживилось миссіонерское дѣло, когда въ немъ въ 1817 г. принялъ участіе экзархъ Грузіи Ѳеофилактъ (Русановъ). Онъ обратилъ особое вниманіе на развитіе духовныхъ средствъ осетинской миссіи, на лучшее оглашеніе крещаемыхъ, на переводы богослужебныхъ книгъ и строеніе церквей. Число обращенныхъ изъ разныхъ племенъ при немъ дошло до 47.000; церквей устроено до 40, для однихъ осетинъ — 29. Его преемникъ, экзархъ Іона (Василевскій), правившій съ 1821 по 1832 гг., продолжалъ его дѣло. Къ 1823 г. осетины обращены были почти всѣ. Число обращенныхъ изъ разныхъ племенъ дошло до 60.900, образовавшихъ 67 приходовъ. Въ 1840 и 1850 годахъ число обращеній доходило до 1000 и 2000 въ годъ. Но въ то же время не дремала и пропаганда Ислама, особенно на востокѣ Кавказа, въ обѣихъ Кабардахъ и на Черноморскомъ берегу. Въ 1820 г. въ Дагестанѣ и Чечнѣ начало распространяться фанатическое ученіе, извѣстное позднѣе подъ названіемъ мюридизма, проповѣдовавшее безусловное повиновеніе имаму и газаватъ (религіозную /с. 776/ войну противъ невѣрныхъ). Первымъ имамомъ былъ Кази-Мулла въ Дагестанѣ. Первоначальныя движенія фанатиковъ были подавлены, но только на время. Съ 1834 г. мюридизмъ успѣлъ объединить всю восточную группу кавказскихъ племенъ и повелъ длинную и упорную борьбу съ русскими. У фанатиковъ горцевъ появился крупный вождь, знаменитый имамъ Шамиль. Въ 1857 г. Намѣстникъ Кавказа, кн. А. И. Барятинскій, началъ планомѣрное наступленіе противъ Шамиля въ горы Дагестана. Многіе горцы стали покидать Шамиля и населеніе нѣкоторыхъ ауловъ покорилось. Въ три года Барятинскому удалось покорить весь восточный Кавказъ. Самъ Шамиль, осажденный въ горномъ, считавшемся неприступнымъ, аулѣ Гунибъ, сдался въ 1859 г. въ плѣнъ и былъ увезенъ въ Россію, гдѣ въ Калугѣ и потомъ въ Кіевѣ былъ обставленъ хорошо. Умеръ онъ въ Мединѣ, куда позднѣе отпущенъ былъ совершить паломничество. Замиреніе западнаго Кавказа еще продолжалось. Войска кольцомъ охватывали области немирныхъ черкесовъ и вытѣсняли жителей изъ горъ на равнину и черноморскій берегъ. Черкесамъ предоставлялось или селиться въ указанныхъ мѣстахъ, или же уѣзжать въ Турцію. До 200.000 горцевъ выѣхало съ Кавказа, поселившись въ Турціи. Остальные покорились. Окончательно замиренъ былъ Кавказъ въ 1864 г.

