Церковный календарь
Новости


2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 5-е основаніе (1992)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 4-е основаніе (1992)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)

Протоіерей Константинъ Зноско (1865-1943), церковный историкъ, гимнографъ (авторъ литургическихъ сочиненій). Родился 1 апрѣля 1865 г. въ мѣст. Острына (въ 50 км. къ востоку отъ г. Гродно). Отецъ епископа РПЦЗ Митрофана (Зноско-Боровскаго) и протоіерея Алексія Зноско. Окончилъ Литовскую духовную семинарію въ г. Вильно. Въ 1907-1914 гг. — настоятель Свято-Николаевскаго Братскаго храма г. Брестъ-Литовска. Въ годы Первой міровой войны — полковой священникъ 8-го Финляндскаго стрѣлковаго полка; награжденъ тремя орденами и золотымъ наперснымъ крестомъ на георгіевской лентѣ. Съ 1922 г. — въ эмиграціи въ Польшѣ. Настоятель Свято-Николаевской Братской православной церкви въ г. Брестъ. Одинъ изъ организаторовъ «Русскаго дома», русской школы и гимназіи въ Брестѣ. Скончался 21 іюня 1943 г. въ Брестѣ. Осн. сочиненія: «Житіе и страданія св. препмуч. Аѳанасія, иг. Брестскаго» (Варшава, 1931), «Римская неправда о главѣ Вселенской Церкви» (Варшава, 1932), «Виленская Островоротная или Остробрамская Чудотворная Икона Божіей Матери». (Варшава, 1932), «Житіе и страданія свв. Виленскихъ мучениковъ Антонія, Іоанна и Евстаѳія» (Варшава, 1932), «Житіе прп. Іова, игумена и чудотворца Почаевскаго». (Варшава, 1932), «Латинизація православнаго богослуженія въ уніатской церкви». (Варшава, 1932), «Историческій очеркъ церковной уніи: Ея происхожденіе и характеръ». (Варшава, 1933), Князь К. К. Острожскій и его дѣятельность въ пользу Православія» (Варшава, 1933). Богослужебные тексты: «Служба преп. Стефану, иг. Печерскому, еп. Владиміро-Волынскому» (Варшава, 1928), «Акаѳистъ св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929), «Служба св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929).

Сочиненія прот. Константина Зноско

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)
Историческій очеркъ церковной уніи. Ея происхожденіе и характеръ.

Часть первая. Флорентійская унія.

Глава I.
Возвышеніе папской власти въ XI-XIV вѣкахъ.

Послѣ раздѣленія Церквей папская власть поставляется на такую высоту, что для Православнаго Востока представляются только двѣ возможности: или преклониться передъ самодержавіемъ Римскаго престола, или уклониться отъ всякаго церковнаго съ нимъ общенія. Середины не могло быть, ибо папская власть никакихъ компромиссовъ не признавала. Уже папа Григорій VII, Гильдебрандъ (1073), обнаружилъ такое стремленіе къ возвеличенію своей власти, что даже римскіе историки сознаются, что власть его выходила изъ должныхъ предѣловъ и почти уничтожала всѣ права епископовъ и Церквей, отъ которыхъ онъ настоятельно домогался безпрекословной покорности. Григорій VII проводилъ ту мысль, что воля папы составляетъ законъ для всего человѣчества, а власть папская служитъ источникомъ всякой другой власти. Она не можетъ быть ограничена ни Соборомъ Вселенскимъ, ни обычаемъ, ни закономъ. Посему всѣ, не повинующіеся его велѣніямъ или не имѣющіе общенія съ Римской каѳедрой, почитались имъ схизматиками и еретиками. Слѣдуя этому завѣту, папа Левъ IX кинулъ въ лицо всей Восточной Церкви анаѳему, какъ отвергавшей эти чудовищныя и неслыханныя отъ первыхъ вѣковъ христіанства папскія притязанія. Провозглашенный Григоріемъ VII принципъ, что авторитетъ папы стоитъ выше всякой другой власти, какая только существуетъ на землѣ, папа Иннокентій (XII-XIII) постепенно проводитъ въ жизнь и черезъ это становится универсальнымъ духовнымъ монархомъ, соединивъ въ одно великое теократическое государство отдѣльные народы и государства Запада. Его власти подчиняются императоры, короли и владѣтельные князья, считая за честь служить ему.

