Церковный календарь
Новости


2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 74-е (1895)
2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 73-е (1895)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Слово въ день зачатія прав. Анною Пресв. Богородицы (1965)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе въ день святителя Николая Чудотворца (1965)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. 60-лѣтіе священнослуженія митр. Анастасія (1976)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свѣтильникъ Русской Церкви блаж. митр. Антоній (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Св. Обитель и духовная школа на служеніи Церкви (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Чѣмъ каждый изъ насъ долженъ служить Церкви? (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)

Протоіерей Константинъ Зноско (1865-1943), церковный историкъ, гимнографъ (авторъ литургическихъ сочиненій). Родился 1 апрѣля 1865 г. въ мѣст. Острына (въ 50 км. къ востоку отъ г. Гродно). Отецъ епископа РПЦЗ Митрофана (Зноско-Боровскаго) и протоіерея Алексія Зноско. Окончилъ Литовскую духовную семинарію въ г. Вильно. Въ 1907-1914 гг. — настоятель Свято-Николаевскаго Братскаго храма г. Брестъ-Литовска. Въ годы Первой міровой войны — полковой священникъ 8-го Финляндскаго стрѣлковаго полка; награжденъ тремя орденами и золотымъ наперснымъ крестомъ на георгіевской лентѣ. Съ 1922 г. — въ эмиграціи въ Польшѣ. Настоятель Свято-Николаевской Братской православной церкви въ г. Брестъ. Одинъ изъ организаторовъ «Русскаго дома», русской школы и гимназіи въ Брестѣ. Скончался 21 іюня 1943 г. въ Брестѣ. Осн. сочиненія: «Житіе и страданія св. препмуч. Аѳанасія, иг. Брестскаго» (Варшава, 1931), «Римская неправда о главѣ Вселенской Церкви» (Варшава, 1932), «Виленская Островоротная или Остробрамская Чудотворная Икона Божіей Матери». (Варшава, 1932), «Житіе и страданія свв. Виленскихъ мучениковъ Антонія, Іоанна и Евстаѳія» (Варшава, 1932), «Житіе прп. Іова, игумена и чудотворца Почаевскаго». (Варшава, 1932), «Латинизація православнаго богослуженія въ уніатской церкви». (Варшава, 1932), «Историческій очеркъ церковной уніи: Ея происхожденіе и характеръ». (Варшава, 1933), Князь К. К. Острожскій и его дѣятельность въ пользу Православія» (Варшава, 1933). Богослужебные тексты: «Служба преп. Стефану, иг. Печерскому, еп. Владиміро-Волынскому» (Варшава, 1928), «Акаѳистъ св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929), «Служба св. препмуч. Аѳанасію, иг. Брестскому». (Варшава, 1929).

Сочиненія прот. Константина Зноско

Прот. Константинъ Зноско († 1943 г.)
ИСТОРИЧЕСКІЙ ОЧЕРКЪ ЦЕРКОВНОЙ УНІИ. ЕЯ ПРОИСХОЖДЕНІЕ И ХАРАКТЕРЪ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЛИТОВСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ УНІЯ.

Глава XXI.
Георгій Конисскій, архіепископъ Бѣлорусскій (1755-1795).

Георгій Конисскій вступилъ на Бѣлорусскую епископскую каѳедру въ то тяжелое для нея время, когда ей грозила опасность потерять свою самостоятельность. Уніатскій митрополитъ Флоріанъ Гребницкій задумалъ присоединить всю Бѣлорусскую православную епархію къ Полоцкой уніатской и обратить ее въ унію, на что имѣлъ благословеніе папы. Предстояла для Конисскаго тяжелая и упорная борьба, и онъ благодаря своему уму, преданности православному дѣлу, настойчивости и самоотверженности вышелъ изъ нея побѣдителемъ.

