Церковный календарь
Новости


2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 11 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Прот. Василій Зѣньковскій († 1962 г.)

Протопресвитеръ Василій Зѣньковскій (1881-1962), русскій философъ, богословъ и религіозный дѣятель, педагогъ и литературовѣдъ (церковная группа митр. Евлогія въ Парижѣ — евлогіанскій расколъ). Родился 4 (17) іюля 1881 года въ г. Проскуровѣ Подольской губ. Окончилъ Кіевскій университетъ, гдѣ изучалъ естественныя науки, психологію, философію. Осенью 1905 г. вмѣстѣ съ профессорами Кіевской духовной академіи сталъ организаторомъ Кіевскаго религіозно-философскаго общества, въ которомъ былъ замѣстителемъ предсѣдателя, а съ 1911 г. предсѣдателемъ. Магистръ философіи Московскаго университета (1915). Профессоръ психологіи Кіевскаго университета (1915-1919). Въ 1918 г. — министръ культуры (и вѣроисповѣданій) въ правительствѣ гетмана Скоропадскаго. Въ 1919 г. эмигрировалъ за границу. Профессоръ философіи Бѣлградскаго университета (1920-1923). Въ 1923 г. принималъ участіе въ работѣ перваго организаціоннаго съѣзда Русскаго студенческаго христіанскаго движенія (РСХД) въ мѣст. Пшеровъ (Чехословакія). Предсѣдатель Бюро РСХД (1923-1962). Директоръ Русскаго педагогическаго института въ Прагѣ (1923-1926). Профессоръ Свято-Сергіевскаго православнаго богословскаго института въ Парижѣ (1926-1962). Преподавалъ исторію философіи, психологію, апологетику и исторію религій. Редакторъ альманаха «Вопросы религіознаго воспитанія и образованія» (Ч. I-III) (Парижъ, 1927-1928) и «Бюллетеня религіозно-педагогическаго кабинета». Рукоположенъ въ 1942 г. Деканъ Богословскаго института (1944-1947, 1949-1962). Протопресвитеръ. Докторъ церковныхъ наукъ (1948). Скончался 23 іюля (5 августа) 1962 г. въ Парижѣ. Похороненъ на кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія прот. Василія Зѣньковскаго

Протопресвитеръ Василій Зѣньковскій († 1962 г.)
Бесѣды съ юношествомъ о вопросахъ пола.

Глава I.

Жизнь пола въ человѣкѣ является самой трудной и неустроенной стороной въ насъ. Нѣкоторые люди всю жизнь свою проводятъ или въ рабствѣ полу или въ напряженной борьбѣ съ нимъ, такъ что нерѣдко возникаетъ мысль, что полъ данъ человѣку въ проклятіе, въ наказаніе. Было бы легкомысленнымъ отрицать всѣ тѣ мучительныя трудности, которыми заполняется наша жизнь благодаря полу; было бы близорукимъ не замѣчать того, какое огромное значеніе въ жизни человѣка принадлежитъ полу. Но было бы еще бóльшей ошибкой презирать полъ или гнушаться имъ, не замѣчать того свѣтлаго и великаго, что рождается изъ глубины пола. Можно сказать, что въ жизни пола передъ нами выступаетъ задача устроенія его; мы должны бороться за то, чтобы создать въ насъ правильную жизнь пола, должны искать ее. Ни отверженіе пола, ни беззаботное слѣдованіе всѣмъ его движеніямъ не даютъ этой правильной жизни, и часто люди жестоко платятся или за свое легкомысліе или за свое презрѣніе въ отношеніи къ полу. Въ внутренней жизни человѣка, въ развитіи въ немъ личности, въ раскрытіи всѣхъ ея даровъ огромное значеніе имѣетъ здоровая и правильная жизнь пола. Вотъ почему такъ важно понимать самого себя именно въ этой сторонѣ и умѣть направлять свою жизнь по правильному пути. Этотъ правильный путь есть съ одной стороны правильная и освященная брачная жизнь, съ другой стороны — чистота и цѣломудріе до брака. Мы убѣдимся въ справедливости этого основного для насъ положенія при анализѣ жизни пола, но особенно убѣдительными оказываются здѣсь ошибки и извращенія, которыя разрушаютъ здоровую жизнь и тѣмъ свидѣтельствуютъ о томъ, что должно соблюдать для сохраненія и расцвѣта личности.

