Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 3.
Церковная письменность

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)

Протоіерей Константинъ Зноско (1865-1943), церковный историкъ, гимнографъ (авторъ литургическихъ сочиненій). Родился 1 апрѣля 1865 г. въ мѣст. Острына (въ 50 км. къ востоку отъ г. Гродно). Отецъ епископа РПЦЗ Митрофана (Зноско-Боровскаго) и протоіерея Алексія Зноско. Окончилъ Литовскую духовную семинарію въ г. Вильно. Въ 1907-1914 гг. — настоятель Свято-Николаевскаго Братскаго храма г. Брестъ-Литовска. Въ годы Первой міровой войны — полковой священникъ 8-го Финляндскаго стрѣлковаго полка; награжденъ тремя орденами и золотымъ наперснымъ крестомъ на георгіевской лентѣ. Съ 1922 г. — въ эмиграціи въ Польшѣ. Настоятель Свято-Николаевской Братской православной церкви въ г. Брестъ. Одинъ изъ организаторовъ «Русскаго дома», русской школы и гимназіи въ Брестѣ. Скончался 21 іюня 1943 г. въ Брестѣ. Осн. сочиненія: «Житіе и страданія св. препмуч. Аѳанасія, иг. Брестскаго» (Варшава, 1931), «Римская неправда о главѣ Вселенской Церкви» (Варшава, 1932), «Виленская Островоротная или Остробрамская Чудотворная Икона Божіей Матери». (Варшава, 1932), «Житіе и страданія свв. Виленскихъ мучениковъ Антонія, Іоанна и Евстаѳія» (Варшава, 1932), «Житіе прп. Іова, игумена и чудотворца Почаевскаго». (Варшава, 1932), «Латинизація православнаго богослуженія въ уніатской церкви». (Варшава, 1932), «Историческій очеркъ церковной уніи: Ея происхожденіе и характеръ». (Варшава, 1933), Князь К. К. Острожскій и его дѣятельность въ пользу Православія» (Варшава, 1933). Богослужебные тексты: «Служба преп. Стефану, иг. Печерскому, еп. Владиміро-Волынскому» (Варшава, 1928), «Акаѳистъ св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929), «Служба св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929).

Сочиненія прот. Константина Зноско

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЙ ОЧЕРКЪ ЦЕРКОВНОЙ УНІИ. ЕЯ ПРОИСХОЖДЕНІЕ И ХАРАКТЕРЪ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЛИТОВСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ УНІЯ.

Глава XIX.
Замойскій уніатскій соборъ и латинизація Уніатской церкви.

Въ ряду важнѣйшихъ событій въ исторіи Литовской церковной уніи послѣ Брестскаго собора самое видное мѣсто, несомнѣнно, занимаетъ, во-первыхъ, учрежденіе базиліанскаго ордена (1617), а /с. 182/ во-вторыхъ, созваніе Замойскаго уніатскаго собора. Такъ какъ унія построена была на фундаментѣ Римской церкви, то и всѣ стороны ея внутренней и внѣшней жизни должны были развиваться въ духѣ Римской церкви и по аналогіи съ ея развитіемъ. И такъ какъ въ послѣдней главная забота о распространеніи, утвержденіи и охраненіи церкви была поручена монашескимъ орденамъ, копированіе того же мы видимъ и въ Уніатской церкви. Въ ней охраненіе ея интересовъ тоже поручено было особо установленному для сей цѣли базиліанскому ордену, сходному, какъ мы видѣли, по структурѣ и образу дѣйствій латинскому іезуитскому ордену. Предоставленныя базиліанскому ордену апостольской столицей права и преимущества возвысили его, нанесли ущербъ правамъ и власти уніатскихъ іерарховъ и тѣмъ причинили много вреда Уніатской церкви, въ особенности благодаря опекѣ надъ ней ордена іезуитовъ. Уже во второй половинѣ XVII вѣка уніатскій епископъ Іаковъ Суша на конгрегаціи, состоявшейся въ 1666 г. въ Брестѣ, между прочимъ жаловался на то, что базиліане измѣнили весьма многое въ обрядахъ Св. Восточной Церкви и въ совершеніи Божественной литургіи и до того перепутали все въ Уніатской церкви, что уніатскіе обряды нельзя назвать ни греческими, ни латинскими; что базиліане вмѣшиваются въ юрисдикцію уніатскихъ епископовъ. Въ дальнѣйшей исторіи базиліанскаго ордена мы видимъ, что базиліане все больше и больше закабаливали въ своихъ рукахъ высшую уніатскую іерархію, такъ что на конгрегаціи въ Новогрудкѣ въ 1686 г., согласно предписанію папы и конгрегаціи de propaganda fide, пріобрѣли почти полную самостоятельность въ своихъ дѣйствіяхъ, а вмѣстѣ съ симъ и полнѣйшую побѣду надъ уніатскими митрополитами. Подчиняясь всецѣло вліянію іезуитовъ и сдѣлавшись поклонниками Римской церкви, базиліане уже конца XVII вѣка, за весьма малыми исключеніями, по своей вѣрѣ и убѣжденіямъ были настоящими латинянами, такъ что одинъ изъ лучшихъ базиліанъ того времени принужденъ былъ съ великимъ прискорбіемъ констатировать, что національно-русскому дѣлу въ Литовско-Польскомъ государствѣ грозитъ неминуемая гибель, а Уніатская церковь, теряя свой православный обликъ, постепенно приближается къ латинству, чтобы впослѣдствіи совершенно съ нимъ слиться.