Прибывъ на свою каѳедру въ Могилевъ, Конисскій прежде всего обратилъ вниманіе на поднятіе образованія въ православномъ духовенствѣ. Съ этой цѣлью онъ открылъ въ Могилевѣ духовную семинарію и при ней духовное училище. Затѣмъ основалъ при архіерейскомъ дворѣ типографію, въ которой, между прочимъ, издалъ православный катехизисъ и, разославъ его по приходамъ, обязалъ священниковъ научать своихъ прихожанъ по этой книгѣ основамъ Православной вѣры. Позаботился Конисскій и объ охранѣ церковнаго имущества своей епархіи. Такъ какъ уніаты и католики очень часто захватывали у православныхъ церковныя и монастырскія имѣнія на томъ только основаніи, что православные якобы не имѣли на владѣніе документовъ, а при предъявленіи владѣльцами докумен/с. 192/товъ отнимали у нихъ самые документы, Конисскій приказалъ подвѣдомственному ему духовенству разыскивать въ церковныхъ архивахъ документы, относящіеся къ имущественнымъ правамъ церквей и монастырей и пересылать ихъ къ нему. Изъ присланныхъ документовъ Конисскій составилъ въ Могилевѣ при каѳедральномъ соборѣ огромный архивъ, послужившій богатымъ матеріаломъ для защиты имущественныхъ правъ церквей и монастырей Бѣлорусской епархіи.

Благодаря этому не одна тысяча православныхъ уцѣлѣла отъ совращенія въ унію и католичество, а также не одинъ десятокъ церквей былъ спасенъ отъ шляхетскихъ «наѣздовъ».

За свою ревность о благѣ Православной Церкви Конисскій очень часто подвергался оскорбленіямъ, а нерѣдко и опасности лишиться жизни какъ отъ уніатовъ, такъ и отъ католиковъ. Такъ, обозрѣвая въ 1759 г. свою епархію, Конисскій рѣшилъ посѣтить г. Оршу. Узнавъ о приближеніи къ городу владыки, навстрѣчу ему вышелъ извѣстный уже намъ миссіонеръ-доминиканецъ Овлачинскій съ доминиканскими монахами, множествомъ шляхты и разнымъ сбродомъ, и лишь только они увидѣли въѣзжавшаго въ городъ владыку, начали кричать, ругаться и поносить его всевозможными бранными словами; а когда городскіе цехи вышли съ хоругвями для встрѣчи владыки, то ихъ палками, камнями и грязью разогнали въ разныя стороны. Когда же на слѣдующій день владыка, послѣ богослуженія въ одной изъ церквей города, сталъ произносить поученіе народу, Овлачинскій ворвался съ тѣми же лицами, которыя наканунѣ поносили владыку, и тѣ, не снимая шапокъ, стали бѣгать по церкви и выгонять изъ нея палками и обнаженными саблями народъ, съ наглостью крича: «Попе, хлопе, схизматыку!» Владыка спасся отъ побоевъ только тѣмъ, что успѣлъ боковыми дверями уйти незамѣтнымъ образомъ въ сосѣдній монастырь и тамъ скрыться. Но на этомъ дѣло не кончилось. Узнавъ, что владыка скрывается въ монастырѣ, Овлачинскій и его приспѣшники стали штурмовать монастырь: бить въ стѣны его камнями, бревнами и желѣзными ломами, желая ворваться въ него, вытащить оттуда владыку и убить его. Монахи, желая спасти епископа отъ смертной опасности, положили его на крестьянскую телѣгу и, прикрывши навозомъ, незамѣтно вывезли изъ монастыря. Когда бушевавшіе изувѣры вторглись въ монастырь и не нашли тамъ епископа, то въ злобѣ разграбили монастырь и пересѣкли розгами монаховъ. Владыка, избѣгая дальнѣйшихъ покушеній на его жизнь, долженъ былъ прекратить поѣздку по епархіи и возвратиться въ Могилевъ. Но и тамъ враги не оставляли его въ покоѣ. Въ 1760 г. студенты іезуитской коллегіи, по наученію ксендза Зеновича, напали на архіерейскій домъ и, навѣрное, уби/с. 193/ли бы Конисскаго, если бы тотъ не скрылся въ потаенный подвалъ. Отсюда они отправились въ семинарію, выбили въ зданіи окна, переломали мебель и произвели экзекуцію надъ воспитанниками семинаріи.

