Церковный календарь
Новости


2017-11-24 / russportal
Икона Божіей Матери Иверская-Мѵроточивая (сказаніе и акаѳистъ) (1995)
2017-11-24 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 40-е (1882)
2017-11-24 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 39-е (1882)
2017-11-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Кубанцы въ Великой войнѣ (1930)
2017-11-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Привѣтъ Россійской Военной Академіи (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 14-я (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 13-я (1932)
2017-11-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Существо Православія и соврем. борьба противъ него (1975)
2017-11-23 / russportal
Архіеп. Аверкій. Въ чемъ истинное Православіе и хранимъ ли мы его? (1975)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 12-я (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 11-я (1932)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 38-е (1882)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 37-е (1882)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 10-я (1932)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Главы 8-9 (1932)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Да здравствуетъ Самодержавіе!" (1907)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 24 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 31.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ нападеніе Германіи на СССР, видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

АТАМАНЪ ВСЕВЕЛИКАГО ВОЙСКА ДОНСКОГО
ГЕНЕРАЛЪ ОТЪ КАВАЛЕРІИ ПЕТРЪ НИКОЛАЕВИЧЪ КРАСНОВЪ.
(Къ 100-лѣтію его рожденія).

Ген. П. Н. Красновъ, какъ Донской Атаманъ.

Во второй половинѣ ноября германскія части очистили Дон. Область, «открывъ опаснѣйшее и кратчайшее къ ея столицѣ направленіе — воронежское. Дон. фронтъ сталъ протяженіемъ въ 1200 верстъ. Но все же донцы продолжали успѣшно бороться. Атаманъ просилъ о помощи, т. к. большевики усиливали свои войска. Но помощи донцамъ не было. Добр. Армія была занята на Кубани. Къ концу ноября противъ одного Дона большевики имѣли: 100.000 штыковъ, 17.000 сабель, 450 орудій и 2.000 пулеметовъ («Гражданская война 1918-1919». Егоровъ, стр. 73-74).

У донцовъ было ок. 50.000 бойцовъ, 150 орудій и 581 пулеметъ.

«Взаимоотношенія наши съ донской властью съ мая до конца 1918 года опредѣлялись непримиримой позиціей ген. Краснова въ вопросѣ объ единомъ командованіи (писалъ ген. Деникинъ). Отбросимъ личности. За ними стояло явленіе несравненно болѣе крупнаго масштаба: вопросъ шелъ о признаніи центра въ борьбѣ Юга: "Донъ" или "Добровольческая Армія"»? Въ глазахъ огромнаго большинства русской общественности первый представлялся вопросомъ областнымъ, второй — общегосударственнымъ (подчеркн. и разрядка Ден.). Въ глазахъ правительствъ и командованія державъ Согласія, Донъ былъ недавнимъ союзникомъ, — пусть даже невольнымъ, — нѣмцевъ, а Добр. /с. 5/ Армія «сохранила вѣрность Согласію до конца». Эти двѣ предпосылки имѣли рѣшающее значеніе въ спорномъ вопросѣ» (IV-64).

Въ отношеніяхъ между ген. Деникинымъ и ген. Красновымъ «атмосфера сгущалась все болѣе и болѣе. Ширился кругъ лицъ, принимавшихъ участіе во взаимной распрѣ, осложняя своимъ вмѣшательствомъ и безъ того тяжелое положеніе. Печать принимала все болѣе нервный тонъ».

«Часовой» (дон. офиц.) писалъ противъ Добр. Арміи. Всѣ екатеринодарскія «россійскія» газеты, «соціалистическія» и кубанскія «линейныя» травили ген. Краснова. Атаманъ жаловался на нихъ моему представителю въ Новочеркасскѣ, принимая у себя на Дону рядъ драконовскихъ цензурныхъ мѣръ».

Ген. Драгомировъ писалъ письма газетамъ, поддерживающимъ армію, прося ихъ воздержаться отъ выступленій противъ донского командованія» (IV-64).

