Церковный календарь
Новости


2018-04-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Вонми себѣ!" (Второзаконіе IV, 9) (1975)
2018-04-20 / russportal
Архіеп. Аверкій. О необходимости усиленной внутр. миссіи (1975)
2018-04-20 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 22-я (1861)
2018-04-20 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 21-я (1861)
2018-04-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Послѣ Архіерейскаго Собора 1962 года (1975)
2018-04-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Съ Новымъ Годомъ, съ новымъ счастіемъ! (1975)
2018-04-19 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 24-я (1922)
2018-04-19 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 23-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 20-я (1861)
2018-04-19 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 19-я (1861)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 56-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 55-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 54-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 53-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 52-я (1922)
2018-04-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 51-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 21 апрѣля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

X.

Когда Саблинъ проснулся, было утро и не рано. Ротбекъ, совершенно одѣтый, въ новыхъ рейтузахъ и сапогахъ съ ярко блестящими шпорами, въ вицмундирѣ со сверкающей портупеей и перевязью черезъ грудь — пилъ за столомъ, стоявшимъ у окна, чай. Денщикъ его намазывалъ ему масломъ ломти хлѣба. Денщикъ Саблина приготовилъ ему все новое. Мокрый китель и рейтузы были убраны съ пола и лужи воды затерты.

И едва только Саблинъ понялъ, гдѣ онъ и что онъ, какъ совершенно особенное праздничное настроеніе охватило его. Такое настроеніе у него бывало въ дѣтствѣ, когда еще жива была его мать, въ именины или въ день причастія. И онъ понялъ, что это отъ того, что сегодня парадъ и онъ увидитъ Государя. Какъ былъ, не одѣваясь, вскочилъ онъ съ постели и бросился къ окну. Какова-то погода?

Дождь пересталъ, но все въ природѣ было мокро, тускло и не по-праздничному убрано. Сѣдыя тучи спустились низко и клочьями тумана легли на поля и огороды. Было свѣжо. Хрипло въ воздухѣ, переполненномъ влагой, звучали голоса. Изъ двора напротивъ солдаты выводили лошадей и садились на нихъ. Бравый ефрейторъ Степаненко, принаряженный, чисто вымытый, блестящій, точно лакомъ покрытый, осматривалъ ихъ и давалъ послѣднія наставленія.

Пучки соломы всѣ захватили, ребятежъ? Смотри, затирать чтобы было чѣмъ ноги лошадямъ. Ватрущенко, спорхай къ взводному, снеси ведерко, надоть въ подводу положить. Не пришлось бы копыта замывать.

«Парадъ будетъ, парадъ не отмѣненъ!» — радостно подумалъ Саблинъ.

Стыдись, срамникъ, — проговорилъ Ротбекъ, прожевывая хлѣбъ съ масломъ, — хоть бы рубашку одѣлъ. Гдѣ вчера шатался? Всю комнату наслѣдилъ.

Милый Пикъ! Парадъ... парадъ... сегодня. Шерстобитовъ! Умываться, одѣваться...

Саблинъ въ двѣ минуты былъ готовъ. Праздничное настроеніе, охватившее его, не унималось, но шумными, весело перекликающимися колоколами звонило у него на душѣ, и было хорошо, и хотѣлось обнять весь міръ отъ этого ощущенія молодости, здоровья, красоты своего полка, который уже выстраивался по улицѣ, сознанія, что самъ составляешь маленькую песчинку въ этомъ лихомъ славномъ, знаменитомъ полку.

Было дивно хорошо увидать своего Мирабо, сытаго, холенаго гунтера, блестящаго, какъ атласъ, гладкаго и косившаго за сахаромъ свой чудный черный глазъ, еще отраднѣе было солидно подъѣхать къ своему эскадрону, неподвижно замершему на улицѣ, услышать команду Ротбека «смирно» и, курцъ-галопомъ подъѣхавъ къ флангу, поздороваться съ людьми и выслушать бодрое и радостное «здравія желаемъ, ваше благородіе». А потомъ горделиво, шагомъ ѣхать по фронту и смотрѣть прямо въ лица солдатамъ. Вчерашняя ночная сказка вспомнилась ему. Вспомнился весь разговоръ, разсказъ про солдата, про бунтъ, про непогоду. Стало жутко смотрѣть на людей. Неужели Любовинъ?!..