Пріобрѣтая первенствующее значеніе въ дѣлахъ Уніатской церкви, базиліанскій орденъ значительно суживаетъ права и власть высшей уніатской іерархіи, поставляетъ на высшія іерархическія мѣста Уніатской церкви своихъ кандидатовъ, захватываетъ въ свои руки воспитаніе и образованіе молодого уніатскаго поколѣнія и ведетъ Уніатскую церковь къ предназначенной ей цѣли. /с. 183/ Такъ подготовлялась почва для латинизаторскихъ по отношенію къ Уніатской церкви дѣйствій базиліанскаго ордена, и слѣдуетъ отдать справедливость — базиліанскій орденъ положилъ прочный фундаментъ этому гибельному для Уніатской церкви дѣлу.

Вслѣдствіе энергичной защиты православныхъ Польши Петромъ Великимъ, католики оставили на нѣкоторое время православныхъ въ покоѣ, а все свое вниманіе обратили на уніатовъ. Имѣя опору въ базиліанахъ, іезуиты и латино-польское духовенство нашли теперь самое удобное время къ тому, чтобы положить прочное начало къ сближенію уніи со своимъ исповѣданіемъ посредствомъ введенія въ нее римскихъ догматовъ и римскихъ обрядовъ. Но прежде чѣмъ приступить къ этому дѣлу, они начали дѣйствовать совершенно такъ же какъ и при введеніи уніи. Уніатскіе іерархи, вопреки первоначальному обѣщанію короля и папы, не были уравнены въ правахъ съ латинской іерархіей. Это преимущество латинскаго духовенства всегда служило для уніатскаго духовенства предметомъ зависти, домогательства и источникомъ недовольства своимъ положеніемъ. Къ тому же латинское духовенство всегда относилось къ уніатскому съ презрѣніемъ, недоброжелательствомъ и рѣшительно противилось уравненію его съ собой въ правахъ, въ чемъ можно убѣдиться изъ постановленій собора латинскихъ епископовъ въ Красноставѣ въ 1643 г., однимъ изъ коихъ требовалось, чтобы уніатскіе епископы отказались отъ титула, присвоеннаго католическимъ епископамъ, и чтобы за преступленія подлежали суду латинскаго епископата. Презирая бѣлое уніатское духовенство, провозглашая оное изъ ненависти къ уніи «схизматическимъ» и враждебнымъ Римской церкви, латиняне позволяли себѣ самыя непристойныя выходки даже противъ высшихъ уніатскихъ іерарховъ. Для примѣра приведемъ слѣдующій случай, описанный уніатскимъ епископомъ Яковомъ Сушей, изъ жизни послѣдняго. «Случилось не такъ давно, — пишетъ Суша, — что одинъ изъ отцовъ (піаровъ), сказывая проповѣдь объ искусителѣ Господа Іисуса Христа на горѣ, осыпалъ меня многими ругательствами и такъ заключилъ свое слово: "Молитесь Господу Богу, дабы Онъ дьявола (Сушу) — старика плѣшиваго, сѣдого, бородатаго, сидящаго на горѣ (каѳедра Суши помѣщалась на горѣ) — низринулъ съ горы долу"». Сверхъ этихъ издѣвательствъ латинское духовенство, подобно польской шляхтѣ, позволяло себѣ дѣлать нападенія на уніатскія церкви и уніатское духовенство, причемъ не обходилось безъ грабежа и даже насилій. Особенно было падко латинское духовенство къ десятинамъ, получаемымъ уніатскимъ духовенствомъ и составляющимъ главную поддержку его матеріальнаго быта, и посягало на нихъ. При такомъ /с. 184/ отношеніи къ уніатамъ латинянъ уніатское духовенство не могло не жаловаться на свое положеніе и искало изъ него какого-либо выхода, хотя бы и съ большими уступками въ пользу латинства. Послѣднимъ обстоятельствомъ воспользовались ревнители латинизаціи Уніатской церкви и посредствомъ подарковъ и разнаго рода обѣщаній сначала склонили на свою сторону высшую уніатскую іерархію, а затѣмъ приступили