На фронтѣ шла безпрерывно жестокая, очень тяжелая для донцовъ, вооруженная борьба съ усиливавшимся противникомъ. «Содѣйствіе союзниковъ принимало иногда недопустимыя формы, ставя меня въ тягостное положеніе. Напримѣръ, въ газетахъ появилось (20 ноября) сообщеніе, — «изъ достовѣрныхъ источниковъ», что грузъ, привезенный первымъ транспортомъ и предназначенный совмѣстно для Добр. и Донской арміи, по распоряженію франц. командованія, переданъ только ген. Деникину для Добр. Арміи. Донская Армія ничего не получитъ изъ транспортовъ, которые находятся уже въ пути или будутъ отправлены въ будущемъ, до тѣхъ поръ, пока Донъ не признаетъ ген. Деникина верховн. главнокомандующимъ».

Ген. Драгомировъ (предс. «Особаго Совѣщанія») сдѣлалъ серьезное внушеніе газетамъ, помѣстившимъ это ложное извѣстіе, и произвелъ разслѣдованіе, которое выяснило, что свѣдѣніе было прислано агентству непосредственно... изъ франц. военн. миссіи» (IV-70-11).

23 ноября въ Новочеркасскъ пріѣзжали представители союзнаго командованія — франц. кап. Ошенъ и англ. кап. Бондъ. Не буду задерживаться на описаніи изъ красочной встрѣчи дон. командованіемъ и лично Атаманомъ Красновымъ, привѣтствовавшимъ ихъ на банкетѣ рѣчью на отличномъ французскомъ языкѣ. Представители остались очень довольными всѣмъ видѣннымъ въ Новочеркасскѣ, осмотромъ офицерской школы, Военнаго Училища, Кадетскаго корпуса, Маріинскаго женскаго института, реальнаго училища, большимъ парадомъ войскъ и всѣмъ видѣннымъ ими на фронтѣ (куда ихъ провезли). Они обѣщали доложить своему командованію обо всемъ и просить объ оказаніи немедленной помощи Дону.

А помощь донцы не получали.

«Все вниманіе краснаго командованія въ декабрѣ 1918 и январѣ 1919 года было обращено исключительно на уничтоженіе казачьихъ войскъ, для чего красное командованіе, со второй половины декабря 1918 года било по Донской Арміи (имѣвшей 49.500 бойцовъ, 153 орудія, 581 пулеметъ — «Трагедія казачества», т. II, стр. 139) четырьмя арміями въ составѣ 124.000 штыковъ и сабель, при 485 орудій и 2230 пулеметовъ («Гражданская война 1918-1921», III-138).

По даннымъ Донской Арміи у красныхъ уже къ 1 декабря 1918 г. было на донскомъ фронтѣ 138.000.

Писалъ ген. Деникинъ: «Весь ноябрь и декабрь на огромномъ фронтѣ отъ Луганска до Царицына, и оттуда до р. Манычъ (въ направленіи къ Торговой – Тихорѣцкая М. Б.) въ морозъ и стужу, поставивъ въ строй поголовно всѣхъ казаковъ, способныхъ носить оружіе, изнемогающихъ отъ потерь и лишеній, Донъ доблестно отстаивалъ свое существованіе противъ сильнѣйшаго врага. Донская армія неизмѣнно одерживала верхъ, брала тысячи плѣнныхъ и богатую военную добычу. Стратегически побѣда была уже на сторонѣ донцовъ: зимняя операція красныхъ уже разстроилась, потерявъ свой планомѣрный характеръ... Но въ гражданской войнѣ моральный элементъ болѣе, чѣмъ гдѣ бы то ни было, властвуетъ надъ всѣми прочими слагаемыми успѣха. Уже въ ноябрѣ, невзирая на успѣхи, въ арміи почувствовалась нѣкоторая моральная неустойчивость» (IV-62). Ко всему описанному надо еще добавить, что большинство казаковъ были плохо одѣты — не по зимнему. Мало кто изъ нихъ имѣлъ полушубки и валенки. Очень многіе имѣли не сапоги, а только остатки ихъ — безъ подошвъ. Знаю это точно, т. к. самъ все время находился на фронтѣ. Никакихъ отпусковъ не давали — ни офицерамъ, ни казакамъ. Зима была очень суровая, съ большимъ количествомъ снѣга. Донское командованіе безпрерывно успокаивало казаковъ обѣщаніемъ прихода скорой помощи (союзниковъ), но помощь не приходила.