Время отъ времени папы присваиваютъ себѣ абсолютную судебную власть. Уже папа Николай (IX) потребовалъ въ качествѣ каноническаго правила, чтобы всѣ постановленія помѣстныхъ Соборовъ представлялись на благоусмотрѣніе папы даже и въ тѣхъ случаяхъ, когда противъ нихъ никто и не апеллируетъ, на томъ основаніи, что областные Соборы могутъ производить по возникшимъ вопросамъ только предварительное изслѣдованіе, окончательный же по нимъ приговоръ принадлежитъ единственно папѣ. Онъ же завоевалъ себѣ право верховной судебной власти надъ всѣми христіанами, не исключая и государей. Пользуясь этимъ правомъ, папы стали требовать къ своему суду царственныхъ особъ. Такъ папа Урбанъ II отлучилъ по суду отъ Церкви короля французскаго Филиппа, а Иннокентій III наказалъ своимъ вердиктомъ французскаго короля Филиппа Августа. Александръ III (XII) издалъ постановленіе, чтобы на судъ его переносились дѣла, не только относящіяся къ вѣдомству трибунала церковнаго, но и свѣтскаго, и притомъ не только важнѣйшія, но и незначительныя. Папа Бонифацій VIII пошелъ еще дальше. Онъ утверждалъ, что такъ какъ всякое наше дѣйствіе большей частью бываетъ причастно грѣху, посему и ни одно человѣческое дѣйствіе не подлежитъ изъятію изъ вѣдѣнія папскаго суда. Такъ какъ подчиненіе папскому суду уничтожало всякій слѣдъ самостоятельности національныхъ Церквей и колебало авторитетъ всѣхъ другихъ органовъ судебной власти, противъ него раздались на Западѣ горькія жалобы и протесты, но напрасно. Римъ побѣдилъ, проповѣдуя, что трибуналъ папы выше всякой земной власти, ибо власть папы по своей неограниченности равна власти Божіей. Ставился даже такой вопросъ: можно ли апеллировать отъ папскаго суда къ суду Божію, и отвѣтъ давался отрицательный именно на томъ основаніи, что «у Бога и папы судъ общій». Для усиленія верховной правительственной власти, папы отвоевали у государей такъ называемое право «инвеституры», т. е. назначенія епископовъ королевской властью, и хотя de jure Григоріемъ VII и Иннокентіемъ III установлено было свободное избраніе епископовъ посредствомъ капитуловъ, de facto распоряжался выборомъ епископовъ папа по своему произволу. Со временъ Григорія VII вошелъ въ законъ обычай, обязывавшій епископовъ приносить торжественную присягу въ вѣрности папѣ, и, слѣдуя этому обычаю, епископы и нынѣ клянутся «защищать, пріумножать и распространять права, почести, преимущества и авторитетъ Святой Римской Церкви, государя нашего папы и преемниковъ его, еретиковъ же, схизматиковъ и противящихся палѣ сколько возможно гнать и преслѣдовать». И неудивительно, что католическіе епископы всегда и во всемъ должны являться врагами Православія. Присяга эта практиковалась въ томъ смыслѣ, что епископы должны повиноваться папѣ не только въ дѣлахъ духовныхъ, но и въ политическихъ, и благодаря этому, при помощи епископовъ, свѣтская власть папъ распространялась все шире и шире и становилась могущественной. Со временемъ папы подчинили своему непосредственному вѣдѣнію не только епископовъ, но и клириковъ. Сперва они только рекомендовали своихъ кандидатовъ на открывшіяся вакансіи, но Климентъ IV (XIII) придалъ этому обычаю право, и папы стали распоряжаться всѣми церковными должностями безъ исключенія, что породило въ Римской Церкви симонію и продажность. Пользуясь этимъ правомъ, папы присваиваютъ себѣ титулъ episcopus universalis въ томъ значеніи, что епископъ Рима есть единственный епископъ во всемъ мірѣ, и посему всѣ остальные органы церковнаго управленія обращаются имъ въ ничто. Власть папы стала первой и послѣдней инстанціей для рѣшенія всѣхъ, какъ важнѣйшихъ, такъ и незначительныхъ, церковныхъ дѣлъ.

Чтобы еще болѣе ослабить епископскую власть и подчинить своей власти епископовъ всѣхъ областей, папы посылаютъ туда своихъ легатовъ, давъ имъ полномочіе слѣдить на мѣстѣ за всѣми отраслями церковнаго управленія и надзирать за епископами. Власть легатовъ была неограниченная, и тамъ, гдѣ появлялся легатъ, епископская власть переставала дѣйствовать.