Ни въ одной сферѣ нашей жизни не выступаетъ съ такой силой значеніе и правда свободы, данной человѣку, какъ именно въ этой области. Есть не мало сторонъ въ человѣкѣ, къ которымъ невозможно или ненужно свободное отношеніе, которыя развиваются и живутъ независимо отъ воли человѣка. Въ этихъ сферахъ потребности и желанія обычно являются достаточными регуляторами: таковы въ насъ питаніе, отдыхъ, сонъ и т. д. Я не хочу этимъ сказать, что эти области находятся совершенно внѣ контроля нашего разума, но если взять нормальную культурную обстановку, то обычно уже съ дѣтства мы пріобрѣтаемъ здѣсь рядъ привычекъ, которыя, вмѣстѣ съ чувствами и желаніями, удовлетворительно справляются съ тѣмъ, чтобы контролировать эти стороны жнзни. У животныхъ и жизнь пола тоже регулируется такимъ контролемъ потребностей и желаній, въ человѣкѣ же жизнь пола не только очень сложна, но и очень неустроена, образуя сферу, въ которой нельзя жить по велѣнію однихъ чувствъ и потребностей, гдѣ неизбѣжно, неустранимо участіе воли, а потому и свободы нашей. Кто хочетъ и въ сферѣ пола жить указаніями чувствъ и желаній, тотъ вовсе не уходитъ отъ свободы, а просто отказывается отъ разумной регуляціи жизни пола и выбираетъ ту внѣразумную регуляцію, которая дана въ нашихъ чувствахъ и желаніяхъ. Это уже есть выборъ, уже есть проявленіе свободы, за которое мы несемъ отвѣтственность (прежде всего передъ самими собой). Тѣмъ болѣе важно въ молодые годы съ полной ясностью сознавать, что въ жизни пола непозволителенъ импрессіонизмъ (слѣдованіе однимъ лишь влеченіямъ и чувствамъ), что необходимо разумно разобраться въ этой сферѣ и найти для себя правильный путь самоустроенія. Тутъ же хотѣлъ бы я подчеркнуть, вопреки ходячему мнѣнію, что какъ бы ни были тяжелы ошибки въ сферѣ пола, допущенныя по легкомыслію или подъ вліяніемъ другихъ людей, ихъ не слѣдуетъ считать непоправимыми. Мнѣ не разъ приходилось встрѣчать молодыхъ людей, которые, допустивъ ошибку и грѣхъ въ сферѣ пола, въ отчаяніи приходили къ выводу, что для нихъ путь чистоты закрытъ навсегда. Это глубокое и очень вредное заблужденіе. Надо съ полной ясностью сознать, что всякій грѣхъ, прощенный намъ, навсегда уходитъ изъ души, которая омывается и очищается слезами покаянія; чистота души можетъ быть возстановлена, а половая чистота есть тоже прежде всего и больше всего чистота души. Поэтому должно беречь себя всячески отъ паденія, но впавши въ грѣхъ нужно бѣжать отъ отчаянія и малодушія и искать возстановленія чистоты. Я не хочу этимъ всѣмъ ослабить значеніе дѣвственности, физической чистоты: значеніе ея такъ велико, такъ глубоко, что во всѣхъ религіяхъ особенно чтится дѣвственность. Сохраненіе физической чистоты является величайшимъ благомъ, источникомъ духовной силы и крѣпости. Но все это не должно принижать значеніе и душевной чистоты. И если потеря физической чистоты ничѣмъ не вознаградима, то потеря душевной чистоты можетъ быть возстановлена черезъ покаяніе.

