Церковный календарь
Новости


2018-09-24 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Особое мнѣніе Ѳ. Д. Самарина (1906)
2018-09-24 / russportal
Предсобор. Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №4 (22 марта 1906 г.)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Приложеніе къ дѣянію 92-му (1999)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 92-й (24 февраля 1918 г.)
2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ II. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

III.

Любовинъ кончилъ разсказъ. Въ низкой квадратной комнатѣ наступила долгая тишина.

Курили, молчали. На простомъ столѣ стояли стаканы съ блѣднымъ, давно остывшимъ чаемъ и лежали куски сѣроватаго хлѣба. Въ широкое, составленное изъ трехъ оконъ окно лились желтые лучи заходящаго солнца и панорама горъ сверкала вдали, ежесекундно мѣняя окраску.

Выходитъ, товарищъ, — наконецъ, сказалъ Варнаковъ, — что вы вовсе и не политическій?

Любовинъ ничего не отвѣтилъ.

Вы убили, — продолжалъ Варнаковъ, попыхивая папиросой, — изъ мести, за поруганную сестру. Вы своимъ убійствомъ помѣшали, быть можетъ, большой и полезной работѣ, которую она вела, жертвуя собою. Мнѣ интерессно было бы все таки ближе познакомиться съ вами, узнать ваши политическія убѣжденія. Такіе конченные люди иногда могутъ быть намъ полезны. Товарищъ Ѳедоръ проситъ за васъ. Располагайтесь здѣсь, какъ-нибудь васъ устроимъ. Вы что умѣете дѣлать?

Любовинъ не понялъ вопроса.

То есть, въ какомъ смыслѣ? — спросилъ онъ.

Ну, брошюру составить съумѣете, экстрактъ изъ книги, или лекцій?

Не пробовалъ, думаю, что не выйдетъ.

Да вы чѣмъ послѣднее время были?

Эскадроннымъ писаремъ.

Почеркъ хорошій имѣете?

/с. 12/ — Ничего себѣ. Вотъ я могъ бы набирать, — косясь на печатный станокъ, стоявшій въ углу сказалъ Любовинъ, — или при машинѣ быть, я одно время, при отцѣ слесарилъ.

Ну и ладно. Тамъ посмотримъ.

Любовинъ остался жить въ той же комнатѣ.

Прошло три недѣли. Наступала швейцарская весна, налетала шумными вихрями, ѣла снѣгъ теплыми быстролетными дождями, шумѣла бѣлопѣнными шумными водопадами, неслась по долинамъ ручьями и рѣками и отовсюду выпирала бѣлыми и лиловыми подснѣжниками, робкими съ желтой коронкой, низкими примаверами, разсыпалась по болотамъ бѣлыми, похожими на опущенные внизъ тюльпаны колокольчиками и высматривала лиловыми душистыми фіалками.

Любовинъ съ Бедламовымъ сидѣли у открытаго окна. Въ окно вливалось пѣніе жаворонковъ въ поляхъ, чириканіе синицъ и пѣсня зябликовъ, гдѣ то въ лѣсу звонко перекликались дрозды и горное эхо вторило имъ. Внизу бурно шумѣла весна, проносясь потоками и смывая съ улицъ остатки рыхлаго ноздреватаго снѣга. Любовинъ всѣмъ тѣломъ чувствовалъ весну и ея томленіе и тосковалъ по далекой Родинѣ.

Скучаете, товарищъ? — сказалъ Бедламовъ. Теплая нотка искренняго участія слышалась въ его голосѣ.

Да, — сказалъ Любовинъ.

Всегда ровный, задумчивый Бедламовъ ему нравился. Въ немъ онъ видѣлъ ту самую тоску, исканіе чего то особеннаго, которая грызла и его.

Тяжело мнѣ здѣсь.

Говорите, товарищъ, легче будетъ. А я имѣю порученіе переговорить съ вами о дѣлѣ. Вотъ и побесѣдуемъ.

Тошно мнѣ... Вы понимаете, — красиво тутъ, весна, птицы, духъ какой, а не по нашему. Постъ теперь. Маруся, поди, съ кухаркой жаворонковъ бы напекла, оладій къ воскресенью и пришелъ бы я. Такъ это чисто, тепло, хорошо у насъ было. Отецъ сидитъ подлѣ самовара, на блюдцѣ стеклянномъ малиновое варенье стоитъ, сахаръ кусковой въ синемъ граненомъ бокаликѣ. Еще отецъ любилъ, чтобы у иконы лампадка теплилась. Маруся всегда зажигала...

Вы вѣрующій?

Нѣтъ, — коротко сказалъ Любовинъ и замолчалъ.

/с. 13/ — Ну, а на службѣ? — тихо, сказалъ Бедламовъ. — Развѣ было вамъ хорошо?

