Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 35.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Прот. Василій Зѣньковскій († 1962 г.)

Протопресвитеръ Василій Зѣньковскій (1881-1962), русскій философъ, богословъ и религіозный дѣятель, педагогъ и литературовѣдъ (церковная группа митр. Евлогія въ Парижѣ — евлогіанскій расколъ). Родился 4 (17) іюля 1881 года въ г. Проскуровѣ Подольской губ. Окончилъ Кіевскій университетъ, гдѣ изучалъ естественныя науки, психологію, философію. Осенью 1905 г. вмѣстѣ съ профессорами Кіевской духовной академіи сталъ организаторомъ Кіевскаго религіозно-философскаго общества, въ которомъ былъ замѣстителемъ предсѣдателя, а съ 1911 г. предсѣдателемъ. Магистръ философіи Московскаго университета (1915). Профессоръ психологіи Кіевскаго университета (1915-1919). Въ 1918 г. — министръ культуры (и вѣроисповѣданій) въ правительствѣ гетмана Скоропадскаго. Въ 1919 г. эмигрировалъ за границу. Профессоръ философіи Бѣлградскаго университета (1920-1923). Въ 1923 г. принималъ участіе въ работѣ перваго организаціоннаго съѣзда Русскаго студенческаго христіанскаго движенія (РСХД) въ мѣст. Пшеровъ (Чехословакія). Предсѣдатель Бюро РСХД (1923-1962). Директоръ Русскаго педагогическаго института въ Прагѣ (1923-1926). Профессоръ Свято-Сергіевскаго православнаго богословскаго института въ Парижѣ (1926-1962). Преподавалъ исторію философіи, психологію, апологетику и исторію религій. Редакторъ альманаха «Вопросы религіознаго воспитанія и образованія» (Ч. I-III) (Парижъ, 1927-1928) и «Бюллетеня религіозно-педагогическаго кабинета». Рукоположенъ въ 1942 г. Деканъ Богословскаго института (1944-1947, 1949-1962). Протопресвитеръ. Докторъ церковныхъ наукъ (1948). Скончался 23 іюля (5 августа) 1962 г. въ Парижѣ. Похороненъ на кладбищѣ Сенъ-Женевьевъ-де-Буа.

Сочиненія прот. Василія Зѣньковскаго

Протопресвитеръ Василій Зѣньковскій († 1962 г.)
Апологетика.

Часть I. Христіанская вѣра и современное знаніе.
Глава IV. Происхожденіе міра, развитіе жизни въ немъ съ христіанской точки зрѣнія и сопоставленіе съ современными научными теоріями.

1. Современныя ученія о вселенной.

Развитіе астрономіи и астрофизики достигло сейчасъ очень существенныхъ и важныхъ результатовъ, однако, все то, что мы знаемъ о строеніи міра, нисколько не помогаетъ разобраться въ вопросѣ происхожденія вселенной. Такъ недавно Лувенскій ученый Lemaitre, въ своихъ трудахъ [1] выдвинулъ гипотезу о «первичномъ атомѣ», изъ котораго и развилась вся необъятная вселенная со всѣми его «галаксіями» [2]. Посколько звѣзды и туманности сосредоточиваютъ въ себѣ матерію, естественно предположить, что до этого сосредоточія ея въ звѣздахъ существовала «дозвѣздная» стадія въ жизни міра, — и вотъ, какъ думаетъ Lemaitre, естественно предположить, что вначалѣ, до своей эволюціи, міръ былъ просто нѣкоторой первичной массой — первичнымъ радіоактивнымъ «атомомъ». Процессы разложенія этой массы, постепенная эволюція, возникшая на этой почвѣ и донынѣ идущая во вселенной, и даютъ за безконечные вѣка космическаго развитія ту картину міра, которую сейчасъ рисуетъ намъ космологія [3].

Въ гипотезѣ Lemaitre удачно то, что въ ней дается объясненіе эволюціи во вселенной, — но откуда же сама эта первичная масса, этотъ «первичный атомъ»? Совершенно ясно, что тутъ возможно только два, другъ друга исключающихъ предположенія. Или эта первичная масса существовала отъ вѣчности, либо она возникла по какой-то причинѣ, находящейся внѣ ея. Если матерія существовала отъ вѣчности, т. е. если она независима отъ времени, то мы должны приписать ей свойства абсолютности, т. е. усвоять ей тѣ самыя свойства, какія мы приписываемъ Богу, существующему «отъ себя» (a se), а не отъ чего-либо внѣ Его. Но мы уже знаемъ, что такое усвоеніе матеріи божественныхъ свойствъ вѣчности и безначальности ведетъ насъ къ непріемлемому предположенію двухъ «абсолютныхъ» началъ, т. е. Абсолюта, какъ Бога, какъ источникъ духовнаго быта, и матеріи, что заключаетъ въ себѣ внутреннее противорѣчіе, ибо «абсолютъ» заключаетъ въ себѣ все и не можетъ имѣть никакого въ себѣ раздвоенія. Мы вынуждены поэтому признать, что, разъ матерія не можетъ возникнуть «изъ самой себя», то очевидно возникаетъ она благодаря какой-то силѣ извнѣ, — т. е. является твореніемъ Высшаго Начала [4]. Неумолимая логика этого разсужденія ведетъ насъ къ утвержденію того самого принципа, который мы знаемъ изъ Библіи и христіанской доктрины [5], — т. е. къ признанію, что міръ начался черезъ актъ творенія его Богомъ.

