Церковный календарь
Новости


2018-07-21 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ (4-й) К. Н. Николаева (1939)
2018-07-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 30-е (25 октября 1917 г.)
2018-07-20 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ (3-й) К. Н. Николаева (1939)
2018-07-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 38-е (11 ноября 1917 г.)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 1-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 41-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 40-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 39-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Н. А. Соколовъ. Убійство въ Алапаевскѣ Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны (1925)
2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 22 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XLVIII.

Маруся написала письмо Саблину. Она хотѣла видѣть Государя Императора и провѣрить все то, что о немъ говорилъ Саблинъ. «Будетъ заря съ церемоніей и концертъ на воздухѣ, — писала Маруся, — говорятъ, что туда пускаютъ и постороннюю публику по билетамъ. Если это нетрудно устроить, достаньте мнѣ билетъ и оставьте его у швейцара дома г-жи Мартовой. Я буду вамъ очень благодарна. Послѣ поговоримъ, подѣлимся впечатлѣніями».

Простила! Простила! — чуть не громко кричалъ Саблинъ, читая эту записку. На зарѣ, послѣ зари онъ увидится съ нею, переговоритъ и все выяснитъ. Устроить билетъ было нетрудно, и Саблинъ въ радостномъ волненіи прожилъ тѣ двѣ недѣли, которыя отдѣляли его отъ дня, назначеннаго для высочайшаго объѣзда лагеря и «зари съ церемоніей».

Утро этого дня было еще туманное, но уже съ 10-ти часовъ засвѣтило яркое солнце, стало жарко, глинистыя дороги заблестѣли, какъ стальныя, и стали быстро просыхать. Вечеръ обѣщалъ быть великолѣпнымъ.

На правомъ флангѣ главнаго лагеря, гдѣ въ квадратныхъ домикахъ-палаткахъ стоитъ гвардія, на томъ мѣстѣ, гдѣ Царскосельское шоссе пересѣкаетъ переднюю линейку, у лѣваго фланга Л.-Гв. Семеновскаго полка, возлѣ церкви была построена неуклюжая дощатая трибуна для музыкантовъ и рядомъ съ нею трибуна поменьше для публики. Противъ нихъ, возлѣ березовой рощи была уже за недѣлю поставлена тройная интендантская палатка; валикъ, на которомъ она стояла, былъ выложенъ свѣжимъ дерномъ и кругомъ посажены цвѣты. Подлѣ было небольшое мѣсто, отгороженное веревками и предназначавшееся для публики почище. Сюда пускали по особымъ малиноваго цвѣта билетамъ. Такой билетъ и досталъ Саблинъ для Маруси.

Къ шести часамъ вечера трибуны наполнились зрителями. На тройкахъ, въ собственныхъ экипажахъ, на извозчикахъ и пѣшкомъ сходились сюда приглашенные. Ажурные зонтики и пестрые легкіе туалеты дамъ придавали красивый видъ трибунамъ и скрадывали простыя доски и землю, на которыхъ были поставлены стулья и скамейки. Линейка была вычищена и усыпана краснымъ пескомъ, у палатки стали красивые, какъ херувимы, стройные, затянутые въ спеціально для этого сшитые мундиры часовые юнкера Павловскаго училища. Музыканты и трубачи отъ всѣхъ полковъ лагеря, больше тысячи человѣкъ, устраивались на своей трибунѣ, разставляли пюпитры и сверкали ярко начищенными мѣдными инструментами. Впереди становилась рать барабанщиковъ и горнистовъ, которую устраивалъ старый барабанщикъ Л.-Гв. Гренадерскаго полка, солдатъ средняго роста, крѣпкій, приземистый, черноволосый съ большою, красиво расчесанной, черной, подернутой сѣдиною бородою — типичный русскій крестьянинъ.

Офицеры гвардейскихъ полковъ въ мундирахъ и серебряныхъ и золотыхъ портупеяхъ и перевязяхъ сходились по мѣрѣ того, какъ Государь объѣзжалъ лагерь, и становились по полкамъ, противъ палатки Государя.

Маруся глядѣла на небо съ сдвигающимися къ закату облаками, на широкія дали полей и темныхъ Стрѣльнинскихъ и Лиговскихъ лѣсовъ со сверкающею позади, какъ лезвіе меча, полосою Финскаго залива, къ которому медленно опускалось багрово-красное солнце.

Рядомъ съ Марусей сидѣлъ постоянный посѣтитель зари, извѣстный русскій артистъ К. Варламовъ, «дядя Костя», обращая на себя вниманіе своею толстою умиленной, замѣтною и знакомою всѣмъ фигурой.

Хорошо! Хорошо! — говорилъ онъ, вытирая платкомъ потъ со своей широкой лысины. — Ахъ, хороша матушка Россія. Красиво сверкаетъ крестъ на Красносельскомъ соборѣ, а облака-то, облака, точно нарочно Дубовской ихъ написалъ на этомъ синемъ небѣ! Ни на какія Ниццы или тамъ Швейцаріи не промѣняю я наше Красное Село. Смотрите — чистота воздуха какая! Кронштадтъ какъ отчетливо виденъ! Сіяетъ крыша Петергофскаго дворца. Чудятся волшебные фонтаны... Слышите... Чу!.. Государь Императоръ ѣдетъ.

Маруся прислушалась. Далеко влѣво гудѣла земля. Тысячи людей кричали «ура», и этотъ шумъ, долетая за двѣ версты, волновалъ и будилъ въ Марусѣ новыя, никогда не испытанныя чувства. Ей разсказывалъ ея братъ, что при приближеніи Государя какъ бы массовый гипнозъ нападалъ на людей, все сливалось въ одномъ умиленномъ обожаніи Царя. Ужъ она-то, Маруся, этому гипнозу никакъ не поддастся. Что ей Государь?! Но захолонуло ея сердце, когда услышала приближающійся ревъ голосовъ, и поняла его значеніе.

