Церковный календарь
Новости


2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 18-я (1939)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 17-я (1939)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобнаго Нифонта (1967)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Тита пресвитера (1967)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Боже, милостивъ буди намъ, грѣшнымъ" (1975)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Слова и рѣчи. Томъ II. (1961-1968). Вступленіе (1975)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 4-я (1991)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 3-я (1991)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
ИСТОРІЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ.

Часть шестая.
Расцвѣтъ церковной жизни.

Прославленіе святыхъ. Новые праздники. Храмы. Иконопись.

Въ царствованіе имп. Александра I послѣдовало 9 февр. 1805 года торжественное открытіе мощей Святителя Иннокентія, перваго епископа Иркутскаго, преставившагося 27 ноября 1731 г. Празднованіе ему было установлено 26 ноября, т. к. 27 ноября празднуется память иконы Знаменія Божіей Матери. 7 іюня 1840 г. Высочайше разрѣшено включить въ число табельныхъ дней для Иркутска 26 ноября; 24 октября 1902 г. Высочайше соизволено установленіе въ Иркутскѣ 9 февр. наряду съ церковнымъ и гражданскаго праздника. Въ царствованіе имп. Николая I 6 авг. 1832 г. торжественно открыты были мощи Святителя Митрофана, перваго епископа Воронежскаго, преставившагося 23 ноября 1703 г. Память его празднуется 23 ноября и 7 августа (перенесено на этотъ день по случаю праздника Преображенія Господня). Черезъ сорокъ дней послѣ прославленія Святителя имп. Николай Павловичъ прибылъ въ Воронежъ для поклоненія мощамъ ново/с. 853/явленнаго Угодника Божія. Въ 1826 г., по Высочайшему повелѣнію, открыты для поклоненія мощи Мучч. литовскихъ Антонія, Іоанна и Евстаѳія, принявшихъ мученическій вѣнецъ въ 1347 г., прославленныя свят. митр. Алексіемъ въ 1364 г., почивавшія въ Св.-Духовскомъ виленскомъ мон. и празднуемыя 14 апрѣля. Въ 1851 г. митр. Іосифомъ Сѣмашко освящена была церковь во имя свв. мучениковъ на мѣстѣ пещеры, въ которой пребывали ихъ мощи. Въ царствованіе имп. Александра II состоялось 13 авг. 1861 г. открытіе мощей, причтеннаго тогда къ лику святыхъ, Святителя Тихона, епископа Воронежскаго, Задонскаго чудотворца, преставившагося 13 авг. 1783 г. Въ 1866 г. установлено было празднованіе памяти Свв. угодникамъ Волынскимъ, которое совершалось 2 мая въ воспоминаніе чудеснаго спасенія имп. Александра II въ Парижѣ, когда въ него стрѣлялъ полякъ Березовскій. Послѣ кончины царя празднованіе въ 1881 г. было перенесено на 10 окт., — день возвращенія Православію Почаевской Лавры въ 1831 г. Въ 1875 г. Святитель митрополитъ Филиппъ былъ присоединенъ къ Святителямъ Петру, Алексію и Іонѣ, праздновавшимся въ Москвѣ 5 октября. Вмѣстѣ съ тѣмъ было предписано въ этотъ день праздновать память четырехъ Святителей не только въ Москвѣ, но и повсюду.

Въ царствованіе имп. Николая II состоялись прославленія: въ 1896 г. — 9 сент. Святителя Ѳеодосія Углицкаго, архіепископа Черниговскаго († 1696); въ 1897 г. — 8 янв. Свмуч. Исидора, пресвитера Юрьевскаго и иже съ нимъ 8 янв. 1472 г. латинянами въ рѣкѣ Омовжѣ утопленныхъ; въ 1903 г. — 19 іюля Преп. Серафима Саровскаго († 1833 г.); въ 1911 г. — 4 сент. Святителя Іоасафа, епископа Бѣлгородскаго († 1754 г.); въ 1913 г. — 12 мая Святителя Ермогена, патріарха Московскаго и всея Россіи († 1612 г.); въ 1914 г. — 28 іюля Святителя Питирима, епископа Тамбовскаго († 1698 г.); въ 1916 г. — 10 іюня Святителя Іоанна, митрополита Тобольскаго († 1715 г.). Въ 1909 г. — состоялось торжественное перенесеніе изъ Кіево-Печерской Лавры въ Полоцкъ мощей Преп. Евфросиніи, княжны Полоцкой († 1173 г.) и 12 іюня возстановленіе празднованія Св. княгини Анны Кашинской († 1337 г.). Въ началѣ XX в., при епископѣ волынскомъ Антоніи, было установлено празднованіе Преп. Іова и 6 мая.

Имп. Николай, способствовавшій прославленію Пр. Серафима и Святителя Іоанна Тобольскаго, присутствовалъ съ Царской Семьей въ Саровѣ на торжествѣ прославленія Угодника Божія. Вскорѣ послѣ открытія мощей Свят. Іоасафа Бѣлгородскаго Царь прибылъ поклониться его св. мощамъ. Въ 1911 г. Государь посѣ/с. 854/тилъ Черниговъ для поклоненія мощамъ Свят. Ѳеодосія.

Послѣ Отечественной войны 1812 г. было установлено совершать 25 декабря, послѣ литургіи, благодарственное моленіе въ воспоминаніе избавленія Церкви и Державы Россійскія отъ нашествія Галловъ и съ ними двадесяти языки.