2. Земля, какъ небесное тѣло.

Образованіе міровъ таитъ въ себѣ много загадокъ для научнаго сознанія, — какъ загадочно оно и для христіанскаго сознанія. Въ безконечномъ пространствѣ разсѣяно безчисленное количество звѣздъ, туманностей, — свѣтъ отъ которыхъ доходитъ до насъ часто въ теченіе многихъ «свѣтовыхъ лѣтъ». Если свѣтъ распространяется со скоростью 300.000 килом. въ секунду, то не трудно себѣ представить безмѣрность пространства, отдѣляющаго нашу землю, напр., отъ солнца, свѣтъ отъ котораго достигаетъ земли лишь въ 8 мин. = 480 секундъ. Значитъ наше разстояніе отъ солнца равно 144.000.000 килом.! Если отъ звѣзды Сиріуса свѣтъ доходитъ въ нѣсколько свѣтовыхъ годовъ (свѣтовой день = 60 сѣк. х 60 х 24 = 734.000 сѣк.), то это даетъ трудно изобразимое разстояніе, имѣя въ виду, что въ секунду свѣтъ проходитъ 300.000 клм.

Умъ нашъ теряется, когда заглядываетъ въ тайну этихъ безмѣрныхъ пространствъ, въ которыхъ пребываетъ все мірозданіе. Для чего нужны эти пространства, есть ли жизнь на безчисленныхъ звѣздахъ нашей и иныхъ галаксій, спрашиваемъ мы себя — и конечно, отвѣта не даетъ намъ наука, какъ ничего не говоритъ объ этомъ и наше вѣроученіе. Тайна мірозданія остается для насъ тайной.

Если обратиться къ землѣ, на которой мы живемъ, то не вызываетъ никакихъ сомнѣній то, что земля входитъ въ составъ нашей солнечной системы. Но каково взаимоотношеніе земли и солнца? Въ нашей солнечной системѣ имѣется 9 большихъ планетъ (Меркурій, Венера, Земля, Марсъ, Юпитеръ, Сатурнъ, Уранъ, Нептунъ, Плутонъ) и огромное количество (болѣе 2000) малыхъ планетъ или астероидовъ. По вопросу о происхожденіи планетъ въ нашей солнечной системѣ есть различныя гипотезы, но намъ незачѣмъ входить въ нихъ. Важнѣе вопросъ о томъ, имѣютъ ли другія солнца (т. е. звѣзды) планеты? Вопросъ этотъ спорный: еще недавно считали, что планетъ въ другихъ звѣздныхъ системахъ нѣтъ, но сейчасъ склоняются къ тому, что повидимому кое-гдѣ у звѣздъ есть «спутники» (планеты).

Что касается нашей земли, то можно думать (въ соотвѣтствіи съ давней гипотезой Лапласа), что земля прошла въ своемъ «развитіи» три стадіи — первую можно было бы назвать «звѣздной», когда земля, «оторвавшись отъ солнца» (какъ гласитъ указанная гипотеза), была горящей и свѣтящейся массой. Охлажденіе ея, неизбѣжное въ силу отрыва отъ солнца, привело постепенно къ тому, что она покрылась водой, (образовавшейся отъ сочетанія водорода и кислорода), которая, можно предполагать, равномѣрно покрывала всю землю. Эта «планетная» стадія въ жизни земли смѣнилась затѣмъ стадіей «геологической», когда началось образованіе на землѣ горъ. Не будемъ входить въ подробности этихъ процессовъ, но не можемъ не обратить вниманіе на рядъ исключительныхъ особенностей, присущихъ землѣ и возвращающихъ нашу мысль къ нѣкоему особому выдѣленію земли изъ всѣхъ небесныхъ тѣлъ. Конечно, мы не можемъ сейчасъ становиться на точку зрѣнія господствовавшаго раньше физическаго «геоцентризма», т. е. признанія земли центромъ вселенной. Земля занимаетъ, такъ сказать, скромное мѣсто въ небесной системѣ и не можетъ претендовать на какое-то особое значеніе съ точки зрѣнія космологіи. Но мы не можемъ совершенно отбросить мысль о какомъ-то иномъ, поистинѣ «центральномъ» положеніи земли среди небесныхъ тѣлъ. Помимо того, что къ этому побуждаетъ насъ фактъ, что именно на нашей землѣ совершилось событіе исключительнаго космическаго значенія — Боговоплощеніе, — но къ нѣкоему т. сказать метафизическому геоцентризму побуждаетъ насъ склоняться то соображеніе, что по всѣмъ даннымъ только на землѣ мы имѣемъ явленія жизни. Съ одной стороны рядъ особенностей земли былъ и остается особенно благопріятнымъ для развитія жизни на землѣ, а съ другой стороны настойчивые поиски слѣдовъ жизни напр., на Марсѣ (единственная планета, въ которой, хотя и при суровыхъ условіяхъ, могла бы развиться жизнь) до сихъ поръ не дали никакихъ положительныхъ результатовъ.

