Церковный календарь
Новости


2017-10-18 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 16-я (1939)
2017-10-18 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 15-я (1939)
2017-10-18 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 2-я (1991)
2017-10-18 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 1-я (1991)
2017-10-18 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Николая Святоши, кн. Черниговскаго (1967)
2017-10-18 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе препод. Аѳанасія, затворника Печерскаго (1967)
2017-10-17 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 14-я (1939)
2017-10-17 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 13-я (1939)
2017-10-17 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Введеніе (1991)
2017-10-17 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Предисловіе (1991)
2017-10-17 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе препп. Кукши и Пимена постника (1967)
2017-10-17 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобного Никона сухаго (1967)
2017-10-16 / russportal
И. С. Шмелевъ. «Лѣто Господне». Покровъ (1948)
2017-10-16 / russportal
И. С. Шмелевъ. «Лѣто Господне». Крестный ходъ. "Донская" (1948)
2017-10-16 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 12-я (1939)
2017-10-16 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 11-я (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 19 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Бѣлое Движеніе

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ нападеніе Германіи на СССР, видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ЗАДАЧИ РОССІЙСКОЙ АРМІИ.

1.

Въ настоящее время пресса всей Европы кричитъ о мирѣ и о началѣ великой эры всеобщихъ разоруженій. Говорятъ объ этомъ у мертворожденнаго недоноска, полнаго взрывчатыхъ веществъ и именуемаго Лигой Націй, уже успѣшно обагрившаго кровью поля, горы и города германской Силезіи. Разговоры разговариваютъ на эту же тему и въ Вашингтонѣ, гдѣ американцы, усиливая свой флотъ, убѣждаютъ разоружиться Янонію, а Японія, раздумывая о томъ, кто дешевле уступитъ ей Дальній Востокъ — большевики, Меркулевъ или «атаманъ» Семеновъ, — уговариваетъ разоружиться Дальне-восточное «правительство» и Америку. И подъ шумокъ Франція содержитъ армію не только для себя, но и для Польши и Румыніи, и каждое свое слово сопровождаетъ весьма недвусмысленымъ бряцаніемъ оружія.

Мы, русскіе, отлично знаемъ, къ чему привелъ соціалистическій призывъ: «товарищи, втыкайте штыки въ землю и расходись по домамъ!.. Миръ безъ аннексій и контрибуцій!..» Этотъ миръ залилъ и продолжаетъ заливать всю Россію кровью, этотъ миръ губитъ Россійское достояніе и уничтожаетъ великодержавный русскій народъ. Соціалистамъ, повидимому, желательно залитъ теперь весь міръ кровью и рѣзать какъ барановъ тѣхъ простаковъ, которые повѣрятъ ихъ словамъ и перекуютъ мечи на орала.

/с. 110/ Та Россія, которая воскреснетъ изъ мертвыхъ, которая встанетъ съ тяжкаго одра болѣзни, стряхнетъ съ себя язвы большевизма, будетъ слабая, шатающаяся, хилая, зловонная. Она за годы большевизма — ихъ уже прошло четыре и сколько еще пройдетъ, никто не знаетъ, — распалась, раздробилась, прогнила нравственнымъ разложеніемъ, пропиталась ядомъ преступности. Мы должны быть готовы принять изломанную соціалистическими опытами Луначарскаго и Коллонтай, прививавшихъ сифилисъ къ душамъ нашихъ дѣтей, молодежь и мы должны заново перевоспитывать ее. И мы бы сказали, что это задача непосильная никому, что безвозвратно погибла Россія, въ которой съ корнемъ вырваны семья и слово «мать» заплевано и загажено мерзкими, смердящими устами комиссаровъ и ихъ «содкомовъ», если бы мы не имѣли духъ могучихъ союзниковъ и помощниковъ въ дѣлѣ воспитанія дѣтей въ духѣ любви къ Родинѣ: Церковь православную и Армію.

Намъ вполнѣ понятно стремленіе нашихъ «союзниковъ» и особенно французовъ во что бы то ни стало уничтожить, въ прахъ развѣять доблестные остатки Россійской Императорской Арміи. Они знаютъ, что возрожденіе Россіи въ ея арміи, они помнятъ непреложную истину, провозглашенную послѣ битвы при Лѣсной нашимъ національнымъ героемъ, Петромъ Великимъ: «недорубленный лѣсъ вырастаетъ скоро». Они стремятся подъ корень дорубить этотъ лѣсъ, выкорчевать пни и посѣять ядъ соціализма въ чистыхъ душахъ Россійскихъ воиновъ. Они смертельно боятся сильной Рсссіи.

Передъ будущей Россійской Арміей стоитъ и еще задача. Вся Россія долгое время будетъ раздираться разбоями остатковъ красныхъ армій, отрядовъ зеленыхъ и разъигравшимися крестьянами и помѣщиками, которые будутъ мстить за поруганныя могилы предковъ, будутъ сводить счеты за разоренныя гнѣзда. Пламя войны, мятежа и бунта, пламя погромовъ будетъ то и дѣло вспыхивать на сѣромъ пепелищѣ Россійскаго пожарища. Россіи нужна будетъ армія, чтобы бороться съ остатками Буденнаго, Тухачевскаго, Булахъ-Булаховича, Мах/с. 111/но, «атамана» Семенова и всѣхъ тѣхъ, кто велъ войну, полагая въ основу принципъ, что «война должна питать войну». Этимъ грѣшили всѣ: и красные, и бѣлые и, особенно, зеленые. Отъ этого не смогъ отречься ни Деникинъ, ни Юденичъ, широко грабили братья-разбойники чехо-словаки Колчака и отрыжка этого останется на долго. Вспомнимъ, что все царствованіе перваго царя изъ дома Романовыхъ Михаила Ѳеодоровича прошло въ непрерывной борьбѣ съ ворами и разбойниками, и завершилась эта борьба — яркой вспышкой разиновщины, для уничтоженія которой царю Алексѣю Михайловичу пришлось двинуть послѣдніе резервы изъ Москвы: Разинъ исполнилъ свою угрозу и «потрясъ Москвою».

Для внутренней чистки Россіи понадобится армія крѣпкая, сильная, могучая, стойкая, подвижная и, главное, рыцарски честная и неподкупная.