Въ XIX вѣкѣ столицы украсились величественными храмами. Въ день памяти пр. Исаакія Далматскаго игумена, преставившагося въ 383 г., родился 30 мая 1672 г. основатель новой столицы, имп. Петръ I Великій. Впервые Исаакіевскій соборъ былъ заложенъ въ 1768 г. и постройка его начата была по плану архитектора итальянца Ринальди. Работы прервались съ кончиной въ 1796 г. имп. Екатерины II Великой. Перемѣны въ планы вносились императорами Павломъ I и Александромъ I. Послѣднимъ въ 1817 г. утвержденъ былъ планъ перестройки храма, составленный французомъ Монфераномъ, измѣненный потомъ имп. Николаемъ I. Соборъ былъ оконченъ въ 1858 г. въ царствованіе имп. Александра II. Соборъ представлялъ собою форму креста; высота, со крестомъ 42 сажени. Снаружи и внутри храмъ облицованъ дорогими сортами финляндскаго и итальянскаго мрамора. Фронтоны на 4 портикахъ поддерживаютъ 48 монолитныхъ гранитныхъ колоннъ, высотой въ 56 футовъ и вѣсомъ до 7000 пудовъ. Въ соборѣ два придѣла — св. вел. кн. Александра Невскаго и великом. Екатерины.

Какъ отмѣчалось выше (стр. 719), имп. Павелъ въ ноябрѣ 1800 г. задумалъ сооруженіе въ С.-Петербургѣ Казанскаго собора, главное руководство чѣмъ возложено было на гр. А. С. Строганова. Послѣдній поручилъ эту крупную и отвѣтственную работу своему любимцу, выдвинутому имъ А. Н. Воронихину (1760-1814), на котораго, его крѣпостного въ одномъ изъ пермскихъ имѣній, онъ обратилъ вниманіе еще въ юные годы; 17-лѣтнимъ онъ былъ отправленъ имъ въ Москву обучаться живописи. Тамъ имъ заинтересовались свѣтила тогдашней архитектуры Баженовъ и Казаковъ. Воронихинъ расширилъ свои знанія въ Петербургѣ. Строгановъ послалъ его потомъ со своимъ сыномъ «въ полуденныя страны» Россіи и въ «чужіе края». Оттуда вернулся онъ образованнымъ и знающимъ архитекторомъ, былъ впослѣдствіи профессоромъ архитектуры въ Академіи Художествъ.

27 авг. 1801 г. имп. Александромъ I былъ положенъ первый камень при закладкѣ храма; 15 сент. 1811 г., въ присутствіи государя, состоялось освященіе величественнаго собора. «Это со/с. 855/оруженіе», пишетъ Игорь Грабарь, «грандіозное по замыслу и великолѣпное по исполненію, является однимъ изъ самыхъ замѣчательныхъ и самыхъ оригинальныхъ въ Европѣ. Принято считать, что Казанскій соборъ есть ничто иное, какъ неудачный сколокъ съ собора св. Петра въ Римѣ. Это мнѣніе существуетъ издавна... Конечно Казанскій соборъ не есть копія со св. Петра. Не говоря уже о томъ, что стиль другой, планъ самого собора, какъ и колоннады совершенно иной. Колоннада Бернини представляетъ изъ себя случайное дополненіе къ собору, съ фасадомъ иного совершенно характера. Здѣсь же колоннада и соборъ составляютъ одно неразрывное цѣлое, органически связанное: — это одно тѣло... Въ настоящее время соборъ имѣетъ 56 гранитныхъ колоннъ съ бронзовыми капителями внутри и 144 изъ пудожскаго камня снаружи, и тѣ и другія коринѳскаго ордера: внутри гладкія, снаружи — съ капелюрами... Внутри соборъ представляетъ собою два перекрещивающихся корабля, образуемыхъ двумя рядами парныхъ колоннъ, перекрытыхъ коробковыми сводами, которые пышно украшены богатыми кессонами. Простота и серіозность композиціи, строгая выисканность пропорцій придаютъ храму торжественный видъ. Въ общемъ композиція собора — строгая, но не сухая классика Екатерининскихъ временъ. Оставаясь серіознымъ и торжественнымъ, Воронихинъ умѣетъ внести какое то нѣжное очарованіе, какую то поэзію и теплоту. Его соборъ не только поражаетъ, но и привлекаетъ, соединяя силу съ нѣжностью...» (Исторія Русскаго искусства. Исторія Архитектуры. т. III). Иконостасъ сдѣланъ въ 1834 г. К. Тономъ. Онъ весь былъ покрытъ серебромъ и представляетъ «усердное приношеніе Донскаго войска». Донскіе казаки отбили 40 пудовъ серебра у французовъ, заключавшагося большею частью въ церковной утвари, награбленной непріятелемъ изъ русскихъ храмовъ. Серебро это было препровождено кн. М. И. Голенищевымъ-Кутузовымъ владыкѣ Амвросію, митр. новгородскому и с.-петербургскому, при письмѣ отъ 23 дек. 1812 г. для Казанскаго собора. Изъ прежней церкви въ главномъ иконостасѣ стояли два образа: чудотворный Казанской Божіей Матери и Спасителя.

Къ тому времени относятся сооруженіе А. Д. Захаровымъ (1761-1811), талантливымъ творцомъ С.-Петербургскаго адмиралтейства, Андреевскаго собора въ Кронштадтѣ (1806-11, освященъ въ 1817 г.), А. Н. Мельниковымъ единовѣрческой Никольской церкви на Николаевской ул. въ С.-Петербургѣ (1820-27) и В. В. Стасовымъ (1769-1848) въ С.-Петербургѣ Преображенскаго собора (1826-28) и Троицкаго собора въ Измайловскомъ полку (1827-38).