6 декабря ген. Деникинъ «перебросилъ съ Кубани въ районъ Юзовки, для прикрытія каменноугольнаго района и обезпеченія лѣваго фланга Донской Арміи, 3-ю дивизію ген. Май-Маевскаго съ бронепоѣздами, броневиками и авіаціоннымъ отрядомъ» (IV-73).

Ген. Деникинъ писалъ союзникамъ о необходимой немедленной помощи донцамъ, хотя бы нѣсколькими батальонами, для поддержанія /с. 6/ духа у казаковъ. Французы обѣщали, а англичане были откровеннѣе и ген. Деникинъ получилъ отъ ген. Мильнъ письмо отъ 13 января, въ которомъ онъ выразилъ «крайнее сожалѣніе... указанія великобританскаго правительства не даютъ (ему) права выслать мнѣ войска».

Въ началѣ декабря 1918 г. ген. Пуль (англ.) «обратился ко мнѣ (ген. Деник.) со словами: «Считаете ли вы необходимымъ, въ интересахъ дѣла, чтобы мы свалили Краснова?» Я отвѣтилъ: «Нѣтъ!» Я просилъ бы только повліять на измѣненіе отношенія его къ Добр. Арміи. «Хорошо, тогда будемъ разговаривать».

Отвѣчая на письмо ген. Краснова о единомъ командованіи, ген. Пуль писалъ: «въ полученныхъ мною инструкціяхъ моего правительства, мнѣ указано войти въ сношенія съ ген. Деникинымъ, начальникомъ русскихъ армій. Я сожалѣю поэтому, что для меня является невозможнымъ даже разсмотрѣніе вопроса о признаніи какого-либо иного офицера въ качествѣ такого представителя».

13 декабря произошла встрѣча ген. Пуль съ ген. Красновымъ на ст. Кущевка. Ген. Деникинъ пишетъ: «Послѣ встрѣчи двухъ поѣздовъ и длительнаго, довольно оригинальнаго вступленія, когда между «сувереннымъ главой пятимилліоннаго народа» и представителемъ великобританскаго правительства шелъ споръ о первомъ визитѣ, состоялся, наконецъ, обмѣнъ мнѣній» (IV-72). Чтобы читателямъ было ясно «о спорѣ», приведу короткія выписки изъ книги И. Полякова «Донск. каз.», стр. 333-334). Онъ занималъ должность начальника штаба Донскихъ Армій и былъ на этомъ совѣщаніи.

«Нашъ поѣздъ почти одновременно съ добровольческимъ прибылъ на ст. Кущевка. Пришелъ ген. Драгомировъ и заявилъ ген. Краснову, что разговоръ съ ген. Пуль можетъ состояться лишь въ поѣздѣ Добр. Арміи. Дон. Атаманъ находится на территоріи послѣдней "за границей Войска Донского". Это заявленіе ген. Краснову не понравилось», но вступать въ дебаты съ ген. Драгомировымъ онъ не сталъ. Ген. Драгомировъ ушелъ. Ген. Красновъ отдалъ ему визитъ и вернулся не въ духѣ. «А въ это время ген. Пуль сидѣлъ въ своемъ вагонѣ, упорно не желая сдѣлать визитъ Атаману. Мы не знали, что предпринять, но пришелъ полк. Кисъ, помощникъ ген. Пуля. Атаманъ принялъ его холодно, оффиціально и даже сурово, и черезъ переводчика рѣзко указалъ полк. Кисъ, что онъ прибылъ на ст. Кущевку, какъ Донской Атаманъ — глава пятимилліоннаго свободнаго населенія — вести переговоры съ ген. Пуль, а не съ нимъ, полк. Кисъ и требуетъ къ себѣ должнаго уваженія, считая, что ген. Пуль обязанъ къ нему явиться, а онъ немедленно отвѣтитъ ему визитомъ. Кисъ ушелъ крайне обиженнымъ» (ген. Красновъ говорилъ въ повышенномъ тонѣ). Атаманъ отдалъ приказаніе прицѣпить паровозъ къ поѣзду, — надо ѣхать домой!» И. Поляковъ вышелъ отдать распоряженіе, а около поѣзда встрѣтилъ ген. М. Свѣчина, пріѣхавшаго съ ген. Красновымъ вмѣстѣ, и все ему разсказалъ. Ген. Свѣчинъ сказалъ, что переводчикомъ у ген. Пуля полк. Звегинцевъ, пріятель ген. Свѣчина. Можетъ быть, полк. Звегинцеву удастся уговорить ген. Пуля, который согласился при условіи, «чтобы обѣдъ состоялся въ поѣздѣ Добр. Арміи». Конечно, ген. Красновъ согласился. Ген. Пуль пришелъ къ Атаману Краснову».

