Церковный календарь
Новости


2018-04-26 / russportal
С. М. Соловьевъ. «Учебная книга Русской исторіи». Глава 52-я (1880)
2018-04-26 / russportal
С. М. Соловьевъ. «Учебная книга Русской исторіи». Глава 51-я (1880)
2018-04-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Крестъ — вѣрныхъ утвержденіе (1975)
2018-04-26 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Приближается день св. кн. Владиміра (1975)
2018-04-25 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 30-я (1861)
2018-04-25 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 29-я (1861)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 62-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 61-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 60-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 59-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 58-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 1-я, Гл. 57-я (1922)
2018-04-24 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 28-я (1861)
2018-04-24 / russportal
Свт. Григорій Нисскій. Объ устроеніи человѣка. Глава 27-я (1861)
2018-04-24 / russportal
Архіеп. Аверкій. Слово на актѣ Семинаріи въ 1963 г. (1975)
2018-04-24 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 26 апрѣля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

L.

Саблинъ со своего мѣста долго не могъ отыскать Марусю. Онъ уже началъ волноваться. Неужели обманула и не пріѣхала?

Посмотри, Павелъ Ивановичъ, рядомъ съ Варламовымъ какой свѣжачокъ сидитъ. Вотъ прелесть! Не знаешь, кто такая? — сказалъ Мацневъ, обращаясь къ Гриценкѣ.

Саблинъ посмотрѣлъ, куда указывалъ Мацневъ, и увидалъ Марусю.

Не знаю. Это новенькая. Хороша удивительно. Это не изъ казачьихъ ли дамъ? Тамъ много эту зиму свадебъ было.

Нѣтъ. Не похожа... Въ ней что-то особенное. Это не можетъ быть Самсонова?

Ну, Самсонова вонъ сидитъ, видишь, третья съ краю, съ Заботаревой и Миллеръ. Нѣтъ. Это не наша, не полковая. Видишь, какъ робко глядитъ.

Такую кралю не вредно было бы и полковой сдѣлать.

Это говорили про Марусю, и Саблину это было пріятно. Ему пріятно было сознавать, что онъ одинъ знаетъ, кто она, что, можетъ быть, она для него пріѣхала.

Онъ остался послѣ зори, дождался, когда разъѣхались офицеры, и тогда отыскалъ въ толпѣ Марусю.

Они пошли прямо по полю пѣшкомъ къ станціи.

Толпа обгоняла ихъ. Влѣво, по шоссе, вереницей тянулись къ вокзалу извозчики. Имъ не хотѣлось говорить на людяхъ. Каждый думалъ свои думы.

Марія Михайловна, — сказалъ Саблинъ, когда они вышли изъ вагона и сошли на дворъ Балтійскаго вокзала въ Петербургѣ, — могу я вамъ предложить погулять немного по набережной, если вы не устали и если никуда не торопитесь.

Съ удовольствіемъ, — сказала Маруся.

Они доѣхали до Сенатской площади, и тамъ Саблинъ отпустилъ извозчика.

Лѣтняя румяная заря догорала. Становилось темно. Луна еще не показывалась. Широкимъ бѣлымъ просторомъ разливалась передъ ними Нева. Вдали виднѣлся темный плашкоутный дворцовый мостъ. По всѣмъ направленіямъ мелькали зеленые и красные огни пароходныхъ фонарей. На набережной было пустынно и свѣжо. Пахло водою и смолою.

Ну какъ? Каковы ваши впечатлѣнія? — спросилъ Саблинъ.

Маруся повернула къ нему голову. Она была въ томъ же простомъ канотье съ алой лентой, въ которомъ ѣздила на Лахту.

Я еще не разобралась въ нихъ, — сказала она. — Я остаюсь при своемъ мнѣніи. Онъ такой же человѣкъ, какъ и мы съ вами. Видимо, добрый, ласковый, привѣтливый, не позеръ, но въ обстановкѣ, окружающей его, есть что-то, что волнуетъ.

Они замолчали. Онъ ничего не могъ сказать. Ихъ сердца не бились въ унисонъ, какъ въ прошломъ году послѣ парада у него и у Китти, гдѣ оба они одинаково просто и горячо боготворили Государя, не задумываясь ни о чемъ. Саблинъ почувствовалъ, что здѣсь была критика и анализъ, а къ такимъ предметамъ Саблинъ боялся подходить съ критикой.

