Церковный календарь
Новости


2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 7-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 6-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 108-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 49-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Что дѣлать малому стаду? (1992)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматизація Сергіанства (1992)
2018-10-20 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Харизмат. возрожденіе" какъ знаменіе времени (1991)
2018-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). НЛО въ свѣтѣ православной вѣры (1991)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 21 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ I. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

LXXI.

Извозчикъ, привезшій Коржикова, стоялъ у подъѣзда. Измученная лошадь дымила на дождѣ густымъ паромъ, извозчикъ въ мокрой глянцевой клеенчатой накидкѣ ходилъ подлѣ.

Какъ хотите, баринъ, — заговорилъ онъ, когда Коржиковъ указалъ Саблину на извозчика, — а дальше я не поѣду. Вишь, лошадь совсѣмъ заморилась. Куда же! Нѣтъ, увольте!

Да вы довезите меня хотя до перваго извозчика. Я полтинникъ прибавлю, — сказалъ Коржиковъ. — И, ради Бога, скорѣе!

Они сѣли и поѣхали. Оба молчали. Саблина стѣсняло его новое, сизаго цвѣта элегантное пальто, цвѣтная яркая фуражка и весь его холеный видъ рядомъ съ этимъ потертымъ рыжимъ человѣкомъ, забившимся въ уголъ пролетки. «Мужъ и любовникъ ѣдутъ рядомъ», — думалъ Саблинъ, и гадливое чувство подымалось въ душѣ. — «А какое же чувство должно быть у него ко мнѣ? Для чего я ѣду? Для того, чтобы этотъ господинъ привелъ меня къ Марусѣ, можетъ быть, и правда страдающей, и ткнулъ меня носомъ, какъ тыкаютъ провинившагося щенка, и сталъ бы меня упрекать. На, молъ, смотри, что ты сдѣлалъ!..»

Они перемѣнили извозчика, сѣли безъ торга за три рубля и покатили дальше. Между спиной извозчика и верхомъ пролетки былъ виденъ мокрый Невскій. Было сумрачно отъ тучъ, троттуары чернѣли длинными вереницами зонтиковъ, впереди блестѣли мокрыя пролетки съ поднятыми верхами. Они обогнали конки, стоявшія на разъѣздѣ. Саблину почему-то особенно примѣтились потныя сѣрыя лошади со всклокоченной шерстью, тяжело поводившія боками. Навстрѣчу, звеня и громыхая, неслись три другихъ вагона, и маленькія, прочно сбитыя, плотныя лошади съ облипшей шерстью громко цокали подковами по мокрымъ булыжникамъ. У Николаевскаго вокзала ихъ объѣзжали громадныя черныя съ жолтымъ платформы, запряженныя четверками отличныхъ сытыхъ лошадей. Ямщикъ въ черномъ азямѣ и шапкѣ съ павлиньими перьями сидѣлъ на козлахъ. На тюкахъ и ящикахъ почтовыхъ посылокъ, накрытыхъ брезентомъ, лежали почтальоны и чему-то смѣялись.

«Почему я все это такъ теперь примѣчаю? — подумалъ Саблинъ. — Можетъ быть, я это вижу въ послѣдній разъ. Куда везетъ меня этотъ Коржиковъ, не завезетъ ли куда-нибудь на окраину города, гдѣ вмѣсто Маруси меня ожидаетъ Любовинъ, и они покончатъ со мною? Я и револьвера не захватилъ». Одну минуту его охватило желаніе остановить извозчика, соскочить съ него и оставить Коржикова въ дуракахъ. Но ему стало совѣстно показать свою трусость, и онъ посмотрѣлъ искоса на своего сосѣда. Онъ сидѣлъ въ углу и думалъ какую-то свою невеселую думу. Лицо Коржикова было такъ печально, и самъ онъ выглядѣлъ такимъ ничтожнымъ, нахохлившимся воробьемъ, что Саблину смѣшнымъ показались всѣ его мысли о томъ, что его везутъ въ западню. Саблинъ сталъ думать о Марусѣ. «Какая она теперь? Какъ приметъ? Правда ли, что умираетъ, и если умираетъ, то отъ чего? А можетъ быть, просто соскучилась и придумала способъ съ нимъ повидаться. Гдѣ ея братъ?» Этотъ господинъ все знаетъ, но языкъ не поворачивался заговорить съ нимъ. «Хорошо, что идетъ дождь, — подумалъ Саблинъ, — а то красивую картину представляемъ мы оба на одномъ извозчикѣ».

«Мужъ и любовникъ».