Утвердивъ за собой церковно-судебную и правительственную власть, папы стали единственнымъ источникомъ церковнаго законодательства. Григорій VII установилъ въ Римской Церкви тотъ принципъ, что только папа властенъ издавать новые законы, вызываемые нуждами времени. Основываясь на этомъ принципѣ, Бонифацій VIII утверждалъ, что всякое право, всѣ законы должны исходить отъ воли папы, ибо папа стоитъ выше всѣхъ законовъ и установленій Церкви — онъ является первоисточникомъ ихъ. Посему, если папа что-нибудь повелѣваетъ или запрещаетъ, хотя бы его воля стояла и въ противорѣчіи съ существующими законами, велѣніе его должно выполняться свято. Это, такъ сказать, развязывало папамъ руки и давало имъ возможность своей волей измѣнять древніе вселенскіе каноны, не говоря уже о декретахъ самихъ папъ.

Сконцентрировавъ въ своихъ рукахъ церковную власть, папы, вопреки словамъ Христа Спасителя: «Царство Мое не отъ міра сего», стали добиваться свѣтской власти. Такъ какъ въ древности римскій епископъ избирался клиромъ и паствой и утверждался византійскимъ императоромъ, а затѣмъ династіей Каролинговъ, то усилія папъ въ первую очередь были направлены къ тому, чтобы освободить избраніе римскихъ первосвященниковъ отъ вліянія свѣтской власти. Усилія эти оказались не безрезультатными, и папы, постепенно ослабляя зависимость своего поставленія отъ свѣтскихъ властителей, достигли, наконецъ, полнаго уничтоженія этого обязательства. Уже въ XI в., при папѣ Николаѣ II, издано было постановленіе, которымъ дѣло избранія папъ предоставлялось кардиналамъ. Когда же Григорій X (XIII) издалъ постановленіе объ избраніи папъ конклавомъ, въ Римѣ окончательно укрѣпилась та мысль, что утвержденіе папъ императорами есть дѣло незаконное и несовмѣстимое съ авторитетомъ престола Петрова.

