Церковный календарь
Новости


2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Василиса Прекрасная (1921)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Морозко (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Гробовщикъ (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Отъ издателя (1921)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Московскій Сборникъ". Знаніе и дѣло (1896)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Моск. Сборникъ". Болѣзни нашего времени (1896)
2017-07-19 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Общественное служеніе христіанъ (1994)
2017-07-19 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Англикане и Православная Церковь (1964)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Золотая рыбка (1921)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Журавль и цапля (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Письмо къ Аркадію Осиповичу Россети (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Майская ночь, или утопленница (1921)
2017-07-18 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 3-я (1903)
2017-07-18 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 2-я (1903)
2017-07-18 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рождественскій). «Житіе преп. Сергія». Глава 12-я (1904)
2017-07-18 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рождественскій). «Житіе преп. Сергія». Глава 11-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Г. А. Знаменскій († 1974 г.)

Георгій Александровичъ Знаменскій (1890-1975), педагогъ, духовный писатель, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 28 марта (10 апрѣля) 1890 г. въ хуторѣ Тиховскомъ ст. Мигулинской области Войска Донского. Окончилъ Новочеркасскую Духовную Семинарію и Кіевскую Духовную Академію (1916), со званіемъ магистра богословія. Преподавалъ въ мужской гимназіи г. Калачъ-на-Дону. Въ 1917 г. назначенъ директоромъ гимназіи. Избранъ въ члены Донского Войскового Круга отъ ст. Мигулинской. Въ ходѣ наступленія большевиковъ эвакуировался съ семьей черезъ Екатеринодаръ, Новороссійскъ и Крымъ въ Константинополь. Въ Константинополѣ при содѣйствіи архіеп. Анастасія (Грибановскаго) организовалъ русскую среднюю школу-лицей. Затѣмъ былъ назначенъ директоромъ и преподавателемъ лицея на о. Халки. Въ 1923 г. переселился въ США. Окончилъ Гарвардскій университетъ, получивъ званіе магистра педагогическихъ наукъ и психологіи. Въ концѣ 1920-хъ гг. принималъ участіе въ работѣ студенческаго христіанскаго кружка РСХД въ г. Бостонъ (США). Преподавалъ русскій языкъ въ Гарвардскомъ ун-тѣ, Массачусетскомъ технологическомъ ин-тѣ, ин-тѣ Браунъ и др. Былъ приглашенъ въ Саскачеванскій ун-тъ (Канада) на должность профессора, гдѣ организовалъ факультетъ русскаго языка. Вернувшись въ Массачусетскій технологическій ин-тъ, продолжилъ тамъ преподаваніе и получилъ званіе заслуженнаго профессора. Несмотря на свои научно-педагогическіе труды, Г. А. Знаменскій никогда не забывалъ, что онъ русскій, вѣрный и преданный сынъ Россіи и Русской Православной Соборной Церкви. Онъ былъ близкимъ другомъ митр. Анастасія, архіеп. Виталія и др. архипастырей РПЦЗ. Въ 1953 г. избранъ попечителемъ Богоявленскаго прихода въ г. Бостонъ (США). Въ теченіе 25 лѣтъ являлся сотрудникомъ русской національной газеты «Россія» (Нью-Іоркъ). Публиковалъ статьи на религіозныя и философскія темы въ журналѣ «Православная Русь». Скончался 24 декабря 1974 г. (6 января 1975 г.). Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія Г. А. Знаменскаго

Проф. Г. А. Знаменскій († 1974 г.)
Истина бытія Божія и ложь воинствующаго безбожія.

«...Въ воздушномъ океанѣ ономъ
Міры умножа милліономъ
Стократъ другихъ міровъ — и то
Когда дерзну сравнить съ Тобою,
Лишь будетъ точкою одною:
А я передъ Тобой — ничто.
Ничто: но Ты во мнѣ сіяешь
Величествомъ Твоихъ добротъ;
Во мнѣ Себя изображаешь,
Какъ солнце въ малой каплѣ водъ.
Ничто: но жизнь я ощущаю;
Несытымъ нѣкакимъ летаю
Всегда пареньемъ въ высоты;
Тебя душа моя быть чаетъ,
Вникаетъ, мыслитъ, разсуждаетъ:
Я есмь, — конечно, есть и Ты».
                                       Державинъ.

Исторія человѣческаго міра на землѣ краснорѣчиво и убѣдительно намъ свидѣтельствуетъ о несомнѣнно вложенной въ самую душу человѣка идеи бытія Божія, какъ Премірнаго, Премудраго Начала, какъ Личной, Разумно-Сознательной и Всемогущей Первопричины всей вселенной.

Выражаясь словами церковнаго писателя Тертуліана, душа человѣка, по самой природѣ своей, христіанка, а по словамъ Блаженнаго Августина «Богъ создалъ человѣка со стремленіемъ къ Нему, и безпокойно наше сердце, пока не успокоится въ Немъ».

Бытіе Божіе инстинктивно чувствуетъ и признаетъ весь животный міръ и даже вся неодушевленная природа, а посему «всякое дыханіе хвалитъ Господа», а «небеса повѣдаютъ славу Божію; твореніе же рукъ Его возвѣщаетъ твердь».

И какъ изъ факта существованія въ мірѣ слѣпыхъ, глухихъ, нѣмыхъ и душевно-больныхъ людей нельзя сдѣлать ложное заключеніе, что и всѣ люди должны быть таковыми, такъ точно и изъ факта существованія атеистовъ нельзя сдѣлать заключенія, что и всѣ люди по природѣ склонны къ безбожію или атеизму.