/с. 856/ Имп. Александръ I, при вторженіи полчищъ Наполеона въ Россію, далъ обѣтъ воздвигнуть въ Москвѣ храмъ во имя Христа Спасителя. Указъ о сооруженіи храма послѣдовалъ въ Вильнѣ 25 дек. 1812 г., когда государемъ было получено донесеніе объ оставленіи Русскихъ предѣловъ послѣдними частями разбитой французской арміи. Принося благодареніе Господу за спасеніе отчизны, царь желалъ и увѣковѣчить въ памяти потомства эту достопамятную тяжелую войну. Изъ всѣхъ конкурсныхъ проектовъ государемъ утвержденъ былъ планъ архитектора-художника масона А. Л. Витберга, полный мистическихъ сѵмволовъ. Но выяснилось, что песчаный грунтъ Воробьевыхъ горъ, гдѣ предполагалось построеніе храма, не выдержитъ давленія громадной постройки. Возведеніе ея пріостановилось. Имп. Николаю I, конечно, идейно чуждъ былъ планъ Витберга. Онъ велѣлъ представить ему планъ болѣе исполнимый. Храмъ, по образцу византійскихъ храмовъ, отличаясь величиной, правильностью, легкостью и красотой своихъ частей, былъ бы лучшимъ памятникомъ Отечественной войны. 10 апр. 1832 г. имъ былъ утвержденъ проектъ архитектора К. А. Тона. Императоръ выбралъ и мѣсто на берегу р. Москвы, гдѣ находился Алексѣевскій женскій монастырь, перенесенный въ Красное село, близъ Сокольничьей рощи. 10 сент. 1839 г., въ присутствіи государя, совершена была закладка храма. Черезъ 20 лѣтъ храмъ былъ готовъ во внѣ. Въ 1860 г. началась работа по росписи и украшенію внутренности храма. 26 мая 1883 г., въ присутствіи имп. Александра III, совершено было освященіе храма.

Основаніе его представляетъ равноконечный крестъ, въ углахъ котораго находятся четыре выступа (порталы). Высота до оконечности креста — 48½ саженей. Вмѣстѣ съ крыльцами храмъ занималъ пространство въ 1500 кв. саж., внутренность его 876½ саж. Вмѣщалъ онъ 10.000 молящихся. Внутренность храма дѣлилась на три части: корридоръ, хоры и собственно храмъ. Корридоръ, шириной въ 6 арш., предназначенъ былъ, по образцу древне-русскихъ храмовъ, для крестныхъ ходовъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онъ служилъ самымъ нагляднымъ памятникомъ событій Отечественной войны. Тамъ на мраморныхъ доскахъ помѣщены Высочайшіе манифесты, связанные съ войной, и описаны событія войны. При этомъ надъ описаніемъ сраженій находилась икона святого того дня. Верхнюю часть корридора составляли хоры съ двумя придѣлами во имя св. Николая и св. вел. кн. Александра Невскаго. Главный иконостасъ храма представлялъ собою восьмигранную часовню, сдѣланную изъ бѣлаго мрамора, съ орнаментами и инкрустаціей изъ различныхъ породъ мрамора, увѣнчанную брон/с. 857/зовымъ вызолоченнымъ шатромъ, кверху суживающимся, и состоящую изъ четырехъ ярусовъ, предназначенныхъ для помѣщенія иконъ. При исполненіи иконописи въ храмѣ, имп. Николай выразилъ желаніе, чтобы она напоминала о всѣхъ милостяхъ Господнихъ, ниспосланныхъ, по молитвамъ праведниковъ, на Русское царство въ теченіе девяти вѣковъ. Храмъ увѣнчанъ 5 главами, изъ которыхъ средняя была значительно болѣе прочихъ. Этотъ замѣчательный соборъ былъ разрушенъ большевиками. Матеріалъ его они обратили для устройства городской подземной дороги въ Москвѣ.

Въ Кіевѣ возстановлена была древняя Десятинная церковь во имя Рождества Божіей Матери, разрушенная татарами въ 1240 году. Остался одинъ юго-западный уголъ, къ которому въ 1635 г. митр. Петръ Могила пристроилъ стѣны и поставилъ въ храмъ древній образъ Свят. Николая, отчего церковь съ тѣхъ поръ и получила въ народѣ именованіе Десятиннаго Николая. Черезъ сто лѣтъ храмъ, пришедшій въ ветхость, былъ возобновленъ старицей Флоровскаго мон. Нектаріей, въ міру кн. Наталіей Борисовной Долгорукой, ранѣе упоминавшейся (стр. 635). Затѣмъ и сія церковь обратилась въ развалины. При митр. Евгеніи на этомъ мѣстѣ производились раскопки, которыми особенно занялся археологъ-любитель, отставной гвардіи поручикъ Александръ Анненковъ. Онъ обязался на семъ мѣстѣ выстроить храмъ во имя св. кн. Владиміра и свят. Николая. Черезъ 14 лѣтъ митр. Филаретъ 19 іюля 1842 г. освятилъ новый храмъ. Изъ древностей прежняго храма въ немъ сохранилась икона свят. Николая, привезенная, по преданію, Крестителемъ Руси изъ Корсуни и икона Божіей Матери, спасенная изъ церкви при разграбленіи ея татарами.