Онъ хотѣлъ вспомнить Марусю, но образъ ея, затемненный образомъ Вѣры Константиновны, уже стерся. Осталось воспоминаніе о чемъ-то нѣжномъ и вмѣстѣ съ тѣмъ жуткомъ и жгучемъ, да рѣзко вставала въ памяти послѣдняя сцена. Любовинъ въ шинели, его грубыя руки, схватившія его за рубашку, ругательства и выстрѣлъ. «Какъ это все тяжело, — думалъ Саблинъ. — Господи! Хоть бы скорѣе конецъ всей этой исторіи. Какъ долго мы ѣдемъ. Мнѣ кажется, я никогда не былъ на этихъ пустынныхъ улицахъ».

Каменную мостовую смѣнило грязное разбитое шоссе, по сторонамъ потянулись заросшія канавы, деревянные троттуары, низкіе домики, кое-гдѣ жалкіе палисадники, изъ которыхъ торчали мокрыя ивы и чахлыя березы. Наконецъ Коржиковъ остановилъ извозчика, вылѣзъ, расплатился и сталъ звонить у небольшого крылечка одноэтажнаго желтой охрой крашеннаго дома въ три окна.

Саблинъ стоялъ сзади. На него нашло полное безразличіе. Онъ не подумалъ о томъ, что ему слѣдовало заплатить извозчику, а не этому, видимо небогатому, человѣку, что въ этой глухой мѣстности онъ не достанетъ извозчика и что надо бы задержать этого. Онъ машинально и бездумно слѣдовалъ за Коржиковымъ.

Сѣдая простоволосая женщина отворила имъ. Коржиковъ прошелъ впередъ. Они очутились въ небольшихъ узкихъ сѣняхъ, оклеенныхъ старыми, мѣстами отстающими, коричневато-желтыми обоями. Стоялъ сундукъ, накрытый истертымъ ковромъ, висѣло зеркало въ ясеневой рамѣ и подъ нимъ полочка. Въ сѣняхъ было сыро, пахло свѣжей капустой и пригорѣлымъ лукомъ. Саблинъ послѣдовалъ примѣру Коржикова и снялъ пальто и фуражку. Зеркало отразило его красивую фигуру въ изящномъ вицъ-мундирѣ и узкихъ рейтузахъ, такую неумѣстную здѣсь.

Ну что? — спросилъ Коржиковъ тревожнымъ шепотомъ у старухи, которая стояла, опершись кулакомъ въ подбородокъ, и смотрѣла старыми выцвѣтшими глазами на Саблина.

Сейчасъ затихла. Все васъ ждала. Думала, не дождется. Кончается.

Идемте, — сказалъ Коржиковъ. Они прошли въ столовую, гдѣ былъ столъ, накрытый бѣлой клеенкой съ узорами. На окнѣ стояла герань, и надъ нею въ клѣткѣ прыгали чижикъ и канарейка.

Подождите одну минуту, — прошепталъ Коржиковъ и на цыпочкахъ прошелъ въ дальнюю комнату.

Сердце Саблина сжималось тоскою по Марусѣ. Рѣзкій запахъ капусты и лука раздражалъ его и мѣшалъ представить Марусю такъ, какъ надо. Мундиръ и фуражка, которую онъ по военной привычкѣ держалъ въ рукахъ, казались нелѣпыми въ низкой комнатѣ съ окномъ съ геранями и канарейками. Минуты тянулись медленно. Ихъ отбивалъ плоскій мѣдный маятникъ большихъ бѣлыхъ деревянныхъ часовъ съ гирями, висѣвшихъ на стѣнѣ.

Пожалуйте, — сказалъ Коржиковъ.

Въ комнатѣ, куда они прошли, былъ полумракъ. Бѣлая штора была опущена, и сѣрый день скупо пропускалъ черезъ нее бѣлесоватый свѣтъ. У стѣны на низкой желѣзной кровати, по грудь накрытая простымъ сѣрымъ байковымъ одѣяломъ, на низкихъ бѣлыхъ подушкахъ лежала Маруся. Распущенные черные волосы волнистыми прядями разсыпались по подушкѣ, и окруженное ими бѣлое лицо казалось еще бѣлѣе. Тонкій носъ обострился, губы едва намѣчались фіолетовыми полосками. И только въ глазахъ, громадныхъ, лучистыхъ, черно-синихъ, устремленныхъ на Саблина, была еще жизнь. Тонкія бѣлыя руки поднялись надъ одѣяломъ навстрѣчу Саблину.