Дальше передъ Россіей стоитъ серьезная задача заново прорубить окно въ Европу, уничтожить всѣ эти ненормальные присоски и придатки, которые самостоятельно существовать не могутъ и которые основаны лишь для того, чтобы служить плацъ-д'армами для тѣхъ, кто собирается обратить русскій народъ въ рабство и колонизировать Россію. Возстановленіе естественной границы съ Германіей, Венгріей и славянскими народами, уничтоженіе всевозможныхъ «корридоровъ» и чуланчиковъ, отъ которыхъ смердитъ спекуляціей и воняетъ самымъ недвусмысленнымъ навозомъ Лиги націй, освобожденіе русскихъ гражданъ, порабощенныхъ эстонцами, латышами, поляками, «украинцами», румынами, сартами, бухарцами, хивинцами, монголами, китайцами, японцами, армянами, грузинами и, можетъ быть, и еще кѣмъ-либо, слѣдующая очередная задача Россіи. Россія возвращена ко временамъ Алексѣя Михайловича и надо начинать Петрово дѣло ея спасенія и начинать по Петровски: созданіемъ регулярной Арміи и флота.

Мы, русскіе, должны отлично пониматъ, что вопли о разоруженіи, разсужденія въ Женевѣ и Вашингтонѣ, это, какъ говорится, «для простого народа», чтобы об/с. 112/манутъ и усыпитъ тѣхъ, кто обреченъ на порабощеніе; мы же этого не хотимъ и потому мы должны теперь же думать о сохраненіи во что бы то ни стало остатковъ Россійской Императорской Арміи и о созданіи при первой къ тому возможности арміи, которая отвѣчала бы достоинству и значенію Россіи.

Очередныя задачи Арміи, — воспитаніе народныхъ массъ, борьба съ ворами и разбойниками, установленіе тишины и порядка и, наконецъ, возвращеніе Россіи къ ея естественнымъ рубежамъ, — указываютъ намъ, какая должна быть Армія.

2. Аполитичность арміи.

Основнымъ принципомъ всякой арміи является ея аполитичностъ. Армія, — вѣчная молчальница, «la grande Muette», какъ называютъ ее французы. Не могутъ руки дѣлать свое дѣло, когда голова дѣлаетъ свое. Да, это совершенно вѣрно тогда, когда есть голова, то есть государство. Но, если теперь какая-либо бѣлая организація станетъ на эту точку зрѣнія, она неизбѣжно должна признать власть Ленина и идти подъ красныя знамена. Пусть это не кажется парадоксомъ. Въ Россіи сейчасъ есть одно правительство, совѣты и, если армія великая молчальница, даже и въ грозный моментъ гражданской войны, — она должна признать совѣтскую власть. Тогда правъ былъ полковникъ Щегловъ, который проповѣдывалъ переходъ въ красную армію изъ Галлиполи и совершено не правъ генералъ Кутеповъ, предавшій его военно-полевому суду. Вотъ до какого абсурда можно договориться, доказывая аполитичность арміи! Если армія внѣ политики, то она должна знать, кому она служитъ. Нельзя говорить: «мы исполнимъ «волю народа», что народъ намъ скажетъ, то и будетъ». Ибо что такое воля народа? «Идемъ подъ Царя Индѣйскаго», — говоритъ изголодавшійся на Волгѣ народъ. Что же и армія за нимъ искать царя Индѣйскаго пойдетъ? «Намъ ни Деникина, ни Ленина не надо, а такъ, чтобы свобода и податей, значитъ, не платить, ну и земли бы побольше» — /с. 113/ это, что ли, воля народа? Такъ, вѣдь, и до махновщины дойдемъ. А то на знаменахъ писать придется «бей жидовъ — спасай Россію», ибо и это «воля народа». Вѣдь и большевики утверждаютъ, что они осуществляютъ волю народа, да только имъ все мѣшаютъ и лишь потому у нихъ ничего не выходитъ. Нѣтъ, уже довольно этой «воли народа», «воли Россіи», «что народъ скажетъ, какъ онъ, "богоносецъ", укажетъ!» Мы эту волю его на своей спинѣ достаточно познали. Отъ Свеаборга до Севастополя и отъ окоповъ германскаго фронта до береговъ Великаго океана кровью лучшихъ людей Россіи, ея мозгомъ залита вся Русская земля по волѣ этого народа, — такъ довольно съ этимъ краснымъ платочкомъ играть!

Да народъ и не хочетъ этого. Онъ опредѣленно говоритъ: приходите и володѣйте нами! Все равно кто: Царь-ли Индѣйскій, Вильгельмъ-ли, Микадо, только чтобы не грабили, не убивали, не отнимали послѣдней корки хлѣба, не уводили послѣдней лошади, не угоняли коровы...

Такъ причемъ тутъ воля народа?

Ну, а если воля народа большевики и Ленинъ, тогда за что же мы кровь-то проливали съ 1917 года? За что же гибли прекрасные юноши и могилами покрыта Русская Земля отъ Орла до Новороссійска и отъ Самары до Владивостока? За что же гибли мы въ Архангельскѣ и подъ Нарвой?

И, если Русская Армія желаетъ быть арміей, она должна опредѣленно сказать, за что она борется, и тогда уже въ отношеніи всего другого стать аполитичной. Нельзя умирать и сражаться за «великое, безликое Ничто». Отъ этого погибли всѣ бѣлыя арміи. Они шли, умирали, борясь съ большевиками, и только... А за что? Этого никто не смѣлъ имъ сказать... Боялись, что демократическая Антанта не поможетъ. А помогла она? Вы, пережившіе весь ужасъ Архангельска, Нарвы, Одессы, Севастополя, Новороссійска, Константинополя, Лемноса и Галлиполи, скажите по совѣсти, какъ она вамъ помогла? Боялись, что скажутъ Керенскій, Миноръ, бабушка русской революціи, что скажутъ еврейскіе банкиры!..

/с. 114/ Хорошая армія и честные вожди должны ничего не бояться и открыто и честно сказать, во что они вѣруютъ.

Армія воспитательница народа и школа патріотизма. Нельзя говорить: «будетъ красное — служи красному, будетъ бѣлое — служи бѣлому». Нельзя сказать: «сядетъ Керенскій — служи и умирай за Керенскаго, сядетъ еврей — поклонись и еврею, ибо это — «воля народа».

Какая же теперь можетъ быть аполитичность? Политики не должно быть, но и знамя не можетъ быть пустымъ мѣстомъ.

Помню, въ бою подъ Волькой Галузійской 27-го мая 1916 года принесли къ моему штабу раненаго солдата. Вся грудь была вырвана осколкомъ тяжелаго снаряда. Онъ уже умиралъ. Лицо его было свѣтлое, глазъ ясный. Медленно, на моихъ глазахъ, его правая рука сложила пальцы для крестнаго знаменія, согнулась, потянулась ко лбу, да такъ и застыла. Глаза сомкнулись. Онъ умеръ. Этотъ зналъ за что онъ умиралъ: за вѣру, царя и отечество...