Мы обратимся сейчасъ къ изученію жизни пола въ насъ и здѣсь намъ не можетъ не броситься сразу въ глаза исключительное значеніе, которое принадлежитъ въ этомъ отношеніи отрочеству и юности, т. е. тѣмъ годамъ, на которые падаетъ т. наз. половое созрѣваніе и которые занимаютъ періоды у мальчиковъ отъ 13-14 до 25 лѣтъ, у дѣвочекъ отъ 11-12 до 23 лѣтъ. Эти годы стоя́тъ между дѣтствомъ и зрѣлостью; въ нихъ заключена вся та большая работа, которую мы проходимъ въ эти годы перелома. Физическое, психическое и соціальное созрѣваніе заканчивается въ эти годы, но самое существенное мѣсто въ этотъ переходный періодъ принадлежитъ половому созрѣванію, которое сообщаетъ переходному періоду самыя типическія и существенныя черты. И какъ разъ именно въ эти годы, какъ это будетъ разъяснено ниже, съ особенной силой проявляется основная и роковая неустроенность сферы пола, которая въ эти годы даетъ картину рѣзкаго раздвоенія, какъ бы распада силъ пола на двѣ различныхъ сферы. На одной сторонѣ сосредоточивается сексуальность, обнимающая чисто тѣлесную сторону пола и всѣ тѣ психическія движенія, которыя связаны съ этой тѣлесной стороной пола, — а на другой сторонѣ, обособленно, а порой и въ рѣзкомъ отверженіи сексуальности выступаетъ эросъ, движенія любви и исканія чисто духовнаго сліянія съ любимымъ существомъ. И эросъ и сексуальность одинаково являются проявленіями пола, но въ ихъ разъединеніи, а порой и антагонизмѣ съ полной ясностью выступаетъ сложность пола въ насъ, какъ духовно-тѣлесной сылы. Правильное устроеніе пола какъ разъ и заключается въ преодолѣніи этой двойственности, въ возстановленіи той цѣлостности которой ищетъ всякая душа. Самые развращенные люди, ушедшіе цѣликомъ въ сексуальность и растерявшіе всѣ порывы эроса, время отъ времени испытываютъ такую тоску о цѣлостной жизни пола, о сочетаніи сексуальности и любви, что этимъ они лучше всего свидѣтельствуютъ изъ глубинъ своего паденія о томъ законѣ цѣлостности, который они легкомысленно попрали. Раздѣльное переживаніе сексуальныхъ влеченій и исканій есть неправда, есть грѣхъ, что глубоко чувствуютъ болѣе чуткія натуры и о чемъ они сильно мучаются.

Для того, чтобы разобраться въ тѣхъ трудностяхъ, на которыя мы только что указали, прослѣдимъ нѣсколько подробнѣе развитіе жизни пола въ насъ.

Собственно говоря, проявленія сферы пола можно замѣтить очень рано, быть можетъ даже на первомъ году жизни. Но пока еще не началось половое созрѣваніе, жизнь пола носитъ какъ говорятъ, недифференцированный характеръ. Тѣлесные органы пола развиты очень мало, все тѣло, какъ говорятъ, имѣетъ «эрогенный» характеръ, т. е. можетъ служить источникомъ полового возбужденія. Лишь при половомъ созрѣваніи на первый планъ выступаетъ т. наз. генитальная зона, т. е. зона расположенія тѣлесныхъ органовъ пола. Неопредѣленность жизни пола въ дѣтствѣ, эрогенность всего тѣла являются опасными въ томъ смыслѣ, что здѣсь нерѣдко возникаетъ (особенно у мальчиковъ) тайный порокъ, смыслъ котораго заключается въ томъ, что подростокъ, путемъ раздраженія тѣла и органовъ пола, стремится вызвать половыя переживанія. Это есть глубочайшее извращеніе пола, ибо весь смыслъ, вся функція пола какъ разъ заключается въ соединеніи съ существомъ другого пола. Неестественность упомянутутаго порока не мѣшаетъ его распространенности, что объясняется тѣмъ, что до созрѣванія все тѣло легко можетъ стать источникомъ полового возбужденія. Существуютъ и преждевременныя проявленія эроса, та дѣтская влюбленность, въ которой нѣтъ ни одного грана сексуальности, но которая свидѣтельствуетъ о раннемъ пробужденіи эроса, а слѣдовательно и пола. Очень часто въ этотъ періодъ (особенно съ 9 лѣтъ) дѣти особенно жадно впитываютъ въ себя различныя дурныя вліянія — разыскиваютъ порнографическія картинки, грязную литературу, съ нездоровымъ любопытствомъ вглядываются въ жизнь взрослыхъ. Воображеніе въ эту пору нерѣдко оказываетъ очень плохую услугу дѣтямъ, занимая ихъ душу ненужными картинами. Въ общемъ, однако, всѣ тѣ искушенія и дурныя вліянія, которымъ подвергаются дѣти (особенно мальчики) до созрѣванія, являются пустыми и безсильными (говорю это, не имѣя въ виду особенно крайнихъ случаевъ преждевременнаго полового развитія). Настоящую же опасность несутъ съ собой какъ разъ годы созрѣванія — словно здѣсь подростки, теряя почву подъ ногами, оказываются подхваченными какими-то новыми, сильными влеченіями, которыя часто съ неотразимой силой овладѣваютъ ими, смущаютъ и тревожатъ ихъ, разбивая всѣ преграды, устраняя всѣ препятствія. Какая-то темная перспектива, темная безконечность выступаетъ передъ ними, влечетъ и овладѣваетъ ими, и подростки теряютъ власть надъ собой, вступаютъ въ новую, непонятную, жуткую, но влекущую къ себѣ жизнь, которая сосредоточена либо возлѣ сексуальности, либо возлѣ эроса, либо — чтó бываетъ рѣже — одновременно включая оба рода влеченій.

