Церковный календарь
Новости


2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 2-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 1-й (1962)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ мѣстахъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О блаженныхъ обителяхъ (1897)
2018-07-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 34-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XLV.

Смотръ сошелъ отлично. На двѣнадцать балловъ, — сказалъ начальникъ дивизіи. Отъ великаго князя, стоявшаго на холмѣ подлѣ Царскаго валика, два раза прислали сказать, что великій князь благодаритъ. Никто не упалъ, заѣзды были чистые, разрывовъ между взводами не было. Плечомъ заходили отлично, полевой галопъ былъ въ норму — словомъ, все было прекрасно, какъ и должно быть въ нашемъ полку. Послѣ смотра былъ завтракъ въ собраніи, съ трубачами и начальникомъ дивизіи.

Начальникъ дивизіи со своимъ штабомъ только что уѣхалъ, и провожавшіе его на крыльцо офицеры вернулись обратно въ столовую доѣдать мороженое и допивать вино. Баронъ, счастливый и довольный успѣхомъ, не сомнѣвающійся теперь, что къ веснѣ получитъ бригаду и отдохнетъ, разстегнулъ китель на толстомъ животѣ и, раскуривая сигару и улыбаясь краснымъ толстымъ лицомъ, говорилъ Рѣпнину:

Это онъ, маленькій шпицъ-бубе, отлично придумывалъ. Вѣхи поставить. Я пріѣзжалъ, гляжу вѣха тутъ, вѣха тамъ — отлично направленіе держать. Господа! — сказалъ онъ, обращаясь къ офицерамъ, сидѣвшимъ за большимъ столомъ. — Господа, слѣдуйте моему примѣру. Нижняя пуговица долой и вынь — патронъ! Можете курить. Славній полькъ! Славная молодежь, — сказалъ онъ, обращаясь къ Рѣпнину.

Столъ гудѣлъ голосами, какъ улей. Изъ сосѣдней комнаты, стекляннаго балкона, заглушая голоса, звучали трубы оркестра. Трубачи играли попурри изъ итальянскихъ пѣсенъ.

Солнце то показывалось, то исчезало, закрытое большими бѣлыми тучами, за окномъ безпокойно трепетала листами осина. Холодный вѣтеръ поднимался съ моря, предвѣщая дождь.

На дальнемъ углу стола, окруженный молодежью, сидѣлъ красный безусый голубоглазый Ротбекъ и глубокомысленно говорилъ:

Пью за здоровье генерала Пуфа первый разъ. Я приподнимаюсь одинъ разъ, бью одинъ разъ однимъ пальцемъ правой руки, потомъ одинъ разъ однимъ пальцемъ лѣвой руки, стучу одинъ разъ правой ногой, одинъ разъ лѣвой ногой и дѣлаю одинъ глотокъ шампанскаго, такъ, Петрищевъ?

Такъ. Только начинаешь со стучанія пальцами, а приподнимаешься въ концѣ, — серьезно говорилъ Петрищевъ.

Ладно. И такъ, я начинаю. Дай Богъ не сбиться. Пью за здоровье генерала Пуфа первый разъ!

На другомъ концѣ Мацневъ, Гриценко и Фетисовъ разсуждали о томъ, отчего произошла философія.

Сознайся, Иванъ Сергѣевичъ, что философія — это ерунда, — говорилъ хмѣльной Гриценко. — Отъ несваренія желудка происходитъ твоя философія.

Моя, можетъ быть, да, — отвѣчалъ спокойно Мацневъ, — но нельзя отрицать Сократа, Платона, нельзя закрыть глаза на Канта, Шопенгауэра и Ницше наконецъ, милый другъ, у насъ растетъ на глазахъ цѣлое ученіе, которое можетъ перевернуть весь міръ и опрокинуть христіанство. Это ученіе Маркса.

А ты читалъ его? — спросилъ Гриценко. Мацневъ замялся.

То есть всего, милый другъ, я не прочелъ. Не удосужился, да и скучно написано, тяжело читать. Но, знаешь, проповѣдь ужасная. Если она ляжетъ на тяжелые русскіе мозги, съ нашею и безъ того большою склонностью къ разбою и бунту, я не знаю, что будетъ.

Пережили мы Разина, пережили Булавина и Пугачева, Богъ дастъ перемелемъ и Маркса.

Да, но то были простые грубые казаки, а тутъ нѣмецъ-философъ, тутъ — наука.

А ну ее. Не пугай! Живемъ!

