Церковный календарь
Новости


2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 2-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 1-й (1962)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ мѣстахъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ обителяхъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 34-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

V.

Кровь стучала ему въ виски. Онъ чувствовалъ себя сильнымъ, бодрымъ. Спать не хотѣлось. Земля горѣла у него подъ ногами, онъ шелъ пѣшкомъ, быстрыми шагами, мягко позванивая шпорами. Запахъ гіацинтовъ и образъ обнаженной женщины его преслѣдовали. Теперь, оставшись одинъ, онъ былъ смѣлъ съ нею. Ему хотѣлось обнять и схватить ее, но онъ не могъ вернуться. Онъ представлялъ себѣ темную прихожую, горничную со строгимъ лицомъ, вѣшалку и понималъ, что ничего не выйдетъ, что онъ сгоритъ со стыда въ этой тихой гостиной, полной утренняго затуманеннаго свѣта, лиловыхъ тоновъ и лиловаго запаха гіацинтовъ.

Онъ вбиралъ полною грудью утренній свѣжій воздухъ и торопился къ казармамъ. Когда онъ вышелъ на каналъ, онъ остановился отъ красоты, въ которой ему представился Петербургъ. Утреннее солнце съ голубого неба золотило волны рѣчки, рябившей отъ набѣгавшаго вѣтерка. Грязная рѣка казалась синей. Башня и порталъ реформатской церкви на фонѣ уходящихъ вдаль домовъ были исполнены строгаго очарованія. По свѣжему, пахнущему смолой торцу, четко отбивая ногами, бѣжалъ на утренней проѣздкѣ нарядный сѣрый рысакъ. Городовые въ длинныхъ черныхъ кафтанахъ и фуражкахъ стояли на пустынной улицѣ. Лиственницы Исаакіевскаго сквера несли съ собою печаль сѣвера, и ярко, застилая полъ неба, горѣлъ громадный золотой куполъ, окруженный тонкими колоннами, громадными ангелами съ факелами и небольшими куполами. Съ лѣваго бока неуклюже надвинулись на него темной сѣткой лѣса, но и лѣса нравились Саблину, они напоминали ему годы дѣтства, и безъ нихъ Исаакіевскій соборъ не былъ бы роднымъ для него.

Александровскій садъ покрывался пухомъ молодой зелени. Мягкая трава тоненькими иголками проступала изъ земли. Отъ Невы шло могучее дыханіе свѣжести, простора и шири. Блѣдное небо и колонны сената, широкое зданіе манежа. Адмиралтейство, просвѣчивающее сквозь сучья и стволы сада своими бѣлыми фасадами, чередующимися съ колоннадами и арками воротъ, — все въ эти утренніе часы полно было особенной прелести, и она страннымъ образомъ въ мысляхъ и воображеніи Саблина сплеталась съ прелестью золотокудрой обнаженной Китти...

Усиліемъ воли Саблинъ прогналъ отъ себя этотъ образъ.

Куда идти? По времени — было восемь часовъ утра, надо было идти въ эскадронъ. Но занятій въ эскадронѣ не было. Идти домой и остаться одному въ своей квартирѣ, пить холостой чай, а потомъ не знать куда дѣвать все длинное утро до завтрака въ полковой артели, было невмоготу. Саблинъ подходилъ къ квартирѣ Гриценки. Онъ пріостановился, подумалъ и сталъ подниматься къ нему.

Двери въ квартиру были открыты. Прислуга собранія выносила корзины съ пустыми бутылками, посудой и собранскимъ бѣльемъ. На столѣ кипѣлъ, пуская клубы пара къ потолку, самоваръ, и Захаръ, не спавшій всю ночь, разставлялъ стаканы. Изъ кабинета, гдѣ, несмотря на ясный день, горѣли свѣчи и гдѣ были спущены портьеры, слышались отрывистые хриплые голоса.

Играли на двухъ столахъ. Въ углу, гдѣ сидѣли Гриценко, Воробьевъ и еще четыре офицера, шла крупная серьезная игра. Тамъ на столѣ лежала куча золота и пестрыхъ ассигнацій. Маноцковъ съ сѣрымъ лицомъ и блестящими глазами, въ разстегнутомъ казачьемъ чекменѣ, изъ-подъ котораго былъ виденъ бѣлый пикейный жилетъ, стоялъ сзади, жадно смотрѣлъ на столъ и изрѣдка бралъ себѣ карту. Гриценко безъ сюртука въ алой рубашкѣ съ помочами, засучивъ по локоть свои темныя волосатыя руки, нервно рвалъ и тасовалъ колоды. Степочка въ наглухо застегнутомъ сюртукѣ, напѣвая и насвистывая пѣсенки и аріи, игралъ какъ будто бы и небрежно, но глаза его смотрѣли остро и внимательно и выдавали азартъ, охватившій его.