О такихъ безчинствахъ Конисскій довелъ до свѣдѣнія русской императрицы Елизаветы Петровны, но никакихъ шаговъ къ защитѣ православныхъ не было предпринято, ибо императрица вскорѣ послѣ этого скончалась. Преемникъ ея Петръ III, которому тоже жаловался Конисскій, возмущенный фанатическими преслѣдованіями православныхъ, обратился къ польскому правительству съ требованіемъ принять мѣры къ ослабленію этихъ преслѣдованій, но Петръ III скончался, и его заступничество за православныхъ не имѣло должныхъ успѣховъ. Только при супругѣ покойнаго императора Екатеринѣ II Великой ходатайства Конисскаго за православныхъ оказались болѣе успѣшными.

Положеніе православныхъ при королѣ Станиславѣ Понятовскомъ и отношеніе къ ихъ участи императрицы Екатерины Великой.

При вступленіи на престолъ императрицы Екатерины Великой на коронацію ея прибылъ и Георгій Конисскій. Въ пространной и трогательной рѣчи онъ изобразилъ передъ императрицей бѣдственное положеніе православныхъ въ Польшѣ, и императрица тогда же рѣшилась положить конецъ страданіямъ православныхъ, потребовавъ черезъ своихъ посланниковъ, чтобы положеніе ихъ было облегчено. Но нелегко было этого достигнуть, когда сильная клерикальная партія въ Польшѣ только о томъ и думала, какъ бы скорѣе нанести смертельный ударъ Православію. Религіозный фанатизмъ шляхты и особенно католическаго духовенства, какъ увидимъ далѣе, не только не утихалъ, но еще болѣе разгорался.