Въ смиреніи своемъ и преклоненіи предъ тайнами и красотами Божественнаго мірозданія, вѣрующіе люди часто интуитивно, не нуждаясь въ доказательствахъ, постигаютъ Бога и живутъ въ Немъ, не «мудрствуя лукаво». Своимъ здоровымъ разумомъ, способнымъ проникать въ міръ духовный, идеальный, эти «нищіе духомъ» простецы находять тамъ Бога, опытно чувствуютъ Его въ своемъ дѣтски-чистомъ сердцѣ, оправдывая слова Спасителя, что многое изъ того, что сокрыто отъ «мудрыхъ и премудрыхъ міра сего, ясно открыто младенцамъ вѣры».

/с. 4/ Вѣрующіе люди, какъ послушныя дѣти своего Отца, не осуждаютъ, а всегда очень жалѣють тѣхъ своихъ ближнихъ, у которыхъ, какъ у Лермонтовскаго героя — Печорина «голова перевѣшиваетъ надъ сердцемъ», а посему такіе люди страдаютъ болѣзненной непроницательностью въ красоты такъ премудро устроеннаго Божьяго міра. Своимъ скептическимъ, разъѣдаемымъ рефлексіей, умомъ они способны замѣчать только одни противорѣчія въ запросахъ вѣры и разума, въ примиреніи науки и религіи. Иногда такіе люди совершенно искренно завидуютъ тѣмъ, кто вѣруетъ въ Бога, ибо въ своей болѣзненной гордынѣ, преклоняясь предъ своей формальной и ограниченной логикой или холоднымъ разсудкомъ, эти люди («головастики», по терминологіи Архіепископа Виталія) безсильны вполнѣ, какъ имъ хотѣлось бы, постичь абсолютно-безконечнаго и совершеннаго Бога, а другихъ, дополнительныхъ способностей для улавливанія бытія и вездесущія Божія у нихъ нѣтъ.

Къ счастью, у насъ, живущихъ не только сердцемъ, но и умомъ, имѣется огромный запасъ пріемлемыхъ и для закоренѣлыхъ раціоналистовъ доказательствъ бытія Божія. Скажемъ больше! Именно эта неумолимая логика никакъ не позволяетъ намъ объяснять происхожденіе вселенной безъ Бога и внѣ Бога, въ силу какого-то (?) слѣпого случая.

Все въ мірѣ имѣетъ свою причину. Причина каждаго явленія или слѣдствія лежитъ внѣ этого слѣдствія. Значитъ, нѣтъ ничего самобытнаго въ мірѣ. А разъ каждое частное явленіе въ мірѣ не самобытно, значитъ и весь міръ не самобытенъ, а имѣетъ какую-то причину своего происхожденія, внѣ его лежащую. Безконечный и безначальный рядъ причинъ не мыслимъ для насъ логически, какъ не мыслимъ потокъ безъ его начала. Вотъ поэтому-то нашъ умъ не слѣпо, а логически послѣдоватольно и до конца честно, безъ всякихъ скачковъ, и доходитъ до признанія необходимости такой Первопричины, которая Сама не была слѣдствіемъ другой причины, а самобытно, въ Себѣ Самой заключаетъ и Свою причину вѣчнаго безначальнаго бытія и причину вызваннаго изъ небытія къ бытію внѣшняго міра или вселенной. Вотъ это-то Премірное Существо по-русски и называется Богомъ.

Теперь мы спросимъ раціоналистовъ, что же логически легче и разумнѣе допустить: вѣчность и самобытность Личнаго, Разумно-Сознательнаго, Безначальнаго и Совершеннаго Творца вселенной — Бога, или же вѣчность и самобытность какихъ-то пылинокъ — частицъ матеріи, энергіи, туманностей, которыя когда-то (?), въ силу слѣпого случая (?) соединились и закружились вокругъ своей оси???

Вчитаемся, вникнемъ въ такъ называемую, Канто-Лапласовскую, правда стройную, но... безголовую теорію происхожденія міра! Развѣ не расписывается эта теорія въ полномъ безсиліи разрѣшить кардинальный вопросъ о Первопричинѣ, вызвавшей изъ небытія къ бытію всю вселенную? Заявляя, что образовавшіеся изъ туманностей центры міровъ, отъ неизвѣстнаго(?) толчка пришли въ вихреобразное вращеніе, развѣ сторонники этой теоріи не обнаруживаютъ необходимости не только «кое-что», /с. 5/ но «многое» принять на вѣру и положить въ основу происхожденія міра какую-то вѣчно (?) существующую, раскаленную туманность вмѣсто Высшей Разумной и Премірной Первопричины, на признаніи Которой и успокаивается нашъ умъ, разумъ, сердце и врожденная человѣческая любознательность, вполнѣ учитывающая ограниченность познавательныхъ способностей человѣка...

Предположимъ, что мы, вѣрующіе въ Бога, и они, базирующіеся на слѣпомъ случаѣ происхожденія вселенной, гуляя на островѣ, случайно обнаружили чудную, отшлифованную статую человѣка. Спрашивается, откуда взялась эта статуя?

Мы, вѣрующіе въ Личнаго Творца вселенной, желая быть до конца послѣдовательными въ своихъ логическихъ сужденіяхъ, выступаемъ первыми и «ничтоже сумняшеся» смѣло и бодро заявляемъ: «Эта статуя не есть результатъ слѣпого случая, разъ все имѣетъ свою причину, внѣ его лежащую; разъ каждый предметъ не самобытенъ. Не видя ея мастера физическими глазами, мы ясно видимъ своими логическими глазами, своимъ духовнымъ взоромъ, талантливаго мастера этой статуи».