Я думаю, — продолжала Маруся, — что если убрать эту обстановку, то не будетъ ни волненія, ни энтузіазма. Онъ мнѣ понравился. Я хочу видѣть его человѣкомъ.

На Петропавловскомъ соборѣ заиграли куранты. Маруся вздрогнула, робко взяла подъ руку Саблина и прижалась къ нему.

Какъ страшно, страшно, — сказала она совсѣмъ тихо, такъ что Саблинъ едва услыхалъ ея голосъ. — Скажите, Александръ Николаевичъ, почему нельзя царствовать не проливая крови? Почему нужны висѣлицы, тюрьмы, казематы, плети, ссылка, каторга какъ атрибуты власти?

Потому, что есть преступники, — холодно сказалъ Саблинъ.

Но развѣ преступникъ тотъ, кто думаетъ по-иному. Ну вотъ... Я иду съ вами по этой прекрасной гранитной набережной, я получила образованіе, я знаю, что такое наука и искусство, я познала красоту жизни, а когда подумаю, что есть мужики, глухая деревня, темные, голодные люди, вся жизнь которыхъ направлена лишь къ тому, чтобы утолить голодъ. Когда я подумаю объ этомъ страшномъ неравенствѣ людей, мнѣ жутко, Александръ Николаевичъ. Ужели эти мысли преступны?

За мысли не наказываютъ.

Но за слово. Если я пойду говорить это въ деревню, народу — это преступленіе? Да? Сегодня я видѣла одно, что меня такъ поразило. Этотъ старикъ, барабанщикъ, простой русскій мужикъ скомандовалъ, и Царь исполнилъ его команду. Потомъ онъ читалъ молитву, и Царь молился по его молитвѣ. Скажите, это нарочно придумано? Это сѵмволъ служенія Царя народу или это случайность? Или я не такъ поняла?

Саблинъ ничего не могъ отвѣтить. Онъ и самъ не зналъ этого. Онъ никогда надъ этимъ не задумывался.

Все было прекрасно, — говорила Маруся, — но какъ примирить это прекрасное... съ крѣпостью?

Марія Михайловна, не забудьте, что императоръ Александръ II убитъ злоумышленниками. Это убійство врядъ ли была воля народа, но воля маленькой кучки людей, воля партіи.

Но какъ же, Александръ Николаевичъ, народу выражать свое мнѣніе, иначе какъ не посредствомъ людей, посвятившихъ себя на служеніе ему, то есть партіи?

Развѣ народъ отъ себя, изъ своей среды избралъ этихъ людей, онъ поручалъ имъ убивать Государя? Сколько я помню, народъ былъ пораженъ и возмущенъ этимъ страшнымъ убійствомъ.

Мы не знаемъ подлинной души народа, она задавлена. При томъ полицейскомъ гнетѣ, который существуетъ по всей Россіи, развѣ можетъ народъ свободно выразить свою волю, свое одобреніе и неодобреніе? Александръ Николаевичъ, народъ теменъ. Вы не можете себѣ представить, какъ онъ теменъ, голоденъ и жалокъ. Его надо учить и просвѣщать. Надо всей интеллигенціи идти въ деревни, надо вамъ, офицерамъ, учить солдатъ, всѣмъ надо стать на работу.