И на службѣ ничего. Сначала, дѣйствительно, тяжело было. Рано вставать, на уборку ходить, тянуться. А тоже были и славные ребята. Вечеромъ, соберемся на спѣвку и, такъ это трогательно выходило, товарищъ. Былъ у насъ солдатикъ Рыбинъ, безъ малаго сажень росту, басомъ пѣлъ, неграмотный, дубина, ну мужикъ совсѣмъ, ничего не понималъ, а станетъ въ хорѣ октаву держать, слѣдитъ за мной, за моими руками и въ тонъ всегда подаетъ — ну, прямо, инструментъ.

Тоскуете по полку?

Этого нѣтъ... А иногда... Вотъ еще мѣсяцъ пройдетъ, на Петровскомъ острову, или въ Екатерингофѣ гулянья пойдутъ, дѣвушекъ тьма, чувствуешь, что мундиръ пользу даетъ.

Ну, слушайте, — сказалъ Бедламовъ. Помолчалъ немного, раскурилъ папиросу и тихо шопотомъ началъ: — Вотъ въ чемъ дѣло. Третьяго дня въ исполнительномъ комитетѣ рѣшено васъ все таки въ партію писать. Наша партія кажется скоро расколется: на меньшевиковъ и большевиковъ. Мы рѣшили примкнуть къ большевикамъ. У нихъ, товарищъ, дѣло и все ясно. Ваши взгляды, пожалуй, скорѣе къ меньшевикамъ подошли бы, очень уже вы буржуазны, но втянуло васъ, самою жизнью къ намъ и послѣ доклада о васъ товарища Варнакова и письма товарища Ѳедора, который поручился за васъ мнѣ поручено съ вами позанятся. Наша партія очень могущественна. Догмы ея вы узнаете отъ нашего вождя, я сведу васъ на митингъ, но вы должны знать сущность нашей организаціи. Мы задались цѣлью перестроить весь міръ на новыхъ началахъ. Мы не Россіей заняты, Россія это подробность и намъ нужны люди повсюду. Кто попалъ въ партію, кто проникъ въ ея тайны, тому возврата нѣтъ. Онъ слѣпое орудіе. Вожди, которымъ все открыто, тѣ многое могутъ дерзать. Говорятъ, что нашъ въ связи съ охраннымъ отдѣленіемъ, что онъ выдаетъ что нужно Царской полиціи. Можетъ быть. Но мы ему вѣримъ. Наши враги — меньшевики и для него всѣ средства хороши. Это борьба, товарищъ Викторъ, борьба болѣе жестокая нежели война... У насъ есть люди... Да, если имъ прикажутъ /с. 14/ уничтожить кого — онъ долженъ не колеблясь уничтожить... ну, а если поколеблется, исчезнетъ самъ... Вы поблѣднѣли, товарищъ. Не бойтесь, — этой роли вамъ не дадутъ. Мы то васъ поняли. Говорю къ тому, что, если проболтаетесь, или, сохрани Боже, снюхаетесь съ кѣмъ не надо — конецъ — пощады не будетъ. Мы посмотримъ вашу работу и увидимъ къ чему вы способны. Но съ сегодняшняго дня, помните одно, — вы до гробовой доски намъ преданы. Та преданность Государю, которой васъ учили офицера ничто по сравненію съ тѣмъ, чего требуемъ мы. Поняли?

У Любовина темнѣло въ глазахъ. Дыханіе его стало прерывистымъ.

Вамъ, повторяю, — сказалъ Бедламовъ — ничего такого не поручатъ. Для этого у насъ, или люди стальной воли, дѣвушки, увѣровавшія въ наше ученіе, какъ Лена, или потерянные, которымъ все равно кончать съ собою, неврастеники, сифилитики, безумные съ навязчивыми идеями — мы ихъ используемъ. Этого быдла у насъ не мало. Но, помните, съ сегодняшняго дня у васъ ничего своего. Я не говорю о собственности матерьяльной, — это подробность. Но ни своихъ мыслей, ни своихъ убѣжденій, ни своей воли, ни своей вѣры: — все партійное. Какъ, — этому мы постепенно васъ научимъ.

Съ этого дня Любовину дали работу. Онъ запечатывалъ листки, надписывалъ адреса на конвертахъ, носилъ на почту, иногда разносилъ, или развозилъ на велосипедѣ по окрестнымъ деревнямъ. Онъ скоро замѣтилъ, что никто изъ партіи не живетъ подъ своимъ именемъ. Онъ несъ пакетъ человѣку съ Русскимъ именемъ и отчествомъ, съ Русской фамиліей, а его встрѣчалъ типичный еврей и отзывался на условный пароль и росписывался Русскимъ именемъ. Чѣмъ выше было положеніе лица, чѣмъ роскошнѣе жило оно, тѣмъ вѣрнѣе находилъ Любовинъ еврея и это заставляло его задумываться, но онъ чувствовалъ слѣжку за собою и скоро сталъ бояться самыхъ мыслей своихъ.

Его жизнь была тяжелой, мрачной, онъ совсѣмъ бы погибъ, еслибы ему не помогла товарищъ Лена, и не пріѣхалъ Коржиковъ съ маленькимъ сыномъ Маруси — Викторомъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ II: Третья и четвертая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 11-14.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.