Представители, базирующіеся на слѣпомъ случаѣ въ происхожденіи міра, вполнѣ соглашаются съ нами и утвердительно киваютъ головами.

Но позвольте, говоримъ мы, а почему бы не допустить, что эта статуя случайно образовалась: морскія волны когда-то обточили большой камень, сдѣлавъ его похожимъ на человѣка, а потомъ тѣ же волны случайно выбросили на островъ эту статую. Вотъ и все!

Ну, что вы! Это похоже на сказку! Откуда у васъ такая фантазія? Обрѣжьте крылья вашего богатаго воображенія, дайте просторъ вашей логикѣ и вы сразу увидите, что ваше первое объясненіе гораздо логичнѣе и вполнѣ пріемлемо.

Но позвольте, будемъ тогда логически честны до конца! Почему гармонически-стройное, непостижимо-премудрое происхожденіе всей вселенной вы находите логически возможнымъ объяснить слѣпымъ случаемъ, а сравнительно такой пустякъ, какъ происхожденіе этой статуи, въ силу слѣпого случая, безъ ея мастера, вы находите абсурднымъ???

А вотъ еще одинъ примѣръ! Если съ высоты птичьяго полета посмотрѣть на людей, куда-то бѣгущихъ, къ чему-то стремящихся, то жутко, смертельно страшно станетъ на душѣ, если согласиться съ вами, господа представители «слѣпого случая», вездѣ и во всемъ. Неужели же въ мірѣ такъ-таки и нѣтъ никакой цѣлесообразности, никакого конечнаго смысла и конечной цѣли въ существующей вселенной? Неужели же все, случаемъ зародилось, слѣпымъ случаемъ управляется и въ силу слѣпого случая когда-то обратится въ ничто. Что же логичнѣе и успокоительнѣе для нашего любознанія: 1) уподобить всю вселенную большому кораблю, неизвѣстно куда плывущему, безъ руля и безъ вѣтрилъ, или же 2) согласиться съ цѣлымъ рядомъ философовъ, ученыхъ представителей чистыхъ и прикладныхъ наукъ, съ незапамятныхъ временъ выстрадавшихъ долгими размышленіями необходимость признанія Разумно-Самобытной и Везна/с. 6/чальной Первопричины, изъ ничего, т. е. не изъ чего-либо сотворившей міръ и знающей конечную цѣль и смыслъ существованія созданной Ею вселенной?

А какъ всегда казались логически безсмысленными для глубокомысленныхъ ученыхъ всѣ эти жалкія потуги гордыхъ раціоналистовъ, часто настолько ограниченныхъ въ своемъ умственномъ кругозорѣ, чтобы удовлетворить свою любознательность вѣрой въ какой-то слѣпой случай, лежащій въ основѣ мірозданія! Поистинѣ «Богъ гордымъ противится, а смиреннымъ даетъ благодать», раздвигающую ихъ умственные горизонты и познавательныя способности интуиціи ихъ сердца.

«Гордость», по словамъ Аміеля, «есть граница ума». Но стоитъ только человѣку спуститься съ высоты своей гордыни и честно и искренно, но со смиреніемъ и сознаніемъ своей ограниченности «шевельнуть мозгами», какъ предъ его умственнымъ взоромъ пронесется страшная, душу потрясающая истина, выраженная въ классическихъ словахъ Псалмопѣвца Давида: «Рече безуменъ въ сердцѣ своемъ: нѣсть Богъ» (Псал. 13, 1).

Современные воинствующіе безбожники на Руси особенно любятъ ссылаться на ученыхъ, якобы всегда отрицавшихъ истину бытія Божія. Въ 1925 году, на двухсотлѣтнемъ юбилеѣ Акедеміи Наукъ, безбожникъ Каменевъ авторитетно, какъ ему казалось, заявилъ, что такъ какъ всѣ ученые не вѣрятъ въ Бога, то поэтому онъ гордъ и счастливъ быть въ ряду такихъ его «единомышленниковъ»-ученыхъ, какъ Ньютонъ, Дидро и Дарвинъ (?).

Оказывается, Ньютонъ, открывшій законъ всемірнаго тяготѣнія, никогда не произносившій имени Бога, не снявши шапки; ученый энциклопедистъ 18 в. Дидро, въ утреннихъ лучахъ восходящаго солнца всегда познававшій Премудраго и Всеблагого Творца; Дарвинъ, вѣровавшій, что міръ живетъ и движется по законамъ, вложеннымъ въ него Богомъ и Творцомъ вселенной, передъ смертью читавшій Новый Завѣтъ и торжественно всегда заявлявшій, что онъ никогда не былъ атеистомъ и что въ первую клѣтку жизнь была вдохнута Творцомъ, — съ точки зрнѣія воинствующихъ безбожниковъ были чуть ли не провозвѣстниками и глашатаями современнаго атеизма.

На самомъ же дѣлѣ въ исторіи философіи и науки мы находимъ цѣлый рядъ выдающихся, съ міровымъ именемъ, ученыхъ, глубоко и сознательно вѣровавшихъ въ Бога.