Совершенно вѣрно, — согласился Саблинъ. Онъ шелъ, не глядя на Марусю, только слушая ее. Чѣмъ больше говорила она, тѣмъ дальше становилась отъ него. Она уже не была желанною, точно стѣна вырастала между ними, холодѣло сердце. Они шли рука съ рукой, а были дальше, нежели тогда, когда переписывались, не зная другъ друга. Маруся почувствовала этотъ холодъ. Она поняла, что зашла далеко, и спросила саму себя: — «Да вѣритъ ли она сама въ то, что говоритъ? Вѣритъ ли въ то, что образованіе и политическое воспитаніе дастъ счастье народу? Хотѣла бы она, чтобы этотъ прекрасный, съ благородной осанкой Государь, который умѣетъ держать себя передъ народомъ и знаетъ, кому что сказать, отъ одного слова котораго становятся счастливыми люди и вспоминаютъ это пустое, незначительное слово всю жизнь, который умѣетъ владѣть и пользоваться этимъ византійскимъ блескомъ, былъ бы убитъ? И вмѣсто него сталъ бы править государствомъ, какъ президентъ, умный и добрый Коржиковъ, неопрятный, въ коричневомъ пиджакѣ, комкающій свою рыжую бородку, но любящій народъ до самозабвенія». Она улыбнулась этой мысли. Но отказаться отъ того, что начала говорить, не хотѣла, рѣшила сдѣлать новую попытку. Они дошли до Фонтанки и повернули обратно. Лѣтнія бѣлесыя сумерки стлались надъ водою, переливавшею, какъ серебряная парча. Толпа народа вышла съ парохода, пришедшаго съ острововъ, и повалила въ улицы и на конки, другая толпа стремилась на пароходъ. Нѣкоторое время они шли среди людей, и говорить было неудобно. Въ эти минуты молчанія ей хотѣлось загладить то, что она сказала, прогнать холодъ, ставшій между ними, пригрѣться къ нему. Она тѣснѣе прижалась къ его рукѣ и ласково заглянула ему въ лицо. «Какой онъ милый! Благородный! Вотъ не согласенъ со мною, круто не согласенъ, можетъ быть, сердится на меня, а не кричитъ, не споритъ», — подумала она.

Александръ Николаевичъ, а что, если бы, скажемъ, самъ Царь оставилъ Дворецъ, придворныхъ, блестящую свиту, одѣлся простымъ пахаремъ и пошелъ бы въ народъ? Поселился въ избѣ, нанялся батракомъ, изучилъ все горе крестьянское и приступилъ къ новымъ реформамъ. Царь, зная по опыту все то, что нужно крестьянину, самъ далъ бы это, тогда и партіи стали бы не нужны, — сказала Маруся.

Тогда Царь пересталъ бы быть Царемъ. Царь не можетъ быть человѣкомъ. Народъ не приметъ и не пойметъ такого Царя. Онъ его не послушаетъ и не исполнитъ своего долга.

Маруся ничего не отвѣтила и вздохнула.

Богъ, — тихо продолжалъ Саблинъ, — послалъ на землю своего Сына, тоже Бога, Іисуса Христа. Богъ явился на землю какъ простой человѣкъ и пошелъ съ простыми людьми проповѣдовать свое святое ученіе. Народъ не принялъ Его и убилъ. Распялъ на крестѣ. Явись Христосъ во всей славѣ своей, съ ангелами и архангелами въ роскоши божественныхъ одеждъ и въ царственномъ величіи, и народъ, какъ самый святой законъ, исполнилъ бы Его малѣйшій приказъ, самую малѣйшую Его заповѣдь.

Вы вѣрите во все это? — тихо спросила Маруся.

Во что? — еще тише переспросилъ Саблинъ.

Въ то, что написано въ Евангеліи, — сказала, низко опуская голову, Маруся.

Какъ же не вѣрить?.. А вы?

Ахъ, не знаю... Не знаю!.. Смутно у меня на душѣ. Сегодня эта молитва въ полѣ, раньше вы, Александръ Николаевичъ, вы разбудили во мнѣ новыя чувства, новыя мысли, такія, какихъ я не знала.

Вы не вѣрите въ Бога?

Скажите, — быстро спросила Маруся, — скажите, почему же Христосъ явился простымъ человѣкомъ, а не Богомъ и не Царемъ? Почему Онъ проповѣдовалъ, а не законодательствовалъ, почему онъ училъ, а не приказывалъ?

Онъ хотѣлъ, чтобы люди добровольно приняли его заповѣдь, приняли въ сердцѣ своемъ, внутри себя и вѣчно ею руководствовались. Приказъ, исполненіе по приказу, силою, не удовлетворяло Христа, и онъ пошелъ инымъ путемъ.

