Церковный календарь
Новости


2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 16 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 39.
Церковная письменность

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)

Протоіерей Константинъ Зноско (1865-1943), церковный историкъ, гимнографъ (авторъ литургическихъ сочиненій). Родился 1 апрѣля 1865 г. въ мѣст. Острына (въ 50 км. къ востоку отъ г. Гродно). Отецъ епископа РПЦЗ Митрофана (Зноско-Боровскаго) и протоіерея Алексія Зноско. Окончилъ Литовскую духовную семинарію въ г. Вильно. Въ 1907-1914 гг. — настоятель Свято-Николаевскаго Братскаго храма г. Брестъ-Литовска. Въ годы Первой міровой войны — полковой священникъ 8-го Финляндскаго стрѣлковаго полка; награжденъ тремя орденами и золотымъ наперснымъ крестомъ на георгіевской лентѣ. Съ 1922 г. — въ эмиграціи въ Польшѣ. Настоятель Свято-Николаевской Братской православной церкви въ г. Брестъ. Одинъ изъ организаторовъ «Русскаго дома», русской школы и гимназіи въ Брестѣ. Скончался 21 іюня 1943 г. въ Брестѣ. Осн. сочиненія: «Житіе и страданія св. препмуч. Аѳанасія, иг. Брестскаго» (Варшава, 1931), «Римская неправда о главѣ Вселенской Церкви» (Варшава, 1932), «Виленская Островоротная или Остробрамская Чудотворная Икона Божіей Матери». (Варшава, 1932), «Житіе и страданія свв. Виленскихъ мучениковъ Антонія, Іоанна и Евстаѳія» (Варшава, 1932), «Житіе прп. Іова, игумена и чудотворца Почаевскаго». (Варшава, 1932), «Латинизація православнаго богослуженія въ уніатской церкви». (Варшава, 1932), «Историческій очеркъ церковной уніи: Ея происхожденіе и характеръ». (Варшава, 1933), Князь К. К. Острожскій и его дѣятельность въ пользу Православія» (Варшава, 1933). Богослужебные тексты: «Служба преп. Стефану, иг. Печерскому, еп. Владиміро-Волынскому» (Варшава, 1928), «Акаѳистъ св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929), «Служба св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929).

Сочиненія прот. Константина Зноско

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЙ ОЧЕРКЪ ЦЕРКОВНОЙ УНІИ. ЕЯ ПРОИСХОЖДЕНІЕ И ХАРАКТЕРЪ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЛИТОВСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ УНІЯ.

Глава XII.
Возстановленіе высшей іерархіи въ Западнорусской Церкви и отношеніе къ этому акту короля Сигизмунда III и латинянъ.