По вступленіи на престолъ Станислава Понятовскаго послы дворовъ петербургскаго и берлинскаго потребовали отъ имени своего правительства, чтобы всѣ диссиденты (иновѣрцы) пользовались въ Польшѣ свободой вѣроисповѣданія, были допускаемы на государственную службу и чтобы епископы греко-восточнаго исповѣданія имѣли мѣсто въ сенатѣ, подобно католическимъ епископамъ. Понятовскій пообѣщалъ оказать свое содѣйствіе для проведенія этого требованія на сеймѣ законодательнымъ порядкомъ, но руководящая партія въ Польшѣ, узнавъ объ этомъ, рѣшила эти требованія отвергнуть. Тотчасъ же положено было усилить преслѣдованія православныхъ какъ главныхъ виновниковъ вмѣшательства чужихъ пра/с. 194/вительствъ въ польскія дѣла. Съ этой цѣлью сенатъ и клерикальная партія, руководимые іезуитами, стали тайно разсылать циркуляры съ призывомъ, чтобы шляхта соединилась на защиту гибнувшаго, по ихъ мнѣнію, отечества и католичества отъ «схизматиковъ» и для противодѣйствія требованіямъ объ уравненіи православныхъ въ правахъ съ католиками. Въ силу этого призыва по всей Литвѣ, Бѣлоруссіи и даже Малороссіи начались преслѣдованія православныхъ. По всѣмъ окраинамъ Польши, гдѣ только пребывали православные, разсѣялись католическіе монахи, пустивъ въ ходъ всѣ уже ранѣе испытанныя средства, лишь бы только поскорѣе обратить православныхъ въ унію или католичество. Въ Бѣлоруссіи они не встрѣтили сильнаго сопротивленія. Бѣлорусы, по свидѣтельству современниковъ, «какъ безотвѣтныя овцы, подгоняемыя дубьемъ и палкой, шли или въ костелъ для принятія католицизма, или въ уніатскую церковь для объявленія себя уніатами». Не то было въ Малороссіи. Малороссійскій народъ, воспитавшійся на свободныхъ началахъ казачества, оказалъ латино-уніатской пропагандѣ сопротивленіе, и тамъ необходимо было употребить силу. Въ началѣ 1766 г. въ Малороссію прибылъ для обращенія православныхъ въ унію викарій уніатскаго митрополита Мокрицкій въ сопровожденіи значительнаго отряда жолнеровъ подъ командой полковника Воронича. Свою миссію Мокрицкій началъ выполнять съ Черкасскаго округа, народъ коего отличался преданностью Православію, и воздвигать тамъ такое гоненіе на православныхъ священниковъ, что болѣе ста человѣкъ ихъ бѣжало за границу, оставшихся же Мокрицкій и Вороничъ предали истязаніямъ и затѣмъ искалѣченныхъ отправили въ Радомысль, гдѣ заставили ихъ возить тачками землю, каждый день награждая палочными ударами. Закончивъ свою безумную миссію въ Черкасскомъ округѣ, Мокрицкій и Вороничъ направились въ м. Жаботинъ. Тамъ, собравши православныхъ на площади, объявили, что если они черезъ сутки не примутъ уніи, то всѣ будутъ перерѣзаны. На слѣдующій день православные, поисповѣдавшись и причастившись Св. Тайнъ, явились къ дому, гдѣ остановились Мокрицкій и Вороничъ, и объявили имъ, что они готовы умереть за Православную вѣру. «Миссіонеры» не рѣшились привести свою угрозу въ исполненіе, а ограничились только тѣмъ, что велѣли схватить сотника мѣстечка Харко и отрубить ему голову, а остальнымъ пообѣщали скоро опять къ нимъ явиться и съ ними расправиться. Изъ Жаботина Мокрицкій и Вороничъ отправились въ м. Телешинъ, гдѣ тоже, собравъ на площади православныхъ, объявили, что если они не примутъ уніи, то всѣ, не исключая и младенцевъ будутъ казнены. Тѣ имъ повѣрили и перешли въ унію. Отсюда /с. 195/ «миссіонеры» отправились на югъ, къ р. Бугу, и на пути своемъ совершили множество казней надъ православными. Придя затѣмъ въ м. Мглавъ, они потребовали къ себѣ на судъ мѣстнаго священника и нѣкоего старика Даніила Кушнѣра; перваго — за то, что тотъ будто бы удерживалъ желающихъ отъ перехода въ унію, а второго — якобы за кощунство надъ уніей и Св. Дарами. Священника приговорили къ тюремному заключенію, а старика Кушнѣра — къ смертной казни. Чтобы устрашить народъ и тѣмъ заставить его скорѣе перейти въ унію, рѣшили казнь произвести на глазахъ народа. Съ этой цѣлью согнали на мѣсто казни болѣе трехъ тысячъ человѣкъ изъ окрестныхъ деревень, привели туда старика Кушнѣра, привязали его къ столбу, обвили руки паклей, обложили всего соломой и солому подожгли. Старикъ отъ сильной боли застоналъ и воскликнулъ: «Господи, Боже мой! Что сіе подалъ ми еси, но воля Твоя святая буди на мнѣ; пріими духъ мой съ миромъ!» Потомъ, обращаясь къ плачущему народу, сказалъ: «Православные христіане, не вѣрьте вы уніатамъ, они прокляты и вѣра ихъ проклята!» Эти слова смутили присутствовавшихъ на казни поляковъ, и тѣ хотѣли было освободить страдальца отъ мученій, но бывшій тамъ протопопъ Гнышицкій настоялъ на томъ, чтобы Кушнѣру отрубили голову и прибили ее гвоздями къ высокому столбу «для внушенія схизматикамъ страха и ужаса», а тѣло сожгли.

Всѣ эти ужасы, творимые надъ православными, не только не устрашили ихъ, а напротивъ, вызвали рѣшимость пострадать за вѣру, и рѣшимость эта впослѣдствіи перешла въ ожесточеніе противъ уніатовъ и католиковъ и породила возстаніе гайдамаковъ, или такъ называемую «коліевщину».

Въ то время какъ отъ лица Бѣлорусской епархіи за православныхъ ратовалъ архіепископъ Конисскій, Малороссія нашла себѣ покровителей въ лицѣ Переяславскаго епископа Гервасія и игумена Матронинскаго монастыря Мелхиседека Значко-Яворскаго. Гервасій хотя и былъ епископомъ въ той части Малороссіи, которая находилась подъ властью Россіи, но имѣлъ самое тѣсное общеніе съ заднѣпровской православной паствой и поддерживалъ въ ней стойкость во время притѣсненій отъ иновѣрцевъ. Игуменъ Мелхиседекъ, подобно Конисскому, добивался защиты православнымъ у русскаго правительства и съ этой цѣлью ѣздилъ въ Петербургъ и въ Варшаву. Въ Варшавѣ Мелхиседекъ при помощи русскаго посла получилъ отъ короля грамоту, утверждавшую всѣ права русскаго народа въ Польшѣ, а главное — свободу вѣры. При безправіи короля въ Польскомъ государствѣ въ тѣ времена грамота эта, въ сущности, не имѣла значенія, но на совращенный въ унію народъ произвела громадное /с. 196/ впечатлѣніе: многіе изъ совращенныхъ стали обратно переходить въ Православіе. Однако это продолжалось не долго.