Что касается перваго, т. е. особенностей, присущихъ землѣ, то здѣсь приходится особенно остановиться на значеніи воды, а съ другой стороны на климатическихъ различіяхъ на землѣ.

3. Особенности земли.

Вода есть своеобразный «уникумъ» среди физическихъ тѣлъ. Мы имѣемъ въ виду сейчасъ не то замѣчательное свойство ея (какъ «растворителя») — что въ ней растворяются (иногда при нагретости воды, а въ значительной части и безъ этого) очень много веществъ (что имѣетъ громадное значеніе при усваиваніи растеніями различныхъ веществъ почвы). Мы имѣемъ въ виду другое необыкновенное свойство воды, что она обладаетъ наибольшей плотностью при 4° (тепла), въ силу чего и при нагрѣваніи, и при охлажденіи она «расширяется». Всѣмъ извѣстно, что если наполненная водой бутылка замерзаетъ, то ледъ требуетъ для себя большаго пространства и вслѣдствіе этого бутылка трескается. Это свойство воды имѣетъ неоцѣнимое значеніе для существъ, живущихъ въ водѣ. Ледъ менѣе плотенъ, чѣмъ жидкая вода, — поэтому, когда замерзаетъ рѣка или озеро, то въ ледъ превращается лишь поверхность воднаго вмѣстилища, — а подъ льдомъ вода остается выше 0°, что охраняетъ жизнь существъ, живущихъ въ водѣ.

Особенности воды, указанныя нами, пріобрѣтаютъ свое значеніе именно потому, что воды на землѣ и подъ землей очень много. Все это чрезвычайно благопріятно для развитія и охраненія жизни на землѣ. Другая, чрезвычайно благопріятная для этого особенность земли связана съ тѣмъ, что земля — въ отношеніи своего движенія вокругъ солнца, наклонена на 23°, что ведетъ къ очень важному для жизни на землѣ разнообразію климатовъ. Физически земля — во всякомъ случаѣ въ послѣдніе періоды своей жизни (т. наз. третичный и четвертичный — въ послѣднемъ періодѣ мы сейчасъ живемъ) благопріятна именно для развитія жизни на землѣ. Палеонтологія, т. е. наука, изучающая нѣдра земли, даетъ намъ совершенно ясную картину необыкновеннаго развитія жизни на землѣ, по мѣрѣ того, очевидно, какъ условія оказывались все болѣе благопріятны для жизни.

О возможности жизни на другихъ планетахъ (точнѣе только на Марсѣ) идутъ очень горячіе споры и сейчасъ, но если имѣть въ виду, что средняя температура на Марсѣ очень низка, становится весьма сомнительнымъ существованіе жизни на Марсѣ. Замѣтимъ тутъ же, что Библія такъ сказать «нейтральна» въ этомъ вопросѣ — мы не находимъ въ ней данныхъ ни за, ни противъ идеи о томъ, что на другихъ планетахъ есть жизнь, а тѣмъ болѣе, что тамъ живетъ человѣкъ.

4. Самодѣятельность земли. Возникновеніе жизни.

Особыя условія жизни земли, возможность жизни на ней, дѣлаютъ для насъ понятнымъ то, чему учитъ Библія и что не всегда достаточно ясно трактуется въ современной наукѣ, а именно признаніе «самодѣятельности» земли. Библейскій текстъ ясно говоритъ, что Господь повелѣваетъ землѣ дѣйствовать своими силами («да произведетъ земля...»). По словамъ св. Василія Великаго «глаголъ Божій, о которомъ повѣствуетъ Библія, звучитъ для земли донынѣ», — это и объясняетъ намъ фактъ, что земля и нынѣ является «самодѣятельной». Эта творческая активность природы, присущій ей, по выраженію Бергсона, élan vital — устремленіе къ жизни, дѣлаетъ понятнымъ безспорный фактъ эволюціи жизни на землѣ. Если, однако, Библія, рядомъ съ призывомъ земли къ самодѣятельности, упоминаетъ (для каждаго библейскаго «дня») участіе Бога въ твореніи новыхъ формъ, точнѣе въ указаніи землѣ путей къ созданію новыхъ формъ, то это означаетъ уже ограниченіе принципа «спонтанной» (т. е. на основѣ самодѣятельности) эволюціи формъ жизни. Современная наука — не по требованіямъ фактовъ, а въ силу философскихъ предпосылокъ, лежащихъ въ основѣ современной науки, упорно стоитъ на идеѣ «непрерывной эволюціи», т. е. не допускаетъ возможности участія Бога въ нѣкоторыхъ пунктахъ эволюціи и не видитъ основанія для признанія этого. Исканіе хотя бы схематическаго построенія развитія однѣхъ формъ жизни изъ другихъ продолжается усиленно, хотя такое «монофилетическое» (т. е. изъ одного корня) построеніе не удается. Выведеніе однѣхъ формъ изъ другихъ удается лишь въ нѣкоторыхъ пунктахъ, но для всего безчисленнаго разнообразія формъ жизни построить такую схему «линейнаго» развитія не удалось и не удается. Но самый главный и самый первый вопросъ, встающій здѣсь, таковъ: откуда сама жизнь на землѣ?

