Церковный календарь
Новости


2018-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ о работѣ Переселенческаго Комитета (1992)
2018-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О возник. въ современной церк. практикѣ вопросахъ (1992)
2018-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Церковь и государство въ будущей Россіи (1992)
2018-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Нѣтъ ничего дороже истины (1992)
2018-10-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). Православное Міровоззрѣніе (1990)
2018-10-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). Духъ послѣднихъ временъ (1991)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 7-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 6-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 108-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 49-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Что дѣлать малому стаду? (1992)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматизація Сергіанства (1992)
2018-10-20 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Харизмат. возрожденіе" какъ знаменіе времени (1991)
2018-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). НЛО въ свѣтѣ православной вѣры (1991)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XLVI.

Корнетъ баронъ Корфъ лежалъ на своей узкой койкѣ. Онъ былъ уже мертвъ. Лицо выражало холодный покой и удивленіе. Онъ былъ въ рубашкѣ, рейтузахъ и сапогахъ. Съ лѣвой стороны груди рубашка была залита кровью, и лужа крови, еще красной и теплой, стояла на полу. Эскадронный фельдшеръ, солдатъ, въ чистой бѣлой рубахѣ, сидѣлъ рядомъ на койкѣ и держалъ руку барона, наблюдая за пульсомъ. Когда командиръ полка съ адъютантомъ и княземъ Рѣпнинымъ вошли въ избу, онъ бросилъ руку самоубійцы и вытянулся.

Ну что? — спросилъ его баронъ Древеницъ. — Умеръ?

Полъ минуты тому назадъ скончался, ваше превосходительство, — сказалъ фельдшеръ.

Сумасшедшій ребенокъ! — проговорилъ Древеницъ. Онъ былъ сильно недоволенъ. Это самоубійство, помимо того, что некрасиво ложилось на репутацію полка, лишало его возможности поѣхать къ семьѣ на дачу на два дня. Возись теперь съ нимъ. Панихиды, отпѣванія, донесенія. Нѣтъ, никуда не уѣдешь.

Что, онъ долго мучился? — спросилъ князь Рѣпнинъ.

Такъ точно, ваше сіятельство, — отвѣчалъ фельдшеръ, — я прибѣгъ, они еще живы были. Все маму звали и говорили: «Ахъ, зачѣмъ, зачѣмъ я это сдѣлалъ! Спаси меня. Я все тебѣ подарю! Спаси!» Ну куда же спасти? Почти въ самое сердце. Кровоизліяніе сильное. Потомъ затихать стали. Только маму свою поминали.

Баронъ нахмурился.

Оставилъ записку? — спросилъ онъ.

Да, есть, — отвѣчалъ адъютантъ, обладавшій драгоцѣнною способностью, какъ бы много онъ ни выпилъ, становиться моментально трезвымъ, разъ только дѣло касалось службы. — Самая банальная записка.

Онъ взялъ со стола и прочелъ неровнымъ, крупнымъ дѣтскимъ почеркомъ карандашомъ на клочкѣ бумаги написанную записку: «Въ смерти моей прошу никого не винить. Скучно. Надоѣло жить».

Это въ девятнадцать-то лѣтъ ему надоѣло жить, — сказалъ Древеницъ. — Этакая нынче молодежь. Что у него, можетъ быть, романъ былъ, неудачная любовь или заболѣлъ дурною болѣзнью?

Нѣтъ, — холодно сказалъ адъютантъ, — ничего у него не было. Просто — по пьяному дѣлу.

Этакая молодежь, слабая. Надо посылать телеграмму его матушкѣ.

Я думаю, баронъ, — сказалъ князь Рѣпнинъ, — будетъ лучше, если я къ ней самъ съѣзжу. Она живетъ недалеко отсюда, у станціи Кикерино. Она совсѣмъ одна, вдова, это ея единственный сынъ... Какой ударъ для матери! Ее надо подготовить. Я приготовлю ей помѣщеніе у княгини, въ семейной обстановкѣ ей легче будетъ.

Да, спасибо, князь, — сказалъ Древеницъ и обратился къ адъютанту, — что же, Владиміръ Станиславовичъ, мнѣ оставаться надо?

Адъютантъ угадалъ мысли своего командира.

Нѣтъ, зачѣмъ, ваше превосходительство, сегодня суббота. Похороны раньше понедѣльника не будутъ. Донесенія у меня уже пишутъ, черезъ часъ вы подпишете и поѣзжайте съ Богомъ отдохнуть. Дознаніе произведетъ поручикъ Кисловъ, да оно и ни къ чему, пустая формальность. Дѣло очевидное, ясное... Я уже послалъ казначея за вѣнкомъ отъ полка, священнику послано, артельная повозка уѣхала за гробомъ. Дѣло обычное. Вамъ совсѣмъ незачѣмъ оставаться.