Какъ и слѣдовало ожидатъ, философія, зародившаяся въ Греціи, на берегу моря, наводившаго своей необъятностью пытливый умъ человѣческій на размышленіе о Безконечномъ, еще въ пятомъ вѣкѣ до Рождества Христова подарила намъ философа Анаксагора, пришедшаго къ выводу, что въ основѣ міра лежитъ Премудрый Разумъ — Творецъ вселенной. За нимъ Платонъ, пораженный царящей въ мірѣ красотой, порядкомъ и цѣлесообразностью, добавилъ къ Анаксагоровскому понятію о Богѣ слово Благой. Всеобъемлющій же геній Аристотеля — отца всѣхъ наукъ, пришелъ /с. 7/ къ заключенію, что вселенная построена по плану Премудраго Архитехтора. Вѣрую въ Бога, какъ Высочайшій Разумъ (Шеллингъ); какъ «Единую Премудрую Волю» (Лотце); вѣрую въ непосредственное чувство, что міръ «цѣлесообразно устроенъ Кѣмъ-то» (Ланге) и такъ далѣе, безъ конца проходитъ чрезъ всю исторію философіи.

Знаменитый англійскій философъ Бэконъ Веруламскій (1561-1626) говорилъ, что тотъ, кто пьетъ изъ чаши знанія мелкими глотками, тотъ уходитъ отъ Бога и религіи, но тотъ, кто пьетъ изъ чаши познанія до дна, тотъ снова возвращается къ религіи. Даже превосходное знаніе природы еще можетъ увести человѣка отъ Бога; но глубокое и основательное знаніе неизбѣжно приводитъ снова человѣка къ Богу; или — знаніе раздуваетъ маленькаго по уму человѣка, удивляетъ средняго и смиряетъ великаго.

Нѣмецкій философъ Лейбницъ (1646-1716) сравнивалъ устройство человѣческаго организма съ устройствомъ вселенной. Какъ въ человѣкѣ тѣло — сложная машина — выполняетъ безсознательно волю своего хозяина «я», или души, такъ и непостижимо сложная машина — вселенная безсознательно работаетъ по вложеннымъ въ нее Премудрымъ Хозяиномъ вселенной законамъ природы.

Философъ Кантъ (1724-1804) при доказательствѣ бытія Божія обратилъ вниманіе на совѣсть. Откуда она взялась? Изъ внѣшняго міра? Но тамъ нѣтъ ни свободы, ни различенія между добромъ и зломъ. Можетъ быть отъ человѣка? Но велѣнія совѣсти часто враждебны человѣку. Откуда же совѣсть? Очевидно велѣнія совѣсти идутъ отъ Верховнаго Законодателя и Судіи міра — Бога, вложившаго этотъ нравственный законъ или совѣсть въ душу человѣка при его твореніи. Въ земной жизни добродѣтель часто не вознаграждается, а порокъ торжествуетъ и человѣкъ не можетъ соединить добродѣланіе съ счастьемъ. Слѣдовательно, должно быть такое Существо, Которое хочетъ и можетъ наградить добродѣтель достойнымъ ея счастьемъ. Такимъ Существомъ является Богъ.

Знаменитый философъ Карлъ Вилли Вагнеръ (родился въ 1883 году), прославившійся своими изслѣдованіями вселенной, естественныхъ наукъ и религіи, говоритъ, что величайшіе умы всѣхъ временъ и народовъ глубоко вѣровали въ Бога. Безконечно продвигаясь въ научныхъ изслѣдованіяхъ, ученые всегда преклонялись предъ тайной неуловимой, говоря, что Духъ Божій проявляется всюду и особенно въ творчествѣ человѣка. По словамъ же философа Гегеля объектъ философіи тотъ же, что и религіи, т. е. Богъ.

Раскройте страницы всѣхъ теоретическихъ и прикладныхъ наукъ и тамъ вы найдете первоклассныхъ ученыхъ, глубоко исповѣдовавшихъ свою вѣру и неопровержимое знаніе истиннаго бытія Божія [1]. Основатель современной астрономіи, создатель геліоцентрической системы Коперникъ /с. 8/ (1473-1543) вѣровалъ, что премудрый порядокъ мірозданія установленъ Всезиждущимъ Строителемъ вселенной. Едва ли, когда-либо надъ человѣкомъ дѣлалась болѣе гордая надпись, чѣмъ надъ статуей Коперника въ Торцѣ: «Terræ motor solis cœlique stator» — «онъ подвинулъ землю и остановилъ солнце и небо». Но самъ-то Коперникъ былъ воплощеніемъ кротости и смиренія. На его изображеніи — въ церкви Іоанна — начертаны слова: «Не благодати, воспринятой Павломъ, ищу я. Не благоволенія, съ которымъ Ты простилъ Петра: — лишь той, которую Ты даровалъ разбойнику на крестѣ, лишь той милости прошу у Тебя».

«Въ твореніи я касаюсь Бога, какъ бы руками», — говорилъ другой астрономъ Кеплеръ (1571-1630).

На весь міръ прославился астрономъ Камиллъ Фламмаріонъ (родился въ 1842 году), который, будучи влюбленъ въ небо и звѣзды, построилъ на самой высокой горѣ Пиренейскаго хребта собственную обсерваторію и ежедневно, на разсвѣтѣ, въ корзинѣ, привязанной къ воздушному шару, поднимался на доступную въ то время высоту, испытывалъ на волнахъ безконечности радостный подъемъ духа и, созерцая въ блескѣ сіянія небеса, всѣмъ существомъ своимъ ощущалъ Бога. Да не только въ небесахъ, въ каждой полевой былинкѣ, въ гармоніи цвѣтовъ, въ радующемся свѣту Божію мірѣ животныхъ и насѣкомыхъ я видѣлъ, говоритъ Фламмаріонъ, душу Божію.