Скажите раньше, кто вы: республиканцы или монархисты? Пусть уйдетъ тотъ, кто съ вами не согласенъ, за то другіе придутъ, за то народъ будетъ знать, что несете вы ему — Государя ли милостиваго, при которомъ съ голода не дохли, при которомъ были судъ и какая ни на есть правда, при которомъ преступники по тюрьмамъ сидѣли и евреевъ не громилъ безъотвѣтственно всякій, кому не лѣнь, при которомъ слова «спекуляція и валюта» даже не были извѣстны, или господина Керенскаго который посадилъ преступниковъ въ дворцы, выставилъ почетный караулъ Л.-Гв. Преображенскаго полка глупой, вздорной старухѣ Брешко-Брешковской, напакостилъ на ваши святыя знамена, бывшія побѣдителями въ Парижѣ, Берлинѣ и помнящія Нарву и Полтаву, ощипалъ велико-державнаго двуглаваго орла и, нагадивъ въ Россіи, призвалъ и устроилъ въ ней Ленина, или идете вы за политическимъ фигляромъ Милюковымъ и кадетами, проговорившими Россію, а теперь продающими ея армію?

Вотъ, когда вы скажете, кто вы, отберете «своихъ», /с. 115/ тогда и говорите объ аполитичности, о великой молчальницѣ, судите Щегловыхъ или преслѣдуйте Веніаминовъ и Восторговыхъ.

Армія — рыцарь, иначе она — шайка разбойниковъ. И въ старину рыцарь имѣлъ и своего короля, и свою даму сердца. Демократическая армія — простите, это черное молоко, это холодный кипятокъ, потому что по самой природѣ своей — отстаивать правду, спасать угнетаемыхъ — армія аристократична.

Итакъ, только условившись относительно того, что написано на армейскихъ знаменахъ, мы можемъ говорить о томъ, какъ должна быть устроена, организована и воспитана армія.

3. Всеобщая воинская повинность. Армія — школа патріотизма.

Армія — школа патріотизма. Армія — это тотъ народный университетъ нравственности, черезъ который въ продолженіе десятковъ лѣтъ въ Россіи и во всей Европѣ пропускалась вся молодежь отъ 21 до 24 лѣтняго возраста. Это то мѣсто, гдѣ пропитанная разными соціалистическими ученіями, распущенная и развращенная забастовками, рабочая молодежь сталкивалась съ суровымъ, крѣпкимъ, тяжелымъ разумомъ крестьянина и шлифовалась дисциплиной, воспитаніемъ, училась любить свой полкъ и свою Родину.

«Зри въ части семью, въ начальникѣ — отца, въ товарищахъ — братьевъ».

«Обывателя не обижай, онъ насъ поитъ и кормитъ, солдатъ не разбойникъ».

«Нога ногу подкрѣпляетъ, рука руку усиляетъ».

Гдѣ всѣ эти святые завѣты стараго русскаго солдата? Гдѣ та школа, которая дѣлала изъ запасного солдата неподкупнаго, честнаго человѣка, котораго цѣнили и въ деревнѣ, и въ городѣ, и на фабрикѣ, и на заводѣ, и въ полиціи, и въ лѣсникахъ, и гдѣ угодно?

/с. 116/ Соціалисты, разрушавшіе государство, основнымъ принципомъ своимъ поставили уничтоженіе арміи, какъ народной школы и потому, если мы хотимъ имѣть государство, мы должны строить армію на принципѣ всеобщей воинской повинности и готовить достойныхъ учителей для нея и прежде всего воспитанныхъ, честныхъ, любящихъ Родину рыцарей-офицеровъ.

А потому въ основу арміи: кадетскій корпусъ, можетъ быть, и преображенный, но со старымъ духомъ крѣпкаго товарищества, громаднымъ патріотизмомъ и... безъ еврея, какъ элемента, всюду вносящаго разложеніе. Затѣмъ военное училище и полковая семья со строгимъ, полумонастырскимъ укладомъ жизни: «Если кто хочетъ идти за Мною, отвергнись себя и возьми крестъ свой и слѣдуй за Мною». Воспитаніе духа, воспитаніе воли и умѣнье повиноваться: только тотъ, кто умѣетъ повиноватъся, можетъ и повелѣвать. Значитъ: и отданіе чести, и титулованіе, и знамя, и весь сложный ритуалъ полковой жизни, который начинается барабаномъ и кончается побѣдами и славой. Въ этомъ — воспитаніе честнаго солдата-христіанина, Суворовскаго чудо-богатыря.

И тотъ, кто думаетъ, что можно чураться этого, кто видитъ въ этомъ «старый режимъ», тотъ никогда не создастъ Арміи. Основы воспитанія Арміи выработаны во времена Александра Македонскаго и Юлія Цезаря, указаны въ Библіи и подтверждены Петромъ Великимъ, Суворовымъ, Наполеономъ и всѣми великими полководцами. Онѣ неизмѣнны. Франція, пытавшаяся измѣнить ихъ, заплатила погромомъ 1870 года, Россія, заведшая комитеты и комиссаровъ и по-сейчасъ окровавленная, разодранная на части, стоитъ на большой дорогѣ и проситъ милостыню, Германія провалилась въ бездну, потому что въ ея арміи на нѣсколько мѣсяцевъ забыли завѣты Фридриха Великаго.

Арміей будущей Россіи должна быть армія регулярная, построенная по всѣмъ принципамъ военной науки и на началахъ всеобщей воинской повинности и, конечно, аполитичная.

Но, какъ въ данное время, не приходится говорить /с. 117/ объ аполитичности арміи, такъ нельзя и мечтать о всеобщей воинской повинности, хотя бы уже потому, что Россію придется принять въ обломкахъ и при существованіи всевозможныхъ политическихъ партій, теченій, вождей, разбойничьихъ шаекъ, красныхъ, зеленыхъ, бѣлыхъ, махновцевъ, балаховцевъ, прежде, чѣмъ приступить къ набору по всеобщей воинской повинности, придется поработатъ войсками иного типа и устройства.

4. Первое время въ Россіи — наемная армія.

Большевики до корня разрушили сельское и промышленное хозяйство, уничтожили собственность и свободу личности. Первою задачею нормальнаго русскаго правительства, — будетъ ли это Государь Императоръ, временный блюститель Престола Россійскаго, диктаторъ, Земскій Соборъ, Учредительное Собраніе, — все равно кто, — будетъ возстановленіе личной свободы (свободы передвиженія, торговли, неприкосновеность жилища, относительная свобода слова и печати), разрѣшеніе земельнаго вопроса и возстановленіе права собственности.