Вопросъ о происхожденіи жизни на землѣ получилъ особую остроту послѣ опытовъ Пастера, которые производились въ теченіе 6 лѣтъ (1859-1865) и доказали невозможность «самозарожденія» живыхъ существъ изъ неорганической матеріи. Формула «Omne vivum e vivo» («все живое изъ живого же») или «Omnis cellula e cellula» («всякая новая клѣтка изъ клѣтки же») хорошо выражаетъ то, что существуетъ нѣкоторая особая сфера жизни въ мірѣ («біосфера»). Правда, и послѣ опытовъ Пастера защитники «самозарожденія» жизни изъ неорганической матеріи вовсе не сдались, — и еще недавно одинъ изъ лучшихъ французскихъ палеонтологовъ, недавно скончавшійся о. Theillard de Chardin, развивалъ въ рядѣ выдающихся этюдовъ и книгъ идею, что если нынѣ біосфера замкнута, т. е. «все живое изъ живого же», то все же возникновеніе жизни произошло когда-то въ порядкѣ счастливаго сочетанія разныхъ условій, т. е. никакой силы извнѣ не приходится предполагать при этомъ [6]. Мало этого — и раньше, и нынѣ ставились и ставятся опыты, имѣющіе въ виду связать міръ неорганическій и органическій. Въ этомъ смыслѣ любопытны опыты Bastia, Burke, Leduc. Traube и др. [7], которые какъ бы приближаютъ міръ неорганическій къ біосферѣ, — но даже при поверхностномъ взглядѣ на это видно, что настоящей біосферы никакими опытами создать невозможно. Всѣ живыя существа [8] отличаются, какъ принято говорить, «автотеліей», т. е. они «живутъ для себя» — питаются, размножаются, какъ бы движутся силой самосохраненія. Каждая клѣтка ищетъ того, чтобы «удержаться»; въ ней есть, по выраженію Бергсона, élan vital — стремленіе жить. Вещи же могутъ внѣшне увеличиваться, но онѣ не «питаются», не ищутъ питанія, не размножаются и т. д.

Граница между живой и неживой матеріей остается непереходимой. Замѣтимъ впрочемъ, что въ послѣднія десятилѣтія установлено существованіе т. наз. «вирусовъ», которые стоятъ какъ бы на грани жизни. То, что можно изолировать эти «вирусы», говоритъ какъ бы объ ихъ особомъ независимомъ существованіи, — но фактически отдѣльнаго существованія вирусовъ установить донынѣ не удалось (вирусы находимы всюду при бактеріяхъ, какъ бы паразитируютъ на нихъ).

Когда-то была высказана и такая гипотеза, — что жизнь на землѣ была занесена откуда-то изъ другихъ планетъ нашей солнечной системы или иныхъ системъ, гдѣ эта жизнь возникла въ порядкѣ эволюціи. Эта гипотеза есть, конечно, чистая фантазія, — ибо какъ бы могли бы быть занесены зачатки жизни откуда-то? И если возникновеніе жизни загадочно въ отношеніи земли, то загадочность эта вовсе не исчезаетъ, если мы примемъ гипотезу, что жизнь, могла возникнуть гдѣ-то въ другомъ мѣстѣ нашей «галаксіи». Переходъ неорганической матеріи въ органическое бытіе все равно есть скачокъ.

Въ итогѣ всѣхъ этихъ споровъ надо признать необъяснимымъ «естественное» возникновеніе жизни на землѣ. Обратимъ, однако, вниманіе на то, что въ библейскомъ разсказѣ не говорится, что Богъ «создалъ» жизнь, но что Онъ повелѣлъ землѣ дать начало растеніямъ и мельчайшимъ организмамъ, т. е. только въ силу Божьяго повелѣнія возникло то, что само собой не могло бы возникнуть. Это и эволюція (ибо земля «произвела» растенія и простѣйшіе организмы), а въ то же время и «скачокъ къ жизни», который произошелъ по повелѣнію Божію. Надо признать, что только это и даетъ намъ удовлетворительное и толковое объясненіе того, какъ появилась жизнь на землѣ.

Лица, знакомыя съ исторіей философіи новаго времени, знаютъ, что впервые Декартъ (франц. философъ XVII вѣка) выдвинулъ идею, что всѣ организмы, даже высшіе (кромѣ человѣка) суть «механизмы», т. е., что въ нихъ нѣтъ внутренней (психической) жизни. Послѣдователи такого механическаго пониманія жизни не исчезли донынѣ, но отрицать своеобразіе біосферы можно только изъ упрямства. Намъ незачѣмъ, въ отрицаніи механическаго пониманія жизни, становиться непремѣнно на точку зрѣнія т. наз. «витализма», который объяснялъ особенности живыхъ организмовъ наличіемъ въ нихъ особой «жизненной силы» (vis vitalis). Существенно совсѣмъ другое — надо признать, что во всѣхъ живыхъ организмахъ есть нѣкое «динамическое начало» (какъ выражался Г. Спенсеръ) [9], и что это динамическое начало имѣетъ психическій или (какъ выражался одинъ изъ крупнѣйшихъ неовиталистовъ H. Drisch — въ своей Philosophie des Organischen) «психоидный» характеръ. Невозможность отрицать реальность психической (или «психоидной») сферы даже въ простѣйшихъ клѣткахъ побудило въ свое время извѣстнаго ученаго Геккеля усваивать психическую сторону и атомамъ матеріи (такъ что при такомъ пониманіи нѣтъ надобности «выводить» психику изъ «самодвиженія» матеріи — какъ это мы находимъ въ т. наз. діалектическомъ матеріализмѣ), но такой «панпсихизмъ» (близкій къ «монадологіи» Лейбница или къ аналогичной гипотезѣ Н. Ф. Лосскаго о томъ, что міръ состоитъ изъ «субстанціональныхъ дѣятелей») является все же очень рискованной гипотезой, въ которой мы имѣемъ дѣло съ чистой фантазіей.