Періодъ полового созрѣванія есть прежде всего періодъ усиленнаго развитія органовъ пола. Эрогенность всего тѣла чрезвычайно ослабѣваетъ, хотя никогда до конца не исчезаетъ, зато чрезвычайно повышается возбудимость генитальной зоны. Особенное развитіе тѣлесныхъ органовъ пола ведетъ къ тому, что полъ становится какъ бы сосредоточеннымъ въ своей тѣлесной сторонѣ, точнѣе говоря — тѣлесная сторона пола пріобрѣтаетъ такой законченный, опредѣленный характеръ, что она выдвигается на первый планъ. Въ силу этого сознаніе пола, вся та психическая жизнь въ насъ, которая связана съ поломъ и зависитъ отъ него, въ части своей становится особенно близкой къ этой тѣлесности пола, становится чувствительной къ ея явленіямъ, къ процессамъ, въ ней протекающимъ. Этимъ какъ разъ создается чрезвычайно важное раздвоеніе въ сознаніи пола: прежде всего въ сознаніи очень ярко выступаетъ то, что прямымъ и непосредственнымъ образомъ обращено къ тѣлесной сторонѣ пола. Мы назвали эту сторону въ сознаніи пола — сексуальностью, разумѣя подъ ней все, что связано въ нашей душѣ съ тѣлесной жизнью пола, т. е. и сознаніе тѣхъ или иныхъ движеній, процессовъ въ этой сторонѣ и вспыхивающія здѣсь стремленія, желанія, замыслы. Сексуальность, иначе говоря — сексуальное сознаніе, можетъ быть очень слабымъ и сдержаннымъ, можетъ быть очень туманнымъ и неяснымъ (чѣмъ и характеризуется психическая «чистота» особенно у дѣвушекъ, но и иногда и у юношей). Въ силу физіологическо-анатомическихъ особенностей мужского организма сексуальное сознаніе у юношей легко очень можетъ пріобрѣсти яркій, отчетливый характеръ. Нерѣдко эта яркость обуславливается вовсе не извнутри, не остротой внутреннихъ процессовъ, а вліяніемъ воображенія, которое заостряетъ и усиливаетъ тѣ даже маленькія переживанія, которыя растутъ изнутри. Но одной сексуальностью вовсе не исчерпывается сознаніе пола (говорю все время о періодѣ полового созрѣванія и дальше): рядомъ съ сексуальностью пробуждается и могуче развивается чисто-духовная потребность любви, потребность человѣческаго, полнаго, всецѣлаго единенія съ любимымъ существомъ. Мы назвали выше всю эту огромную область переживаній — эросомъ въ человѣкѣ и будемъ прежде всего помнить о дѣйствительной силѣ этого различія между сексуальностью и эросомъ въ насъ. Конечно, обѣ эти сферы переживаній восходятъ къ одному и тому же корню въ насъ — къ полу, но и содержаніе двухъ сферъ переживаній и ихъ развитіе и вліяніе, ихъ значеніе въ жизни нашей настолько различны, что никакъ невозможно забывать или недостаточно учитывать это различіе. Восходя къ одному и тому же корню, обѣ сферы не раздѣлены совершенно; въ нормальномъ и духовно-здоровомъ человѣкѣ обѣ сферы находятся въ глубокой связности, при чемъ сексуальная сфера въ душѣ не только подчинена эросу въ насъ, но и все ея назначеніе — быть проводникомъ и раскрытіемъ того, чѣмъ живетъ сфера эроса. Тѣло вообще есть «инструментъ» души, оно служитъ для души и сферой ея воплощенія въ мірѣ и средствомъ осуществленія того, чтó есть въ душѣ, но особенно сильно это сказывается въ полѣ. Жизнь пола проявляется не только въ потребности сексуальной жизни, но еще больше — въ потребности любви; тѣлесное сближеніе является лишь частью этой потребности, которой оно подчинено. Сама по себѣ двойственность сексуальности и эроса должна быть побѣждена, и она дѣйствительно устраняется въ той цѣлостной жизни, которая создается образованіемъ семьи, — внѣ же семьи она неразрѣшима.