Въ 1896 г. въ Кіевѣ освященъ былъ, долго строившійся, Владимірскій соборъ, богатый произведеніями современныхъ художниковъ, но далекій отъ древней русской иконописи. Въ 1891 г. освященъ былъ соборъ Владимірскій въ Херсонесѣ на мѣстѣ крещенія Равноапостольнаго князя. Также сооружены были соборы: въ 1877 г. въ Варшавѣ, позднѣе тамъ же — Александро-Невскій, разрушенный поляками, въ Вяткѣ — постройки Витберга, въ Орлѣ (1794-1841), въ Ригѣ (1877-1891), Самарѣ, Томскѣ и многіе др. Возстановленъ былъ соборъ въ Вильнѣ.

Значительныя вспоможенія на дѣло возстановленія и строенія церквей были отпускаемы правительствомъ и Сѵнодомъ послѣ нашествія французовъ въ 1812 г. Затѣмъ по возсоединеніи уніи правительство щедро помогало храмамъ Западнаго края, пришедшимъ въ самое жалкое состояніе. Крупныя суммы отпуска/с. 858/лись правительствомъ особенно въ 1860-хъ г.г. на возстановленіе въ Западномъ краѣ церквей и на построеніе новыхъ. Благодаря патріотическому одушевленію русскаго общества, въ связи съ польскимъ возстаніемъ, возмутившимъ всю Россію, храмы эти въ изобиліи снабжались денежными и вещевыми пожертвованіями. Такое же усиленное движеніе въ отношеніи созданія храмовъ возникло въ 1840-хъ г.г. въ Остзейскомъ краѣ. Усилилось оно еще больше въ царствованія императоровъ Александра III и Николая II. Вмѣстѣ съ разными обществами и частными лицами, трогательное и назидательное участіе въ этомъ христіанскомъ подвигѣ принимали Государи и члены Царствующаго Дома. Въ 1859 г. въ Петербургѣ организовалось особое «Общество вспоможенія бѣднѣйшимъ церквамъ и монастырямъ» подъ покровительствомъ императрицы Маріи Александровны, супруги имп. Александра II.

Съ 1864 г. важное участіе въ устроеніи благосостоянія церквей получили возникавшія въ разныхъ мѣстахъ церковно-приходскія попечительства, которыя, вмѣстѣ съ многочисленными церковными братствами, вездѣ способствовали подъему и оживленію приходской жизни во всѣхъ ея проявленіяхъ. Храмы, иконы, часовни сооружались въ память проявленія милости Божіей къ отечеству. Такими событіями были освобожденіе крестьянъ въ 1861 г., спасенія отъ покушеній на жизнь имп. Александра II, чудесное спасеніе имп. Александра III и его Семьи во время страшнаго крушенія царскаго поѣзда 17 окт. 1888 г. около ст. Борки Харьковской губ. Въ самихъ Боркахъ былъ въ 90-хъ годахъ сооруженъ храмъ во имя Христа Спасителя преславнаго Преображенія; у мѣста же крушенія Спасовъ Святогорскій скитъ. 31 іюля 1911 г. освященъ былъ въ Петербургѣ «Храмъ Спаса на крови», созданный въ память моряковъ, погибшихъ въ войну съ Японіей въ 1904-05 годахъ. Первымъ настоятелемъ его былъ о. Михаилъ Прудниковъ, ранѣе капитанъ 1 ранга.

Все болѣе созидались домовыя церкви въ учебныхъ заведеніяхъ, благотворительныхъ учрежденіяхъ, тюрьмахъ.

Въ царствованіе имп. Николая I для постройки церквей въ С.-Петербургѣ былъ выработанъ, особо цѣнимымъ государемъ, академикомъ архитекторомъ К. А. Тономъ (1794-1881), однообразный стиль, получившій названіе «тоновскаго». Образцами такового могли служить церкви Благовѣщенская Л.-Гв. Коннаго и Введенская Л.-Гв. Семеновскаго полковъ, уничтоженныя коммунистическою властью.

Авторъ отзыва о Тонѣ въ «Энцикл. Словарѣ» Брокгауза и Ефрона, указывая на недостатки его произведеній, пишетъ: «При /с. 859/ всемъ томъ, Тону принадлежитъ та заслуга, что онъ первый отвернулся отъ слѣпого подражанія западно-европ. образцамъ и указалъ русскимъ архитекторамъ на богатый источникъ вдохновенія, кроющійся въ памятникахъ ихъ родной страны».

Въ послѣднія десятилѣтія XIX в. возродились храмы «шатроваго» вида. Таковыми были въ С.-Петербургѣ храмъ Воскресенія на крови, сооруженный на мѣстѣ, гдѣ 1 марта 1881 г. имп. Александръ II былъ смертельно раненъ бомбой, брошенной злодѣемъ, и Троицкій храмъ «Общества распространенія религіозно-нравственнаго просвѣщенія въ духѣ православной церкви». (Свящ. Н. Р. Антоновъ. «Храмъ Божій и церковныя службы». СПБ. 1912).