5. Ученіе Ч. Дарвина.

Но какъ и почему жизнь въ своемъ развитіи дала такое безчисленное количество формъ? Классификація животныхъ и растеній вводитъ насъ въ такое чрезвычайное богатство формъ жизни, что нельзя не удивляться творческой силѣ природы. Библейское повѣствованіе говоритъ намъ о возникновеніи, по повелѣнію Божію, нѣкоторыхъ отдѣльныхъ видовъ живыхъ существъ, — и отсюда въ раннемъ естествознаніи утвердилась идея о «неизмѣнности» основныхъ формъ жизни. Строго говоря, библейское повѣствованіе вовсе не даетъ основанія говорить, что формы, вызванныя къ бытію, по слову Божію, должны почитаться «неизмѣнными». Но идея «неизмѣнности» формъ (основныхъ) казалась очень долго отвѣчающей тексту Библіи, — и уже на основѣ этого ученія слагались опыты классификаціи растеній и животныхъ и установленія взаимоотношеній внутри классовъ растеній и животныхъ. Исторія разработки проблемъ этихъ взаимоотношеній очень сложна и намъ незачѣмъ входить въ изученіе ея [10], но мы не можемъ не остановиться на той знаменательной эпохѣ естествованія въ XIX в., которая связана съ именемъ Дарвина. Дарвинъ впервые выставилъ законченное ученіе о томъ, что принципъ эволюціи является связующимъ началомъ въ многообразіи формъ жизни, что при всей сложности и богатствѣ живого міра онъ развился путемъ постепенной эволюціи изъ первичныхъ формъ жизни.

Система Дарвина, въ которой были подведены итоги долголѣтнихъ усилій естествоиспытателей построить «лѣстницу» развитія, въ порядкѣ чистой эволюціи, всѣхъ видовъ животныхъ и растеній, прежде всего окончательно, какъ казалось, разрушала идею о томъ, что нѣкоторые виды животныхъ появились по дѣйствію силъ свыше (т. е. такъ, какъ повѣствуетъ объ этомъ книга Бытія). Всѣ виды въ растительномъ и животномъ царствѣ, по мнѣнію Дарвина, появились на землѣ въ порядкѣ естественной эволюціи. Это свое утвержденіе, которое казалось съ появленіемъ работъ Дарвина («О происхожденіи видовъ» и о «Происхожденіи человѣка») окончательно установленнымъ, Дарвинъ строилъ на основаніи долголѣтнихъ своихъ наблюденій, изложенныхъ имъ въ книгѣ «Путешествіе на кораблѣ Beagle». Правда, тѣ конкретные случаи, въ которыхъ утвержденіе Дарвина было связано съ несомнѣнными фактами, касались лишь немногихъ «отрѣзковъ» изъ безчисленныхъ видовъ растеній и животныхъ, но это само по себѣ (съ методологической точки зрѣнія) не ослабляло доказательной силы аргументаціи Дарвина: то, что провѣрено на однихъ данныхъ, можетъ быть съ достаточнымъ правомъ распространяемо и на всю совокупность фактовъ такого же порядка.

Дарвинъ выдвинулъ слѣдующія гипотезы относительно тѣхъ процессовъ, благодаря которымъ развилась на землѣ вся безконечная масса различныхъ видовъ животныхъ и растеній:

1) Борьба за существованіе,

2) Естественный отборъ,

3) Половой отборъ,

4) Закрѣпленіе черезъ наслѣдственность новыхъ измѣненій.

Эти четыре предположенія представляютъ, по мысли Дарвина, достаточное объясненіе эволюціи жизни. Конечно, тѣ новыя измѣненія, которыя возникаютъ у животныхъ или растеній и потомъ передаются черезъ наслѣдственность послѣдующимъ поколѣніямъ, связаны, какъ сейчасъ увидимъ, съ случайностью — Дарвинъ рѣшительно отвергалъ всякое активное «приспособленіе» организмовъ, всякую творческую устремленность ихъ къ наиболѣе «удобной» жизни, — на чемъ еще въ концѣ XVIII в. настаивалъ французскій ученый Lamarck. Ламаркизмъ въ біологіи, какъ бы оттѣсненный построеніями Дарвина, вскорѣ однако вновь возродился (это т. наз. неоламаркизмъ, защитниками котораго являются крупнѣйшіе біологи, какъ Drisch, Plate и др.; къ неоламаркизму надо причислить и Бергсона съ его замѣчательной книгой Evolution créatrice). Но прежде всего войдемъ въ критику дарвиновскаго трансформизма (т. е. ученія объ эволюціи) и остановимся на нѣкоторыхъ подробностяхъ его ученія.