и къ самому дѣлу. Послѣ нѣсколькихъ частныхъ совѣщаній относительно сближенія уніи съ католичествомъ, иниціаторы сего дѣла рѣшились провести его соборнымъ порядкомъ, что и было сдѣлано на Замойскомъ уніатскомъ провинціальномъ соборѣ. Соборъ этотъ былъ созванъ въ 1720 году уніатскимъ митрополитомъ Львомъ Кишкой съ соизволенія папы Климента XI, человѣка въ высшей степени властолюбиваго и сильно возстававшаго противъ христіанъ, не признававшихъ римскаго ученія о главенствѣ Римской каѳедры. Желая, чтобы постановленія этого собора велись въ духѣ требованій Римской церкви, Климентъ XI назначилъ предсѣдателемъ собора своего нунція въ Польшѣ епископа Едесскаго Іеронима Гримальди, облекъ его обширными полномочіями и обязалъ повиноваться ему во всемъ не только уніатское духовенство и епископовъ, но и самого митрополита, что и выразилъ въ своихъ бреве, данныхъ на имя Гримальди и митрополита. Въ этихъ бреве напередъ были опредѣлены рамки собора, за предѣлы коихъ онъ не смѣлъ перешагнуть, и предуказанъ характеръ его постановленій. На соборѣ, кромѣ уніатовъ, присутствовали латинскіе католики и іезуиты. На состоявшихся трехъ соборныхъ засѣданіяхъ были разсмотрѣны догматы Уніатской церкви и ея обрядовая сторона, составлена была программа для обращенія въ унію православныхъ Литвы и Бѣлоруссіи, а самое главное, былъ разрѣшенъ вопросъ о сближеніи Уніатской церкви съ Латинской посредствомъ замѣны нѣкоторыхъ догматовъ и обрядовъ греко-восточнаго исповѣданія догматами римско-католическаго. Для этой цѣли, провозгласивъ унію какъ единственную законную церковь греко-восточнаго обряда въ Рѣчи Посполитой, члены собора безъ всякаго протеста съ чьей бы то ни было стороны постановили признавать уніатамъ латинскіе догматы: объ исхожденіи Св. Духа и отъ Сына (filioque), о чистилищѣ, индульгенціяхъ, о непогрѣшимости папы въ дѣлахъ вѣры; признавать постановленія Тридентскаго собора касательно первороднаго грѣха, оправданія, канона священныхъ книгъ, а также постановленія Флорентійскаго собора; ввести въ Уніатской церкви совершеніе литургіи какъ на опрѣснокахъ, такъ и на квасномъ хлѣбѣ и праздники въ честь Тѣла Христова и въ честь Іосифа Кунцевича; считать формулой, прелагающей хлѣбъ и вино /с. 185/ въ Божественное Тѣло и Кровь Христову, слова Спасителя: «...сіе есть Тѣло Мое... сія есть Кровь Моя...». Это были главныя, такъ сказать, постановленія Замойскаго собора, но были еще и второстепенныя, какъ то: поминать за богослуженіями папу, посвящать въ священники и безженныхъ лицъ, одѣваться уніатскимъ священникамъ въ одежды латинскаго покроя; освобождать уніатовъ отъ соблюденія Петрова поста, если они того пожелаютъ; ввести въ число церковныхъ богослуженій читанныя литургіи (cicha msza). Постановленіями собора внесено было также много обрядовыхъ измѣненій въ совершеніе таинствъ. Сверхъ того Замойскій соборъ даровалъ базиліанамъ новыя привилегіи и права, подтвердивъ вмѣстѣ съ тѣмъ и всѣ прежнія, дарованныя имъ ранѣе, — словомъ, призналъ за ними первенство въ Уніатской церкви и ихъ самостоятельность. Въ заключеніе всего этого Замойскимъ соборомъ было постановлено: издать для уніатовъ новыя богослужебныя книги, сообразно съ тѣми догматическими и обрядовыми измѣненіями, какія введены были имъ въ Уніатскую церковь. Постановленія собора были разсмотрѣны конгрегаціей de propaganda fide, и папа Бенедиктъ XII въ 1724 г. ихъ утвердилъ.