Для этого потребуется: разоруженіе всего населенія, чтобы никто, кромѣ войска или лицъ, пользующихся особымъ довѣріемъ правительства и принужденныхъ защищать свое имущество самостоятельно, не былъ вооруженъ, созданіе цѣлаго ряда охранительныхъ отрядовъ, разъѣздовъ, дозоровъ и постовъ, которые прекратили бы бандитизмъ на желѣзныхъ и грунтовыхъ дорогахъ, и созданіе такихъ частей, которыя при разрѣшеніи земельнаго вопроса могли бы заставить повиноваться закону недовольныхъ имъ.

Земельный законъ такого свойства, что, какъ ни рѣшайте его, будутъ недовольные и, если власть не будетъ имѣть достаточной силы, то земля еще разъ обагрится кровью. Трудно допустить, чтобы разумное правительство признало бы законнымъ тотъ грабежъ земли, который допустили большевики и который привелъ Россію къ голоду и разоренію. Вѣрнѣе всего оно; — можетъ /с. 118/ быть, только временно, — отдастъ землю законнымъ владѣльцамъ и уже потомъ приступитъ къ такъ жадно ожидаемому крестьянами раздѣлу и прирѣзкѣ земли.

Не исключается борьба съ забастовками и стачками, которыя въ обезкровленномъ государствѣ, гдѣ погасла всякая производительность, не могутъ быть допущены.

Все это придется возложить на армію сейчасъ же, не дожидаясь, пока она научится и воспитается. Такимъ образомъ правительству первое время придется отказаться создавать дешевую армію, основанную на всеобщей воинской повинности и обратиться къ арміи наемной. Быть можетъ, удастся, имѣя въ виду будущее, постепенно создавать и армію по всеобщей воинской повинности, имѣя въ виду воспитательныя цѣли, но это можно будетъ сдѣлать по бюджетнымъ и инымъ соображеніямъ на первые годы. Эта армія понадобится тогда, когда придется приступить къ возвращенію къ старымъ рубежамъ и защитѣ ихъ отъ врага внѣшняго, то есть, тогда, когда врагъ внутренній будетъ парализованъ.

Такимъ образомъ, первые годы, русская армія должна состоять изъ наемныхъ солдатъ.

Наемныя войска могутъ быть созданы:
              изъ иностранцевъ,
              изъ добровольцевъ,
              путемъ полупринудительнаго найма особой категоріи людей, пользующихся довѣріемъ правительства.

Первые цари Дома Романовыхъ, Михаилъ Ѳеодоровичъ и Алексѣй Михайловичъ, должны были пользоваться наемными драгунскими и рейтарскими нѣмецкими полками потому, что военное искусство было запущено въ Россіи, и Московская Русь нуждалась не только въ охранѣ, но и въ инструкторахъ. Наемныя латышскія, китайскія и башкирскія (по набору) части оставили въ населеніи за время большевизма слишкомъ тяжелую память, и было бы жестокой ошибкой прибѣгнуть къ нимъ той власти, которая должна такъ или иначе заслужить любовь и уваженіе народа.

/с. 119/ Извнѣ Россійское правительство могло бы нанятъ нѣмцевъ (въ большомъ числѣ и отличнаго качества), шведовъ (меньше и качества худшаго), и венгерцевъ (съ большою опасностью попасть на комунистовъ). Если во времена Михаила Ѳеодоровича наемныя войска были относительно хороши, однако они первыми покинули поле сраженія подъ Нарвой и подвели русскія войска, то теперь, когда кондотьерство дѣло новое, они будутъ состоять изъ иностраннаго пролетаріата, то есть, какъ разъ изъ того элемента, отъ котораго мы хотимъ сами освободиться. Имъ придется не только платить жалованье, но и надѣлять ихъ землею, то есть, вводить колонизацію раньше, нежели будетъ рѣшенъ земельный вопросъ, — все это естественно создастъ сильное сопротивленіе народа и уменьшитъ популярность и обаяніе новаго правительства. А потому къ войскамъ изъ иностранцевъ желательно совсѣмъ не прибѣгать.

Добровольчество имѣетъ свѣтлыя, но еще больше тѣневыхъ сторонъ. Добровольчество подрываетъ дисциплину, придаетъ характеръ партизанщины арміи, и это сорвало даже такую мощную организацію, какъ армія генерала Деникина. При добровольчествѣ возможны такіе вожди, какъ Булакъ-Балаховичъ, которые, стремясь къ личной наживѣ и усиленію своей популярности, не стѣсняются въ средствахъ [1]. Грабежи, погромы евреевъ, сведеніе счетовъ помѣщиковъ съ крестьянами (Май-Маевскій) и крестьянъ съ помѣщиками (Махно), все это явленія, которыя надо съ корнемъ вырвать. Идутъ по доброй волѣ по разнымъ мотивамъ: ради идеи — меньшинство, ради веселой, красочной жизни, полной приключеній, ради наживы, ради мести — большинство. Армія должна быть безстрастна — добровольческая армія неизбѣжно кипитъ страстями. Она развиваетъ бонапартизмъ и въ Наполеоны лѣзутъ, можетъ быть, и храбрые, но бездарные поручики, пьяницы, кокаинисты и спекулянты. Генералъ Деникинъ въ концѣ концовъ не справился съ до/с. 120/бровольческой арміей и отъ Орла довелъ ее до... Новороссійска. Генераламъ Врангелю и Кутепову стоило нечеловѣческихъ усилій выбить добровольчество и создать принудительно Россійскую Армію, но чего стоила имъ борьба съ Сидориными, Слащевыми и многими другими кумирами толпы, и не отважное ли добровольчество не дало ему возможности укрѣпить, какъ слѣдуетъ, и удержаться на Перекопѣ и привело его армію черезъ Константинополь, Лемносъ и Галлиполи въ Болгарію и Сербію?

Большевики, начавшіе при Крыленкѣ строить свою красную армію по принципу добровольчества, отказались отъ него при Троцкомъ и стали создавать ее на началахъ обязательнаго служенія и отбора лицъ особо преданныхъ совѣтской власти, коммунистовъ.

Самая цѣль борьбы Русской Арміи — отстаиваніе собственности, земли и свободы личности — указываетъ на тѣ элементы, которые должны войдти въ эту армію. Русская Армія должна быть составлена изъ людей, взятыхъ по набору (то-есть, принудительно) изъ числа лицъ, преданныхъ старымъ порядкамъ, стремящихся къ законности, а именно: изъ земельныхъ собственниковъ, крестьянъ-хуторянъ, изъ собственниковъ вообще — купцовъ, промышленниковъ, крестьянъ-кустарей, — изъ здоровой интеллигенціи и казачества.