Парэ — знаменитый хирургъ своего времени (1517-1590) говорилъ: «своихъ паціентовъ я перевязываю, а цѣлитъ ихъ Господь».

Выдающійся математикъ 19-го вѣка А. Коши открыто заявлялъ: «Я христіанинъ; я вѣрю въ Бога и Божество Іисуса Христа такъ же, какъ до меня вѣровали другіе математики».

Знаменитый математикъ Амперъ, давая совѣтъ своему молодому ученику, говорилъ: «Берегись заниматься исключительно наукой, какъ это ты дѣлалъ прежде. Учись, изслѣдуй земное; но на видимый міръ смотри однимъ глазомъ, другой неустанно обращай къ Вѣчному Свѣту. Одной рукой изслѣдуй природу, а другой держись за край ризы Божіей».

Современные математики заявляютъ: чѣмъ больше изучаемъ мы универсъ, тѣмъ больше мы убѣждаемся, что вселенная сотворена по премудрому плану чистаго Величайшаго Математика. Окружающій универсъ начинаетъ казаться все больше и больше не какъ машина, а какъ великая мысль (Проф. Кэмбриджскаго университета въ Англіи Джемсъ Женсъ). Проф. Чикагскаго университета — математикъ Артуръ Комптонъ — заявляетъ, что научныя изслѣдованія неизбѣжно ведутъ къ заключенію, что окружающій насъ универсъ, съ вложеннымъ въ него порядкомъ, обязанъ не слѣпому случаю, а великой мысли духовнаго Творца.

Глубокимъ смиреніемъ, сознаніемъ ограниченности человѣческаго познанія всегда отличались вѣрующіе въ Бога ученые съ міровымъ именемъ. Уже упомянутый нами знаменитый Ньютонъ (1643-1727), котораго по невѣжеству записалъ въ число своихъ «единомышленниковъ» безбожникъ Каменевъ, въ своемъ толкованіи на книгу пророка Даніила и Откровеніе /с. 9/ Іоанна Богослова высказываеть свого вѣру въ чудеса и пророчества и съ удивительной скромностью говоритъ о себѣ: «не знаю, чѣмъ я кажусь міру, но себѣ я представляюсь ребенкомъ, который играетъ на берегу моря и собираетъ гладкіе камни, между тѣмъ какъ великій океанъ Неизвѣстнаго глубоко скрываеть Истину отъ его глазъ».

По словамъ химика, физика и богослова Роберта Бойля (1627-1691), всѣ самыя лучшія книги, сопоставленныя съ Библіей, являются только планетами, заимствующими весь свой свѣтъ и сіяніе отъ солнца, т. е. отъ Библіи; а по словамъ физика Макса Планка (1858-1947) между наукой и религіей нѣтъ противорѣчій, потому что и та и другая приходятъ къ исповѣданію Бога. Религія славитъ Бога въ началѣ, а наука въ концѣ всѣхъ мыслей и разсужденій. Абсолютную гармонію въ основныхъ пунктахъ религіи и науки мы особенно замѣчаемъ въ естествознаніи».

— «Какъ можно говорить, что религія и наука несовмѣстимы, когда каждая наука пробуждаетъ въ человѣкѣ мысль о безконечномъ и даетъ ему только ощущеніе тайны, а религія открываетъ человѣку эту тайну. Въ своей совокупности науки предрасполагаютъ умъ къ познанію бытія Божія, сущности души и нравственнаго закона» — такъ говоритъ не богословъ, а извѣстный геологъ Геттингенскаго университета Петръ Термье (1859-1930).

«Наука и религія — это другъ друга дополняющія двѣ стороны единственнаго познавательнаго акта, могущаго охватить познаніе Высшаго» — говоритъ геологъ и палеонтологъ Перъ Тейеръ де Шарденъ (1884-1955).

«Я — естественникъ — не могу отрицать Бога. Я вижу Его во всѣхъ проявленіяхъ природы настолько, что для меня природа какъ бы дышитъ Божествомъ, потому что природа — это не хаосъ слѣпыхъ силъ, не смѣшеніе энергіи и матеріи, а удивительное проявленіе закономѣрности. Надо или закрыть глаза, или признать созидательную силу Творца» — такъ поучаетъ насъ профессоръ ботаники Іоаннъ Рейнеке (1849-1931).

Прославившійся на весь міръ своими трудами: «Психіатрія, медицина и человѣкъ» (1943) и «Исторія медицинской психологіи» (1941) — профессоръ клинической психіатріи въ Нью Іоркскомъ медидинскомъ колледжѣ — Григорій Зильбургъ говоритъ: «я — ученый психіатръ и психоаналитикъ не исключаю Бога изъ моихъ мыслей. Я замѣчаю, что у ученыхъ естественниковъ религіозное чувство сильнѣе, чѣмъ у представителей гуманитарныхъ наукъ».

Строго разумное признаніе Личнаго, Сознательнаго и Совершеннаго Творца міра съ неумолимой логикой приводитъ насъ къ необходимости Сверхъестественнаго Откровенія и религіи, какъ союза человѣка съ Богомъ. Не изъ науки, а только изъ Откровенія узнаемъ мы, что зла Богъ не творилъ; что зло въ мірѣ появилось въ результатѣ злоупотребленія свободной волей сначала въ высшемъ ангельскомъ мірѣ, а затѣмъ въ грѣхопаденіи прародителей, чрезъ гордыню и злоупотребленіе своей свободной волей нарушившихъ гармонію между своимъ духовнымъ и тѣлеснымъ «я».