Приглядимся теперь пристальнѣе къ психологіи отрочества и юности въ отношеніи къ жизни пола.

Уже при приближеніи полового созрѣванія, а особенно въ теченіе его приходится отмѣчать въ юной душѣ чрезвычайную неуравновѣшенность, противорѣчія, повышенную раздражительность, частую смѣну настроеній. Юное существо не понимаетъ, чтó въ немъ происходить, не знаетъ, чего оно собственно хочетъ; въ глубинѣ всего того, чтó происходитъ въ душѣ, есть томленіе и тоска, жажда всецѣлой самоотдачи и какая-то тяжелая невыразимость и неосуществимость того, чтó мутитъ душу. Юноша часто очень рѣзко разрываетъ со всѣмъ тѣмъ, къ чему его пріучали, споритъ со старшими, критикуетъ ихъ — такъ сказывается появленіе въ глубинѣ существа новой жизни, въ которой личность чувствуетъ себя свободной, предоставленной самой себѣ. Именно къ этому времени и относится неожиданное (часто, впрочемъ неясно переживаемое) расхожденіе двухъ токовъ въ душевной жизни — сексуальности и эроса. Если воображеніе не было преждевременно раздражено, то первоначально эти два тока еще неясно сознаются въ своемъ различіи — во всякомъ случаѣ нормально на первый планъ въ сознаніи выступаютъ движенія эроса. Дѣвочки хотятъ «нравиться», начинаютъ усиленно заботиться о своей наружности, ищутъ общества мальчиковъ, становятся «маленькими женщинами». А мальчики напряженно стремятся казаться старше своихъ лѣтъ, испытываютъ острый интересъ ко всему, чтó вводитъ ихъ въ міръ отношеній между мужчинами и женщинами, влюбляются и т. д. Если воображеніе подростка не пробуждено преждевременно, не испорчено, то сфера эроса господствуетъ въ душѣ, а сексуальность какъ-то незамѣтно ютится тутъ же, не заявляя о себѣ громко. Но въ случаѣ преждевременнаго развитія воображенія и порчи его, сексуальность вытѣсняетъ движенія эроса, становится на первое мѣсто и нерѣдко толкаетъ подростковъ на опасныя затѣи, порой даже ведетъ къ раннему паденію, къ тайнымъ порокамъ и извращеніямъ. Сексуальное возбужденіе, преждевременно загорающееся въ душѣ, пріобрѣтаетъ нерѣдко столь стремительный и бурный характеръ, что съ нимъ просто трудно совладать. Тѣмъ болѣе важно сбросить съ себя чары этого возбужденія — пройти эти опасныя точки — это дастъ и сознаніе своей силы и опытъ освобожденія отъ томленія сексуальности. Достаточно уйти въ физическую или умственную работу, чтобы душа стало легче справляться съ томительнымъ зовомъ сексуальности. Вообще сексуальное возбужденіе, въ существѣ своемъ, вовсе не такъ сильно — оно бурно и стремительно, оно настойчиво и упорно, но легко и стихаетъ, легко скрывается вглубь, если отвлечь вниманіе, въ острыя минуты, отъ него.