При осуществленіи такого набора мы неизбѣжно снова подойдемъ къ вопросу объ аполитичности арміи. Армія должна идти подъ опредѣленнымъ знаменемъ и значитъ, какъ ни вертись, Россіи одинъ путь: путь къ Монархіи. Какъ выйдти на этотъ путь, какъ найдти Монарха — не составляетъ предмета этой статьи. Но, лишь поставивъ на своихъ знаменахъ, опредѣленныя слова «за вѣру, царя и отечество», мы можемъ осуществить созданіе прочной, могущественной, сильной и честной Арміи. Людей въ эту армію должны указать монархическія организаціи, которыя уже существуютъ явно и тайно по всей Европѣ. Пускай тѣ, кто не пріемлетъ Царя, отшатнется отъ этой арміи и уйдетъ отъ нея. Р.С.Ф.С.Р. уже достаточно показала, каково сладка Россійская республика, и республиканцевъ осталась не такъ много. Будутъ /с. 121/ мѣшать — придется сократить ихъ. Въ будущемъ, при созданіи арміи на началахъ всеобщей воинской повинности дѣти соціалистовъ попадутъ въ армію, но къ тому времени уже должно быть надлежащимъ образомъ поставлено воспитаніе въ школахъ, и въ самой арміи будутъ готовы мощные кадры офицеровъ, унтеръ-офицеровъ и старыхъ солдатъ, которые съумѣютъ воспитать и республиканцевъ въ приверженности къ монархіи.

5. Организація арміи.

Нормально организованная армія состоитъ изъ пѣхоты, конницы, артиллеріи и техническихъ войскъ. Военная наука точно указываетъ въ зависимости отъ цѣлей войны, театра военныхъ дѣйствій, противника и времени года пропорцію каждаго рода войскъ. Основнымъ принципомъ военной науки является: «организація не терпитъ импровизаціи». Добровольческія арміи сильно страдали отъ того, что въ силу обстоятельствъ, по большей части отъ вождей не зависящихъ, онѣ были не организованы, а импровизированы. Ихъ губило то, противъ чего такъ ѣдко въ свое время писалъ Морицъ Саксонскій: «большіе штабы, большіе обозы, маленькіе таланты и большія пораженія». Тылъ съѣдалъ и развращалъ фронтъ. Безработныхъ генераловъ и полковниковъ оказалось больше, нежели солдатъ, и арміи имѣли громадныя головы и животы и крошечныя вялыя руки и ноги.

Нормально армія должна имѣть всѣ роды войскъ, причемъ пѣхота принимается за основной родъ, кавалерія составляетъ отъ 1/6 до 1/10 пѣхоты, артиллерія — одно орудіе на 1000 человѣкъ, пулеметы отъ четырехъ до восьми на 1000 человѣкъ, броневыя машины по 2 машины на 4000, аэропланы — 6 на 16.000 и т. д.

Но пропорція эта зависитъ отъ:

1. — Цѣлей войны. Борьба съ ворами и разбойниками указываетъ партизанскій характеръ войны. Она требуетъ большой подвижности, сильнаго моральнаго дѣйствія, внезапнаго появленія, а потому конница будетъ /с. 122/ играть бóльшую роль, нежели при нормальныхъ условіяхъ войны.

2. — Театра военыхъ дѣйствій. Исключивъ временно Сибирь и считаясь только съ Европейской Россіей и Кавказскомъ, онъ можетъ быть раздѣленъ на три полосы:

а) Сѣверный театръ — отъ Ледовитаго океана до линіи: Москва — Екатеринбургъ включительно. Преобладаніе и пѣхоты и артиллеріи до тяжелой включительно, броневыя машины и поѣзда. Конница въ размѣрѣ не больше 1/16 даже 1/12 пѣхоты. Борьба въ городахъ съ забастовками, мелочные обыски въ связи съ разоруженіемъ населенія, достаточное количество желѣзно-дорожныхъ и шоссейныхъ путей, долгая снѣжная и суровая зима дѣлаетъ здѣсь работу конницы затрудненной. На этотъ театръ потребуется до двухсотъ тысячъ войска. Изъ нихъ 160.000, то есть, 10 дивизій пѣхоты и около 16,000, то есть, 4 дивизіи конницы при соотвѣтствующей артиллеріи и техническомъ оборудованіи. Служба связи должна быть оборудована телефонами, телеграфами и безпроволочными аппаратами хорошо.

б) Южный театръ — отъ Москвы и Екатеринбурга исключительно до береговъ Чернаго, Каспійскаго и Аральскаго морей. Степной характеръ мѣстности, отсутствіе хорошихъ дорогъ, обиліе травяного корма, болѣе лойяльный хорактеръ жителей, изъ которыхъ большинство земельные собственники, меньшее количество рабочаго пролетаріата даетъ возможность уменьшить здѣсь количество пѣхоты до 80.000, то есть 5-ти дивизій, но за то довести конницу до 20.000, т. е., до 5 дивизій, притомъ конницу имѣть высокаго качества съ кровнымъ составомъ лошадей, способную на конныя атаки. Число броневыхъ машинъ и аэроплановъ должно быть доведено до максимума. Средства связи поставлены отлично.

в) Кавказскій театръ. — Пересѣченность мѣстности, обиліе лѣсовъ и ущелій, обиліе «зеленыхъ» заставитъ здѣсь держать до 80.000 пѣхоты (5 дивизій) и 12.000 конницы, способной къ горной войнѣ, то есть, прекрасно обученной смѣшанному бою, сидящей на горныхъ лоша/с. 123/дяхъ и имѣющей конно-горныя батареи — всего 3 дивизіи. Число броневыхъ машинъ и аэроплановъ должно быть достаточно. Средства связи сверхъ отличны.

3. Противникъ — неорганизованныя банды, однако составленныя изъ людей отчаянныхъ, знающихъ что играютъ своими головами, заставляетъ обратить вниманіе на обученіе конницы, могущей захватывать ихъ ночью, воспитанной въ ночныхъ работахъ и развѣдкахъ, на прекрасное снабженіе техническими средствами и особенно средствами связи.

Части должны быть правильно организованы, исходя изъ слѣдующихъ непреложныхъ, испытанныхъ, какъ въ международной, такъ и гражданской войнѣ истинъ:

Боевая единица пѣхоты — батальонъ. Въ батальонѣ 3 роты, по 200 штыковъ и 8 пулеметовъ, а всего 800 человѣкъ. Въ пѣхотномъ полку 3 батальона.