Это изъ Откровенія мы узнаемъ и о Троичности Лицъ Божества, а /с. 10/ черезъ эту тайну и тайна Воплощенія Сына Божія и Сошествія Святаго Духа на Апостоловъ становится намъ понятной. Всѣ эти тайны, вмѣстѣ взятыя, даютъ человѣку законченное и стройное христіанское міровоззрѣніе, котораго не найти ни въ наукѣ, ни въ другой какой-либо религіи. Эти откровенныя тайны помогаютъ намъ разобраться и въ другомъ, кардинальной важности, вопросѣ о духовности и безсмертіи души. Это изъ Откровенія мы узнаемъ, что наше «я», являясь духовнымъ, самосознающимъ началомъ, не зависитъ отъ тѣла и отъ измѣненія обновленія его частицъ. Разъ душа самостоятельное начало, значитъ она можетъ продолжать жить личной сознательной жизнью и послѣ смерти тѣла. Вѣра въ безсмертіе души наводитъ человѣка на размышленіе о необходимости идеаловъ безконечнаго нравственнаго совершенствованія и приближенія человѣка къ Творцу, какъ Абсолютной Истинѣ, Добру и Красотѣ.

Въ Откровеніи мы находимъ и разумное обоснованіе чудесъ. Находятся «мудрецы», которые говорятъ, что чудесами Богъ какъ бы вносигь поправку въ Свое твореніе и тѣмъ нарушаетъ Имъ же созданные законы естественнаго порядка. Мы же, просвѣщенные свѣтомъ Откровенія, отвѣчаемъ такъ: Творя чудеса, Богъ исправляетъ не Себя, а разумно-свободныхъ людей, черезъ грѣхи уклонившихся отъ установленнаго Богомъ порядка и внесшихъ въ жизнь болѣзни и печали. Всеблагой Богъ, творя чудеса, не нарушаетъ естественные законы, потому что чудеса не противоестественны, а сверхъестественны. Никто не станетъ отрицать, что съ научной точки зрѣнія низшіе законы всегда подчиняются высшимъ законамъ въ области механики, физики и физіологіи человѣка. Когда человѣкъ поднимаетъ руку, этимъ онъ не нарушаетъ закона тяжести руки и тяготѣнія, которому подчинена рука. Законъ этотъ сохраняетъ свою силу. Въ моментъ поднятія руки сила этого закона не уничтожается, но измѣняется и не поправляется, а только преодолѣвается дѣйствіемъ высшей силы — человѣческой воли. Если огонь не попалилъ трехъ отроковъ, а вода удержала Христа, или буря мгновенно утихла, то здѣсь не было нарушенія естественныхъ законовъ, а только дѣйствіемъ Высшей Силы Всемогущаго обыкновенные, естественные результаты, производимые огнемъ, водой и бурей, были препобѣждены, преодолѣны, но не уничтожены.

Многіе мудрецы «вѣка сего» любятъ ссылаться на противорѣчія между повѣствованіемъ Святой Библіи о твореніи міра и наукой. Но да будетъ извѣстно этимъ мудрецамъ, что подавляющее большинство ученыхъ, совмѣщая вѣру и знаніе, съ особеннымъ уваженіемъ относятся къ Бытописанію Моисея о твореніи міра, какъ къ разсказу изумительному не только въ религіозномъ, но и научномъ смыслѣ. Природа и Библія, говорятъ ученые, это двѣ книги, предложенныя для чтенія человѣку, какъ произведенія одного Автора, а посему и не противорѣчащія другъ другу.

1. Моисей повѣствуетъ о твореніи міра, не какъ ученый естественникъ, а какъ мудрый учитель вѣры. Для него важна принципіальная сторона событій, а не детали, не математическія выкладки и вычисленія, которыми должны заниматься естественныя науки. Міръ сотворенъ изъ ничего, т. е. /с. 11/ не изъ чего-либо; все вызвано изъ небытія къ бытію силой слова Всемогущаго Творца міра. Міръ не вѣченъ, а появился въ моментъ творенія во времени, или вмѣстѣ со временемъ. У Моисея нѣтъ научныхъ терминовъ, и на предметы міра онъ смотритъ такъ, какъ они представляются простому глазу человѣка.

2. Наука имѣетъ право говорить языкомъ авторитетнымъ только тогда, когда она имѣетъ дѣло съ предметами, подлежащими непосредственному наблюденію и опыту. Какъ только вопросъ выходитъ за границы опыта, наука теряетъ свой авторитетъ и вступаетъ въ область гипотезъ, часто ложныхъ и отвергаемыхъ позже наукой же.

Установивъ двѣ основныхъ точки зрѣнія на Библію и на границы познанія науки, постараемся «успокоить» чрезмѣрныхъ поклонниковъ науки и показать имъ, что по мѣрѣ развитія наукъ мнимая пропасть между Библіей и наукой не увеличивается, а сглаживается.

Наука говоритъ, что вселенная образовалась не сразу. Согласно самой распространенной научной гипотезѣ (Канто-Лапласовской теоріи), вѣчно (?) движущіяся газообразныя, раскаленыя туманности (?), вслѣдствіе большаго удѣльнаго вѣса нѣкоторыхъ частицъ, стали притягивать къ себѣ болѣе легкія частицы, образовались центры, которые отъ неизвѣстнаго (?) толчка пришли въ вихреобразное движеніе и — въ силу закона центрораспредѣлительной силы — уплотнились, появилось солнце, планеты, которыя изъ огненно-жидкаго состоянія перешли въ твердое и на нихъ стала зарождаться жизнь...