Вотъ и Любовинъ. Онъ стоитъ во второмъ взводѣ въ задней шеренгѣ. Блѣдное лицо нахмурено, но голова повернута на Саблина и медленно провожаетъ онъ его глазами.

Нѣтъ, и Любовинъ ничего. Блѣденъ немного. Но онъ всегда такой. Нездоровый какой-то. Только погода не подгадила бы.

За эскадрономъ стоитъ вахмистръ Иванъ Карповичъ. Вся грудь его горитъ въ медаляхъ, цѣпочка изъ ружей солидно спускается по животу. Какой онъ красавецъ! Лучше его никто не ѣздитъ въ полку. Даромъ что ему уже за тридцать лѣтъ и онъ въ отцы годится Саблину, какъ осторожно, почтительно глядитъ онъ на него и глазами показываетъ въ сторону. А, — это поручикъ Фетисовъ уже подъѣзжаетъ къ строю.

И съ тѣмъ же праздничнымъ восторгомъ Саблинъ поскакалъ къ флангу своего эскадрона и весело закричалъ:

Смирно! Глаза направо! Господа офицеры!..

Когда выѣзжали на военное поле, оно кипѣло жизнью. Длинныя вереницы пѣхотныхъ артельныхъ и крестьянскихъ подводъ съ пескомъ тянулись къ Царскому валику, чтобы исправлять то, что сдѣлала вчерашняя непогода.

Въ собственныхъ экипажахъ, на извозчикахъ, на велосипедахъ, пѣшкомъ ѣхали и шли одѣтыя въ свѣтлыя розовыя, голубыя, лиловыя и бѣлыя платья, въ большихъ шляпахъ со страусовыми перьями, цвѣтами, лентами дамы и барышни. Все свои, полковыя, батарейныя, или ихъ знакомыя, по особымъ билетамъ допущенныя къ тому мѣсту, гдѣ будетъ Государь, матери, жены и сестры офицеровъ. Жандармы въ свѣтло-голубыхъ съ серебромъ мундирахъ на сѣрыхъ лошадяхъ провѣряли билеты и пропуски. По военному полю бодро гремѣла музыка, и темныя колонны пѣхоты выходили изъ проходовъ между бараками Авангарднаго лагеря. Люди тяжело и медленно шли по размокшей глинѣ, которая до самаго голенища залѣпляла ярко начищенные сапоги.

Остановившись на мѣстахъ, гдѣ уже съ пяти часовъ утра стояли жалонеры съ пестрыми флачками на штыкахъ и были отъ колышка къ колышку протянуты веревки, люди сдвигались въ шумныя кучи и начинали смывать и счищать глину съ сапогъ и приводить себя въ такой видъ, какъ будто бы они только что вышли изъ своихъ палатокъ.

Все поле кипѣло работой. Пѣхота чистила сапоги, конница, слѣзши съ лошадей, замывала копыта, распушивала хвосты, разбирая ихъ по волоску, и всѣ въ то же время тревожно смотрѣли на небо и на холмы Дудергофа. Это уже такая примѣта, что если покажется изъ тумана темная шапка лѣсовъ Дудергофа, то будетъ хорошая погода. Но Дудергофъ весь скрылся за тучами, и даже внизу вдоль татарскаго ресторана тянулись полосы сѣдого тумана. Ничто не предвѣщало солнца, а между тѣмъ оно должно было быть, должно было осіять вѣнчаннаго Царя, Божія помазанника.

Такъ вѣрили сѣдые генералы, начальники дивизій, командиры бригадъ и полковъ, въ яркихъ лентахъ и орденахъ, насупившись, смотрѣвшіе, какъ чистились ихъ люди, такъ вѣрили молодые офицеры, старые фельдфебели и солдаты всѣхъ сроковъ службы, и Любовинъ такъ вѣрилъ. По крайней мѣрѣ, Саблинъ подмѣтилъ, что и онъ бросалъ тревожные взгляды къ сѣрому безотрадному небу и поглядывалъ на клубящійся туманомъ Дудергофъ.