Послѣ покоренія Кавказа началось подчиненіе его племенъ русской христіанской гражданственности. Съ этою цѣлью въ 1860 г. открыто было общество возстановленія христіанства на Кавказѣ, въ распоряженіе котораго отданы были всѣ суммы бывшей осетинской миссіи. Сначала оно имѣло свѣтскій характеръ и состояло подъ предсѣдательствомъ Намѣстника, но въ 1865 г. при немъ открытъ былъ духовный комитетъ подъ предсѣдательствомъ экзарха Грузіи. Въ 1885 г. по новому уставу общество было совсѣмъ ввѣрено экзарху и подчинено Св. Сѵноду. Задачей общества было: 1) возстановленіе, умноженіе и содержаніе православныхъ храмовъ, назначеніе къ нимъ и содержаніе причтовъ; 2) заведеніе школъ для образованія дѣтей горцевъ; 3) учрежденіе въ духовныхъ школахъ преподаванія горскихъ языковъ; 4) командированіе въ горы миссіонеровъ; 5) содѣйствіе переводамъ на горскіе языки св. Писанія и богослужебныхъ книгъ. Дѣйствія общества были весьма успѣшны. Къ 1870 г. на грузинскій и осетинскій языки было переведено все нужное для православнаго богослуженія. Для священническихъ мѣстъ общество приготовляло пансіонеровъ въ семинаріяхъ и даже въ академіяхъ. Въ 1880 г. /с. 777/ общество имѣло 40 народныхъ школъ. Учительская семинарія была имъ открыта въ Тифлисѣ съ 1868 г. Несмотря на сильное противодѣйствіе муллъ, присылавшихся изъ Турціи, особенно во время войны съ Турціей (1876-77), успѣшно шло и дѣло обращенія горцевъ въ христіанство. Кромѣ православныхъ храмовъ, на Кавказѣ явились два монастыря — въ Пицундѣ и Ново-Аѳонскій недалеко отъ Сухума на берегу Чернаго моря. (Знаменскій).



Грузинская церковь. Въ 1783 г. грузинская — иверская — церковь поступила въ вѣдѣніе Св. Сѵнода и католикосъ ея Антоній II, братъ послѣдняго грузинскаго царя Георгія, съ 1795 г. управлявшій также духовными дѣлами Имеретіи, Мингреліи и Гуріи, былъ членомъ Сѵнода. Въ 1801 г. Грузія вошла въ составъ Россійской имперіи, въ 1803 г. — Мингрелія, въ 1810 г. — Гурія-Абхазія, въ 1814 г. — Имеретія. Въ 1810 г. католикосъ Антоній отпросился на покой. Въ 1811 г. былъ Высочайше утвержденъ докладъ Сѵнода объ образованіи изъ 13 епархій двухъ: мцхетской-карталинской и алавердской-кахетинской; мцхетскому митрополиту присвоялось именованіе экзарха Св. Сѵнода. Въ 1814 году учреждена была въ Тифлисѣ подъ предсѣдательствомъ экзарха грузино-имеретинская сѵнодальная контора. Первымъ экзархомъ былъ назначенъ въ 1811 г. архіепископъ Варлаамъ (князь Эристовъ). Въ 1817 г. его замѣнилъ владыка Ѳеофилактъ (Русановъ), род. въ 1765 г., окончившій главную александроневскую семинарію, по принятіи монашества законоучительствовавшій въ греческомъ кадетскомъ корпусѣ въ Петербургѣ, тогда уже выдѣлившійся въ качествѣ выдающагося «ученаго проповѣдника»; въ санѣ архимандрита онъ настоятельствовалъ въ Сергіевой пустыни и въ 1799 г. хиротонисанъ въ Гатчинѣ во епископа калужскаго. Митр. Платонъ о немъ отзывался: «человѣкъ молодой и не по сану отважный». Онъ до конца дней своихъ отличался рѣшительностью, твердой волею и рѣдкой энергіей. Въ 1806 г. владыка Ѳеофилактъ вызванъ былъ къ присутствованію въ Сѵнодѣ, гдѣ принималъ дѣятельное участіе въ разработкѣ духовно-училищной реформы. Въ 1808 г. онъ назначенъ былъ членомъ Сѵнода и возведенъ во архіепископа, въ 1809 г. переведенъ въ Рязань, оставаясь въ столицѣ. Пользуясь довѣріемъ кн. Голицына и Сперанскаго, архіеп. Ѳеофилактъ имѣлъ большое значеніе въ духовныхъ кругахъ. Послѣ окончанія Отечественной войны онъ съ успѣхомъ возстановилъ церковное благоустройство въ разоренныхъ епархіяхъ. Въ 1814 г. онъ отпущенъ въ свою епархію, черезъ три года назна/с. 778/ченъ экзархомъ. Снова проявлена была имъ кипучая дѣятельность, при чемъ ему приходилось бороться съ мѣстными условіями и традиціями. Въ 1818 г. по его представленію преобразовано было церковное устройство Грузіи. Вводились имъ русскіе церковные порядки, открыта семинарія въ Тифлисѣ и приходскія училища въ нѣсколькихъ городахъ. Въ 1819 г. онъ получилъ санъ митрополита. Реформы, имъ вводимыя, вызвали большое неудовольствіе. Владыка Ѳеофилактъ скончался 19 іюля 1820 г., при обозрѣніи епархіи, въ бодбійскомъ сигнахскомъ мон. Изъ преемниковъ его наиболѣе извѣстны: замѣстившій его мит. Іона (Васильевскій), владыки: Евгеній (Баженовъ или Бажановъ), митр. Исидоръ (Никольскій), Евсевій (Ильинскій). Экзархъ, управлявшій карталинской и кахетинской епархіей, имѣлъ викарныхъ епископовъ горійскаго и алавердскаго. Существовали еще епархіи экзархата имеретинская, гурійско-мингрельская и сухумская.