Я привелъ болѣе подробныя данныя, т. к. это указываетъ, какой характеръ былъ у ген. Краснова, какъ человѣка и какъ онъ относился къ своимъ обязанностямъ Донского Атамана.

Ген. Пуль и ген. Красновъ разстались хорошо и ген. Пуль обѣщалъ вскорѣ пріѣхать на Донъ, но не пріѣзжалъ. Въ результатѣ переговоровъ соглашеніе состоялось о единомъ командованіи. 26 декабря ген. Деникинъ приказомъ (№ 1) объявилъ, что «вступилъ въ командованіе всѣми сухопутными и морскими силами, дѣйствующими на югѣ Россіи».

Атаманъ Красновъ своимъ приказомъ Донск. Арміи объявилъ о соглашеніи и добавилъ, что никакого нарушенія Конституціи (отъ 15 сент.) не будетъ. «Достояніе донскихъ казаковъ, ихъ земли и нѣдра земельныя, условія быта и служба Донской Арміи затронуты не будутъ» (IV-73).

Послѣ долгихъ, довольно острыхъ переговоровъ, ген. Деникина, Романовскаго, Драгомирова и Щербачева съ одной стороны, ген. Краснова, Денисова и Полякова съ другой — пришли къ соглашенію, предложенному ген. Красновымъ: «Конституція Войска не будетъ нарушена». («Дон. каз. И. П. 353). Пишется и читается приказъ ген. Деникина. Атаманъ читаетъ свое добавленіе.

Въ переговорахъ ген. Красновъ сказалъ ген. Деникину: «Въ Севастополѣ задержаны тяжелыя орудія... (И. П. 342), ген. Деникинъ отвѣтилъ: «когда мы разобрали этотъ вопросъ и «выяснили, что эти орудія береговыя, предписали (адм. Канину. М. Б.) не чинить препятствій къ вывозу ихъ на Донъ». (343).

Кто интересуется подробностями переговоровъ и соглашенія о единомъ командованіи, можетъ прочесть въ книгѣ И. Полякова «Донскіе казаки въ борьбѣ съ большевиками, стр. 339-353.

Ген. Красновъ ничего не требовалъ дополнительно. Донское Войско съ давнихъ временъ все это имѣло. Этимъ приказомъ онъ успокаивалъ казаковъ, а у большевиковъ выбивалъ изъ рукъ /с. 7/ козырь для пропаганды. Пусть не подумаютъ читатели, что я пишу пристрастно. Со времени, о которомъ я пишу, прошло 52 года. Можно (и нужно) писать всю правду. А чтобы пересказовъ не сдѣлать (м. б. случайно) измѣненія главной мысли, я привожу очень много цитатъ полностью. «28 декабря ген. Пуль, его начальникъ штаба полк. Кисъ и три англійскихъ офицера, представители ген. Франше-д'Эсперэ, кап. Фукэ, представитель ген. Бартолло кап. Бартелло и два лейтенанта Эглонъ и Эрлишъ (отлично говорилъ по-русски) пріѣхали въ Новочеркасскъ. Послѣ торжественной встрѣчи и парада «постоянной арміи», на парадномъ обѣдѣ въ тотъ же вечеръ Атаманъ «далъ полную картину Россіи и Дона и рельефно подчеркнулъ настоятельную необходимость незамедлительной помощи Войску». (Подробности см. «Донъ. Казаки...» стр. 354-361).

Утромъ 29-го ген. Пуль и всѣ офицеры, пріѣхавшіе съ нимъ, были на ст. Чиръ у ген. Мамонтова, командующаго восточнымъ фронтомъ. Съ ними былъ и Атаманъ ген. Красновъ. Осмотрѣли фронтъ. Ген. Пуль былъ въ окопахъ и когда узналъ, то казаки проводятъ «три дня въ окопахъ и три дня въ резервѣ» (при страшномъ морозѣ), замѣтилъ; «Наши не могли бы такъ».

Союзники обѣщали помощь, но все это были только слова.