Архіепископъ Антоній (Храповицкій) придавалъ большое значеніе церковному зодчеству. Онъ писалъ, что въ немъ начали возвращаться къ церковному стилю со времени царствованія имп. Александра III. «Посмотрите на Петербургскіе храмы, выстроенные за послѣдніе тридцать лѣтъ: вы найдете здѣсь и стиль эпохи Алексѣя Михайловича — поднятую центральную часть церкви съ пятью главками, и стиль, особенно излюбленный въ XVI и началѣ XVII в. — пять толстыхъ куполовъ на прямоугольномъ ящикѣ съ тремя апсидами и подражаніе геніальному храму Василія Блаженнаго и стиль Нарышкинскій; таковы церкви: 1) Покрова на Боровой, Скорбящей на Стеклянномъ заводѣ, Троицы на Стремянной, 2) Ново-Аѳонское подворье, 3) Воскресеніе на крови и отчасти Андреевское подворье на Пескахъ, 4) новая церковь на Смоленскомъ кладбищѣ. У насъ на Волыни въ г. Овручѣ возстановленъ изъ развалинъ, но еще не отдѣланъ, храмъ XII в. св. Василія Великаго, въ точномъ подобіи своей первоначальной постройки; затѣмъ строится въ Почаевской Лаврѣ теплый Троицкій (начала XV в.), но вчетверо обширнѣе своего оригинала» (Полн. Собр. сочиненій. т. III). Послѣдній храмъ — подражаніе Троицкому собору Троицко-Сергіевой лавры.

Храмъ во имя Свят. Василія Великаго былъ освященъ архіеп. Антоніемъ 3 сент. 1911 г. въ присутствіи имп. Николая II, прибывшаго въ Овручъ изъ Кіева. Троицкій соборъ въ Почаевской лаврѣ былъ освященъ архіеп. Антоніемъ 9 янв. 1912 г. въ присутствіи представителя Государя, кіевскаго, подольскаго и волынскаго ген.-губернатора ген.-ад. Ѳ. Ѳ. Трепова. Сооруженъ онъ по проекту академика Щусьева.

Архіеп. Антоній, въ словѣ своемъ къ имп. Николаю II передъ освященіемъ собора въ Овручѣ, проникновенно говоря о древнемъ русскомъ искусствѣ, подчеркнулъ слѣдующее: «Къ сожалѣнію, только въ послѣдніе годы русской жизни лучшіе представители /с. 860/ искусства обратились къ воспроизведенію въ немъ благоговѣйно умиленныхъ пріемовъ древне-русскаго зодчества и живописи. И это новое дѣло своимъ распространеніемъ обязано Твоему, Государь, державному участію, точнѣе — Твоему благословенному начинанію...».

Наиболѣе яркое выявленіе сего начинанія представляетъ Ѳеодоровскій Государевъ Соборъ въ Царскомъ Селѣ, воздвигнутый волею Царя. Сначала сооруженъ былъ въ 1909 г. временный храмъ во имя пр. Серафима Саровскаго для Собственныхъ Его Величества конвоя и Своднаго пѣхотнаго полка, образованнаго въ 1881 г. Для украшенія внутренности церкви иконами и утварью велѣно было обратиться къ образцамъ русскаго благолѣпія XVII в. Исполнителемъ сего заданія былъ архитекторъ В. А. Покровскій. Весьма многимъ храмъ обязанъ своимъ внутреннимъ устройствомъ знатоку и любителю русской старины, члену Государственнаго Совѣта, князю Алексѣю Александровичу Ширинскому-Шихматову, быв. оберъ-прокурору Свят. Сѵнода.

Одновременно съ временной церковью шло сооруженіе и постояннаго храма во имя Ѳеодоровской иконы Божіей Матери, передъ которой въ Костромѣ юный Михаилъ Романовъ изъявилъ 14 марта 1613 г. согласіе на царствованіе. Для постройки собора было выбрано государемъ мѣсто на полянѣ, прилегающей къ парку, вблизи Александровскаго дворца. Строитель собора В. А. Покровскій (первоначальные чертежи дѣлалъ проф. А. Н. Померанцевъ) взялъ за ближайшій образецъ его московскій Благовѣщенскій соборъ, сооруженный въ концѣ XV в., позднѣе бывшій домовой церковью первыхъ царей изъ Дома Романовыхъ. Ихъ Императорскія Величества, предоставивъ крупныя средства на построеніе храма, съ исключительнымъ интересомъ слѣдили все время за производившимися работами. Соборъ былъ освященъ 20 авг. 1912 г. Онъ имѣлъ придѣлъ во имя свят. Алексія митрополита московскаго и нижній храмъ во имя преп. Серафима. Послѣдній создался изъ перенесенной временной церкви. Сей храмъ освященъ былъ 27 ноября 1912 г. Надъ устройствомъ и оборудованіемъ нижняго — пещернаго — храма особенно потрудился помощникъ строителя собора, архитекторъ В. Н. Максимовъ, работавшій подъ ближайшимъ руководствомъ кн. А. А. Ширинскаго-Шихматова. Въ верхнемъ храмѣ иконы и утварь были новыя, изготовленныя по древнимъ подлинникамъ, пещерный же храмъ заключалъ въ себѣ собраніе подлинныхъ святыхъ предметовъ старины.