Въ сказочной красотѣ и величіи долженъ былъ явиться передъ своимъ войскомъ Царь, солнцемъ осіянный, прекрасный, великолѣпный и далекій. Не отъ міра сего. Такъ было всегда, — говорили старые люди, — что какая бы погода ни была, но Государя неизмѣнно сопровождало солнце. И одни видѣли въ этомъ милость Божію, чудо, явленное народу въ подтвержденіе того, что Царь не людьми поставленъ, но Богомъ, другіе, скептики и маловѣры, усматривали въ этомъ отличную работу Петербургской физической обсерваторіи на Васильевскомъ островѣ, знающей, когда будетъ какая погода, третьи, молодежь, сами мало видавшіе, считали, что это просто случай.

Саблинъ глубоко вѣрилъ, что солнце должно быть, но иногда, когда видѣлъ сѣрое небо, съ котораго вотъ-вотъ прыснетъ дождь, сомнѣвался и страхъ закрадывался ему въ душу. А что какъ не будетъ? Вѣдь тогда все то, о чемъ говорилъ вчера неизвѣстный прохожій, весь этотъ ужасъ можетъ осуществиться, можетъ случиться и быть.

Онъ подходилъ къ Ротбеку и съ тоской говорилъ ему:

Пикъ, что же солнце?

И слышалъ неизмѣнный отвѣтъ:

Будетъ солнце.

Но почему, почему? — съ тоскою спрашивалъ Саблинъ.

Потому что будетъ Государь Императоръ. Такъ всегда было! — убѣжденно говорилъ Ротбекъ.

«Вотъ онъ вѣритъ, — думалъ Саблинъ, — а я не могу! Господи! Помоги моему невѣрію».

Любовинъ изъ рядовъ 2-го взвода со злорадствомъ посматривалъ на небо. Это былъ онъ, наговорившій случайно такъ много Саблину. Вчера, накинувъ крестьянское пальто и фуражку, онъ съ вечера слѣдилъ за Саблинымъ. Онъ видѣлъ тревогу молодого офицера и понялъ, что слова его подѣйствовали и, если солнце сегодня не явится, а очевидно, что оно не явится, — поколеблется Саблинъ и съ нимъ много поколеблется народа. То-то будетъ хвастать онъ передъ Коржиковымъ, ликовать своею смѣлостью. Саблина онъ не боялся. Онъ слышалъ, какъ Саблинъ окликнулъ его ночью. Значитъ, узналъ, но сомнѣвался. А разъ сомнѣвался, то не спроситъ. Онъ отопрется, и Саблинъ самъ будетъ радъ, что не надо начинать такого дѣла, гдѣ третьяго свидѣтеля нѣтъ и все шло съ глазу на глазъ и гдѣ всѣ преимущества на сторонѣ Любовина. Онъ-то можетъ говорить что угодно, нести какую угодно ложь, ну а Саблинъ что скажетъ? Что слушалъ и не прервалъ, что молчалъ? Нѣтъ, Саблинъ не спроситъ. Не въ его интересахъ! А солнца не будетъ! Вотъ вамъ и помазанникъ Божій. Любовинъ презрительно оглядывалъ своихъ товарищей и мысленно ругалъ ихъ сѣрыми, скотами и кислою шерстью.

Ты чаво, Любовинъ, тутъ распетюкиваешься, ничего не дѣлаешь, когда люди копыта замываютъ. Гордо больно смотрѣть сталъ! — услышалъ онъ властный голосъ вахмистра. — Смотри, кабы я тебѣ твою обязанность не напомнилъ.

Не было бы дождя опять, Иванъ Карповичъ, — скромно сказалъ Любовинъ.

До-ждя! — протянулъ вахмистръ. — Сказалъ тоже, дурной. Солнце будетъ! Государь Императоръ будетъ!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 61-66.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.