Вы глубоко вѣрите, — сказала Маруся. — Я вижу васъ. У васъ такъ просто въ вашемъ мозгу. Стоятъ перегородки, сдѣланы ящики, написаны ярлычки. Богъ, церковь, свѣчи, иконы, поклоны. Царь, преданность, парады. Полкъ, мундиръ, честь мундира. Полковая семья, семья вообще. Позволено — не позволено, можно — нельзя...

А у васъ?

Она засмѣялась. Искренно, чисто засмѣялась надъ самою собой.

У меня, Александръ Николаевичъ, — хаосъ. Я сама не знаю, что такое у меня.

А учить хотите, — сказалъ онъ съ укоризной. — Развѣ можно учить чему-либо, когда не знаешь чему.

А если хочешь, страшно хочешь, до самозабвенія.

Чего хочешь?

Правды.

А вы знаете ее, правду-то?

Ну такъ, чтобы всѣмъ было хорошо.

А вы знаете, что такое всѣмъ хорошо. И, можетъ быть, то, что мнѣ хорошо, вамъ худо.

Ахъ, я перенесла бы и худо, чтобы вамъ было хорошо! — Это вырвалось у нея невольно.

Саблинъ посмотрѣлъ на нее. Она показалась ему милымъ ребенкомъ, жмущимся къ нему въ тревогѣ и тоскѣ и ищущимъ у него опоры. Какъ только посмотрѣлъ на нее — почувствовалъ, что холодъ противорѣчія прошелъ и мужчина проснулся въ немъ. О! Кто бы ни была она, хоть преступница, но цѣловать эти самыя губы, эти зубы, даже и въ темнотѣ ночи сверкающіе перламутромъ, и смотрѣть, смотрѣть въ эти темные бархатные глаза!!!

Мѣдный всадникъ, взметнувшій коня надъ каменной глыбой, смотрѣлъ на нихъ, сзади били куранты, перекликались свистками пароходы, и одинъ свистѣлъ пронзительно и тонко, а другой отвѣчалъ ему густымъ сиплымъ басомъ. Было поздно. Сколько часовъ — она не знала.

Который часъ? — спросила она.

Половина перваго, — сказалъ Саблинъ.

Боже мой! Какъ поздно! Мнѣ пора. Вы здѣсь живете. Я хочу видѣть вашъ домъ. Это далеко?

Они перешли черезъ площадь. Тополя бульвара таинственно шумѣли надъ ними. Темныя, пустыя и непривѣтливыя стояли казармы. Сыростью и холодомъ вѣяло отъ нихъ. Ей стало жалко его.

Они дошли до извозчика.

Ну, до свиданія, Александръ Николаевичъ. Спасибо большое вамъ за то, что доставили мнѣ столько удовольствія, я никогда не забуду той сказки, которую я сегодня видѣла.

Когда же мы съ вами увидимся? — спросилъ онъ, усаживая ее въ пролетку и застегивая фартукъ.

Когда? Не знаю. Когда хотите. Намъ есть о чемъ потолковать.

Марія Михайловна, — сказалъ онъ просто, — пріѣзжайте ко мнѣ. Вотъ я здѣсь живу, во второмъ этажѣ. Потолкуемъ тихо, наединѣ. Ну что вамъ стоитъ? Осчастливьте мое солдатское житье.

Она колебалась. Онъ взялъ ея маленькую руку въ простой лайковой темной перчаткѣ.

Марія Михайловна, ну будьте милой. Я покажу вамъ исторію нашего полка, я покажу вамъ картины прошлаго, и тогда, когда вы узнаете наше прошлое, вы поймете и настоящее. Мы переписывались и спорили съ вами, мы съ вами почти ссорились, но мы не знаемъ другъ друга... Мы не знаемъ, почему мы такіе. Ну, будьте доброй. Прошу васъ. На полчаса.

Она улыбнулась.

Какой день сегодня? — спросила она.

Пятница.

Хорошо. Въ пятницу на одну минуту. Въ семь часовъ.

Спасибо, милая Марія Михайловна. Ровно въ семь я буду слушать шаги вашихъ ножекъ у ступеней моей хижины.

До свиданія, Александръ Николаевичъ. Извозчикъ, трогай.

Онъ провожалъ ее глазами, пока пролетка не скрылась за поворотомъ. Все ликовало въ его душѣ...

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 214-220.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.