Приводимъ слѣдующія строки изъ высокохудожественной книги «Ѳеодоровскій Государевъ Соборъ», напечатанной «съ /с. 861/ соизволенія Его Императорскаго Величества Государя Императора Николая Александровича»: «Въ пещерномъ храмѣ всюду напоминаніе о Преподобномъ. Здѣсь ковчегъ съ частицами его мощей, переданныхъ архіепископомъ Серафимомъ, который, освящая пещерный храмъ, принесъ ему въ жертву это драгоцѣнное свое сокровище [1]. На престолѣ храма дарохранительница, изображающая сѣнь надъ ракою съ мощами Серафима — это жертва Саровской обители. Съ лѣвой стороны отъ входа сіяетъ дивный ликъ Угодника Божія — работа и приношеніе иконописца Гурьянова; справа икона Божіей Матери «Умиленіе», снимокъ съ чудотворной иконы, которая находилась въ келліи у Преподобнаго; рядомъ икона «Знаменія» Божіей Матери Понетаевской — святыня Серафимо-Понетаевскаго женскаго монастыря, также живущаго духовною благодатію Саровскаго старца. Моленная Ея Величества тоже живо напоминаетъ Преподобнаго. Здѣсь въ углубленіи сѣверной стѣны образъ Серафима во время молитвы на камнѣ и икона «Знаменія» Божіей Матери Понетаевской, предъ которою онъ почилъ; частицы дерева отъ келліи Преподобнаго, сосудъ съ водою изъ его колодца, масло отъ лампады, изображеніе Святого, кормящаго медвѣдя, сдѣланное на доскѣ отъ келліи Святаго, и другія изображенія изъ житія Саровскаго старца. И въ общемъ убранствѣ пещернаго храма есть черта, близко связывающая его съ обликомъ Святаго, памяти котораго посвященъ его престолъ. Преподобный Серафимъ, будучи многоцѣннымъ сосудомъ Божіей благодати и сіяя великими добродѣтелями, хранилъ образъ глубокаго смиренія; и въ семъ храмѣ рѣдчайшія иконы и драгоцѣнныя ткани соединены въ общую картину простоты и скромности. Только знающій человѣкъ можетъ видѣть цѣнность собраннаго, а во внѣшности его нѣтъ ничего, что бросалось бы въ глаза, поражало бы взоръ. Храмъ этотъ не подавляетъ величіемъ, не ослѣпляетъ блескомъ, онъ умиляетъ и располагаетъ къ тихой молитвѣ...».

Усердіемъ кн. А. А. Ширинскаго-Шихматова, состоявшаго товарищемъ предсѣдателя Императорскаго Палестинскаго Общества, воздвигнутъ былъ, незадолго до революціи, въ древнемъ русскомъ стилѣ Николо-Александровскій храмъ общества въ Петроградѣ (на Пескахъ) и строилась въ томъ же стилѣ Николаевская цер/с. 862/ковь въ Бари (Италія), со страннопріимнымъ домомъ. По Высочайшему повелѣнію на кн. Ширинскаго-Шихматова было возложено руководство ремонтомъ и реставраціонными работами въ московскомъ Успенскомъ соборѣ.

Въ XIX и XX вв. въ европейскихъ государствахъ сооружены были слѣдующіе русскіе храмы: въ Веймарѣ (1804), Римѣ (съ 1823), Потсдамѣ (1829), Аѳинахъ (1855), Висбаденѣ (1855), Ниццѣ (1859), Парижѣ (1861), Карлсруэ (1865), Женевѣ (1866), По (1867), Прагѣ (1874), Дрезденѣ (1874), Брюсселѣ (1876), Веве (1878), на шипкинскихъ высотахъ въ Болгаріи (1879), Баденъ-Баденѣ (1882), Копенгагенѣ (1883), Франценсбаденѣ (1889), Тегелѣ-Берлинѣ (1892), Ментонѣ (1892), Біаррицѣ (1892), Каннахъ (1894), Штуттгартѣ (1895), Карлсбадѣ (1897), Меранѣ (1897), Вѣнѣ (1899), Гомбургѣ (1899), Дармштадтѣ (1899), Софіи (въ нач. XX в.), Гамбургѣ (1901), Киссингенѣ (1901), Герберсдорфѣ въ Силезіи (1901), Флоренціи (1902-03), Маріенбадѣ (1902), Бадъ Наугеймѣ (1905), Бухарестѣ (1909), Ниццѣ, во имя свят. Николая и св. муч. Александры (1912), Лейпцигѣ во имя святителя Алексія въ память русскихъ воиновъ, погибшихъ въ 1813 г. въ лейпцигской битвѣ народовъ (1913).

Согласно всеподданнѣйшему отчету оберъ-прокурора Свят. Сѵнода, къ 1908 г. въ Россіи имѣлось: церквей 51.413, въ томъ числѣ 735 соборныхъ, 1765 монастырскихъ, 38.588 приходскихъ и ружныхъ, 2.173 домовыхъ и при учебныхъ заведеніяхъ, 415 единовѣрческихъ, 5280 приписныхъ и упраздненныхъ и 2457 кладбищенскихъ.



Кустарный иконописный промыселъ издавна существовалъ въ Владиміро-Суздальской области, достигши особаго развитія въ XVI-XVII вв. Въ теченіе XVIII в. иконописное ремесло сокращается и сосредоточивается въ трехъ большихъ селахъ Вязниковскаго у. Владимірской губ.: Палехѣ, Мстерѣ и Холуѣ. Съ начала XIX в. иконописаніе тамъ оживаетъ. Интересно, что имъ заинтересовался Гете, въ связи съ чѣмъ произведены были обслѣдованія Н. М. Карамзинымъ и владимірскимъ губернаторомъ Супоневымъ. Къ нему въ Веймаръ посланы были двѣ иконы палехскихъ письменъ работы выдающихся палехскихъ мастеровъ — братьевъ Андрея и Ивана Каурцевыхъ и двѣ холуйскихъ мастеровъ безъ обозначенія именъ.