И Библія говоритъ, что міръ образовался не сразу, а въ шесть дней или періодовъ творческой дѣятельности Бога. А вѣдь Всемогущій Богъ могъ бы сотворить міръ и въ одно мгновеніе? Вотъ тогда бы Библія противорѣчила наукѣ, а теперь нѣтъ.

Нѣтъ противорѣчія между Библіей и наукой и въ другомъ, кардинальной важности, вопросѣ. Библія говоритъ: зарожденіе или сотвореніе органической жизни началось не съ самыхъ совершенныхъ, а съ самыхъ низшихъ организмовъ. То же самое нашла и наука: 1) Материки обособились отъ морей раньше возникновенія органической жизни; 2) Растенія появились раньше животнаго міра; 3) Животные впервые появились въ моряхъ; 4) Постепенно возникли рыбы, пресмыкающіеся, птицы, животные 5) Человѣкъ — вѣнецъ Творенія, по Библіи, согласно наукѣ, тоже появился позднѣе другихъ тварей...

Переходя теперь отъ истины бытія Божія къ планетарной лжи воинствующаго безбожія, не трудно понять, какими ничтожно слабыми потугами являются всѣ усилія безбожниковъ вырвать съ корнемъ вѣру въ Бога у русскаго народа! Рожденное на Западѣ, не русское, а интернаціональное воинствующее безбожіе, нынѣ насильно навязываемое богобоязненному, до мозга костей вѣрующему родному нашему народу, какъ и слѣдовало ожидать, совершенно не пристало къ нему и несмотря на страшныя гоненія, кровь русскихъ исповѣдниковъ, какъ и въ первые вѣка Христо/с. 12/вой Церкви, поистинѣ, сдѣлалась какъ бы сѣменемъ, изъ котораго вырастаютъ новые пламенные вѣрующіе, особенно среди молодежи.

О томъ, что и подъ грубой шинелью подсовѣтскаго солдата бьется русское сердце и теплится Св. Русь съ крѣпкой вѣрой въ Бога, говорятъ намъ и вдумчивые, объективно мыслящіе иностранцы. Аргентинецъ Сеньоръ Фалерони, узнавшій, что совѣтскіе солдаты, посланные на усмиреніе въ Венгрію, перешли на сторону возставшихъ, въ глубокомъ восхищеніи воскликнулъ: «Не СССР, залившій кровью героическую Венгрію въ кровавые дни октября 1956 года, протянулъ руку помощи подлинной Венгріи, а Россія Св. Владиміра, да Александра Невскаго, живущая въ сердцахъ подсовѣтскихъ солдатъ».

А испанецъ Салвадоръ Мадаріага написалъ: «Ничто не можетъ больше заклеймить поведеніе Запада, какъ тотъ фактъ, что единстиенными добровольцами за свободу и вѣру въ Бога явились подсовѣтскіе солдаты и офицеры, перешедшіе на сторону героически возставшей противъ красныхъ Венгріи.

Ослѣпительно ярко блеснулъ на весь міръ великомученикъ русскій народъ на религіозно-церковномъ фронтѣ въ борьбѣ съ совѣтскимъ воинствующимъ безбожіемъ. Вся безбожная, съ позволенія сказать «научная» пропаганда, при страшныхъ раскатахъ небывалыхъ гоненій на вѣрующихъ, потерпѣла полный крахъ, сломала себѣ рога и провалилась въ тартарары, въ бездну ничтожества, изъ котораго она — эта злостная пропаганда вышла.

Получился неожиданный для безбожниковъ парадоксъ. «Научное» доказательство безбожія не укрѣпило безбожіе, а вырвало его окончательно и безъ остатка изъ сердца народнаго, изъ рабочихъ массъ, изъ комсомольцевъ, чего никакъ не ожидали безбожники. Загнанный на «научные» диспуты русскій народъ ясно понялъ, что безбожіе основано на полномъ невѣжествѣ его проповѣдниковъ. Не знаемъ Бога и знать не хотимъ, а потому и не вѣримъ, нагло заявляютъ безбожническіе лидеры. И вспоминается, какъ на вопросъ, заданный Иваномъ Карамазовымъ діаволу: «Есть ли Богъ или нѣтъ?» — діаволъ съ циническимъ добродушіемъ отвѣтилъ: «Голубчикъ! Ей Богу! не знаю!» Діаволъ, вѣрующій въ Бога и трепещущій, такъ отвѣтилъ, чтобы держать Ивана въ своей власти. Часто «божатся» и безбожники и говорятъ «спасибо», не вѣдая, что это значитъ — спаси Богъ!..

При полной слѣпотѣ духовной, безбожники на все смотрятъ своими физическими глазами, которыми, по словамъ Луначарскаго, они видятъ въ мірѣ только «безсмысленный и безпредѣльный вальсъ солнца съ планетами».