Съ 1620 г. Западнорусская Церковь въ Польшѣ, обезглавленная послѣ Брестскаго Собора и принятой на немъ уніи, вступаетъ въ новое положеніе. Въ 1620 г., около половины Великаго поста, прибылъ въ Кіевъ Іерусалимскій патріархъ Ѳеофанъ. Польша въ это время находилась въ критическомъ положеніи, ибо со стороны Швеціи, Россіи и Турціи ей угрожала война. Справиться съ такими врагами ей было не по силамъ, тѣмъ болѣе что внутри ея чувствовались нестроенія. Уніаты, поддерживаемые польскимъ правительствомъ, неистовствовали, и этимъ неистовствомъ сильно былъ взволнованъ литовско-русскій народъ. Надежнѣйшая опора изъ этого народа — казаки — были враждебно настроены противъ Польши и готовы были присоединиться къ ея врагамъ. Шли по сему поводу даже переговоры съ Москвой. Православные, въ особенности Виленское братство, пришли къ тому заключенію, что съ пріѣздомъ Ѳеофана наступило самое удобное время, чтобы получить высшую іерархію. Ожидалось къ маю мѣсяцу 1620 г. открытіе чрезвычайнаго сейма, и Виленское братство развило дѣятельное сношеніе съ казаками и разными областями, чтобы на сеймѣ былъ поставленъ вопросъ о положеніи православныхъ и затребованы были отъ Польши свобода Православной вѣры и возстановленіе православной іерархіи. Съ такими требованіями и прибыли на сеймъ послы отъ православныхъ областей. Когда Сигизмундъ узналъ объ этихъ требованіяхъ отъ православныхъ пословъ, то въ гнѣвѣ изрекъ достопамятныя слова: «Скорѣе я лишусь короны, чѣмъ дамъ вамъ іерархію». Однако когда знаменитый представитель православныхъ Лаврентій Древинскій произнесъ на сеймѣ поразительно рѣзкую рѣчь о бѣдствіяхъ православныхъ и о необходимости для нихъ іерархіи и закончилъ ее угрозами и когда тѣ же угрозы, но въ болѣе рѣзкой формѣ, послышались отъ пословъ и могущественнаго гетмана Конашевича-Сагайдачнаго, то Сигизмунду пришлось отказаться отъ своихъ знаменитыхъ словъ и дать словесное разрѣшеніе патріарху Ѳеофану посвятить православныхъ іерарховъ. Пользуясь этимъ разрѣшеніемъ, православные поспѣшили избрать нужныхъ кандидатовъ, и патріархъ посвятилъ слѣдующихъ лицъ: Іова Борецкаго — на ка/с. 146/ѳедру митрополичью, Мелетія Смотрицкаго — на архіепископію Полоцкую, Іосифа Курцевича — на епископію Владимірскую, Исаакія Борисковича, игумена Чернчицкаго, — на Луцкую, Исаію Копинскаго — на Перемышльскую, Паисія Ипполитовича — на Холмскую и Авраамія Стагонскаго — на Пинскую. Во время своего пребыванія въ Кіевѣ Ѳеофанъ разослалъ также благословенныя грамоты православнымъ братствамъ, монастырямъ и городамъ за ихъ стойкость въ Православіи, разрѣшилъ казаковъ отъ тяжкаго грѣха, тяготившаго ихъ совѣсть и состоявшаго въ томъ, что они ходили съ польскимъ королевичемъ Владиславомъ на единовѣрную Москву, и, прощаясь съ Западнорусскимъ краемъ, оставилъ увѣщательную грамоту всѣмъ православнымъ, въ немъ обитавшимъ. Въ ней, призывая на православныхъ Божіе благословеніе, онъ прежде всего изрекалъ анаѳему на всѣхъ владыкъ, отступившихъ отъ Православія въ унію, какъ уже умершихъ, такъ и живыхъ, равно и на отступниковъ-мірянъ, коснѣющихъ въ уніи; убѣждалъ православныхъ пребывать въ послушаніи; въ случаѣ смерти митрополита, тотчасъ же самимъ поставлять новаго, не ожидая утвержденія его Константинопольскимъ патріархомъ ввиду труднаго съ нимъ сношенія. Пробывъ въ Кіевѣ девять съ половиной мѣсяцевъ, патріархъ съ великимъ почетомъ, подъ охраной казацкаго войска, отбылъ изъ предѣловъ Польши.

Возстановленіе патріархомъ Ѳеофаномъ западнорусской православной іерархіи было тяжкимъ ударомъ для уніи и сильно встревожило ревнителей ея. Оно уничтожало ихъ надежды на скорую гибель Западнорусской Церкви въ Литвѣ, потерявшей было свою высшую іерархію, и враги Православія рѣшились во что бы то ни стало подорвать всякое значеніе новой іерархіи и не допустить ее къ служенію Церкви. Съ этой цѣлью уніатскій митрополитъ Іосифъ Рутскій постарался убѣдить короля, что Ѳеофанъ вовсе не патріархъ, а самозванецъ, обманщикъ и шпіонъ турецкаго султана, и что поставленные Ѳеофаномъ епископы — измѣнники и возмутители народа. Подъ вліяніемъ Рутскаго король въ началѣ февраля 1621 г. издалъ указъ, повелѣвавшій ловить епископовъ и заключать ихъ въ тюрьмы, а 22 марта велѣлъ обнародовать универсалъ, которымъ были объявлены врагами государства лица, признавшія законными поставленныхъ Ѳеофаномъ іерарховъ. «Посему, — писалъ король, — заботясь о поддержаніи нашей королевской власти, приказываемъ нашимъ вѣрнымъ подданнымъ развѣдывать, гдѣ находятся эти подозрительные люди (признавшіе іерархію), хватать ихъ вмѣстѣ съ товарищами какъ шпіоновъ и возмутителей республики, заключать въ темницы и по мѣрѣ вины наказывать въ /с. 147/ урокъ всѣмъ шпіонамъ и измѣнникамъ Рѣчи Посполитой». Такимъ образомъ, гнѣвъ короля обрушился не только на православныхъ владыкъ, но и на православныхъ гражданъ Польши, въ особенности на членовъ Виленскаго Свято-Духовскаго братства, которое было главнымъ вдохновителемъ дѣла возстановленія іерархіи, и посему крайне ненавистнымъ Рутскому.