Почему энергія пола не уходитъ цѣликомъ въ сексуальность, но рядомъ съ ней создаетъ огромную и глубокую потребность любви? Чтобы понять эту коренную двойственность въ проявленіяхъ пола у насъ, надо посчитаться съ однимъ закономъ психологіи, который я называю закономъ «двойного выраженія» чувствъ. Этотъ законъ устанавливаетъ что всякое эмоціональное движеніе въ насъ непремѣнно имѣетъ двѣ стороны въ своемъ выраженіи — тѣлесную и психическую — причемъ обѣ эти стороны другъ друга не замѣняютъ, чрезвычайно связаны одна съ другой, а въ то же время и не подчинены одна другой, такъ что каждая сторона развивается самостоятельно. Этотъ законъ имѣетъ свое значеніе и въ жизни пола. Энергія пола переходитъ въ половую энергію (ея тѣлесное выраженіе), но она имѣетъ и свое психическое выраженіе — называемое нами потребностью любви. Это одно изъ самыхъ глубокихъ и творческихъ движеній въ насъ, и суть его, какъ это превосходно было показано Влад. Соловьевымъ (въ статьѣ «Смыслъ любви» Сочиненія, т. VI), заключается въ глубокой потребности выйти за предѣлы своей личности и достигнуть всецѣлаго и глубокаго соединенія съ любимымъ существомъ. Потребность любви есть проявленіе невозможности для насъ остаться всецѣло въ себѣ самомъ — она есть отказъ отъ себя, стремленіе отдать себя другому (любимому) существу, слиться съ нимъ. Духовная глубина и творческій смыслъ любви обнаруживается не только въ этомъ, но и въ самомъ существѣ переживаній любви. Любовь открываетъ душѣ нашей огромное счастье, сообщаетъ такое одушевленіе, такую радость, какъ бы окрыляетъ насъ, что когда мы любимъ кого-либо одного, то начинаемъ любить всѣхъ, все въ мірѣ свѣтлѣетъ для насъ, преображается и сіяетъ. Въ любви скрыта огромная сила преображенія, благодаря которой все въ мірѣ воспринимается нами «поэтически», мы все любимъ, обо всемъ радуемся, на все отзываемся. А тотъ человѣкъ, котораго мы любимъ, находится въ самомъ центрѣ этого сліянія, отъ него какъ бы исходятъ лучи, льющія радость и свѣтъ, кладущіе печать красоты на любимаго человѣка. Самые сухіе и черствые люди мѣняются, когда въ нихъ вспыхиваетъ чувство любви, душа ихъ размягчается и радуется. Съ внѣшней точки зрѣнія человѣкъ, котораго мы любимъ, представляется такимъ же, какъ всѣ, а для любящаго взора онъ кажеся единственнымъ, несравненнымъ и незамѣнимымъ. Это называютъ часто «идеализаціей», — и это вѣрно въ томъ смыслѣ, что въ любви мы видимъ человѣка прекраснѣе и лучше, чѣмъ видятъ его другіе. Влад. Соловьевъ прекрасно раскрылъ смыслъ этой идеализаціи — дѣло здѣсь въ томъ, что сквозь оболочку, порой не очень даже хорошую, мы, въ свѣтѣ любви, какъ бы прикасаемся къ скрытой (въ каждомъ человѣкѣ) идеальной сторонѣ его, къ тому образу Божію, который прикрытъ внѣшностью и часто задавленъ ею. Сила зрѣнія любви и заключается въ томъ, что мы живо и непосредственно переживаемъ эту (скрытую) красоту въ любимомъ человѣкѣ, какъ самую настоящую и подлинную суть человѣка и не можемъ оторваться отъ нея, хотѣли бы всегда и во всемъ быть съ любимымъ человѣкомъ. Когда вспыхиваетъ въ насъ любовь, все иное для насъ становится уже на второмъ мѣстѣ; все, что помогаетъ намъ приблизиться къ любимому человѣку, дорого и мило намъ, все, что отдѣляетъ насъ отъ него, раздражаетъ и сердитъ насъ. Въ любви открывается такая полнота жизни, такое глубокое счастье, что тутъ впервые открывается, что нѣтъ ничего въ мірѣ краше любви, что внѣ этого душа живетъ тусклой, безсодержательной жизнью, что путь любви есть именно то, что нужно душѣ, для чего пришла она въ міръ. Кто зналъ такую любовь, тотъ какъ бы нашелъ точку опоры въ вѣчности и навсегда, на всю жизнь уже нашелъ смыслъ жизни для себя. Потребность любви, вспыхивающая у подростковъ, есть смутное исканіе молодой душой этой удивительной, счастливой, глубокой жизни, которую мы называемъ любовью. Въ потребности любви съ необычайной силой обнаруживается духовная природа человѣка — ибо сексуальность ясно и рѣзко становится лишь путемъ выраженія той внутренней жизни, которая открывается въ любви. Чѣмъ чище юноша, тѣмъ сильнѣе и побѣднѣе сказывается въ немъ именно духовное томленіе, потребность полюбить кого-нибудь и быть имъ любимымъ. Нельзя любить, не ожидая отвѣтной любви: въ потребности любви отвѣтной заключена такая неистребимая сила, такая энергія надежды, что даже въ случаяхъ безспорной безнадежности душа не только не перестаетъ любить, но еще сильнѣе тоскуетъ, горячѣе любитъ, какъ бы таинственно ожидая (если не здѣсь, на землѣ, то за гробомъ) отвѣтнаго чувства. Подчиненность, второстепенное значеніе сексуальности, съ чрезвычайной яркостью встаетъ въ тѣхъ случаяхъ, когда любятъ существо больное, къ которому невозможно приблизиться тѣлесно: жизнь показываетъ, что и въ этомъ случаѣ любовь цвѣтетъ и развивается въ людяхъ.