Такимъ образомъ, Замойскій соборъ оправдалъ всѣ тѣ ожиданія, которыя возлагалъ на него Римъ, латинское духовенство и польское правительство. Онъ безусловно подчинилъ Уніатскую церковь власти Рима; принялъ отъ лица всей Уніатской церкви ученіе Римской церкви съ обязательствомъ распространять и утверждать таковое и немедленно примѣнилъ его къ обрядамъ и дисциплинѣ Уніатской церкви — словомъ, довелъ унію до такого состоянія, при которомъ переходъ изъ уніи въ латинство становился нечувствительнымъ, и которое предвѣщало, по-видимому, въ недалекомъ будущемъ полное сліяніе уніи съ латинствомъ. Сторонники латинства въ средѣ уніатовъ, въ особенности базиліане, радовались этому, но уніаты — ревнители Православія въ Уніатской церкви, — въ особенности уніатское бѣлое духовенство, ничего отъ этого собора не выигравшее, было далеко не въ радостномъ настроеніи. Такая постановка дѣла на Замойскомъ соборѣ повела Уніатскую церковь къ самымъ безотраднымъ для нея послѣдствіямъ. Тотчасъ же по окончаніи Замойскаго собора представители уніатскаго духовенства принялись за извращеніе уніатскаго богослуженія въ духѣ постановленій этого собора и за исправленіе уніатскихъ богослужебныхъ книгъ, въ которыя рабски вносились латинскія новшества. Сначала этими измѣненіями горячо занялся митрополитъ Левъ Кишка, а потомъ его преемникъ, Аѳанасій Шептицкій, но особенную ревность въ этомъ дѣлѣ обнаружили базиліане. Послѣд/с. 186/ніе по своему усердію стали вводить въ Уніатской церкви многое такое въ духѣ церкви Латинской, о чемъ Замойскій соборъ не упоминалъ. Въ уніатскихъ храмахъ стали появляться открытые алтари, конфессіоналы (исповѣдальни), органы, боковые престолы и т. п.

Совращеніе уніатовъ въ латинство.