«Ген. Пуль и кап. Фукэ обѣщали срочно прислать танки, аэропланы, орудія, снаряды и живую силу. Ген. Пуль сдѣлалъ распоряженіе «о немедленномъ направленіи изъ Батума на Донъ союзной бригады и просилъ заготовить для солдатъ теплые полушубки».

На ст. Карповская осмотрѣли тяжелыя орудія, бронированный поѣздъ и ихъ команды, а узнавъ о недостаткѣ тяжелыхъ снарядовъ, ген. Пуль здѣсь же отдалъ распоряженіе послать телеграмму союзному командованію о немедленной высылкѣ таковыхъ.

Съ восточнаго фронта союзники проѣхали въ Провалье и осматривали конскій заводъ.

30 декабря въ Ростовѣ они осматривали Владикавказскія мастерскія (360).

Послѣ своего отъѣзда ген. Пуль настойчиво просилъ о помощи Дону. Но его настойчивость привела къ его увольненію и замѣнѣ его ген. Бригсомъ» (360 И. П.).

На фронтѣ казаки несли потери, пополненія не было (до 52 лѣтъ всѣ были мобилизованы) и казаки не выдержали. Часть полковъ Верхне-Донского Округа, гдѣ былъ фронтъ, перешла на сторону большевиковъ. Съ 22 декабря по 10 января 1919 г. казаки катастрофически катились къ рубежамъ рѣкъ Донца и Дона. Съ переходомъ донцовъ къ краснымъ фронтъ былъ открытъ на ширинѣ 40 верстъ, что, конечно, сказалось на всемъ фронтѣ.

Къ 5 января казаки Мамонтова стояли у самыхъ стѣнъ Царицына и ожидали подхода пластуновъ съ Кавказскаго фронта, но они были переброшены въ помощь ген. Май-Маевскому.

12 января И. Поляковъ былъ въ Екатеринодарѣ «для доклада ген. Деникину обстановки на Донск. фронтѣ и просить еще объ усиленіи ген. Май-Маевскаго для болѣе прочнаго обезпеченія Дон. лѣваго фланга, на который сильно нажимали большевики. Предварительно онъ прошелъ къ Романовскому, доложилъ ему о цѣли своего пріѣзда. Романовскій сказалъ ему: «А у Главкома сейчасъ члены вашего Круга В. А. Харламовъ, П. М. Агѣевъ и кто-то еще, дѣлаютъ докладъ о положеніи на фронтѣ» (365). Поляковъ былъ очень удивленъ: ни Атаманъ, ни онъ ничего не знали объ этой секретной поѣздкѣ.

Въ среднихъ числахъ января у донцовъ было: 38.000 бойцовъ, 168 орудій и 491 пулеметъ; у красныхъ — 124.000 бойцовъ, 435 ор. и 1337 пул. (370).

По требованію оппозиціи ген. Красновъ согласился на созывъ экстренной сессіи В. Круга.

20 января начался отходъ казаковъ и на восточномъ фронтѣ.

На донскомъ фронтѣ армія, имѣвшая въ декабрѣ 50 тысячъ, отошла за Донецъ съ 15 тысячами. На Дону всѣ искали виновныхъ, для чего и собрался Кругъ.

30 января ген. Красновъ писалъ ген. Деникину, что кап. Фукэ предъявилъ требованіе и сообщилъ, что если оно будетъ выполнено, немедленно будетъ послана франц. дивизія изъ Севастополя на Донъ. Первое — Донъ обязывался уплатить союзникамъ за всѣ человѣческія жизни погибшихъ ихъ людей въ Донецкомъ бассейнѣ, за рудники, за воды и др. промышленныя предпріятія, а также и на территоріи Дон. Обл. и сосѣднихъ съ ней районовъ (съ 5% надбавкой всей стоимости).

Второе — къ соглашенію ген. Деникина и ген. Краснова должно быть прибавлено: «всѣ инструкціи французскаго командованія будутъ немедленно исполнены по передачѣ ихъ французской миссіей».

Ген. Красновъ писалъ ген. Деникину: «Донъ находится въ критическомъ, почти безвыходномъ положеніи, но я не считаю возможнымъ для себя подписать такіе документы. Прошу Вашихъ указаній» (IV-75). И ген. Красновъ просилъ о посылкѣ на донской фронтъ, въ районъ Звѣрево – Морозовская – Царицына, сейчасъ же, двухъ или трехъ дивизій.