Древеницъ успокоился. Дѣйствительно, дѣло было совершенно обычное. Каждый годъ кто-либо стрѣлялся въ арміи. Причины были разныя. Проигрышъ въ карты, отсутствіе средствъ для богатой жизни въ полку, зараженіе болѣзнью, неудачная любовь, ссора съ товарищами, наконецъ, просто такъ, скука. Все, что въ такихъ случаяхъ надо дѣлать, было всѣмъ хорошо извѣстно. Самоубійства офицеровъ входили въ укладъ войсковой жизни, были регламентированы уставомъ, и каждый зналъ, что ему надо дѣлать.

Древеницъ вышелъ, за нимъ вышли и князь Рѣпнинъ съ адъютантомъ. Въ сѣняхъ избы Степочка Воробьевъ суетился и отдавалъ распоряженія.

Что такое? Что такое? — повторялъ онъ. — Неужели же такъ безо всякой причины? Александръ Васильевичъ, катай за вѣнкомъ съ полковыми лентами. Какъ его по батюшкѣ-то? Мы все его Вася, да Вася, а какъ по отцу-то, я и забылъ.

Карловичъ, — сказалъ Саблинъ, стоявшій въ группѣ офицеровъ.

Что онъ православный или лютеранинъ? — спросилъ Степочка.

Православный.

А ты, — обратился онъ къ командиру третьяго эскадрона, графу Лорису, — распорядись о постановкѣ часовыхъ унтеръ-офицеровъ. Какъ Кисловъ дознаніе сниметъ, надо кровь омыть да затереть, да окна настежь открыть, а то нехорошо. Мать пріѣдетъ, надо бы уже одѣть его. Да что врачъ не идетъ, послали за нимъ?

Саблинъ протискался сквозь толпу офицеровъ, жавшихся въ сѣняхъ и боязливо заглядывавшихъ въ горницу, и вошелъ въ избу. Пахло порохомъ и прѣснымъ противнымъ запахомъ человѣческой крови. Въ избѣ, кромѣ покойника, былъ только его денщикъ, солдатъ Бардскій. Онъ стоялъ въ углу, плакалъ крупными слезами и грязными кулаками утиралъ глаза.

Саблинъ посмотрѣлъ на бѣлое спокойное, ко всему равнодушное лицо покойника, потомъ на денщика и спросилъ:

Павелъ, какъ же это все вышло? Ты былъ здѣсь?

Да былъ же, — въ отчаяніи воскликнулъ денщикъ. — Почти что на глазахъ, ваше благородіе. Кабы знать то, что они такое замышляютъ, а то въ голову не пришло. Что я теперь старой барынѣ скажу? Онѣ такъ наказывали мнѣ беречь его благородіе. «У тебя, — говорятъ, — сынъ есть?» А у меня есть, махонькій — полъ года ему было, какъ на службу пошелъ. «Смотри, — говоритъ, — и онъ мнѣ сынъ. Береги его. Онъ у меня единственный». Вотъ тѣ и уберегъ!

Скучалъ онъ, что ли? — спросилъ Саблинъ.

Да никакъ нѣтъ. Всѣ дни веселы были. Теперь приходятъ, ну вижу, выпивъ немного. Не совсѣмъ, значитъ, здоровы. Писать стали что-то. Написали. Китель сняли. «Павелъ, — говорятъ, — подай мнѣ револьверъ». Ну, я что, я развѣ могъ понимать для чего имъ. Можетъ, дежурство али что. Баловаться будутъ. Они все въ карту въ потолокъ стрѣляли, особенно ежели выпивши. Я подалъ. «Теперь, — говорятъ, — уйди и не мѣшай мнѣ». Меня что толкнуло. Я ушелъ въ сѣни, а самъ слушаю. Будто ударило что и не громко. На выстрѣлъ даже ни капли не похоже. Я и не подумалъ ничего. Только слышу — стонутъ. Ну, я вбѣгъ въ горницу, а они сидятъ на постели, и кровь это изъ груди на рейтузы и на полъ идетъ. Посмотрѣлъ на меня и говоритъ тихо: «Спаси меня. Я не хотѣлъ. Такъ скучно стало... Скучно». Я хотѣлъ поддержать ихъ, они на подушку валятся. «Мама, — говорятъ, — мама!»... Я за фельдшеромъ побѣжалъ, по пути вѣстовому сказалъ, чтобы дежурному доложилъ. Прибѣжали мы съ Сѣнцовымъ, онъ еще живой былъ. Дышитъ. Фельдшеръ разстегнулъ его. Руку взялъ. Его благородіе лежитъ съ закрытыми глазами. Тихо такъ сказалъ: «Ахъ, какъ скучно! Спасите меня. Я не хотѣлъ»... А потомъ... «скучно». И маму два раза позвали. И кончились.