Много приходилось претерпѣть гоненій православнымъ за вѣру отъ уніатовъ, но наступило время, когда и уніатамъ пришлось испытать тѣ же ужасы преслѣдованія отъ латинянъ. Одновременно съ латинизаціи богослуженія Уніатской церкви шло и усиленное совращеніе уніатовъ въ латинство. Этому дѣлу съ особымъ усердіемъ помогала шляхта и латинское духовенство. Буйные и ничѣмъ не сдерживаемые шляхтичи, привыкшіе безнаказанно обижать православныхъ, перенесли свое буйство и на уніатовъ. Они повели натискъ на уніатовъ горячо, не стѣсняясь въ средствахъ, съ обычнымъ своеволіемъ и грубостью; стали совершать наѣзды на уніатскія церкви и монастыри, причинять уніатскимъ священникамъ безъ всякихъ поводовъ побои; требовать съ нихъ барщину, захватывать и отчуждать церковныя и монастырскія земли. Помѣщики стали вмѣшиваться въ дѣла церковныя, разверстывать по своей прихоти уніатскіе приходы; не допускать строить храмы и праздновать храмовые праздники; налагать на священниковъ запрещеніе исполнять требы и прочее. Вмѣстѣ съ симъ шляхта на каждомъ шагу старается унизить уніатовъ, дать имъ почувствовать, что унія не болѣе какъ вѣра людей невѣжественныхъ, что она, какъ и Православіе, «chłopska wiara», и потому можно съ ея послѣдователями раздѣлываться столь же своевольно и безконтрольно, какъ и со своими подданными «хлопами». Неудивительно послѣ этого, что уніатскимъ священникамъ приходилось выслушивать отъ шляхты такія угрозы: «Я здѣсь (въ приходѣ) епископъ и владыка, какъ совершу надъ тобой освященіе, то съ мѣста не встанешь».

Подобное отношеніе дворянства и шляхты къ уніи и уніатскому духовенству давало возможность духовенству католическому совершенно открыто измѣнить свою политику по отношенію къ Уніатской церкви, — политику, которая съ половины XVIII столѣтія принимаетъ уже характеръ систематическаго совращенія уніатовъ въ латинство по строго обдуманному плану. Планъ этотъ составленъ былъ въ 1752 г. Перемышльскимъ латинскимъ епископомъ, впослѣдствіи архіепископомъ Львовскимъ, Сѣраковскимъ. Сѣраковскій утверждалъ, что хотя унія пользовалась покровительствомъ Римской церкви, она не представляла надлежащей полноты и /с. 187/ чистоты ея ученія; что уніаты слишкомъ еще тѣсно связаны въ обрядности съ Восточной Церковью, воспитываются въ національно-русскомъ духѣ, и посему при всякомъ удобномъ случаѣ могутъ перейти обратно въ Православіе. Чтобы избѣжать этого, Сѣраковскій рекомендовалъ пользоваться всевозможными обстоятельствами и не упускать ни одного случая, какъ частнаго, такъ и общаго, для совращенія уніатовъ въ латинство. Напрасно уніатское духовенство, встревоженное такой постановкой дѣла, составило соборъ и выразило на немъ противъ посягательствъ латинянъ на самостоятельное существованіе Уніатской церкви протестъ — протестъ этотъ остался безъ всякихъ послѣдствій, ибо программа Сѣраковскаго послѣдовательно вытекала изъ давно обдуманнаго латинянами плана дѣйствій, къ которому латино-польская партія стремилась въ Польшѣ уже съ конца XVI столѣтія и отъ котораго отказаться она не желала. А между тѣмъ, согласно плану Сѣраковскаго, дѣло совращенія уніатовъ въ латинство было поведено весьма успѣшно: тысячи уніатовъ переходили въ латинство, и уніатскія церкви стали все болѣе и болѣе пустѣть. Католическое духовенство пускало въ ходъ все свое искусство, чтобы сдѣлать унію возможно болѣе противной для ея послѣдователей, чтобы доказать ея несостоятельность и вмѣстѣ съ тѣмъ во всемъ величіи представить католичество. Пропаганду свою оно вело не столько доказательствами превосходства ученія и обрядовъ Католической церкви, сколько издѣвательствомъ надъ уніатами и ихъ вѣрой. Въ цѣломъ рядѣ своихъ проповѣдей католическое духовенство старалось унизить Уніатскую церковь, утверждая, что унія не болѣе какъ ересь, сравнивало ее съ нехристіанскими вѣроисповѣданіями. Іезуиты въ своихъ проповѣдяхъ утверждали, что «обряды Уніатской церкви достойны посмѣянія, что ея ученіе хуже вѣры турецкой, еврейской, лютеранской, что никто изъ послѣдователей ея не можетъ быть спасенъ; что церкви уніатскія хуже еврейскихъ синагогъ и т. д.». Эти отзывы повторялись вездѣ, гдѣ только было возможно, сдѣлались ходячими и, подрывая авторитетъ уніи, настраивали противъ нея ея исповѣдниковъ. Насмѣшки и презрѣніе къ уніатамъ въ особенности практиковались въ школахъ, и дѣти, не выдерживая насмѣшекъ, спасались отъ нихъ только переходомъ въ католичество. Чтобы показать простому народу наглядно, что уніатская вѣра не равноправна съ католической, католическіе ксендзы употребляли различныя средства, напримѣръ, запрещали уніатамъ звонить въ колокола въ Пасхальную ночь въ томъ случаѣ, если уніатская Пасха случалась раньше католической и совпадала съ послѣдними недѣлями католическаго поста. За неисполненіе же этихъ незаконныхъ запретовъ подвергали /с. 188/ уніатскихъ священниковъ преслѣдованіямъ и заключенію. Даже въ тѣхъ случаяхъ, когда уніатскимъ священникамъ приходилось принимать участіе съ ксендзами въ исполненіи какихъ-либо христіанскихъ обрядовъ, католическіе ксендзы во всемъ старались подчеркнуть свое превосходство и унизить уніатскихъ священниковъ. Для иллюстраціи приведемъ слѣдующій характерный примѣръ. Когда нѣсколько уніатскихъ священниковъ было приглашено для участія въ погребальной процессіи въ кармелитскій монастырь, ихъ не помѣстили за обѣдомъ вмѣстѣ съ католическимъ духовенствомъ, а угощали въ конюшнѣ, вмѣстѣ съ панской прислугой. Но болѣе всего католическое духовенство пользовалось для совращенія уніатовъ мѣрами скрытыми, закулисными. Имѣя полный доступъ въ уніатскую церковь и полное право исповѣдовать тамъ уніатовъ, они совращали ихъ на исповѣди. Особенное вниманіе обращено было католическими ксендзами на семьи смѣшанныхъ браковъ. Всѣми силами они старались повліять на членовъ-католиковъ этихъ семействъ, и тѣ, выполняя возложенную на нихъ ксендзами миссію, совращали своихъ родичей въ католичество, воздѣйствуя при этомъ на нихъ даже насиліемъ. Подъ вліяніемъ ксендзовъ рѣдкія смѣшанныя семьи крестили своихъ дѣтей у уніатскихъ священниковъ, а почти всегда у ксендзовъ. Вотъ почему ксендзы старались поощрять смѣшанные браки, надѣясь втереться въ такую семью и оказать на нее свое латинизаторское вліяніе. Бывали случаи, что ксендзы вѣнчали уніатовъ съ католичками и обратно даже въ тѣхъ случаяхъ, когда врачующійся уніатъ былъ уже связанъ узами брака.