Универсалъ короля былъ полученъ въ Вильнѣ 24 марта и тотчасъ былъ опубликованъ. Этого было достаточно, чтобы у враговъ Православія развязались руки, и на православныхъ обрушились неистовые гоненія. Уже съ понедѣльника Страстной седмицы въ Вильнѣ стали захватывать состоятельныхъ купцовъ и другихъ представителей православныхъ горожанъ, уводить ихъ въ ратушу, сажать въ подземельную тюрьму подъ ратушей и предавать истязаніямъ. И Страстная, и Свѣтлая седмицы проведены были православными въ Вильнѣ въ великомъ горѣ, въ общихъ вопляхъ и слезахъ. Арестованные просили позволенія сходить въ храмъ Божій поисповѣдаться и причаститься, предлагали вмѣсто себя въ заложники женъ и дѣтей, но въ этомъ имъ было отказано. А на Свято-Духовъ монастырь въ эти дни производились открытыя нападенія. Вотъ какъ описываютъ это тяжелое время православные виленцы: «На нашъ Всесвятаго, Животворящаго, Всезиждительнаго Бога Духа храмъ бросаютъ камни изъ пращей; на домы и церковь пускаютъ изъ луковъ стрѣлы даже съ горючими веществами, кидаютъ зажженныя головни... Въ Вильнѣ, какъ и другихъ городахъ, запрещаютъ въ ратушахъ принимать отъ насъ протесты и дѣлать необходимыя для насъ справки; приказнымъ запрещаютъ служить по нашимъ дѣламъ, въ противномъ случаѣ ихъ наказываютъ и сажаютъ въ тюрьму. По дорогамъ у гонцовъ отнимаютъ письма, а другіе пишутъ отъ нашего имени, и эти-то выдуманныя письма, наполненныя ложью, клеветами, или разсылаютъ для обмана незнающихъ людей, или подбрасываютъ на многолюдныхъ мѣстахъ». Запрещали даже торговать и говорить съ православными.

«Столь сильный открылся вдругъ пожаръ, — взывало объ этомъ горькомъ времени само Виленское братство, — такой бурный зашумѣлъ вихрь, такая страшная засвирѣпствовала буря въ Вильнѣ, какъ будто передъ днемъ Страшнаго Суда Господня. Отцовъ разлучали съ дѣтьми, женъ съ мужьями, вездѣ по домамъ, на улицахъ, на рынкѣ только слышно было: "Измѣнники! Измѣнники! Русь нечестивая"». Преслѣдованія православныхъ до крайности были жестоки и невыносимы. «Вы, какъ огонь всепожирающій, накинулись на насъ, — говорили православные латинянамъ, — вы перевернули намъ всю душу и переполнили ее горечью. Мы думали, что уже наступаетъ послѣдній день міра и Страшный Судъ».

/с. 148/ Такими же плачевными послѣдствіями сопровождался для православныхъ королевскій универсалъ и въ другихъ мѣстахъ, кромѣ Вильны. Ввиду сего митрополитъ Іовъ вмѣстѣ со всѣми своими епископами подалъ 15 мая протестъ на митрополита и епископовъ уніатскихъ за то, что они возмущаютъ народъ противъ православныхъ владыкъ и преслѣдуютъ православныхъ. Въ протестѣ этомъ, послѣ перечисленія тѣхъ притѣсненій, которыя испыталъ народъ въ Вильнѣ, говорилось: «Въ Могилевѣ, Минскѣ, Оршѣ (у православныхъ) отобраны церкви; въ Перемышлѣ умерщвлены въ тюрьмѣ 24 человѣка мѣщанъ; въ Ярославлѣ, Кременцѣ, Гроднѣ, Пинскѣ отняты церкви; въ Брестѣ Дороѳея съ братьями бросили въ колодецъ; въ Красноставѣ ворвались въ каменную церковь и многихъ въ церкви убили, то же сдѣлали въ Соколѣ, Бѣльскѣ, Бускѣ, и взрослыхъ безъ покаянія предавали смерти, а дѣтей безъ крещенія».