Ни въ одномъ возрастѣ не обнаруживается съ такой силой различіе сексуальности и эроса, какъ въ юности — и особенно у тѣхъ, кто соблюлъ свою чистоту. Неиспорченная молодая душа съ какой-то удивительной свѣжестью отдается потребности любви и переживаетъ взрывы сексуальности въ себѣ, какъ что-то ненужное, фальшивое. Чѣмъ глубже горѣніе любви, тѣмъ слабѣе пульсируетъ сексуальность — этотъ удивительный фактъ, тоже впервые до конца освѣщенный Влад. Соловьевымъ имѣетъ чрезвычайно благотворное значеніе для юношей: любовь буквально спасаеть ихъ отъ назойливости сексуальности, какъ бы уводитъ всю энергію пола въ потребность любви и успокаиваетъ тѣло. Въ подросткахъ и юношахъ любовь несетъ съ собой какое-то благоуханіе, очищаетъ и просвѣтляетъ душу, облагораживаетъ и увлекаетъ ее къ самымъ возвышеннымъ цѣлямъ, сообщаетъ ей поэтическое вдохновеніе и зажигаетъ творческими силами.

Такъ протекаетъ раскрытіе пола въ періодъ отрочества и юности. То раздвоеніе, которое мы характеризуемъ, какъ раздвоеніе сексуальности и эроса, типично именно для этого періода жизни — и это вовсе не случайно, а наоборотъ, чрезвычайно глубоко и знаменательно. Полъ въ человѣкѣ глубже различія тѣла и души, онъ связанъ съ той точкой въ человѣкѣ, гдѣ заложена его цѣлостная основа, — но пробужденіе пола, половое созрѣваніе уже даетъ двѣ стороны въ полѣ. Величайшая задача въ отношеніи къ полу какъ разъ и заключается въ томъ, чтобы оба проявленія жизни пола въ насъ — и сексуальность и эросъ не разъединились, а сочетались въ живое и дѣйствительное единство. Зрѣлость въ сферѣ пола, какъ она осуществляется въ семейной жизни, непремѣнно требуетъ этого единства, но это единство рѣдко дается «само собой» — на пути къ нему ждутъ насъ трудности и искушенія. Дѣвушки проходятъ обыкновенно фазу раздвоенія легче и незамѣтнѣе, чѣмъ юноши, причины чего — отчасти лежатъ въ физіологіи женщины, отчасти въ соціальныхъ условіяхъ ея жизни. Юноши же проходятъ большей частью (исключенія очень рѣдки) мучительный періодъ испытаній и искушеній. Жизнь усиливаетъ и заостряетъ сексуальную сферу, отдѣляя ее отъ переживаній эроса; на каждомъ шагу попадаются искушенія, среда товарищей почти всегда является очень неблагопріятной и толкаетъ на невѣрный путь. Юноши часто начинаютъ жить половой жизнью, слѣдуя однимъ сексуальнымъ мотивамъ и это вноситъ глубокое разстройство во всю сферу пола, во все таинственное сочетаніе здѣсь тѣла и души, низшей и высшей стороны въ человѣкѣ. Безъ преувеличенія можно сказать, что ничто такъ не полезно, не благотворно для юноши, какъ то, если онъ въ это время полюбитъ кого-нибудь: я готовъ признать это самымъ здоровымъ и нормальнымъ въ это время событіемъ въ его жизни. Полюбивъ кого-нибудь, юноша безъ всякихъ усилій, просто въ силу внутренней природы человѣка, вступаетъ на путь чистоты: сексуальность не исчезаетъ, но въ сочетаніи съ порывами любви, теряетъ свою мутящую силу и лишь томитъ душу неяснымъ предвареніемъ тѣлесной близости къ любимому существу. Если же нѣтъ налицо любви, если душа ищетъ кого полюбить и не находитъ, если пуста и безсильна сила эроса, то порывы сексуальности завладѣваютъ душой съ огромной силой и борьба съ ними становится очень трудна. Именно здѣсь и скрывается сила соблазновъ, душа въ растерянности и томленіи не находитъ имъ сопротивленія — и невозратимый шагъ совершается съ какимъ-то надрывомъ.