Въ дѣлѣ окатоличенія уніатовъ ксендзамъ помогали и паны-помѣщики. То убѣжденіями, то другими способами, какъ напримѣръ взысканіями, штрафами и стѣснительными экономическими мѣрами, паны заставляли своихъ подданныхъ уніатовъ искать своего матеріальнаго облегченія въ переходѣ въ католичество. Не щадили паны и религіозныхъ чувствъ своихъ подданныхъ, заставляя ихъ отбывать барщину въ праздничные дни. Когда же тѣ ссылались на церковныя постановленія, шляхтичи отвѣчали имъ съ насмѣшкой: «Ваши русскіе (уніатскіе) праздники обязательны только до полудня, позже этого они таютъ, какъ иней на солнцѣ».

Такъ печально переживала унія свою историческую судьбу. Вызванная политической и религіозной интригой, не имѣя въ своей основѣ строго установленнаго догматическаго ученія и каноническаго строя, къ тому же, навязанная западнорусскому народу насиліемъ, она не могла глубоко пустить корней для своего существованія, а была только годна играть роль объекта для латинизаторскихъ цѣлей Рима.

Источникъ: Прот. Константинъ Зноско. Историческій очеркъ церковной уніи. Ея происхожденіе и характеръ. — М.: Издательство «Мартисъ», 1993. — С. 181-188.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.