Безъ чувства брезгливости, безъ позыва тошноты нельзя читать ихъ кощунственный журналъ «Безбожникъ». Но мало имъ помогаетъ этотъ «шедевръ» мірового, интернаціональнаго, а не русскаго безбожія. Уже не разъ признавались сами безбожники въ своемъ полномъ безсиліи вырвать вѣру въ Бога у русскаго народа. Въ 945 номерѣ «Власти Труда» они /с. 13/ заявляютъ: «мы перевернули по-своему весь укладъ общественной, политической и хозяйственной жизни. Только одна Церковь въ своей духовной мощи, да глубокая вѣра народная остались нетронутыми». Убѣгающіе же изъ комсомола, по религіознымъ мотивамъ, молодые люди откровенно называютъ атеистовъ не воинами безбожія, а воинствующими мертвецами. Объ этомъ краснорѣчиво свидѣтельствуетъ опубликованный журналомъ «Наука и религія» фактъ ухода изъ комсомола въ 1963 году двухъ новомучениковъ, Сергѣя и Нины Горбатовыхъ. Сергѣй подъ вліяніемъ матери обратился къ Церкви и подалъ формальное заявленіе о выходѣ изъ комсомола. На попросъ судьи: «Вы будете работать?» — Сергѣй отвѣтилъ: «Только для Бога, для познанія Его и служенія Ему. Вѣдь я вѣрующій». Его сестра Нина — инженеръ — послѣдовала примѣру брата, вышла изъ комсомола, стала уклоняться отъ работы въ церковные праздники, а ихъ родители отослали въ милицію свои паспорта, какъ аттрибуты дьявольской власти. Вся семья попала въ новомученики за вѣру Христову. Замѣчательно то, что свѣдѣнія эти были напечатаны въ атеистическомъ журналѣ, гдѣ, жалуясь на безуснѣшную борьбу съ вѣрующими, безбожники проговорились.

Въ бесѣдѣ съ сотрудникомъ журнала «Безбожникъ» одинъ простецъ заявилъ: «Господь установилъ, чтобы мы о Немъ вспоминали. Только и душу отведешь на праздникахъ въ Церкви. По селу звонъ идетъ, а батюшка въ алтарѣ облачается. Какъ, почнетъ возглашать, за сердце хватаетъ. Никола Угодникъ съ иконы строго глядитъ прямо въ душу: «грѣшники вы, молъ, окаянные!» А Богородица больше поверху головъ мимо. А изъ Церкви всѣ идутъ веселые, счастливые!»

Ну, что можно добавить къ этимъ дѣтски безхитростнымъ словамъ никѣмъ и ничѣмъ не измѣненнаго родного, русскаго Богоносца!

Послѣ лекціи безбожника, одинъ простецъ проситъ предсѣдателя собранія разрѣшить ему сказать только три слова. Удивленный такой смѣлостью, предсѣдатель разрѣшаетъ. — «Братцы, Христосъ Воскресе!» — «Воистину Воскресе!» — вырвалось нѣсколько нерѣшительныхъ восклицаній. — «Братцы, Христосъ Воскресе!» — «Воистину Воскресе!» — дружно подхватили изъ разныхъ угловъ. — «Братцы, Христосъ Воскресе!» — «Воистину Воскресе!» — грянула вся зала...

А какимъ радостно животворящимъ остроуміемъ и юморомъ звучатъ слова одного простеца, ради спасенія семьи притворившагося безбожникомъ! Отправляясь на собраніе безбожниковъ, онъ шепчетъ женѣ: «Слушай, Марья! А ты пошли Ванюшку къ попу. Пусть онъ его Закону Божію научитъ, а то вѣдь изъ него хулиганъ выйдетъ»...

Вотъ она, Святая Русь Матушка! Вотъ она непобѣдимая, непостижимая и несокрушимая сила Вселенскаго Православія!

И бѣснуется, какъ затравленный звѣрь, безбожный ареопагъ съ кровавой звѣздой. Не удалась его затѣя съ выкорчевываніемъ изъ сердца народнаго живой вѣры въ Бога. Рветъ и мечетъ воинствующее безбожіе и клянется физическимъ насиліемъ искоренить вѣру и религію въ СССР.

/с. 14/ Мы же непоколебимо вѣруемъ! Трудно безбожію идти противъ рожна; противъ беззавѣтной преданности народа Правдѣ Христовой! Ему ли, ничтожному, побороть Великаго Бога Земли Русской! Ему ли, срубившему за полстолѣтіе гоненій только верхушки, будетъ когда-либо по силамъ добраться до самыхъ корней православно-русской души! Нѣтъ! Знайте! Въ глубокіе пласты столѣтій вросли эти корни вѣры народной! Хотя и полоненную, но не сдавшуюся врагу Великомученицу Святую Русь питаютъ эти корни прадѣдней вѣры нашей чистыми истоками воды живой изъ потаенныхъ чертоговъ, изъ самыхъ глубинъ, изъ недоступныхъ врагу лабиринтовъ и нетронутыхъ святилищъ Русскаго Сердца.

И съ новой силой звучатъ бодрящія слова провидца Достоевскаго: «Невѣрующій дѣятель у насъ, въ Россіи, ничего не сдѣлаетъ, даже будь онъ искрененъ и геніаленъ. Это помните! Изъ народа выйдетъ спасеніе, изъ вѣры и смиренія его! Народъ встрѣтитъ атеиста, поборетъ его и станетъ снова Единая Православная Русь».

Проф. Г. А. Знаменскій.       

Примѣчаніе:
[1] При изложеніи сужденій ученыхъ о Богѣ были использованы напечатанныя въ газетѣ «Россія» цѣнныя свѣдѣнія С. И. Бельденинова, взятыя имъ изъ брошюры католическаго Іеромонаха Р. Куртуа: «Что говорятъ о Богѣ современные ученые».

Источникъ: Проф. Г. А. Знаменскій. Истина бытія Божія и ложь воинствующаго безбожія. (Извлечено изъ Владимірскаго Православнаго Русскаго календаря за 1967 годъ) — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1966. — 14 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.