Въ Холуѣ къ началу XIX в. иконописцевъ было до семисотъ человѣкъ; въ 1899 г. изъ 3.500 жителей села иконописнымъ про/с. 863/мысломъ занято было 452 чел. Сильно развито было тамъ раздѣленіе труда: одни мастера — «грунтовщики» — только подготовляли доски, другіе — «личники» — писали только лики святыхъ, третьи прорисовывали одѣяніе; отдѣльные мастера или мастерицы «убирали» иконы украшеніями изъ фольги и т. д. Благодаря дешевизнѣ и посредству офень милліоны дешевыхъ иконъ расходились по всей Россіи. Высшій уровень холуйскаго мастерства равнялся примѣрно среднему уровню мастерства въ сосѣднемъ Палехѣ. Свойствомъ холуйской манеры письма было усиленіе многоцвѣтности нѣсколько примитивнаго и лубочнаго характера, а также реалистическихъ тенденцій.

Въ Мстерѣ къ концу XIX в. занято было иконописаніемъ 1300 чел. Тамъ иконописный стиль создавался вкусами и потребностями старообрядцевъ. Послѣдніе были и иконописцами-старинщиками, хорошо подновлявшими старыя иконы и писавшими новыя подъ старый стиль. Иконы отличались живописностыо, тонко чувствовался колоритъ. Стиль Мстеры отличается также плоскостностью и ея производными — узорочностью и ковровостью.

Въ Палехѣ изъ 1431 жит. писаніемъ иконъ въ 1894 г. занимались 250 мужчинъ и 120 подростковъ. Ежегодно въ то время дѣлалось до 10.000 иконъ, цѣною отъ одного рубля до 100 и дороже. Палехскій стиль отличался сдержанностью и объединенностью колорита общимъ тономъ, характерною удлиненностью фигуръ, сложной обработкой плавями лицъ, особой «раздѣлкой колерами» одеждъ, наконецъ, сложностью композиціи. Въ концѣ XVIII в. особенно хороши были иконы «акаѳистовъ» Спасителю, Божіей Матери, свят. Николаю. Написанная въ 1813 г. икона «Суббота всѣхъ святыхъ» выявляетъ новый стиль. Икона очень сложная, безъ центральной фигуры, объединяющей все впечатлѣніе, главная композиція организована строго симметрически. Усилилась связь со строгановскимъ ювелирнымъ письмомъ. Колоритъ еще свѣтлѣе и нѣжнѣе. Икона подписана палехскимъ мастеромъ Василіемъ Ивановичемъ Хохловымъ. Въ началѣ XIX в. въ Палехѣ знаменита была хохловская мастерская. Вообще же до половины XIX в. подписанныя иконы очень рѣдки. Палехъ замѣчателенъ фресками своего главнаго Крестовоздвиженскаго храма, выполненными въ 1807 г. А. В. Бакушинскій [2] пишетъ: «Эти фрески — явленіе замѣчательное. Онѣ — послѣдняя великая свѣтопись завершающая циклъ развитія древнерусской религіозной живописной /с. 864/ традиціи... Фрески Палеха — яркій и единственный по своей цѣльности и высокому качеству образецъ живописнаго фундаментальнаго стиля, въ которомъ сохранилась полная преемственность его отъ формы древне-русской традиціи и вмѣстѣ съ тѣмъ появилась органическая связь съ формами новаго русскаго искусства конца XVIII и начала XIX вѣка — формами классически-ампирными». Стѣнопись возобновлена была съ 1902 по 1907 г. стараніями мѣстнаго иконописца Николая Мих. Софонова. Работали лучшіе мастера по стѣнописи во главѣ съ И. М. Бакановымъ. Во второй половинѣ XIX в. иконописное дѣло всего владимірскаго района, по отзыву Бакушинскаго, переживало стилистическое вырожденіе, утрачивая свою своеобразность. Тамошніе иконописцы все болѣе принимали манеру иконописной петербургской мастерской М. С. Пѣшехонова, на которую многіе изъ нихъ работали. Тамъ же мастерство превращалось въ ремесло. Съ 80-хъ годовъ большое значеніе начало пріобрѣтать предпріятіе Софоновыхъ — палеховцевъ, но имѣвшихъ лавку въ Петербургѣ. Софоновскіе мастера реставрировали фрески въ новгородскомъ Софіевскомъ соборѣ (1898-99 г.г.), въ владимірскомъ Успенскомъ соборѣ, въ костромскомъ Ипатіевскомъ мон. (1911-12 г.г.).

Знаменскій пишетъ: «Въ 1858 г. въ Академіи художествъ положено было учредить для образованія иконописцевъ особый классъ. Около того же времени у насъ началъ вырабатываться особый стиль иконописи по византійскимъ и древнерусскимъ образцамъ съ пріемами живописи и отличающійся бóльшею правильностью рисунка и колорита».

Императоръ Николай II цѣнилъ иконы древняго письма. Государь и имп. Александра Ѳеодоровна дарили другъ другу древнія иконы, пріобрѣтеніе которыхъ обычно поручали большому знатоку церковнаго искусства кн. А. А. Ширинскому-Шихматову. Послѣдній, состоя съ 1894 по 1903 г. прокуроромъ московской сѵнодальной конторы, собиралъ по всей Россіи старыя иконы древняго письма и лично ихъ сортировалъ. Все, имѣвшее научную и художественную цѣнность и хорошо сохранившееся, онъ отдавалъ въ патріаршую ризницу, въ библіотеки патріаршую и сѵнодальнаго училища, или же размѣщалъ въ витринахъ вдоль стѣнъ Мѵроваренной Палаты. Все обветшавшее отдавалось въ починку, реставрировалось и посылалось бѣднымъ церквамъ.