Впослѣдствіи папы, ставъ свѣтскими властителями, не только добились своей независимости въ политическомъ отношеніи, но и играли на Западѣ значительную политическую роль. Основываясь на подложной дарственной записи Константина Великаго, папы поставили своей задачей осуществить идеалъ теократической, точнѣе папской, монархіи, чего они и достигли благодаря дару Каролинговъ и установившемуся воззрѣнію, будто по божественному праву папамъ принадлежитъ власть распоряжаться царствами всего міра. Какъ свидѣтельствуетъ исторія среднихъ вѣковъ, папы являлись раздаятелями царскихъ коронъ и императорскихъ титуловъ, вмѣшивались и руководили политическими дѣлами западныхъ монархій. Папы настоятельно требуютъ, чтобы весь міръ работалъ имъ со страхомъ и трепетомъ, а императоры служили въ этомъ отношеніи примѣромъ для всѣхъ. Императорское достоинство называлось бенефиціей (даромъ) Апостольскаго престола. Для оправданія столь великихъ и незаконныхъ притязаній папы находятъ и доказательства. Григорій VII разсуждаетъ такъ: «Если св. престолъ имѣетъ отъ Бога власть рѣшать духовныя дѣла, то почему не можетъ онъ рѣшать дѣлъ свѣтскихъ? Когда Господь сказалъ апостолу Петру: "Паси овцы Моя", то развѣ сдѣлалъ исключеніе для королей? Епископское достоинство настолько выше королевскаго, насколько золото дороже свинца». Въ такомъ духѣ разсуждалъ и папа Иннокентій III: «Подобно тому, какъ Богъ, Творецъ Вселенной, поставилъ два великихъ свѣтила на тверди небесной, одно, большое, для управленія днемъ и меньшее для управленія ночью, такъ точно и на тверди Вселенской Церкви поставилъ Онъ двѣ великія власти: папскую и императорскую. Власти большей изъ нихъ, т. е. папской, ввѣрены души; власти же меньшей, т. е. императорской, поручены тѣла. Луна свѣтъ свой получаетъ отъ солнца, такъ и царственная власть получаетъ блескъ своего сана отъ первоверховнаго главенства папы. Папамъ дарованы ключи царства, даровано право вязать и рѣшить грѣхъ. Но весь міръ во злѣ лежитъ, т. е. весь строй міровой жизни подчиненъ закону грѣха. Посему папѣ подчиненъ весь міръ, который весь погрязъ во грѣхѣ. Императоры и всякая земная власть находятся въ зависимости отъ папы, потому что въ великой цѣпи погрязшаго во грѣхѣ міра они составляютъ только частныя звенья». Мятежные противъ папъ короли предавались анаѳемѣ, а подданные ихъ освобождались отъ данной имъ присяги. Мятежныя государства подвергались папскому «интердикту», т. е. запрещенію. Въ государствахъ, подвергнутыхъ таковому, церкви закрывались, колокола умолкали, богослуженія не совершались, міряне лишались таинствъ, мертвые оставались безъ христіанскаго погребенія, вся страна погружалась въ трауръ, и даже друзьямъ запрещались при встрѣчѣ взаимныя привѣтствія. Подверженная интердикту страна осуждалась также на опустошеніе, и сосѣди могли грабить ее безнаказанно. При такихъ условіяхъ, изъ-за боязни папскаго гнѣва, самые могущественные монархи должны были смиряться передъ папами. Папскія анаѳемы щедро сыпались, и въ началѣ XIV вѣка около половины западно-христіанскаго міра было подвержено церковнымъ запрещеніямъ. Среди такого произвола глава Церквей сдѣлался главой государствъ, и папы возмечтали, что весь міръ станетъ лежать у ногъ ихъ. Уже при папѣ Григоріи VII не было въ Европѣ ни одного изъ государей, власть котораго не была бы потрясена или оскорблена посягательствами этого папы. Считая себя выше всѣхъ государей, въ актахъ своихъ онъ не ставитъ по древле принятому обычаю имени западныхъ императоровъ, но только годъ своего святительства. Въ Испанію онъ пишетъ, что Испанія издревле принадлежала св. Петру, даже когда находилась въ рукахъ язычниковъ, и высказываетъ пожеланіе, чтобы она лучше принадлежала невѣрнымъ, нежели христіанамъ, не признающимъ себя подданными апостольской каѳедры; отъ короля германскаго онъ требовалъ присяги и совершеннаго во всемъ повиновенія, какъ отъ вассала; Саксонію, покоренную Карломъ Великимъ, почиталъ достояніемъ св. Петра, якобы по завѣщанію сего государя. Легатамъ своимъ во Франціи поручалъ собирать ежегодную лепту Петрову; Филиппу же I, королю французскому, грозилъ анаѳемой. Съ Англіи собиралъ дань и англійскому королю Вильгельму Завоевателю угрожалъ за отказъ въ вѣрноподданнической присягѣ. Королю датскому напоминалъ, что онъ будто обѣщалъ вручить себя и царство св. Петру, и предлагалъ одному изъ сыновей его въ даръ какую-либо изъ областей, принадлежащихъ еретикамъ. Королю венгерскому напоминалъ, что онъ не можетъ остаться королемъ, если не объявитъ, что получилъ свой ленъ (удѣлъ) не отъ императора, а отъ св. престола, такъ какъ государство его издревле было передано св. Петру. Императора германскаго Генриха IV онъ приводитъ въ Каноссу и издаетъ законы для Польши, Швеціи, Норвегіи, Далмаціи. Даже на отдаленную Россію простеръ свои притязанія Григорій VII, предлагая великому князю Изяславу Ярославовичу получить изъ рукъ его Русское царство какъ даръ Петра на томъ основаніи, будто сынъ Изяслава, посѣщая Римъ, объявилъ, что хочетъ посвятить царство свое св. Петру.

Григорій VII строгими узаконеніями навсегда упрочилъ въ Западной Церкви безбрачіе духовенства и запретилъ богослуженіе на иномъ языкѣ, кромѣ латинскаго и, такимъ образомъ, нарушилъ данное славянамъ двѣсти лѣтъ тому назадъ папой Іоанномъ VIII разрѣшеніе молиться на родномъ ихъ языкѣ, чѣмъ еще болѣе умножилъ причины церковнаго разрыва между Западомъ и Востокомъ.