Шумъ становился ближе. Слышны стали звуки гимна и маршей, рѣзкіе отчетливые на ство отвѣты на привѣтствіе Государя и могучее русское «ура». Оно вспыхнуло въ Егерскомъ полку, загорѣлось у Измайловцевъ, въ артиллеріи... Черезъ шоссе переѣзжалъ верхомъ на могучемъ темно-гнѣдомъ конѣ Государь. Онъ былъ въ полковничьемъ Семеновскаго полка мундирѣ и въ голубой Андреевской лентѣ; рядомъ въ коляскѣ, à Daumont, запряженной четверкой лошадей, ѣхали обѣ императрицы, сопровождаемыя громадной свитой офицеровъ, генераловъ и иностранныхъ военныхъ агентовъ.

Маруся хотѣла сосредоточить все вниманіе на Государѣ, но невольно разсѣивалась. Конскія головы, парадные уборы всадниковъ, мѣховой вальтрапъ Государева сѣдла съ синими полосами по краямъ, красные доломаны гусаръ, сѣдой толстый генералъ съ сѣдыми подусками, въ голубой фуражкѣ, ни дать ни взять запорожецъ, соскочившій съ картины Рѣпина, юноша камеръ-пажъ, лейбъ-казакъ, конвойцы въ темно-синихъ черкескахъ — все казалось ей страницей изъ «Тысячи и одной ночи» или апоѳеозомъ волшебнаго балета. Это не была жизнь, потому что простая жизнь, зеленыя поля, холмы Краснаго Села, какъ виноградомъ, покрытыя малиной на высокихъ шестахъ, не допускали этой пестрой процессіи на великолѣпныхъ лошадяхъ, этого рева голосовъ, покрывающихъ звуки трубъ. Это было явленіе особаго порядка, явленіе иного міра. Государь проѣхалъ къ краю лагеря и оттуда галопомъ, сопровождаемый красиво скачущей свитой, вернулся и слѣзъ съ коня. Онъ остановился, окинулъ ясными глазами публику, поклонился на привѣтствіе толпы, повернулся кругомъ и поздоровался съ музыкантами. Онъ поднялся по ступенькамъ къ палаткѣ и, улыбаясь, говорилъ съ встрѣчавшими его здѣсь лицами свиты. Онъ закурилъ папиросу и вошелъ въ палатку. Маруся его близко видѣла. Не болѣе двадцати шаговъ отдѣляло ее отъ Государя. Она видѣла простое лицо съ чуть вздернутымъ носомъ, изъ-подъ котораго росли большіе усы, маленькую бородку, полныя бѣлыя руки. Государь улыбался и шутилъ съ какимъ-то старымъ генераломъ. У палатки, держась за спинку кресла и нервно чертя зонтикомъ по песку, стояла высокая, полная Императрица съ красными пятнами волненія на щекахъ. Маруся старательно подмѣчала каждую людскую мелочь въ Государѣ и Государынѣ, то, какъ бросилъ онъ въ цвѣты окурокъ, какъ сталъ за стуломъ Императрицы, когда она сѣла, какъ взялъ за подбородокъ дѣвочку, великую княжну, и что-то сказалъ ей, какъ говорилъ со своею сестрою Ольгой Александровной. «Да вѣдь все же это обыкновенное, людское, почти банальное», — говорила она себѣ, но переводила глаза на то, что окружало палатку, и чувствовала біеніе сердца. Тихо, какъ кошки, мягко ступая сапогами безъ каблуковъ, ходили стройные въ длинныхъ синихъ шитыхъ серебромъ черкескахъ конвойные казаки и два юнкера стояли у палатки неподвижные, точно не живые. Марусѣ показалось, что они даже не моргаютъ глазами. Одинаковые лицами, какъ родные братья, румяные, загорѣлые, съ пухлыми губами, надъ которыми легкою тѣнью стали пробиваться молодые усы, затянутые черными ремнями съ ярко горящими бляхами, съ напруженными ногами, откинувъ винтовки въ пріемѣ «на караулъ» по-ефрейторски, они замерли въ неподвижности, и не было замѣтно, чтобы они дышали.

Оркестръ игралъ пьесу за пьесой, а юнкера все стояли, не шевелясь, и на ихъ лицахъ было умиленное напряженіе. Кругомъ была свита, напротивъ плотнымъ квадратомъ стояли блестящіе офицеры, и тамъ былъ Саблинъ, Маруся знала это, но чувствовала, что теперь и Саблинъ, и эти юнкера, и все ничто передъ Государемъ. Такъ въ старину окруженные боярами, рындами и боярскими дѣтьми выходили московскіе цари. Съ далекаго Востока, изъ Византіи, пришла эта красота обряда, она отдалила царя отъ народа, сдѣлала его непонятнымъ и создала сказку о томъ, что Царь вѣнчанъ самимъ Богомъ на Царство. Пошевельнись юнкера, откинь или брось они ружье, и сказка разлетится въ прахъ и никто не повѣритъ, что Царь есть высшее существо, что Царь отъ Бога.

Но пьесу за пьесой играютъ музыканты, ниже спускается солнце, уже можно смотрѣть на его громадный огненный дискъ, а юнкера-часовые стоятъ все такъ же неподвижно, не моргаютъ прекрасные глаза юношей, и восторгъ и обожаніе застыли на ихъ лицахъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 207-211.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.