Когда о «миссіонерскихъ подвигахъ» Мокрицкаго и Воронича было донесено императрицѣ Екатеринѣ, она приказала своему послу въ Варшавѣ князю Рѣпину заявить польскому правительству, что если оно не уравняетъ православныхъ въ правахъ гражданскихъ съ католиками и не позаботится прекратить преслѣдованій за вѣру, то за послѣдствія сего она не отвѣчаетъ. Эта угроза побудила польское правительство въ концѣ сентября 1766 г. созвать сеймъ, который продолжался полтора мѣсяца и на которомъ по поводу требованій императрицы Екатерины происходили безконечные споры. Большинство сеймовыхъ пословъ стояло на томъ, что «схизматикамъ», т. е. православнымъ, отъ которыхъ, по ихъ мнѣнію, все зло происходитъ въ Польшѣ, не только не слѣдуетъ давать правъ, а напротивъ, ихъ слѣдуетъ искоренять, какъ людей неугодныхъ Богу. Главными противниками требованій Екатерины были Краковскій епископъ Солтыкъ и папскій нунцій Висконти. Епископъ Солтыкъ предложилъ сейму установить конституцію, объявлявшую врагомъ отечества всякаго, кто осмѣлился бы на сеймѣ поднять голосъ въ защиту иновѣрцевъ. Предложеніе Солтыка было принято и получило силу закона. Всѣ требованія относительно диссидентовъ были отвергнуты, и сеймъ 24 ноября постановилъ: никакихъ правъ диссидентамъ не только не давать, но даже лишить ихъ и тѣхъ правъ, какія они до сихъ поръ имѣли; съ православными же поступать такъ, какъ и прежде.

Такое постановленіе крайне возмутило императрицу Екатерину, и та приказала Рѣпнину просить короля и сенатъ созвать сеймъ вторично и понудить сеймъ исполнить ея требованія относительно диссидентовъ и православныхъ. Для большаго же успѣха въ этомъ дѣлѣ Екатерина отправила въ Польшу значительное войско подъ начальствомъ Салтыкова и Кречетникова. Король, исполняя настоятельныя просьбы Екатерины Великой, созвалъ въ 1767 г. новый сеймъ, но лишь только сеймъ открылся, и на немъ русскимъ посломъ Рѣпнинымъ былъ поднятъ вопросъ объ уравненіи правъ диссидентовъ съ католиками, тотчасъ же поднялся страшный шумъ и крикъ и противъ требованій русскаго правительства посыпались протесты. Болѣе всего шумѣли и волновали депутатовъ сейма Краковскій епископъ Солтыкъ и Куявскій Залуцкій и два пана Ржевусскихъ — отецъ и сынъ. Но когда Рѣпнинъ приказалъ арестовать ихъ и подъ конвоемъ отправить въ казармы къ войскамъ, сеймъ успокоился и пошелъ на уступки. Диссидентамъ была предоставлена свобода вѣры, право воспитывать сыновей отъ смѣшанныхъ браковъ въ вѣрѣ от/с. 197/цовъ, дочерей — въ вѣрѣ матери, право судиться въ смѣшанной комиссіи, а не у католиковъ, въ случаѣ столкновеній съ послѣдними; право строить церкви и школы, собирать сборы, засѣдать въ сенатѣ и сеймѣ. Однако уступки эти имѣли силу лишь до тѣхъ поръ, пока русское войско находилось въ предѣлахъ Польши. Какъ только оно удалилось, недовольные опредѣленіемъ сейма составили въ 1768 г. въ г. Барѣ конфедерацію. Фанатизмъ латино-польской партіи снова проявился съ ужасающей силой и вызвалъ возстаніе гайдамаковъ подъ начальствомъ Желѣзняка и Гонты. Возстаніе казаковъ и Барская конфедерація поставили польское правительство въ крайне тяжелое положеніе, и оно обратилось за помощью къ Екатеринѣ II. Императрица приказала своимъ войскамъ, находящимся въ Польшѣ, подавить возстаніе и уничтожить Барскую конфедерацію. Начальники русскаго войска Кречетниковъ и Рѣпнинъ не поняли сущности казацкаго возстанія, посмотрѣли на него какъ на разбой и помогли полякамъ усмирить бунтовщиковъ. Польскіе паны расправились съ гайдамаками самымъ жестокимъ образомъ. Желѣзнякъ былъ наказанъ кнутомъ и сосланъ въ Сибирь, а Гонта замученъ въ Варшавѣ — съ него съ живого содрали кожу. Въ соучастіи съ гайдамаками были заподозрѣны епископъ Гервасій и Мелхиседекъ Значко-Яворскій; оба были удалены въ Россію на покой, несмотря на то что въ возбужденіи казаковъ они не только не принимали участія, а напротивъ, удерживали ихъ отъ бунтовъ. Объ этомъ свидѣтельствуютъ сохранившіяся письма Мелхиседека къ казакамъ. Въ одномъ изъ нихъ Мелхиседекъ даетъ казакамъ такой совѣтъ: «Больше терпѣли, еще потерпите. Наше дѣло доходить судомъ да терпѣніемъ». Православное духовенство опять подвергалось преслѣдованію, и на Украйнѣ снова появились уніаты, вытѣсняя православное духовенство изъ приходовъ.