Боевая единица конницы — дивизіонъ, т. е. два эскадрона. Въ эскадронѣ четыре взвода по 16 рядовъ — 35 всадниковъ, а всего 148 всадниковъ. Въ полку шесть эскадроновъ.

Въ артиллеріи боевая единица (не самостоятельная) — батарея, 4 орудія, раздѣленныхъ на два взвода.

Пѣхота составляетъ дивизіи и корпуса. Конница составляетъ бригады, дивизіи и корпуса и входитъ, кромѣ того, бригадами и дивизіями въ армейскіе корпуса. Артиллерія состоитъ при пѣхотныхъ дивизіяхъ и при кавалерійскихъ бригадахъ и дивизіяхъ, какъ ихъ неотъемлемая часть.

Особое вниманіе должно быть обращено на штабы и обозы.

Штабъ роты — ея командиръ, фельдфебель, артельщикъ и ротный писарь.

Штабъ батальона — его командиръ и адъютантъ.

Штабъ полка — командиръ, завѣдующій хозяйствомъ, врачъ, адъютантъ, казначей, дѣлопроизводителъ, завѣдующій оружіемъ, священникъ, капельмейстеръ и необходимое число писарей, фельдшеровъ, музыкантовъ и обозныхъ.

/с. 124/ Но особое вниманіе должно быть обращено на штабы крупныхъ соединеній: дивизій, корпусовъ и армій. «Состоящіе при», «причисленные», «прикомандированные», «замѣстители», «резервы», «сестры милосердія при своихъ мужьяхъ», «мужья при сестрахъ милосердія», сыновья, племянники, контръ-развѣдчики, машинистки, секретарши, все это должно быть уничтожено навсегда. Штатъ долженъ быть не только указанный въ части I отдѣлѣ V книги штатовъ, но еще и сокращенный по меньшей мѣрѣ на половину. Обозъ только штатный. На эскадроннаго командира 1 вьючная лошадь, таковая же на двухъ младшихъ офицеровъ. Въ пѣхотѣ одна офицерская ротная двуколка на всѣхъ офицеровъ роты. Это уничтожитъ стремленіе получать піанино и дорогія картины «отъ благодарнаго населенія» и возить при себѣ временныхъ и постоянныхъ женъ со всѣмъ ихъ приплодомъ. И нарушеніе этого должно караться самымъ жестокимъ образомъ: армія не игрушка!

Довольствоваться армія должна отъ интендантства и никогда отъ населенія. Реквизиціи должны быть запрещены — надо памятовать: «солдатъ не разбойникъ», а въ войнѣ гражданской, въ своей странѣ это должно быть проведено до щепетительности арміи Густава Адольфа.

Располагаться на ночлегъ въ палаточномъ лагерѣ на бивакѣ, жить въ своихъ казармахъ и баракахъ и никогда по обывательскимъ квартирамъ, чтобы армія не стѣсняла и не давила гражданское населеніе.

Особенно въ первое время жизни Россіи это должно проводиться съ неизмѣнною аккуратностью, чтобы вывести тѣ навыки, которые были въ тылахъ добровольческихъ армій, когда генералъ Эльснеръ требовалъ въ Новочеркасскѣ рядовымъ добровольцамъ квартиръ съ водопроводомъ и ваннами и отказывался ставить ихъ въ бараки, гдѣ стояли казаки.

Армія должна вернуть въ свои полки старыя историческія названія, избѣгая тѣхъ, можетъ быть, и очень славныхъ, покрытыхъ величайшею доблестью именъ, которыя связаны съ кровью своихъ заблудшихъ /с. 125/ братьевъ. Надо всегда помнить, что близокъ тотъ день, когда красные и бѣлые станутъ подъ одними святыми Русскими Императорскими знаменами.

Армія должна отлично питаться. Каждый солдатъ долженъ имѣть ежедневно не менѣе 2-хъ фунтовъ хлѣба, 1/2 фунта мяса, 32 золотниковъ крупы и соотвѣтствующій приварокъ. Кромѣ того не менѣе двухъ разъ въ день чай. «Французскіе» и «американскіе» пайки, приспособленные только для русскихъ, должны быть забыты.

При полкахъ должны быть офицерскія и унтеръ-офицерскія собранія (артели), солдатскія лавочки и чайныя.

Кромѣ дисциплинарныхъ взысканій, взысканій по суду, должны работать офицерскіе и унтеръ-офицерскіе суды чести, уставъ которыхъ долженъ быть заново разработанъ, такъ какъ за проклятое время гражданской войны понятія о чести и о честности сильно упали.

Армія должна быть отлично одѣта. Здѣсь два предложенія: или старая русская форма 1914 года, связанная со славными временами побѣдъ въ Пруссіи, Галиціи и на Кавказѣ, и тогда больной вопросъ о погонахъ, или приспособленная къ нынѣшнему времени, къ современной техникѣ форма Петровскихъ регулярныхъ и стрѣлецкихъ войскъ, кафтаны и зипуны и отличія переносятся на грудь, воротникъ, рукава и оружіе, — вопросъ о погонахъ отпадаетъ.

Наконецъ, въ правильно организованной арміи желательно возстановленіе вѣковыхъ традицій части, которыя незамѣтно, но вѣрно спаиваютъ полкъ въ тѣсную семью. Знамя, полковой праздникъ, встрѣчные марши, боевыя отличія, исторія части, мелкія, но характерныя пережитки стараго, какъ, напримѣръ, курносовые солдаты въ лейбъ-гвардіи Павловскомъ полку, капуль на лбу въ 1-мъ эскадронѣ лейбъ-гвардіи Гродненскаго гусарскаго полка, серьга въ ухѣ у гусаръ 12-го гусарскаго Ахтырскаго полка, отсутствіе алаго башлыка у командира Дагестанскаго полка, алые чембары Туркестанскихъ стрѣлковъ — все это мелочи, но мелочи эти радуютъ, поднимаютъ духъ, очищаютъ сердце, заставляютъ думатъ о /с. 126/ прошломъ, а въ прошломъ такъ много прекраснаго! Генералу Деникину не такъ легко было бы стать Деникинымъ, если бы онъ не командовалъ 4-й стрѣлковой дивизіей, и 4-я стрѣлковая дивизія не имѣла бы столько доблести, если бы не именовалась со временъ войны 1877 года и генерала Гурко — Желѣзной...

Такова должна быть организація арміи на первыхъ дняхъ жизни воскресшей Россіи.

6. Очередныя задачи по организаціи Россійской Арміи.