Возомнивъ себя всемірными властителями, папы присваиваютъ себѣ для ношенія знаки царскаго отличія. Вмѣсто епископской митры они носятъ тіару, которая служитъ отличительнымъ знакомъ не только епископскаго, но и царственнаго ихъ достоинства. Особенность устройства тіары заключается въ томъ, что обыкновенная папская митра украшается царской короной. Со времени Николая II она украшалась двумя коронами, а при Бонифаціи VIII и въ послѣдующія времена — тремя. По объясненію папы Николая, ношеніе на митрѣ двухъ коронъ должно служить знакомъ, что папѣ принадлежитъ власть надъ человѣческими душами не только на землѣ, но и на небѣ. Идея эта еще опредѣленнѣе стала выражаться присвоеніемъ митрѣ трехъ коронъ. Эта троица стала обозначать, что папамъ подвластны три царства: 1) Церковь, 2) всѣ царства міра и 3) міръ загробный. Впослѣдствіи, чтобы возвысить свое царственное достоинство и внѣшнимъ образомъ, папы стали короноваться. По разъясненію Иннокентія III, во время коронованія Церковь, вступая какъ невѣста въ союзъ съ намѣстникомъ Христа на землѣ, приноситъ ему въ приданое безцѣнное сокровище, т. е. полноту духовной и широту свѣтской власти. «Какъ символъ духовной власти, — говоритъ Иннокентій, — Богъ далъ мнѣ митру, а какъ символъ свѣтской власти — корону. Митра дается ради священства, корона же ради царственнаго достоинства. Ибо Богъ поставилъ меня намѣстникомъ Того, Который въ Писаніи называется "Царемъ царей, Господомъ господей, Іереемъ во вѣкъ по чину Мелхиседекову"». Церемонія коронованія папъ совершается и въ настоящее время, и самый обрядъ коронованія сохраняетъ присвоенный ему ранѣе смыслъ. Возлагая на папу тіару, старѣйшій изъ кардиналовъ-діаконовъ возглашаетъ: «Прими тіару, украшенную тремя коронами, и знай, что ты — отецъ князей и царей, владыка Вселенной, намѣстникъ Бога на землѣ». Исторія намъ указываетъ, что папы иногда употребляли и важнѣйшія царскія отличія: державу, скипетръ и мечъ, какъ напримѣръ, Бонифацій VIII. Папы домогались низвести царственныхъ особъ на степень даже папскихъ берейторовъ, и нѣкоторые князья имъ въ этомъ повиновались. Это требованіе папы основывали на подложной дарственной записи Константина Великаго, утверждающей, якобы самъ Константинъ выполнилъ однажды обязанность берейтора при папѣ Сильвестрѣ I. Первый примѣръ къ выполненію такого домогательства папъ подалъ король Пипинъ, помогшій папѣ Стефану III высадиться изъ сѣдла. Эту унизительную для царственныхъ особъ услугу выполнили впослѣдствіи Францискъ I, Карлъ V и Фридрихъ Барбаросса, которому даже довелось помогать садиться на коня антипапѣ Виктору IV и папѣ Александру III. Эта услуга вводилась папами какъ обязательство, что мы видимъ изъ книги «Саксонское зерцало», въ которой вѣнценосцамъ дается такое назиданіе: «Когда папа садится на коня, императоръ долженъ помогать ему, поддерживая стремя». Отъ королей папы требовали выполненія и другихъ унизительныхъ услугъ, что мы видимъ изъ предписаній, содержащихся въ книгѣ Sacrarum ceremoniarum ecclesiae Romanae. Lib. III. Въ ней излагается церемоніалъ во время банкетовъ, даваемыхъ папами при восшествіи на престолъ, изъ коего видно, что передъ началомъ банкета императоръ помогалъ папѣ умывать руки и подавалъ папѣ первое блюдо, за полученіемъ коего выходилъ за двери пиршественнаго зала. За столъ садился онъ не съ папой, а съ кардиналами, и притомъ ниже ихъ. Затѣмъ свѣтскіе князья должны были служить папѣ за столомъ, хотя бы то были братья или сыновья королей. Такая церемонія, насколько извѣстно, была выполнена при вступленіи Бонифація VIII въ Латеранскій дворецъ. Неаполитанскій король велъ его коня подъ уздцы и потомъ, съ короной на головѣ, прислуживалъ ему за столомъ. Возвышая свою свѣтскую власть, папы послѣдовательно стремились къ тому, чтобы ни вѣнценосцы, ни простые смертные ни на минуту не забывали, что они рабы, а папа — полновластный ихъ повелитель. Съ этой цѣлью папами въ средніе вѣка былъ введенъ обычай, обязательный, безусловно для всѣхъ, представляющихся папѣ, цѣловать ему ногу. Чтобы обычай этотъ, для человѣчества слишкомъ унизительный, смягчить, стали украшать папскія туфли изображеніемъ на нихъ креста.

Все это можно было бы признать за сказку, если бы все это не было запечатлѣно на страницахъ правдивой исторіи, прочитывая которую истинное христіанство должно испытывать горечь и стыдъ за безумную гордость римскихъ духовныхъ владыкъ.

Вотъ при какомъ необузданномъ своеволіи папъ ставился вопросъ о единеніи христіанскихъ Церквей. Но могъ ли онъ разрѣшиться въ томъ братскомъ духѣ, къ которому такъ любвеобильно стремилась Восточная Церковь, на этотъ вопросъ пусть отвѣтитъ дальнѣйшая исторія.

Источникъ: Прот. Константинъ Зноско. Историческій очеркъ церковной уніи. Ея происхожденіе и характеръ. — М.: Издательство «Мартисъ», 1993. — С. 11-17.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.