6. Критика дарвинизма.

Что касается перваго принципа дарвинизма «Борьба за существованіе», то онъ, какъ и второй принципъ («естественный отборъ») говоритъ о томъ, что въ борьбѣ животныхъ за существованіе погибаютъ слабыя, а болѣе сильныя или просто болѣе подходящія къ своей средѣ и ея условіямъ организмы выживаютъ. Это выживаніе и есть «естественный» отборъ, который ведетъ къ тому, что совокупность тѣхъ свойствъ данныхъ животныхъ, которыя помогаютъ имъ въ данной обстановкѣ уцѣлѣть въ борьбѣ за существованіе, является чисто случайной, т. е. животныя обладаютъ ими не въ порядкѣ приспособленія или творческой активности, а просто случайно. Эти случайныя преимущества отдѣльныхъ животныхъ и являются причиной того, что они въ борьбѣ за существованіе могутъ уцѣлѣть, — такъ что ихъ потомство имѣетъ достаточно шансовъ къ тому, чтобы у нихъ, благодаря унаслѣдованію пріобрѣтенныхъ ихъ родителями черезъ борьбу за существованіе свойствъ, эти цѣнныя свойства могли бы закрѣпиться и могли бы развиваться дальше. Такимъ именно путемъ, по Дарвину, возникаютъ новыя и усиливаются прежнія свойства животныхъ.

Во всемъ этомъ построеніи не мало вѣрнаго, но это построеніе все же не охватываетъ всей полноты фактовъ, сюда относящихся. Прежде всего надо имѣть въ виду несомнѣнный фактъ «взаимопомощи» [11] въ животномъ мірѣ, который ограничиваетъ и ослабляетъ борьбу за существованіе. Иначе говоря, борьба за существованіе не есть такой всеобщій фактъ, какъ его выдвигаетъ Дарвинъ. Съ другой стороны, борьба за существованіе очень часто ведетъ вовсе не къ прогрессу, т. е. къ улучшенію тѣхъ или иныхъ цѣнныхъ свойствъ животныхъ, а наоборотъ ведетъ къ регрессу, т. е. ослабленію этихъ цѣнныхъ сторонъ. Существуетъ не только эволюція, ведущая къ прогрессу, но есть и фактъ «регрессивной эволюціи» [12].

Съ другой стороны, сведеніе всѣхъ измѣненій къ дѣйствію случайныхъ обстоятельствъ, выдвигающихъ ту или иную функцію, закрѣпляемую въ своемъ случайномъ соотвѣтствіи съ новой средой черезъ наслѣдственность, дѣлаетъ непонятной наличность цѣлесообразности въ возникновеніи новыхъ функцій и новыхъ органовъ, а тѣмъ болѣе новыхъ видовъ. Нашъ русскій знаменитый хирургъ Н. Н. Пироговъ справедливо высмѣивалъ это удареніе на случайности, какъ дѣйственномъ факторѣ развитія, говоря объ «обожаніи случая». Что «случайность» можетъ имѣть положительное значеніе въ возникновеніи или измѣненіи тѣхъ или иныхъ функцій и даже видовъ живого бытія, это, конечно, вѣрно, но нельзя же сводить творческую силу природы къ случайному сочетанію тѣхъ или иныхъ данныхъ! Нельзя поэтому отвергать значеніе приспособленія организмовъ, какъ проявленіе творческой ихъ активности, на чемъ настаивалъ уже Ламаркъ и что съ такой обстоятельностью защищаетъ современный неоламаркизмъ. Но значеніе и богатство этихъ творческихъ движеній не можетъ быть сводимо и къ одному приспособленію. Есть несомнѣнная «направляющая» сила въ организмахъ, въ природѣ, какъ цѣлое. Это съ полной силой проявляется въ т. наз. «мутаціяхъ», — тѣхъ внезапныхъ и необъяснимыхъ (съ точки зрѣнія «причинности») творческихъ перемѣнахъ, которыя «вспыхиваютъ» иногда въ организмахъ, создавая рядъ измѣненій, нужныхъ и полезныхъ [13]. Фактъ мутаціи, хотя и не можетъ быть толкуемъ очень расширенно, свидѣтельствуетъ о наличности «скрытой энергіи развитія», о которой такъ вѣрно говорилъ еще Аристотель, — и въ то же время очень глубоко подрываетъ основы правовѣрнаго дарвинизма, который кромѣ чисто внѣшней случайности не знаетъ никакихъ внутреннихъ факторовъ развитія.