Ну вотъ... Пришелъ... Я знала, что придешь... Какъ хорошо!..

Саблинъ нагнулся къ ней. Она охватила его шею руками и старалась прижать его къ себѣ. Слезы омочили щеки Саблина. Она плакала.

Ничего... Ничего... — сказала она. — Посмотри.

Она указала глазами на уголъ у печки, гдѣ въ старомъ клеенчатомъ креслѣ, на какомъ-то тряпьѣ, устроенномъ наподобіе гнѣзда, лежалъ красный, сморщенный, съ тонкими руками и ногами, тихо шевелившійся, какъ паучокъ, младенецъ.

Твой! — прошептала она. — Твой! Ты счастливъ? Да? Возьми его... Воспитай!.. Онъ твой...

Саблинъ перевелъ глаза на Марусю. Ея глаза потухали. Руки безпокойно шарили по одѣялу, пальцы сжимались и разжимались. Она точно искала что-то на одѣялѣ и хотѣла схватить. Жизнь покидала ее.

Глаза стали синими. Зрачокъ уменьшился. Но любовь все также горѣла въ нихъ.

Мой принцъ! — съ тоскою и страстью прошептала Маруся... — Мои принцъ!.. — и заплакала. Губы обнажили два ряда стиснутыхъ бѣлыхъ зубовъ. Саблинъ нагнулся, чтобы поцѣловать ея губы. Онѣ были холодны и жестки. Онъ отшатнулся.

Губы опять зашевелились. Маруся приподнялась, лицо ея стало прекрасно, точно выточенное изъ мрамора, волосы закрыли всю спину, и оттѣнили исхудалую тонкую шею и бѣлую рубашку.

Мой принцъ! — Она упала на подушки и затихла. Глаза еще разъ открылись на Саблина, но жизни въ нихъ уже не было. Они были тусклые и темные. Метнулись черныя, густыя рѣсницы и легли суровыми тѣнями на вѣки, и вѣки сомкнулись.

Саблинъ стоялъ, не зная что дѣлать. У окна нервно плакалъ Коржиковъ. Онъ повернулся къ постели Маруси, подошелъ къ ней и сложилъ на груди мертвыя руки. Въ углу завозился и заплакалъ ребенокъ.

Уходите! Ну! Уходите же! — сказалъ Коржиковъ, со страшною ненавистью глядя на Саблина. — Я вамъ говорю — уходите!

Саблинъ пошелъ на носкахъ въ столовую. Коржиковъ шелъ за нимъ. Въ столовой Саблинъ остановился. Изъ тихой спальни Маруси доносился безпокойный плачъ ребенка. Саблинъ представилъ его себѣ краснаго, ворочающаго руками и ногами, какъ паучокъ, и вдругъ что-то вспомнилъ нужное и тяжелое.

А мой ребенокъ? — сказалъ онъ, глядя на Коржикова. — Она просила...

Что!.. — закричалъ Коржиковъ, сжимая кулаки. — Никогда не вашъ ребенокъ! Слышите! Я мужъ. Я законный мужъ ея. По закону ребенокъ мой. Понимаете! А вы кто? Кто вы такое!

Саблинъ молчалъ. Тупая боль сжимала ему сердце. Онъ рѣшительно не зналъ, что ему надо дѣлать.

Ну! — крикнулъ Коржиковъ со злобою. — Скоро ли вы тутъ! Убирайтесь... Да скорѣе!..

Саблинъ повернулся и пошелъ въ прихожую. Нелѣпо и пошло серебрянымъ звономъ звенѣли шпоры, канарейка и чижикъ испуганно забились въ клѣткѣ. Пошлый мѣщанскій запахъ пригорѣлаго лука и капусты билъ въ носъ. Въ сѣняхъ на желѣзной вѣшалкѣ нагло сверкали металлическіе погоны его новаго пальто. Все казалось дикимъ и нелѣпымъ сномъ. Онъ торопливо напялилъ на себя пальто и вышелъ на улицу.

Мелкій холодный дождь билъ по лицу и рукамъ. Темное шоссе, покрытое лужами, было пустынно. Ни одного извозчика не было видно на немъ. Саблинъ торопливо, неровною походкою шелъ по скользкимъ доскамъ деревяннаго троттуара. Въ головѣ было пусто, и сквозь мозги его прорѣзывался звенящій, какъ колоколъ, и больной, какъ бичъ, возгласъ Маруси, полный страстной любви и муки:

Мой принцъ!.. Мой принцъ!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ I: Первая и вторая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 309-314.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.