Въ требованіяхъ Фукэ ген. Деникинъ отказалъ /с. 8/ (вскорѣ Фукэ получилъ отставку). О посылкѣ войскъ отвѣчалъ: «Мною принимаются всѣ мѣры къ переброскѣ частей Кавказской добр. арміи на помощь Донской арміи».

«Въ январѣ намѣчена была переброска Добр. Арміи на Царицынское направленіе», но совѣтскія войска начали сильно нажимать на Добр. войска въ Донецкомъ бассейнѣ. «Нечего говорить о томъ, какое значеніе имѣлъ этотъ вопросъ и для насъ, для областей Юга и для всего черноморскаго побережья». (Свободное владѣніе райономъ угольныхъ копій). И съ начала февраля на сѣвѣръ потянулись эшелоны Добр. Арміи» (IV-73). Царицынскую переброску отставили.

«Еще до открытія Круга, ко мнѣ (писалъ ген. Ден.) въ Екатеринодаръ прибыла депутація членовъ Круга во главѣ съ ген. Поповымъ. (Въ Дон. правительствѣ онъ не состоялъ, съ ген. Красновымъ вмѣстѣ не работалъ и примыкалъ къ оппозиціи. Ген. Красновъ объ этой делегаціи ничего не зналъ — М. В.). Делегаты хотѣли узнать, правда ли, что благодаря нежеланію Донского Атамана подчиниться фактически единому командованію, Дону помощь оказана не будетъ. Я отвѣтилъ: «наши личныя отношенія не могутъ повліять на отношеніе къ Дону. Снабженіе, полученное отъ союзниковъ, будетъ посылаться и Дону; всѣ иноземныя силы, которыя мнѣ пришлютъ, будутъ отправлены исключительно на Донъ. Все, что можно будетъ извлечь съ Кавказскаго фронта, я перебрасываю на Донъ» (IV-76).

Главари оппозиціи на Кругѣ заявили, что союзники не окажутъ помощи Дону до тѣхъ поръ, пока ген. Красновъ будетъ у власти.

Въ «Архивѣ русск. революціи», т. V стр. 313 ген. Красновъ писалъ: «1 февраля 1919 г. въ 9 час. утра къ Атаману пришелъ предсѣдатель Круга В. А. Харламовъ и сообщилъ ему, что Кругъ рѣшилъ требовать отставки командующаго Дон. Арміей ген. Денисова и его помощника ген. И. Полякова, въ категорической формѣ. Въ такой же категорической формѣ и я потребую своей отставки, — сказалъ Атаманъ». (Это и нужно было Харламову и оппозиціи. М. В.). «Согласитесь, Василій Акимовичъ, что лишить армію въ теперешнее тяжелое время командующаго и нач. штаба, это значитъ подвергнуть ее катастрофѣ. Планы обороны знаемъ только мы трое. Если же ген. Денисовъ и ген. Поляковъ такъ ненавистны Кругу, я могу ихъ убрать постепенно. Но убрать ихъ сейчасъ — это все равно, что обрубить мнѣ обѣ руки». Харламовъ остался при своемъ мнѣніи. 2 февраля ген. Красновъ сдѣлалъ подробный докладъ Кругу и въ заключеніе сказалъ: «Выраженное вами недовѣріе командующему арміей и его начальнику штаба я отношу къ себѣ всецѣло потому, что я являлся верховнымъ вождемъ и руководителемъ Донской Арміи, а они только мои подчиненные и исполнители моей воли». (Вспомнилъ онъ и «обѣ руки»). «Согласиться на ихъ замѣну теперь я не могу, а потому я отказываюсь отъ должности Атамана и прошу избрать мнѣ преемника».

Приведу короткими выписками изъ письма ко мнѣ мнѣніе о Красновѣ одного изъ товарищей предсѣдателя Круга.

«Красновъ Атаманомъ былъ и достойный и блестящій. Хорошо представлялъ Войско. Политикъ? Это сложнѣе. Конечно, онъ былъ монархистомъ убѣжденнымъ. Всѣ условія его жизни, воспитанія, служба монархизму подтверждаютъ это. Но все же, и политически онъ былъ сложной фигурой. Его проектъ Основныхъ Законовъ В. В. Д. мнѣ представляется геніальнымъ. Несомнѣнно, его недооцѣнили. Атаманомъ онъ былъ замѣчательнымъ. Но онъ также недооцѣнилъ Д. В. Кругъ. Ему недовѣрія не выражали. (Подчеркнуто авторомъ письма. М. В.).