Вообще дарвинизмъ, какъ общее ученіе объ измѣненіяхъ въ природѣ, въ частности о возникновеніи новыхъ видовъ живого бытія, не можетъ быть защищаемъ въ настоящее время. Если онъ даетъ объясненіе нѣкоторыхъ фактовъ, то не можетъ быть признаваемъ, какъ единственная и всеохватывающая система въ вопросѣ о возникновеніи новыхъ видовъ. Замѣтимъ тутъ же, что исторически наибольшимъ ударомъ по дарвинизму явилось указаніе Вейсмана и цѣлой плеяды ученыхъ, занимавшихся вопросомъ о природѣ «наслѣдственности», — на то, что наслѣдственность не можетъ быть относима къ вновь пріобрѣтеннымъ свойствамъ, возникшимъ такъ, какъ это описывалъ Дарвинъ. Правда, вопросъ о природѣ наслѣдственности остается и понынѣ загадкой, но все же указанія Вейсмана были правы, какъ и детальныя изслѣдованія Менделя. Пресловутыя утвержденія совѣтскаго ученаго Мичурина, которыя были офиціально объявлены какъ неоспоримое достиженіе совѣтской науки, не встрѣтили никакой поддержки даже въ сов. Россіи, не говоря о западной наукѣ. Суть же Мичуринской гипотезы заключалась какъ разъ въ утвержденіи того, что случайныя или искусственно вызванныя измѣненія («новопріобрѣтенія») закрѣпляются въ наслѣдственности. Мичуринская гипотеза есть, конечно, научная фикція, но она совершенно въ духѣ правовѣрнаго дарвинизма.

7. Участіе Бога въ жизни земли.

Кризисъ чистаго дарвинизма и невозможность расширеннаго толкованія мутаціонныхъ явленій, конечно, не зачеркиваетъ факта эволюціи въ природѣ, — а только показываетъ, что процессы эволюціи сложнѣе, чѣмъ это казалось раньше. Нѣтъ сомнѣній, что дальнѣйшее развитіе научныхъ изслѣдованій прольетъ свѣтъ на то, что остается неяснымъ или загадочнымъ въ развитіи видовъ, но нельзя не признать, что библейскія указанія на творческое воздѣйствіе Творца, подымающее формы жизни до высшихъ и высшихъ ступеней, получаютъ новую силу въ свѣтѣ тѣхъ затрудненій, черезъ которыя прошла наука въ данной области. Еще разъ укажемъ, что смыслъ этого воздѣйствія Творца на природу не заключается въ томъ, что самъ Творецъ созидаетъ новыя формы жизни бытія. Библейскій текстъ всегда указываетъ на то, что новыя формы жизни, новые виды появляются вслѣдствіе дѣятельности самой земли, но по указанію направляющей силы Господа. Всюду Библія говоритъ о томъ, что «сказалъ Господь: да проиведетъ земля...» и т. д. Господь даетъ такъ сказать толчокъ, указываетъ направленіе, но сама земля, т. е. природа въ связи съ этимъ и создаетъ новые виды. Основнымъ въ библейскомъ разсказѣ остается и навсегда останется указаніе, что нѣкоторыя ступени въ эволюціи живого міра не могли быть осуществленными безъ направляющихъ словъ Творца. На большее не должно распространяться указаніе Библіи, и возвращаться къ ученію, оставленному въ наукѣ, о «неизмѣнности формъ жизни», нѣтъ надобности. Эволюція была и есть въ природѣ, но она въ разныхъ ступеняхъ своихъ нуждалась въ воздѣйствіи Творца [14]. Съ особой можно сказать поразительной ясностью это выступаетъ въ вопросѣ о появленіи человѣка на землѣ, чѣмъ мы займемся въ ближайшихъ главахъ. Сейчасъ намъ было важно освѣтить вопросъ о «дняхъ» (періодахъ) творенія, какъ о нихъ повѣствуетъ Библія, чтобы показать, что при правильномъ толкованіи текста Библіи онъ сохраняетъ и нынѣ всю свою значительность и глубину. Не можемъ тутъ же не указать на справедливыя и глубокія построенія французскаго философа Boulroux, который въ своихъ сочиненіяхъ «О случайности законовъ природы», «О естественномъ законѣ» [15] превосходно показалъ, что различныя сферы бытія не могутъ быть объяснимы одна изъ другой, что всякая болѣе высокая сфера такъ сказать опирается на предыдущія, но не выводима изъ нихъ. Эти разныя ступени бытія не возникаютъ въ порядкѣ эволюціи, но каждая новая «ступень» (въ силу воздѣйствія какой-то силы внѣ космоса, т. е. Бога) появляется именно какъ новая.

8. О четвертомъ днѣ творенія.

Намъ незачѣмъ входитъ въ апологетическое истолкованіе каждаго дня творенія — не потому, что тутъ нечего сказать, а потому, что было бы невѣрнымъ стремиться каждую деталь въ библейскомъ текстѣ освѣщать данными науки. Система «согласованія» (конкордизма), какъ мы уже говорили, ложна въ самомъ принципѣ — такъ какъ наука въ своемъ развитіи постоянно вынуждена или замѣнять одни предположенія другими, или такъ мѣнять прежнія, что они по существу являются новыми. Эти колебанія и измѣненія въ наукѣ совершенно неизбѣжны, — и чѣмъ дальше движется научное изслѣдованіе, тѣмъ болѣе скромна наука въ своихъ утвержденіяхъ. А библейскій текстъ остается все тѣмъ же... Поэтому мы не входимъ въ истолкованіе отдѣльныхъ дней творенія, ограничиваясь лишь вопросомъ объ принципѣ эволюціи. Упомянемъ развѣ о самомъ трудномъ для объясненія повѣствованія о 4-мъ днѣ творенія. Существуютъ разныя апологетическія попытки пролить свѣтъ на содержаніе этого текста, но всѣ онѣ недостаточны. Скажемъ даже болѣе: текстъ Библіи, касающійся 4-го дня творенія, остается загадочнымъ для насъ. Быть можетъ когда-нибудь развитіе космологіи прольетъ свой свѣтъ на него, но самыя ученія космологіи такъ еще неувѣрены, лишь приблизительны, что ими невозможно пользоваться, какъ чѣмъ-то твердо установленнымъ.