Постоянные внутренніе безпорядки вслѣдствіе отсутствія сильной власти и развитія буйнаго и неукротимаго шляхетства въ ущербъ народа, крайняя религіозная нетерпимость ко всѣмъ иновѣрцамъ (диссидентамъ), упорное нежеланіе удовлетворить законныя требованія ихъ относительно свободы вѣры привели Польшу къ печальнымъ послѣдствіямъ. Три сосѣднихъ государства — Россія, Пруссія и Австрія — произвели въ 1772 году первый раздѣлъ Польши, по которому Россія присоединила къ своимъ владѣніямъ Бѣлоруссію (губ. Могилевскую и Витебскую).

Съ присоединеніемъ къ Россіи Бѣлоруссіи положеніе православныхъ въ послѣдней рѣзко измѣнилось. Изъ вновь присоединенныхъ областей было образовано двѣ православныхъ епархіи: Псковская и Могилевская. Въ послѣдней епископствовалъ знамени/с. 198/тый Георгій Конисскій. Съ образованіемъ этихъ епархій для нихъ тотчасъ же были обнародованы слѣдующія правительственныя распоряженія: а) подъ страхомъ строгой отвѣтственности запрещалось совращать православныхъ въ унію; наоборотъ, разрѣшалось уніатамъ, если кто пожелаетъ, возвращаться въ Православіе; б) запрещалось обнародовать папскія буллы безъ согласія русскаго правительства; в) повелѣвалось, чтобы отъ смѣшанныхъ браковъ сыновья были православными. Эти распоряженія сильно подняли духъ православно-русскаго населенія въ присоединенныхъ областяхъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ повліяли и на уніатовъ. Послѣдніе десятками тысячъ стали возвращаться къ вѣрѣ своихъ отцовъ, и въ продолженіе первыхъ 7-8 лѣтъ послѣ присоединенія въ Бѣлоруссіи обратилось уніатовъ въ Православіе около 250.000 человѣкъ. Такимъ образомъ, плоды принудительнаго совращенія православныхъ въ унію стали сказываться тотчасъ же послѣ облегченія участи православныхъ и уніатовъ.