Православное миссіонерское общество. Въ 1865 г. всѣ русскія миссіи, дѣйствовавшія доселѣ разрозненно, получили удобное объединительное средоточіе во вновь открытомъ въ Петербургѣ миссіонерскомъ обществѣ. Оно состояло подъ Высочайшимъ покровительствомъ благочестивой супруги императора Александра II, имп. Маріи Александровны. По ея почину предсѣдателемъ общества сталъ митр. Иннокентій московскій. Въ 1869 г. утвержденъ былъ новый уставъ общества, по которому оно было подчинено Св. Сѵноду и ограничено въ своей дѣятельности содѣйствіемъ матеріальному благосостоянію отдѣльныхъ миссій безъ вмѣшательства въ управленіе ими въ другихъ отношеніяхъ, касающихся порядка церковнаго, учебнаго, административнаго и того, что поручено вѣдѣнію епархіальныхъ архіереевъ. Для ближайшаго мѣстнаго попеченія о миссіяхъ заведены были епархіальные комитеты общества подъ предсѣдательствомъ мѣстныхъ архіереевъ. Съ учрежденіемъ общества, благодаря его пособіямъ, оживили и расширили свою дѣятельность всѣ миссіи. (Знаменскій).



Миссіонерскіе съѣзды. Для разработки вопросовъ о проповѣди среди людей и народовъ, непросвѣщенныхъ свѣтомъ истинной христіанской вѣры или уклонившихся въ ереси и расколы, устраивались Всероссійскіе Миссіонерскіе съѣзды. Послѣдній — четвертый — съѣздъ состоялся въ іюлѣ 1908 г. въ Кіевѣ. Предсѣдателемъ его былъ митрополитъ кіевскій Флавіанъ, замѣстителемъ его и главнымъ руководителемъ работъ архіепископъ волынскій Анто/с. 779/ній. Изъ видныхъ миссіонеровъ на немъ присутствовали прот. Іоаннъ Восторговъ и И. Е. Айвазовъ. Въ особой комиссіи заслушаны были доклады о противодѣйствіи магометанству и язычеству (ламаитамъ). Съѣздъ высказалъ пожеланіе о созывѣ по этимъ вопросамъ въ ближайшемъ будущемъ миссіонерскихъ съѣздовъ въ Казани для дѣятелей внѣшней миссіи Европейской Россіи и примыкающихъ къ Уралу сибирскихъ епархій и въ Иркутскѣ для дѣятелей миссіи внѣшней и внутренней въ Сибири, изъ Японіи и Кореи. Оба съѣзда состоялись лѣтомъ 1910 г.

Примѣчанія:
[1] Оштолъ — кривая, къ концу окованная палка, шестикъ, съ побрякушками наверху; ею погоняютъ собакъ къ ѣздѣ, правятъ ими и останавливаютъ или тормозятъ нарту (сани).
[2] Юкола — вяленая, провѣсная и немного квашенная рунная рыба, сигъ, лосось, кета, горбуша; юколой кормятся люди и собаки (Даль).

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 760-779.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.