Перейдемъ къ вопросу о происхожденіи человѣка.

Примѣчанія:
[1] p. Lemaitre G. Prof, de l'Université, Louvain — «L'hypothèse de l'atome primitife». Neuchâtel, 1946. См. также его брошюрки «L'Univers» (1951) и «Rayons cosmiques et cosmologie» (1949).
[2] «Галаксіей» называется система звѣздъ и туманностей, къ которой принадлежитъ и наша солнечная система; но за предѣлами нашей галаксіи (въ которой насчитываютъ милліарды звѣздъ) есть, какъ нынѣ считаютъ, болѣе или менѣе сходныя, многочисленныя иныя галаксіи. «Вселенная состоитъ изъ галаксіи» учатъ насъ современныя теоріи. О современныхъ астрономическихъ ученіяхъ, см. книгу извѣстнаго астронома Fr. Hoyle — Aux frontières de l'astronomie. Trad. franç 1956.
[3] По гипотезѣ Lemaitre, вся нынѣшняя масса была сосредоточена въ первичномъ «атомѣ», такъ что развитіе вселенной со всѣми ея галаксіями есть продуктъ разложенія этой массы и ея эволюція.
[4] Въ католической догматикѣ со времени Ѳомы Аквината (XIII в.), утвердилось ученіе, возникшее подъ вліяніемъ Аристотеля, что идея творенія, утверждаемая христіанствомъ и принимаемая въ порядкѣ вѣры, не можетъ быть философски защищаема съ достаточной силой. Въ современномъ неотомизмѣ (т. е., у современныхъ послѣдователей Ѳомы Аквината) это ученіе получило особенно соблазнительное выраженіе. См., напр., Sertillanges — «L'idée de la création», Paris. См. объ этомъ мой этюдъ «Основные принципы христ. космологіи», Правосл. Мысль, Парижъ, 1942.
[5] Замѣтимъ кстати, что законъ «постоянства матеріи» (нынѣ впрочемъ уже поколебленный вслѣдствіе явленій дематеріализаціи) не означаетъ, конечно «вѣчности» матеріи, а говоритъ, что матерія не исчезаетъ, а остается въ томъ же объемѣ, въ какомъ она была создана.
[6] Я не хочу совершенно «опорачивать» оригинальную систему идей о. Theilhard de Chardin, хотѣвшаго сохранить идею непрерывной эволюціи и христіанскую вѣру. См. о немъ книгу Trésmontant — «L'introduction à la pensée de Th. de Chardin».
[7] См. подробности у Guibert et Chinchole — Les Origines.
[8] Живые организмы съ полнымъ правомъ могутъ быть названы «существами» въ отличіе отъ «вещей». На эту тему написана превосходная книга W. Stern'a — «Person und Sache».
[9] Выгодная сторона формулы Спенсера въ томъ, что «динамическое начало жизни» не отожествляется съ понятіемъ силы, какъ это понятіе опредѣляется въ физикѣ.
[10] Недавно исторія эта была разсказана въ живой формѣ, правда иногда и односторонне, въ книгѣ Herbert Wendt (въ фр. переводѣ «A la recherche d'Adam», Paris, 1953).
[11] Впервые выдвинулъ въ наукѣ это положеніе русскій ученый кн. Крапоткинъ (извѣстный въ исторіи русской жизни, какъ защитникъ «мирнаго анархизма»).
[12] Установленію этого факта посвящена недавняя книга двухъ французскихъ ученыхъ Lafont et Salet — «L'évolution régressive». (Paris).
[13] Фактъ мутаціи, впервые отмѣченный ботаникомъ де Фризомъ, связанъ именно съ рядомъ внезапно наступающихъ перемѣнъ въ организмѣ, при которыхъ выступаютъ совсѣмъ новыя, не связанныя съ прежнимъ состояніемъ организмовъ, свойства.
[14] Въ новѣйшей литературѣ пользуются большой извѣстностью построенія, упомянутаго католич. ученаго (палеонтолога) Theilhard de Chardin, который стремится къ изученію эволюціи (включая и появленіе человѣка) безъ привлеченія участія Творца. Но Theilhard de Chardin, какъ бы ослѣпленъ фактомъ міровой эволюціи, не замѣчая, что ему приходится вмѣсто участія Творца снова, обращаться къ случайности. Особенно нелѣпо это у него при объясненіи появленія человѣка на землѣ (см. дальше въ гл. VI, 1).
[15] Boutroux: «La loi naturelle», «La contingence des lois de la nature».

Источникъ: Проф. Прот. В. Зѣньковскій. Апологетика. — Парижъ: YMCA PRESS, 1957. — С. 50-62.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.