Послѣ перваго раздѣла Польши и присоединенія Бѣлоруссіи положеніе православныхъ на Украйнѣ сдѣлалось еще болѣе печальнымъ. Теперь уже некому было поставлять для нея священниковъ, и православнымъ нерѣдко приходилось держать для исполненія требъ безприходныхъ священниковъ, поставленныхъ въ Молдавіи или Валахіи. Такъ дѣло продолжалось до 1785 года, пока по настоянію Конисскаго и нѣсколькихъ польскихъ пановъ, въ особенности князя Любомирскаго, Екатерина не назначила архимандрита Слуцкаго монастыря Виктора Садковскаго епископомъ въ Польшу съ титуломъ епископа Переяславскаго и викарія Кіевскаго. Когда Садковскій прибылъ въ свою епархію, среди населенія началось движеніе въ пользу Православія. Чтобы задержать это движеніе, латино-польская партія обвинила Садковскаго въ подстрекательствѣ народа. Въ 1789 году онъ по приказанію сейма былъ арестованъ и въ оковахъ отвезенъ въ Варшаву. По отношенію къ православному духовенству снова были приняты строгія мѣры. На конституціонномъ сеймѣ въ 1791 г. («Конституція 3 мая») религіозный вопросъ занималъ видное мѣсто. Актами этого сейма въ Рѣчи Посполитой устанавливалось наслѣдственное правленіе, объявлялась свобода вѣроисповѣданій, уничтожалось право срывать сеймы, всѣ состоянія становились равными предъ закономъ, мѣщанамъ открытъ былъ доступъ къ шляхетству и т. п. Желая избавиться отъ религіозной опеки Россіи, самоотверженные патріоты высказались на сеймѣ за организацію въ Польшѣ особой Православной Церкви съ подчиненіемъ ея Константинопольскому патріарху. Съ этой цѣлью въ Пинскѣ была составлена конгрегація изъ представителей /с. 199/ православнаго духовенства и братствъ, которая выработала эту организацію на широкомъ соборномъ началѣ, но проектъ этотъ не былъ приведенъ въ исполненіе. Такъ какъ актъ образованія въ Польшѣ самостоятельной Православной Церкви направленъ былъ своимъ остріемъ противъ Россіи, приверженцы послѣдней составили вооруженную конфедерацію въ г. Торговицахъ Кіевской губерніи съ цѣлью уничтожить эту конституцію и обратились за помощью къ императрицѣ Екатеринѣ. Въ Польшу введены были русскія войска, и вскорѣ послѣдовалъ второй (1792) и третій (1794) раздѣлъ Польши, по которымъ всѣ западнорусскія области, кромѣ Галиціи, отошли къ Россіи.

Присоединеніе къ Россіи русскихъ областей Польши не могло не отразиться на положеніи Уніатской церкви. Отдѣльные случаи присоединенія уніатовъ къ Православію имѣли мѣсто еще со времени введенія уніи, но они не могли быть особенно многочисленны, такъ какъ польскій законъ каралъ переходъ въ Православіе. Однако желаніе возвратиться въ Православіе было довольно сильно развито среди уніатовъ. Народъ, наконецъ, понялъ, что на унію въ Польшѣ никогда не смотрѣли иначе какъ на переходную ступень къ католицизму и никогда она, несмотря на многочисленныя обѣщанія, не была въ политическихъ правахъ сравнена съ католичествомъ. Съ присоединеніемъ къ Россіи областей, въ которыхъ была распространена унія, выгоды уніатскаго духовенства требовали пересмотра отношеній его къ новой государственности и къ Православной Церкви, въ особенности въ области тѣхъ отличій отъ православнаго ученія, каноновъ и обрядовъ, которыя насильственно были введены въ Уніатскую церковь. Все это способствовало стремленію сблизиться съ Православной Церковью и вызывало соотвѣтствующую агитацію духовенства среди уніатовъ. Но эти благія начинанія уніатскаго духовенства были стѣснены слѣдующимъ обстоятельствомъ. Послѣ перваго раздѣла Польши императрица Екатерина приказала губернаторамъ объявить во вновь присоединенныхъ отъ Польши областяхъ, что она не думаетъ стѣснять свободу вѣры. Въ тайномъ наказѣ губернаторамъ было предписано наблюдать за полной неприкосновенностью церквей Католической, Православной и Уніатской. Вслѣдствіе этого обращеніе уніатовъ въ Православіе было сильно стѣснено, тѣмъ болѣе что противъ этого обращенія сильно вооружился уніатскій митрополитъ Іассонъ Смогоржевскій, человѣкъ съ польско-шляхетскими замашками, страшно ненавидѣвшій Россію. Смогоржевскій сталъ открыто и энергично дѣйствовать противъ всего русскаго и православнаго. Онъ созвалъ въ Радомыслѣ уніатскій соборъ, на которомъ постановилъ /с. 200/ подъ страхомъ строгой отвѣтственности во всѣхъ уніатскихъ церквахъ совершать богослуженіе съ дополненіями римско-католической обрядности, какъ установлено было на Замойскомъ соборѣ въ 1720 году; затѣмъ разослалъ окружное посланіе ко всѣмъ духовнымъ и гражданскимъ чинамъ съ требованіемъ, чтобы они всѣми силами старались объ обращеніи православныхъ въ унію, не стѣсняясь употреблять для сего силу въ видѣ экзекуцій, лишенія мѣстъ, тюремныхъ заключеній и т. п.