За другимъ столомъ не играли, а баловались. Тамъ засѣдалъ окруженный молодежью Мацневъ. Играли на мелокъ. Тамъ былъ товарищъ Саблина, румяный и бѣловолосый Ротбекъ, простоватый Фетисовъ, годомъ старше Саблина, и еще три офицера другого эскадрона, которые все порывались встать и идти на занятія, но никакъ не могли этого сдѣлать. При входѣ Саблина Мацневъ поднялъ голову, значительно посмотрѣлъ на него и, обращая общее вниманіе, воскликнулъ:

А! Съ легкимъ паромъ! Что такъ скоро, Саша?

Саблинъ страшно сконфузился. Молодежь смотрѣла на него цинично, любопытными глазами.

Даже Степочка оторвалъ глаза отъ карты и коротко, но внимательно посмотрѣлъ на Саблина и кинулъ ему:

Отвезли? Благополучно?

Да, — сказалъ Саблинъ.

Ну и что дальше? — спросилъ Мацневъ.

Ничего, — сказалъ Саблинъ.

Разсказывай сказки, — сказалъ Мацневъ.

Разскажите вы ей, цвѣты мои, — напѣвалъ изъ Фауста Степочка. — Такъ нельзя, Павелъ Ивановичъ, мы не въ шашки играемъ. Мажете? — обратился онъ къ Маноцкову.

Ставлю десять.

Идетъ въ двадцати пяти.

Саблина забыли. Было не до него. Онъ прошелъ въ сосѣднюю комнату, гдѣ была библіотека Гриценки, забрался съ ногами на софу, взялъ первую попавшуюся книгу съ полки и углубился въ чтеніе.

Онъ читалъ, но не понималъ того, что читаетъ. Видѣлъ буквы, слагалъ ихъ въ слова, но смыслъ словъ перебивало сладкое воспоминаніе пережитаго. Онъ опять чувствовалъ нѣжный запахъ гіацинтовъ, полный весенней, чистой свѣжести, видѣлъ бѣлое тѣло и чувствовалъ жгучій стыдъ и сладкую истому.

Книга выпала изъ рукъ, онъ задремалъ.

Очнулся онъ отъ прикосновенія чьей-то большой горячей руки къ его колѣну.

Спишь, Саша, ну спи, ангелъ мой, я не буду тебѣ мѣшать, — сказалъ кто-то, садясь рядомъ съ нимъ.

Саблинъ открылъ глаза — Мацневъ былъ подлѣ него.

Что тебѣ, — сердито сказалъ Саблинъ, неохотно отрываясь отъ охватившей его дремоты.

Ничего... Ничего иль очень мало... — отвѣтилъ Мацневъ. — Такъ-то, Саша. Что, не выгорѣло?

Оставь меня, Иванъ Сергѣевичъ.

Отчего? Послушай меня, стараго опытнаго въ сихъ дѣлахъ человѣка.

Да что ты отъ меня хочешь?

Мацневъ тѣснѣе подвинулся къ Саблину и взялъ его маленькую породистую руку въ свою большую съ узловатыми пальцами руку.

Ты еще не умѣешь любить... — продекламировалъ онъ. — Слушай, Саша... Какъ жаль, что ты не читалъ Анакреона... Не знаешь Овидія. О, классики! О, міръ античной красоты! Съ ними и за ними я забываю всю пошлость современной жизни! Какъ жаль, Саша, что ты не образованъ. Не сердись и не протестуй, милый другъ. Твое образованіе — образованіе дѣвицы легкаго поведенія. Не больше. Немножко исторіи, немножко географіи, много патріотизма, безпредѣльная преданность Государю Императору...

Не говори такъ, Иванъ Сергѣевичъ, — высвобождая свою руку изъ крупной руки Мацнева, сказалъ Саблинъ.

Знаю, Саша. Но помни, что мнѣ-то говорить это можно. Я могу это сказать, потому что я самъ преданъ Монархіи и Монарху. Россія иною быть не можетъ. Но, Саша, тосковать-то и мнѣ позволено, томиться, рваться и летѣть. А, Саша? Саша, ты не читалъ исторіи французской революціи? Ты... Понялъ ли ты Наполеона? Ты не парилъ духомъ... А я... Я ночами зачитывался мемуарами той великой эпохи. И два міра для меня понятны и достойны подражанія — тотъ міръ, гдѣ ковались великіе принципы droit de l'homme [1] и міръ античной красоты. Саша, пойми: ты со своею дивной красотой... Ты вѣдь самъ — антикъ. Статуя молодого бога — ты невѣжда и понимаешь въ жизни и красотѣ не больше молодого теленка, который скачетъ по лугу задравъ хвостъ.