Къ подготовкѣ этой Арміи русскіе должны приступить теперь же, немедленно. Кадры есть. Это остатки славной Императорской Арміи у генерала Врангеля, это доблестный корпусъ генерала Кутепова, это казачьи части, боровшіяся до конца съ большевиками. Ихъ сорокъ тысячъ, но сила и выучка ихъ такова, что, ставши на родную землю, каждый станетъ пачальникомъ отдѣленія, и армія удесятерится и дастъ тѣ 400.000, которыя нужны на возстановленіе Европейской Россіи.

И потому армія генерала Врангеля должна быть сохранена во что бы то ни стало. Это первая задача всѣхъ любящихъ Россію людей независимо отъ того, кто они, русскіе или иностранцы. Ибо безъ нея не будетъ Русской Арміи, а не будетъ Арміи, не будетъ и Россіи. Это отлично учли враги Россіи и напрягаютъ всѣ усилія, чтобы распылить и уничтожить ее и развратить казаковъ.

Вторая задача русскихъ это слить армію Врангеля политически въ одно цѣлое. Столковаться, выяснить лицо и ясно и отчетливо написать на своихъ знаменахъ, не стыдясь, не боясь еврейскихъ газетчиковъ, не посылая гадкія ухмылочки Милюковымъ, Керенскимъ, бабушкамъ и внучкамъ кроваваго безсмысленнаго бунта, святыя слова: «за Вѣру, Царя и Отечество».

Третья задача — примириться съ казаками и вернуть ихъ на путь истины. Вѣдь, въ такъ называемой самостійности казаковъ грѣшны не они одни. Не мы ли толкали ихъ на этотъ путь, все считая ихъ не сыновьями /с. 127/ своими, а пасынками, все держа ихъ на задворкахъ Русской арміи? Началось съ насмѣшекъ надъ стариннымъ, временъ царя Михаила Ѳедоровича, титуломъ войска Донского «Всевеликое войско Донское», потомъ пошло умышленное замалчиваніе и умаленіе казачьихъ заслугъ Добровольческой Арміей, а кончилось назначеніемъ Сидориныхъ и Кельчевскихъ, которые истребили Донскую Армію. Казаки самолюбивы. Въ 1919 и 1920 годахъ повторилась исторія 1613 года и, какъ тогда ссорились Мининъ и Пожарскій съ донскимъ атаманомъ Межаковымъ, такъ и теперь задѣвали самолюбіе казаковъ и выросли на этой раздраженной почвѣ Бычи, Макаренки, Рябоволы, Калабуховы, Харламовы и создавалось обособленное казачье объединеніе, чего быть не должно. Но только теперь не было ни Минина, ни Пожарскаго, не было и атамана Межакова. И это надо исправитъ, надо столковаться съ казаками, которые по существу никогда не были самостійниками. Но о самостійности казачьей когда-либо поговоримъ болѣе подробно и особо.

Четвертая задача русскихъ это теперь же подготовить по губерніямъ списки тѣхъ людей, которые могутъ стать въ Армію. Не скрою, по нашему подлому времени, съ кражей документовъ, съ ежечаснымъ предательствомъ и измѣной за корку хлѣба, можетъ быть, эти списки придется, такъ сказать, держать въ умѣ, но тѣ люди, которые войдутъ въ Россію, должны знать, кому они могутъ вѣрить и кого могутъ взять подъ знамена. И это тоже работа для монархическихъ организацій, которыя должны войти въ тѣсный контактъ съ арміей Врангеля. Наконецъ, сама армія Врангеля должна быть преобразована въ томъ смыслѣ, чтобы имѣть готовые кадры будущей Россійской Арміи, считая полкъ пѣхоты вмѣсто 4.000 въ четыреста человѣкъ и полкъ конницы вмѣсто 1.000 въ сто, но воспитаніе, обученіе, подготовка картъ соотвѣтствующаго района, детальное изученіе его и по возможности связь съ нимъ теперь же должны быть выполнены.

Всѣ любящіе Россію люди должны помочь въ этомъ генералу Врангелю. Они должны помочь ему въ соот/с. 128/вѣтствующей дислокаціи войскъ, въ ихъ питаніи, содержаніи, и теперь же въ ихъ соотвѣтствующемъ обмундированіи, снаряженіи, вооруженіи, снабженіи лошадьми и обозомъ.

Деньги, деньги и еще разъ деньги! Кто хочетъ дружить съ Россіей, кто хочетъ получить ея хлѣбъ, сахаръ, скотъ, яйца, птицу, масло, кто хочетъ имѣть у себя въ скоромъ времени сытную и дешевую жизнь, тотъ долженъ теперь же дать, ибо qui cito dat bis dat, — кто даетъ своевременно, даетъ вдвойнѣ...

Наконецъ, теперь же долженъ быть основательно обсужденъ и продуманъ вопросъ о красной арміи и коммунистахъ.

7. Красная армія.

Вопросъ о красной арміи больной вопросъ. Рѣшатъ его такъ, какъ рѣшали его Деникинъ и Врангель, — нельзя. Нельзя огульно разстрѣливать и вѣшать даже и вождей красной арміи, ибо кое-въ-чемъ нужно и разобраться.

Опять начну съ парадокса, потому что иногда парадоксомъ ближе подойдемъ къ истинѣ. Когда совѣтская Россія воевала съ Польшей и подходила къ Варшавѣ, Врангель, цѣною Крыма и судьбы своей арміи, спасъ положеніе и освободилъ Польшу. Но кто совершилъ патріотическое дѣло? Красная армія, отстаивавшая русскія земли отъ притязаній поляковъ, или генералъ Врангель, помогшій полякамъ въ войнѣ съ Россіей? Поляки воевали вѣдь не съ большевиками, а съ Россіей. И всѣ знаютъ, чѣмъ это кончилось. Проволочной рѣшеткой для корпуса Бредова, спасшаго Польшу, и тѣмъ, что ни одинъ французъ или полякъ пальцемъ о палецъ не ударилъ, чтобы спасти генерала Врангеля и его армію въ Крыму.

Красная армія, словъ нѣтъ, подлая, гадкая армія. Она измѣнила Родинѣ, измѣнила Россіи и служитъ третьему интернаціоналу. Но хотя разъ помогли вы ей сбросить /с. 129/ еврейское ярмо и сказали ей, что будетъ послѣ? Возставали эсъ-эры. Но что лучше? Скрытые большевики, сѣмена большевизма, соціалисты, или самые большевики, къ которымъ уже притерпѣлись? Керенскій или Ленинъ? Кто хуже, трудно сказать. Развѣ за эти проклятые три года шелъ кто-либо къ красной арміи съ искренно протянутой рукой, говорилъ ей: «братья, образумьтесь! Вспомните Бога, Родину и Царя!»