Пью за здоровье генерала Пуфъ-пуфа второй разъ, — торжественно звучалъ по столовой голосъ Ротбека. — Я ударяю двумя пальцами по столу два раза, я два раза стучу ногой, два раза приподнимаюсь и дѣлаю два глотка. Вотъ такъ.

А онъ намажется, — кивая на Ротбека головою, сказалъ Мацневъ.

Ну и пусть. Онъ молодчикъ. Славный офицеръ, — сказалъ Гриценко. — Вотъ такіе намъ нужны. Такой не задумается въ атаку броситься, умереть безъ жалобы и безъ стона. Ты посмотри — у него взводъ въ порядкѣ, солдата онъ не распускаетъ, но и тянетъ умѣло, все у него хорошо. Куда ни пошлешь его, что ни прикажешь — на все только: слушаюсь.

Да, онъ тоже философъ, — сказалъ Мацневъ. — Такіе люди, какъ онъ, люди безъ широкихъ запросовъ — счастливые люди. Имъ солнце улыбнулось въ день ихъ рожденія, и улыбка солнца осталась у нихъ навсегда. Солнце ослѣпило ихъ. Они не видятъ ничего грознаго и страшнаго.

А что ты видишь грозное? Что каркаешь, какъ ворона? Наша жизнь катится безмятежно. Помнишь, ты какъ-то сравнилъ ее съ блестящимъ пиромъ, когда на столѣ наставлено много прекрасныхъ блюдъ. Бери, ѣшь, пей, все твое.

Страхъ беретъ, Павелъ Ивановичъ, мое ли? А ну какъ придетъ кто другой и оттолкнетъ и скажетъ — довольно! И я хочу!

Э, милый другъ. На всѣхъ хватитъ.

Но сколько лежитъ кругомъ голодныхъ и жаждетъ хотя крошекъ, падающихъ со стола. А что, если озлобятся?

Голодные слабы и покорны. Въ нихъ нѣтъ ни силы, ни злобы. Страшны только сытые.

Плохая философія, Павелъ Ивановичъ. Ты знаешь, мнѣ иногда служить страшно. Лошади — звѣри, люди — звѣри, темные. И тѣ, и другіе непонятные, но сильные. Что мы сдѣлаемъ, слабые, если они захотятъ пойти на насъ войною.

Лошади лягаться станутъ, — смѣясь, сказалъ Гриценко. — Выпей, Иванъ Сергѣевичъ. Помогаетъ.

Лошади сбросятъ меня и растопчутъ, а люди на мое приказаніе засмѣются, повернутся кругомъ и разойдутся.

Дай въ морду, ничего не будетъ, — сказалъ Гриценко, наливая шампанскаго въ бокалъ Мацнева.

Трубачи играли арію Карменъ, и корнетъ заливался страстными звуками. Ротбекъ, блѣдный, съ выпученными, тупо глядящими глазами, еле ворочая языкомъ, говорилъ:

Пью за здоровье генерала Пуфъ-пуфъ-пуфъ-пуфъ-пуфа пятый разъ. А ловко черти киррассирры это придумали. Слонъ не устоитъ. И я тоже.

Онъ всталъ. Лицо его стало мертвенно блѣднымъ, солдатъ, служитель собранія, подхватилъ его въ объятія и повелъ изъ столовой въ уборную. Его тошнило.

И въ эту самую минуту такой странный среди разстегнутыхъ и полупьяныхъ людей вошелъ въ наглухо застегнутомъ кителѣ при амуниціи и револьверѣ дежурный офицеръ, поручикъ Кисловъ, и четко, оффиціально стуча сапогами, подошелъ къ командиру полка и громко и безстрастно доложилъ:

Ваше превосходительство, въ полку происшествіе: корнетъ баронъ Корфъ застрѣлился.

Когда? — машинально застегивая пуговицы кителя и вставая, сказалъ баронъ Древеницъ.

Сейчасъ, у себя на квартирѣ.

Господа! — сказалъ командиръ полка, возвышая голосъ. — Я попрошу разойтись по домамъ. Нашъ товарищъ, баронъ Корфъ, скончался...

Трубачи продолжали играть попурри изъ «Карменъ», вымывшійся и порозовѣвшій снова Ротбекъ входилъ въ столовую и говорилъ:

А здоровяга долженъ быть этотъ генералъ Пуфъ, ежели за него такъ много пьютъ. Петрищевъ, первый разъ не считается. Я начинаю снова.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 194-197.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.