Его яркихъ способностей отрицать было невозможно. Что дѣлать? Какъ въ каждомъ парламентѣ бываютъ рядомъ съ высокими качествами и слабости. Думаю, что Кругъ въ цѣломъ былъ къ нему, Атаману, недостаточно внимателенъ, вдумчивъ, но и онъ обязанъ былъ понять слабости своего Круга и изъ-за Денисова и Полякова не дѣлать президентскаго и атаманскаго кризиса. Эти обстоятельства были роковыми.

Петръ Николаевичъ Красновъ — огромный литературный талантъ. Онъ — краса и гордость Казачества. Во всемъ его творчествѣ — печать казака».

Для офицеровъ и казаковъ (особенно на фронтѣ) уходъ Атамана Краснова былъ совершенно неожиданнымъ и нежелательнымъ. Мы всѣ были очень огорчены. На фронтѣ ничего не знали о той «закулисной борьбѣ», которую вели противъ Атамана главные руководители донской оппозиціи Круга. Многіе казаки тогда говорили: «теперь намъ дальше будетъ еще хуже и нашей побѣды надъ большевиками больше ожидать нельзя». Врагъ рвался къ Новочеркасску. Онъ находился отъ города въ 25 верстахъ за рѣкой. Батюшка Тихій Донъ былъ нашимъ спасителемъ.

3 февраля ген. Красновъ встрѣтилъ ген. Деникина на ст. Кущевка и доложилъ ему все. (Надо думать, что ген. Деникинъ все уже зналъ отъ своего освѣдомителя на Кругѣ и оппозиціи). Въ Новочеркасскѣ ген. Деникинъ выступалъ съ большой, очень подробной рѣчью съ разборомъ прошлаго, настоящаго положенія (не касаясь Атамана Краснова). Въ будущемъ До/с. 9/ну обѣщалъ помочь. Вечеромъ ген. Деникинъ уѣхалъ изъ Новочеркасска. Къ его поѣзду былъ прицѣпленъ и вагонъ для ген. Краснова. Въ Ростовѣ, на станціи ген.-отъ-кавалеріи П. Н. Краснова (писалъ онъ въ «Архивѣ рус. революціи») въ строю ожидалъ весь Лейбъ-Гвардіи Казачій полкъ». Это очень тронуло ген. Краснова, т. к. онъ уже не былъ Атаманомъ. Полкъ явился самъ, по собственному почину офицеровъ и командира полка.

Простился «нашъ любимѣйшій Атаманъ, Петръ Николаевичъ съ нами — гвардейцами», простился навсегда и съ Батюшкой Тихимъ Дономъ и покинулъ Всевеликое Войско Донское.

*     *     *

Черезъ нѣсколько дней Кругъ избралъ Атаманомъ ген. шт. ген.-лейтенанта Африкана Петровича Богаевскаго. Теперь мы знаемъ, въ какой сложной политической обстановкѣ (и военной) проходила работа Атамана Краснова. Ему нужно было имѣть большое знаніе психологіи человѣка, силу воли и духа, чтобы одновременно продолжать успѣшную борьбу съ противникомъ на такомъ огромномъ фронтѣ и управлять Дономъ.

Въ заключеніе приведу слова ген. Деникина: «Я чувствую, что посвятилъ слишкомъ много вниманія «розни бѣлыхъ генераловъ». Но это было. Внося элементъ пошлости и авантюризма въ общій ходъ кровавой и страшной борьбы за спасеніе Россіи и отражаясь роковымъ образомъ на ея исходѣ» (III-127).

(Окончаніе слѣдуетъ).

Источникъ: М. Бугураевъ. Атаманъ Всевеликаго Войска Донского генералъ-отъ-кавалеріи Петръ Николаевичъ Красновъ. (Къ 100-лѣтію его рожденія). // «Родимый Край». Органъ общеказачьей мысли. № 96. — Сентябрь-Октябрь 1971. — Paris, 1971. — С. 4-9.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.