Саблинъ вспомнилъ, что Мацневъ считался самымъ плохимъ ѣздокомъ и офицеромъ въ полку, что никто такъ часто не получалъ выговоры за неряшливость по службѣ, какъ Мацневъ, и снисходительно улыбнулся.

Мацневъ понялъ его улыбку.

Ахъ, Саша! Неужели и ты только комокъ красиваго пушечнаго мяса, безъ нервовъ и мозговъ? Неужели ты никогда не поднимешься и не воспаришь духомъ? А впрочемъ?.. Ты созданъ для міра сего. Что-же, — со злобой воскликнулъ Мацневъ, — бей ворону, бей сороку! Что попалось — бери, хватай, люби, торопись захватить себѣ побольше счастья, побольше моментовъ, когда сладострастно сжимается сердце и міръ кажется прекраснымъ, когда чухонка-горничная рисуется богиней красоты, а балетная корифейка мнится недосягаемымъ идеаломъ. Лови моментъ. Тебѣ ли, мазочкѣ Сашѣ, понять весь глубокій смыслъ жизни и любви безъ удовлетворенія... Но только... Не гонись за идеалами Крейцеровой сонаты. Не ищи чистоты любви, но ищи только красоты. Тогда, когда ты возмутился поступкомъ Гриценки, всѣ видѣли благородство твоей души, а я видѣлъ красоту твоего гнѣвнаго тѣла. Молодчикъ Саша. Такъ имъ и надо! Пора бросить и забыть всѣ эти пережитки крѣпостного права. Пора стать людьми. Но помни, милый Саша, что людьми на военной службѣ стать нельзя.

Но... почему? — сказалъ Саблинъ. — Какъ нельзя? Напротивъ. Именно на военной. Вѣдь это рыцарство. Вѣдь это высшее отреченіе отъ себя, проведеніе въ жизнь самаго великаго завѣта Христа.

Ахъ, Саша! Ребенокъ Саша. И притомъ необразованный ребенокъ. Ты вѣришь въ это: a Dieu mon âme, ma vie au roi, mon coeur aux dames, l'honneur pour moi! [2] Счастливецъ! Ты въ это вѣришь, потому что ты — ребенокъ. Ну... пусть... И будь такимъ... Но помни: бей ворону, бей сороку — тебѣ дано, и бери. Бери, не смущайся. Ты читалъ Шопенгауера «Міръ какъ воля и представленіе» — нѣтъ! Гдѣ тебѣ! Ты ничего не читалъ? Для тебя выше философіи Мопассана нѣтъ, и Золя уже тяжелъ для тебя. Еще «Нана» ты прочтешь, пожалуй, а уже дальше... Куда!.. Ну что же, Саша? Не вышло? Не выгорѣло? И чортъ съ ней, найдемъ другую...

Оставь меня, — блѣднѣя сказалъ Саблинъ. — Неужели безъ пошлости вы не можете обойтись!

Прелестно! Очень хорошо сказано.

Иванъ Сергѣевичъ, я серьезно прошу, — вставая, сказалъ Саблинъ.

Мацневъ остался на софѣ, оглядывая съ головы до ногъ возмущеннаго Саблина.

Ну, можетъ ли когда-либо женщина быть такъ красива, какъ красивъ юноша, — тихо, какъ бы самъ себѣ, сказалъ Мацневъ.

Саблинъ пожалъ плечами и вышелъ изъ библіотеки.

Въ кабинетѣ все такъ же играли. Гриценко гнѣвно кричалъ на Степочку:

Я не понимаю, Степанъ Алексѣевичъ, какъ можно! Какъ можно такъ ставить! Что ты издѣваешься надо мною?

Не кирпичись, милый другъ. Спокойствіе, спокойствіе прежде всего.

Да бросьте, господа, — говорилъ Маноцковъ. — Я ставлю еще пятьдесятъ. Идетъ? Дайте мнѣ карту.

Куплю и я.., — сказалъ сидѣвшій поручикъ.

Ротбекъ спалъ въ самой неудобной позѣ на трехъ стульяхъ, и его розовое, еще безусое лицо раскраснѣлось, и онъ походилъ на большого ребенка. Захаръ въ столовой наливалъ чай и носилъ его господамъ. Саблинъ пошелъ домой. Ему хотѣлось одного — спать и сномъ сломить всѣ ощущенія этого вечера и ночи.

Примѣчанія:
[1] Права человѣка.
[2] Душа моя — Богу, жизнь — королю, сердце — женщинѣ, честь — мнѣ самому.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 36-42.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.