Денщикъ снова заплакалъ. Саблинъ посмотрѣлъ на спокойное лицо барона Корфа, и вдругъ странная мысль пришла ему въ голову. Онъ повернулся и вышелъ изъ избы. На улицѣ на него налетѣлъ холодный вѣтеръ съ дождемъ и заставилъ его зажмуриться. Большой лопухъ трепеталъ лапчатыми листьями и кивалъ розовой пушистой головой цвѣтка, сѣрыя тучи низко неслись надъ домами. Глинистая, растоптанная грязь немощеной улицы рябила отъ маленькихъ лужъ, покрывшихъ слѣды конскихъ копытъ. Въ избѣ, гдѣ жилъ Саблинъ, лежалъ подъ одѣяломъ раздѣтый Ротбекъ и спалъ крѣпкимъ пьянымъ сномъ. На столѣ подлѣ постели стоялъ сифонъ съ зельтерской водой и стаканъ крѣпкаго чая. Денщикъ Ротбека зналъ, что нужно его благородію въ такихъ случаяхъ.

Въ избѣ было сумрачно и сыро. Саблинъ подошелъ къ окну и сѣлъ на стулъ. За окномъ трепетала острыми листьями мокрая ива и металась, то закрывая стекла, то откидываясь въ сторону. Крупныя капли дождя сыпали по лужамъ и поднимали пузыри, которые тихо лопались. Никого не было видно на дорогѣ, и вся улица казалась вымершей и необитаемой. И вдругъ Саблина охватила та же щемящая, невыносимая скука, которая привела Корфа къ печальному концу. Онъ понялъ Корфа.

Вотъ такъ же пришелъ баронъ Корфъ къ себѣ въ избу, посмотрѣлъ на глину, на сѣрое небо, на дождь, на пузыри на лужахъ, представилось ему сѣрое глинистое поле, длинные ряды солдатскихъ спинъ, мокрыхъ, забрызганныхъ комьями грязи лошадиныхъ круповъ, далеко впереди поднятую шашку командира полка и понялъ, что такъ будетъ всегда. Всегда будетъ это поле, эти ряды, топотъ лошадиныхъ ногъ и фигура съ шашкой и заѣзды направо, налѣво и кругомъ, и хриплые звуки сигналовъ. И что бы ни было въ мірѣ, какъ бы ни трепетало отъ любви или радости, какъ бы ни было печально сердце — все равно сигналъ «налѣво кругомъ» и знакъ шашки командира полка будетъ метать по военному полю взадъ и впередъ. Сегодня, и завтра, и черезъ годъ, и черезъ десять, двадцать лѣтъ.

Первый разъ Саблинъ почувствовалъ скуку жизни въ полку. Всѣ интересы — или тутъ — какъ заѣзжали взводами, не было ли разрывовъ, въ норму ли шли, соблюдали ли интервалы между эскадронами или свѣтскія сплетни... Была у него дѣвушка, которая по-иному, по-новому, смотрѣла на жизнь, съ которою такъ хорошо было говорить, и онъ не съумѣлъ сберечь ее. Привыкшій къ тому, что женщины доступны, онъ оскорбилъ ее, и она ушла отъ него. Что ему осталось? Полковые интересы, держаніе направленія, вѣха на военномъ полѣ. Представилъ себѣ ее сейчасъ, эту сѣрую вѣху съ пучкомъ соломы на концѣ, стоящую на сѣромъ растоптанномъ военномъ полѣ. Низко стелются надъ полемъ тучи, колеблется и гнется подъ вѣтромъ голая, мокрая вѣха, тускло видна сѣрая лабораторная роща, а мимо какой-нибудь полкъ ходитъ въ резервной колоннѣ, высоко поднята шашка надъ головою мокраго командира полка и сипло звучитъ сигналъ.

Скука!

Можетъ быть, правъ баронъ Корфъ? Его лицо такъ величаво спокойно. Будто онъ услышалъ и узналъ въ послѣднюю минуту что-то такое важное и ободряющее. Была жизнь и нѣтъ жизни. Все это такъ просто. Выстрѣлъ. Такой глухой, что его даже рядомъ не слыхалъ денщикъ, тѣло еще страдаетъ и молитъ спасти и зоветъ маму, а душа уже знаетъ что-то важное и великое, что накладываетъ на лицо печать спокойствія, не знающаго скуки.

Почему бы и ему, Сашѣ Саблину, не попытаться такъ же просто перешагнуть черту, отдѣляющую видимое отъ незримаго?

Стало страшно пустой избы, храпящаго въ неловкой позѣ на спинѣ румянаго Ротбека, ивы, то надвигающейся острыми листами на стекло, то отметаемой въ сторону сумерекъ ненастнаго, вѣтренаго дня и надвигающейся свѣтлой, неразгаданной, длинной и скучной ночи.

«Такъ, Богъ знаетъ, до чего дойдешь!» — подумалъ Саблинъ, нахлобучилъ на голову мокрую фуражку, надѣлъ непромокаемое пальто и рѣшительно по лужамъ дороги и мокрымъ доскамъ троттуара пошелъ въ офицерское собраніе.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 197-203.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.