Раздвоеніе эроса и сексуальности ставитъ съ чрезвычайной остротой вопросъ объ «устроеніи» въ насъ жизни пола, о борьбѣ за здоровое и нормальное развитіе личности. Нельзя жить въ пору юности отдаваясь всякому порыву — здѣсь, особенно подходятъ слова Апостола: «Блюдите, како опасно ходите». Какъ мы видимъ, юность есть пора разстройства въ самой таинственной и глубокой сферѣ нашего существа въ сферѣ пола. Душа, по существу своему, конечно, ищетъ цѣльности пути, но часто именно тогда, когда потребность любви такъ сильна, ей некого полюбить. Бываютъ случаи, когда вспыхиваетъ любовь съ такой непобѣдимой силой, что человѣкъ совершенно теряетъ власть надъ собой, но обыкновенно ростокъ любви развивается лишь тогда, когда его согрѣваетъ отвѣтное чувство, хотя бы въ небольшой долѣ. Безнадежное чувство вспыхиваетъ лишь въ очень сильныхъ, героическихъ натурахъ, способныхъ пройти трагическій путь безотвѣтнаго чувства. Обыкновенно же душа наша, встрѣчаясь съ равнодушіемъ или даже холодностью, въ тоскѣ и мукѣ стремится подавить въ себѣ ростокъ любви, инстинктивно избѣгая тяжкаго креста безнадежной любви. Какъ часто «влюбляются» молодые люди — но это не питаетъ души, а лишь истощаетъ ее: лишь глубокое чувство нужно душѣ. А глубокое чувство невозможно обычно безъ отвѣтной любви или симпатіи... Такъ обрывается и безплодной остается потребность любви, и этимъ открывается просторъ для безудержнаго проявленія сексуальности. Путь чистоты, т. е. нормальнаго подчиненія сексуальности эросу, есть естественный и нужный душѣ путь, но онъ не дается намъ сразу. Какъ часто мечется юная душа, страстно мечтая полюбить и быть любимымъ — но это ей не дается — и мракъ, уныніе и пустота царятъ въ душѣ. Раздвоеніе сексуальности и эроса становится жуткимъ, опаснымъ, ставитъ мучительную, жизненно часто съ трудомъ разрѣшимую задачу, толкая юношей, и порой дѣвушекъ на опасный путь извращенія своей природы. Дѣйствительно, удовлетвореніе сексуальныхъ желаній безъ того внутренняго подъема и окрыленія, которое зовемъ мы любовью, есть извращеніе и искаженіе закона цѣлостности, заложеннаго въ нашей душѣ.

Раздвоеніе сексуальности и эроса есть томителькый фактъ, свидѣтельствующій о томъ, что въ природѣ нашей нѣтъ правильной іерархіи силъ, нѣтъ устроенности и подлинной гармоніи. Но передъ всѣми открытъ путь правильнаго и здороваго устроенія жизни пола въ насъ — путь семьи, которая даетъ просторъ всѣмъ силамъ души и несетъ подлинное счастье, какъ бы предваряя этимъ то высшее блаженство, когда, по милости Божіей, мы по воскресеніи войдемъ въ семью небесную. Только тѣ, чей путь ведетъ къ монашеству, стоятъ внѣ этого рѣшенія вопроса пола въ насъ; третьяго же рѣшенія не существуетъ. Кто не въ бракѣ, тотъ долженъ (хотя бы и временно, до вступленія въ бракъ) идти путемъ цѣломудрія, т. е. монашескимъ путемъ. Всякое уклоненіе отъ этого пути жестоко карается природой, разстраиваетъ правильную жизнь нашу и нарушаетъ законъ жизни. Но о монашествѣ, какъ особомъ пути устроенія жизни пола, я еще скажу позже нѣсколько словъ, теперь же хочу кратко обрисовать то нормальное рѣшеніе вопроса о полѣ, которое дается въ бракѣ и которое навсегда снимаетъ раздвоеніе, которое присуще юности. Поговорить о бракѣ намъ необходимо, чтобы до конца понять законъ устроенія жизни пола въ насъ.

Источникъ: Проф. В. В. Зѣньковскій. Бесѣды съ юношествомъ о вопросахъ пола. — Paris: YMCA PRESS, 1929. — С. 11-31.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.