Противъ такой постановки дѣла возсталъ архіепископъ Георгій Конисскій, и когда о дѣйствіяхъ Смогоржевскаго было доложено императрицѣ Екатеринѣ, то въ 1780 г. данъ былъ рескриптъ на имя бѣлорусскаго намѣстника Чернышева, противника уніи, коимъ Іассонъ Смогоржевскій увольнялся отъ управленія уніатскими церквами. Полоцкая уніатская епархія уничтожалась, назначеніе духовныхъ лицъ возлагалось на особую консисторію, причемъ предписывалось при назначеніи священниковъ спрашивать прихожанъ, какого они священника хотятъ, уніатскаго или православнаго. Послѣ изданія этого рескрипта, только за два года (1781-1783), по свидѣтельству архіепископа Бѣлорусскаго Георгія Конисскаго и Псковскаго епископа Иннокентія, къ Православію въ ихъ епархіяхъ присоединилось 117.161 человѣкъ. Еще быстрѣе пошло дѣло присоединенія послѣ второго и третьяго раздѣловъ Польши. Въ 1794 г. императрицей былъ изданъ указъ, разрѣшавшій свободное присоединеніе уніатовъ, и въ теченіе одного съ небольшимъ мѣсяца возсоединился 721 приходъ съ 463 священниками и съ 333.093 лицами мірянъ. Къ концу царствованія Екатерины II всѣхъ присоединившихся, по оффиціальнымъ даннымъ, было свыше двухъ милліоновъ человѣкъ. И все это совершилось безъ всякихъ насилій, безъ всякой пропаганды единственно лишь потому, что для уніатовъ былъ открытъ свободный путь для перехода изъ уніи въ Православіе, — уніи, столь много натворившей зла, и посему столь ненавистной западнорусскому народу. Послѣ этого всѣ уніатскія епархіи были закрыты, и изъ оставшейся въ уніи части западнорусскаго народа была образована только одна Бѣлорусская епархія съ архіепископомъ во главѣ. Первымъ уніатскимъ архіепископомъ этой епархіи былъ Ираклій Лисовскій (съ 1794 г.). Это былъ человѣкъ, глубоко привязанный къ греко-восточнымъ обрядамъ и посему много поспособствовавшій сближенію Уніатской церкви съ Православной, очищая первую отъ католическихъ обрядовъ.

Относительно Католической церкви, находящейся въ предѣлахъ Россіи, Екатерина Великая предприняла слѣдующее: а) образовала кромѣ существовавшей Могилевской епархіи двѣ новыя /с. 201/ епархіи: Пинскую и Летичевскую, — назначивъ для нихъ особыхъ епископовъ; б) для управленія дѣлами Католической церкви образовала въ Петербургѣ особую Римско-католическую коллегію, состоявшую изъ нѣсколькихъ прелатовъ, подъ предсѣдательствомъ митрополита.

Всѣ эти распоряженія Екатерины II, касающіяся положенія церквей въ присоединенныхъ областяхъ, давали большія преимущества Православной Церкви, и можно было надѣяться, что латинизмъ въ Западной Россіи скоро исчезнетъ безслѣдно, тѣмъ болѣе, что многіе уніаты только наружно казались уніатами, а въ сердцѣ своемъ неизмѣнно хранили «древнее благочестіе», т. е. Св. Православіе. Но послѣ третьяго раздѣла Польши Екатерина II прожила недолго, всего годъ съ небольшимъ, и на престолъ вступилъ Павелъ I. При немъ дѣла въ присоединенныхъ областяхъ сильно измѣнились.

Источникъ: Прот. Константинъ Зноско. Историческій очеркъ церковной уніи. Ея происхожденіе и характеръ. — М.: Издательство «Мартисъ», 1993. — С. 191-201.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.