Нѣсколько лучше было положеніе православныхъ въ Малороссіи, гдѣ Православіе находилось подъ защитой казацкой силы, въ которой на ту пору нуждалось польское правительство. Подъ охраной казаковъ митрополитъ Іовъ свободно управлялъ своей Церковью и даже въ концѣ 1621 г. созвалъ Соборъ, на которомъ разсматривался вопросъ, какъ сохранять и распространять въ западнорусскомъ народѣ вѣру и догматы Восточной Церкви и что дѣлать, чтобы впредь у этого народа православные митрополиты и епископы не прекращались. Онъ же 15 декабря того же 1621 г. обратился съ окружной грамотой и ко всей своей духовной паствѣ, въ которой увѣщевалъ увлекшихся уніей покаяться и возвратиться въ лоно Матери-Церкви, а православнымъ совѣтовалъ въ важнѣйшихъ своихъ нуждахъ прибѣгать «до богоспасаемаго мѣста Кіева — второго, русскаго, Іерусалима», т. е. къ своему «властному святителю», митрополиту. Но вообще положеніе прочихъ западнорусскихъ іерарховъ, поставленныхъ патріархомъ Ѳеофаномъ, было неопредѣленное, и вопросъ о правахъ ихъ на свободное управленіе занимаемыми ими епархіями, такъ сказать, висѣлъ въ воздухѣ. Сами же они вынуждены были скрываться за стѣнами монастырей, въ которыхъ обитали.

Среди всего этого всеобщаго погрома православные, не имѣя возможности защищаться силой, твердо возвышали свой голосъ въ защиту Православія путемъ письменной полемики, издавая цѣлыя книги. Въ 1621 г. Виленское Свято-Духовское братство издало книгу «Werificatia niewinności» («Оправданіе невинности»), написанную Мелетіемъ Смотрицкимъ въ защиту патріарха Ѳеофана и законности его дѣйствій при возстановленіи западнорусской іерархіи, а затѣмъ: «Obrona werifikacji» («Защита истины»). Въ то же время православные подготовили обширный трудъ, имѣвшій въ /с. 149/ виду сгруппировать и разсмотрѣть всѣ вопросы, относящіеся къ уніи и вызванные ею. То была «Палинодія» Захаріи Копыстенскаго — трудъ, который почему-то остался ненапечатаннымъ. Эта полемика вызвала еще большую ненависть къ православнымъ. Единственными защитниками православныхъ являлись казаки со своимъ гетманомъ Сагайдачнымъ. Послѣдній при всякомъ удобномъ случаѣ требовалъ отъ Сигизмунда утвержденія іерархическихъ правъ православныхъ владыкъ. Такое требованіе онъ предъявилъ Сигизмунду и передъ Хотинской битвой (1621) поляковъ съ турками, когда Сигизмундъ попросилъ у него помощи противъ турокъ. Сигизмундъ удовлетворить это требованіе обѣщалъ, однако обѣщанія своего не исполнилъ. Въ то время когда Сагайдачный со своими сорока тысячами казаковъ явился на помощь Сигизмунду, въ Варшавѣ открылся «вальный сеймъ» (чрезвычайный). Депутаты отъ православнаго духовенства, во главѣ съ Владимірскимъ епископомъ Іосифомъ Курцевичемъ, и отъ всего запорожскаго войска предъявили на сеймѣ такое же требованіе, съ какимъ обращался къ королю передъ Хотинской битвой гетманъ Сагайдачный, но король, не желая исполнить своего обѣщанія, отговорился тѣмъ, что сеймъ созванъ только для рѣшенія вопросовъ, касающихся военнаго времени. Не внялъ Сигизмундъ и предсмертному голосу Сагайдачнаго, когда тотъ, израненный въ Хотинской битвѣ, чувствуя приближеніе смерти, въ письмѣ къ королю просилъ, чтобы тотъ запретилъ польскимъ панамъ на Украинѣ притѣснять народъ казацкій и чтобы насильственно не вводилъ уніи, а предоставилъ православнымъ держаться своихъ древнихъ апостольскихъ и отеческихъ догматовъ и преданій. Даже послѣ «вальнаго сейма» 1623 года, когда сеймъ обнаружилъ миролюбивое настроеніе и высказалъ готовность утвердить права православныхъ и изыскать мѣры къ примиренію ихъ съ уніатами, Сигизмундъ не только не пошелъ навстрѣчу сейму, но еще болѣе ожесточился противъ православныхъ. Главнымъ основаніемъ къ этому послужило убійство православными Полоцкаго уніатскаго епископа Іосафата Кунцевича, за свою ревность къ насильственному совращенію православныхъ въ унію прозваннаго «душехватомъ».

Убійство Кунцевича такъ было богато ближайшими и самыми отдаленными послѣдствіями, да и сама личность Кунцевича такъ рельефно вырисовывается на фонѣ тогдашней исторической дѣйствительности при насажденіи уніи, что стоитъ на ней подробно остановиться.

Источникъ: Прот. Константинъ Зноско. Историческій очеркъ церковной уніи. Ея происхожденіе и характеръ. — М.: Издательство «Мартисъ», 1993. — С. 145-149.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.