Одинъ генералъ Врангель имѣлъ мужество отдать приказъ съ обѣщаніемъ помилованія краснымъ офицерамъ, но и въ этомъ приказѣ были недоговоренныя мѣста.

Красная армія на половину состоитъ изъ генераловъ, офицеровъ и солдатъ Россійской Императорской арміи, которымъ осточертѣло это служеніе хаму и раболѣпство передъ Троцкимъ. Но они всѣ забиты и затравлены. Ихъ семьи взяты на учетъ и сидятъ по тюрьмамъ, ихъ самихъ разстрѣливаютъ пачками и поневолѣ приходится топить на днѣ души своей всѣ свои чувства. Но, если явится настоящая власть, которой повѣрятъ, — не Учредительное Собраніе, не Черновъ и Керенскій, не эти изгаженныя, оплеванныя подсолнухами, залитыя кровью, опакощенныя испражненіями холерныхъ больныхъ революціонные лозунги, не истеричные выкрики о томъ, что «къ прошлому возврата нѣтъ», о завоеваніяхъ революціи, а спокойная мудрая Царская власть пойдетъ во главѣ сытой, честной и хорошо одѣтой арміи, которая не грабитъ, не избиваетъ евреевъ, не мститъ, главное, не мститъ за прошлое — то и красная армія на 50% станетъ прекрасными войсками Императорской Арміи.

Нужно помнить, что мстить нельзя. Слишкомъ много преступленій съ обѣихъ сторонъ и если начать мстить, то конца не будетъ мести. И этотъ вопросъ отношенія къ красной арміи надо продумать и при первой къ тому возможности войдти съ нею въ связь и начать говорить съ нею. И, можетъ быть, полезно было бы имѣть въ своемъ распоряженіи могучее радіо, которое ежедневно «всѣмъ, всѣмъ, всѣмъ» стало бы говорить правду, какъ /с. 130/ четыре года тому назадъ «всѣмъ, всѣмъ, всѣмъ» безпросвѣтно лгалъ Керенскій, подготавливая престолъ для своего пріятеля Ленина.

8. О чинахъ и орденахъ.

Еще маленькій и не столько маленькій, какъ мелочный вопросъ, который нельзя обойдти молчаніемъ, — ибо люди остались людьми, — вопросъ о чинахъ и орденахъ. Отсутствіе настоящей власти, необходимость чѣмъ-либо замѣнить хлѣбъ и удобства жизни породило необыкновенную, небывалую вакханалію производства. Вчерашніе вольнонаемные капельмейстеры оказались генералами, полуграмотные солдаты полковниками, юнцы, не окончившіе гимназіи и прошедшіе тяжелый кровавый стажъ походовъ и боевъ, стали полковниками и генералами. Чинъ умалился. Нельзя забывать того, что чинъ обозначаетъ должность, и юнцы безъ усовъ и капельмейстеры въ генеральскихъ погонахъ это помнятъ. Имъ подавай полки и арміи. Подъ шумокъ, подъ тѣмъ предлогомъ, что документы утеряны, началось и самопроизводство и тѣ, кого знали поручикомъ, смѣло именовались полковниками. А, когда сольется красная и бѣлая арміи во-едино, какъ разобрать производства Деникина, Врангеля, Колчака, самопроизводство и производство въ «товарищи генералы» Троцкаго? Прибавьте къ этому, что много старыхъ и больныхъ генераловъ и полковниковъ ухватились за армію, прилѣпились къ ней, потому что пенсіи нѣтъ, а Господь смерти не посылаетъ и кушать хочется — и все это дѣлаетъ то, что полковниковъ и генераловъ уйма, а солдатъ нѣтъ, что приходится играть на бумагѣ арміями... въ восемьсотъ человѣкъ...

Единственный выходъ — поставить точку на датѣ 26 февраля 1917 года и считать лишь тѣ чины и ордена, которые можно доказать Высочайшими приказами. Все остальное подлежитъ тщательному пересмотру судами чести и особыми аттестаціонными коммисіями и думами, подобными Георгіевскимъ, изъ людей высокаго авторитета.

/с. 131/ Необходима пенсія и спускъ въ отставку на спокойное житіе всѣхъ тѣхъ, кто лихорадочно цѣпляется за армію старческими руками, ибо иначе смерть на панели: такіе случаи голодной смерти бывали.

Необходима чистка арміи и ея солидная организація, не боясь возвращенія къ старымъ формамъ...

Сколько вопросовъ! И это далеко не всѣ. А вопросъ объ обезпеченіи семей и сиротъ, вопросъ о корпусахъ, военныхъ училищахъ и институтахъ, разсѣянныхъ отъ городовъ Сербіи до знойной пустыни Африки, береговъ Суецкаго канала? А вопросъ о медицинѣ, лазаретахъ, Красномъ Крестѣ? А вопросъ о мальчикахъ добровольцахъ съ искалѣченнымъ тѣломъ и изломанною душою?... О, Боже мой, только копните жизнь и она встанетъ передъ вами во всей многогранности, многоликая, и потянется съ милліонами просьбъ, жалобъ и претензій и зальетъ васъ горючими слезами великаго русскаго горя!

Кто разрѣшитъ всѣ эти вопросы? Кто скажетъ авторитетное слово, котораго послушаютъ и въ Германіи, въ лагеряхъ бѣженцевъ и интернированныхъ, и въ тюрьмахъ Польши, и на каторжныхъ работахъ бѣлыхъ рабовъ въ Эстоніи, и въ Сербіи, и въ Болгаріи, и среди могильныхъ холмовъ Лемноса и Галлиполи, и въ иностранномъ легіонѣ, и въ красной арміи дьявольскаго третьяго Интернаціонала? Кто сможетъ сказать такъ, чтобы мертвые воскресли, слѣпые прозрѣли и глухіе услышали?

И невольно звучитъ отвѣтъ: только державный вождь Россійской Арміи, только Государь Императоръ!

П. Красновъ.       

Примѣчаніе:
[1] Редакція оставляетъ цѣликомъ на отвѣтственности автора эту характеристику, какъ г. Булакъ-Булаховича, такъ и другихъ участниковъ въ боробѣ и большевиками (Прим. — ред. «Дѣтинецъ»).

Источникъ: П. Н. Красновъ. Задачи Россійской Арміи.// «Дѣтинецъ». Сборникъ первый. — Берлинъ: Русская типографія Е. А. Гутнова, 1922. — С. 109-131.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.