Въ 1901 г. былъ Высочайше учрежденъ Комитетъ попечительства о русской иконописи, подъ предсѣдательствомъ гр. С. Д. Шереметева. Цѣлью его было изысканіе мѣръ къ обезпеченію развитія русской иконописи; сохраненіе въ ней плодотворнаго влія/с. 865/нія художественныхъ образцовъ русской старины и византійской древности; содѣйствіе иконописи въ достиженіи ею художественнаго совершенства. Комитету предоставлялось право открывать иконописныя школы, содѣйствовать устройству при школахъ и внѣ ихъ артелей иконописцевъ; издавать руководства для иконописцевъ; открывать иконныя лавки, организовывать выставки, устраивать музеи и т. д. («Прав. Бог. Энц.»).

Въ 1905 г. Комитетомъ изданъ былъ первый томъ «Лицевого Иконописнаго Подлинника», содержащаго въ себѣ иконографію Спасителя; въ 1909 г. приступлено было къ изданію второго тома, долженствовавшаго состоять изъ снимковъ наиболѣе чтимыхъ чудотворныхъ и древнихъ иконъ Богоматери, въ предѣлахъ Россіи, а равно и на православномъ Востокѣ. Работа эта была поручена извѣстному русскому археологу Н. П. Кондакову, академику, доктору теоріи и исторіи искусствъ. Комитетомъ изданы были и два тома «Иконописнаго Сборника». По ходатайству Комитета Св. Сѵнодъ образовалъ въ 1908 г., подъ предсѣдательствомъ епископа орловскаго Серафима (Чичагова), комиссію по изысканію мѣръ для улучшенія иконописанія. Въ вѣдѣніи Комитета состояли учебныя иконописныя мастерскія въ Мстерѣ, Холуѣ, Палехѣ и въ слободѣ Борисовкѣ, Курской губ. Комитетъ съ 1903 г. началъ борьбу съ машиннымъ производствомъ иконъ, все болѣе расширявшимся. Въ большомъ количествѣ печатались иконы литографіей Фесенко въ Одессѣ. Въ Москвѣ фирма Жако и Бонакеръ стала изготовлять печатныя иконы на жести и бумагѣ. Тяжело отразилось печатное дѣло на иконописцахъ Владимірской губ. Н. П. Кондаковъ представилъ Комитету докладную записку, характеризуя растущее засиліе машины въ производствѣ иконъ. Въ 1909 г. о томъ же писалъ гр. С. Д. Шереметеву художникъ В. М. Васнецовъ. Выступленія Комитета, встрѣтивъ возраженія со стороны министерства финансовъ и въ 1905 г. оберъ-прокурора Свят. Сѵнода кн. А. Д. Оболенскаго, успѣха не имѣли.

Въ 1913 г. въ Москвѣ на Варваркѣ въ т. н. Дѣловомъ Дворѣ устроена была выставка древнихъ иконъ, пріуроченная къ 300-лѣтію Дома Романовыхъ. Одинъ изъ крупнѣйшихъ знатоковъ иконописи, П. П. Муратовъ, писалъ: «Казалось, этотъ интересъ достигъ своего «апогея» весной 1914 года. Вѣдь не было никакихъ сомнѣній, что при религіозности Государя и Государыни и при большомъ ихъ вниманіи къ русской старинѣ, особенно пробужденномъ юбилейнымъ 1913-мъ годомъ, древняя русская религіозная живопись заинтересуетъ ихъ и найдетъ въ нихъ своихъ покровите/с. 866/лей. Отчасти это и случилось, и для украшенія Ѳеодоровскаго собора въ Царскомъ Селѣ уже было пріобрѣтено нѣсколько превосходныхъ древнихъ иконъ, которыя могли бы составить гордость и московскаго собирателя» («Возрожденіе», 9 фев. 1933 г.).

С. С. Ольденбургъ пишетъ: «Организованная въ 1913 г. въ Москвѣ Романовская церковно-археологическая выставка, устроенная въ Чудовомъ монастырѣ, и выставка древне-русскаго искусства Императорскаго Археологическаго Института дали возможность широкимъ русскимъ кругамъ познакомиться съ русскимъ искусствомъ XIV-XVII вѣковъ, которое такъ цѣнилъ Государь. Художественное значеніе русской иконописи впервые получило должную оцѣнку. «Эти выставки (отмѣчалъ кадетскій «Ежегодникъ Рѣчи») — самое крупное событіе въ русской художественной жизни за послѣдніе годы». («Царствованіе Императора Николая II», т. II. Мюнхенъ 1949 г.).

Примѣчанія:
[1] Владыка Серафимъ (Чичаговъ), архіеп. кишиневскій, потомъ тверской, род. въ 1856 г., окончившій пажескій корпусъ, служившій въ гвардейской артиллеріи, участникъ войны 1877-78 г.г., съ 1893 г. священствовалъ, въ 1898 г. принялъ монашество; въ санѣ архимандрита, благочиннаго монастырей владимірской епархіи, участвовалъ въ работахъ къ торжеству прославленія пр. Серафима, составилъ лѣтопись Серафимо-Дивѣевскаго монастыря.
[2] А.  Бакушинскій. «Искусство Палеха». Москва. 1934. Широко использованы его данныя.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Исторія Русской Церкви. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1959. — С. 852-866.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.