Церковный календарь
Новости


2018-11-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 4-я (1922)
2018-11-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 3-я (1922)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ первый день Пасхи (1883)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Ди Пи въ Канадѣ (1975)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ. Видѣнія Св. Руси на просторахъ Канады (1975)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 5-е основаніе (1992)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 4-е основаніе (1992)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 20 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 4.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА КЪ КРАСНОМУ ЗНАМЕНИ, 1894-1921.
(Романъ въ 4-хъ томахъ. Изданіе 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ, 1922 г.).

ТОМЪ II. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

VI.

Здравствуйте, товарищи! здравствуйте, товарищъ Ѳедоръ. Ну и дайте мнѣ пожать вашу руку. О! какой восторгъ охватываетъ мое пламенѣющее сердце! Ну и здравствуйте, товарищъ Викторъ. Ну и почему вы такой пасмурный, когда наконецъ мы у порога нашей побѣды!

Онъ поздоровался съ Коржиковымъ и Любовинымъ и сталъ на фонѣ окна, опираясь на подоконникъ и скрестивши на груди руки.

Ой! какъ хорошо! Ну вы, конечно, знаете — война! Война научитъ людей презирать жизнь, научитъ людей убивать. Вы понимаете, это главное, остальное все готово.

Вы забываете, товарищъ Бродманъ, — сказалъ Любовинъ, останавливаясь у двери и припирая ее, — что въ сердцахъ людей есть еще любовь. Война еще не значитъ — ненависть.

Больное чувство зародилось въ немъ и жуткая струна звенѣла въ его сердцѣ, казавшемся опустошеннымъ до дна. Точно эта бесѣда съ Коржиковымъ порвала тѣ послѣднія нити, которыя оставались въ немъ и привязывали его къ жизни. До этого разговора онъ все еще вѣрилъ, что соціалисты противъ смертной казни, противъ крови и насилія.

Любовь?.. Странный вы человѣкъ, товарищъ Викторъ. Любовь, это похоть. И вы, — интеллигенція Рус/с. 26/ская, вы, писатели Русскіе, давно свалили въ помойную яму чувство любви. Вы всегда любите говорить, что это все сдѣлали евреи. Ну и гдѣ же евреи? Вы вѣроятно помните «Бездну» Леонида Андреева. А? Сладострастно просмакованная штучка. Неправда-ли? Вы помните, какъ слюнявые гимназисты читали «Бездну» и «Бездна» кое-кого увлекла? А? Помните «огарочниковъ» 1905 года, помните Русскихъ блѣдныхъ дѣвушекъ съ подсиненными вѣками, которыя отдавались направо и налѣво, а потомъ гордо уходили изъ жизни? Отъ «Крейцеровой Сонаты» Толстого, къ «Безднѣ» Леонида Андреева и «Санину» и «У послѣдней черты» Арцыбашева, — вы видите это большая работа. Литература отраженіе жизни. И Санинъ — идейный большевикъ и такими мы должны стать.

Зачѣмъ? — глухо спросилъ Любовинъ.

Какъ зачѣмъ? А чтобы наплевать въ самое сердце людей, вытравить изъ него то, что влечетъ ихъ на подвиги.

У Русскаго народа съ его неприличной руганью это уже давно сдѣлано, — сказалъ Любовинъ.

Что народъ? Стадо скотовъ! Надо вытравить слѣды этого рыцарства у тѣхъ, кто ведетъ этотъ народъ, и въ этомъ отношеніи товарищъ Яковъ правъ, — сказалъ Коржиковъ.

Но у простого народа есть религія, — сказалъ Любовинъ.

Онъ ненавидѣлъ густою страшною ненавистью въ эти минуты и Коржикова, и Бродмана.

Бродманъ засвисталъ.

Ну и что вы говорите, товарищъ Викторъ, смѣху подобно! Религія? Ну и кто теперь вѣруетъ? Посмотрите, что дѣлается у храмовъ? Внутри — старики и старухи, а подлѣ толпа парней и дѣвокъ. Смѣхъ, шутки, ругань, гулянье, деревенскій флиртъ. Ну и это, вы скажете, религія? Вы скажете Русскій народъ — вѣрующій народъ... Ничего подобнаго. Ну и какая деревенская дѣвушка до брака не имѣла ребенка? И вы скажете послѣ этого — бракъ таинство. Въ Русскомъ народѣ давно нѣтъ таинствъ. Это намъ очень хорошо извѣстно.

Хорошо, — сказалъ Любовинъ, — допустимъ, что все, о чемъ мы говорили съ Ѳедоромъ Ѳедоровичемъ сейчасъ, удастся. Допустимъ, что мы станемъ у власти. Кто пойдетъ къ намъ?

/с. 27/ — Ну о чемъ думать, товарищъ Викторъ? Ну и что вы не знаете Русскаго народа? Это у насъ, въ Россіи, говорится: — было бы болотное мѣсто, а черти найдутся, ну я вамъ такъ скажу: — явится власть, а подлецы и подхалимы, лакеи революціи, найдутся. Прикормимъ. Человѣкъ самое подлое животное въ мірѣ, а Русскій особенно. И знаете: — не только найдутся, но руки будутъ намъ цѣловать, славословить насъ, въ газетахъ такія статьи печатать!

Кто? — устало сказалъ Любовинъ. — Чернь, холуи, хамы!

Нѣтъ, товарищъ, — съ убѣжденіемъ сказалъ Бродманъ, — профессора, ученые, вельможи, князья, артисты, писатели.

Но кто вы такіе, что такъ убѣжденно говорите: мы, мы. Кто вы такое?

Я? Я вамъ прямо отвѣчу, кто я. Я — жидъ. Да, жидъ, котораго долгіе вѣка гнало и гнело Русское правительство, я человѣкъ слишкомъ знакомый съ тѣмъ, что называется чертою осѣдлости. Не вы ли, товарищъ Викторъ, въ гимназіи складывали изъ полы мундира свиное ухо и кричали: «жидъ, жидъ свиное ухо съѣлъ!» Въ университетѣ я долженъ былъ попасть въ процентную норму, а на Невскомъ во время демонстраціи меня казакъ избилъ нагайкой только за то, что я жидъ! Ну, и вы знаете, я поклялся тогда, что будетъ день, когда молодежь, студенты и гимназисты будутъ привѣтствовать меня и носить на рукахъ. Да... И знаете эти самые казаки будутъ повиноваться мнѣ и станицы изберутъ меня своимъ почетнымъ казакомъ. Ну да! и дѣвушки лучшаго общества придутъ ко мнѣ и будутъ ласкаться, а я буду терзать и мучить у нихъ на глазахъ ихъ братьевъ и жениховъ.

Вы сами не понимаете того, что говорите! — сказалъ Любовинъ. — Казаки... дѣвушки...

Ну и что такого? И вы не знаете, что нѣтъ предѣла человѣческой подлости!

Вы мнѣ кажетесь сумасшедшимъ. Извѣстіе о войнѣ опьянило васъ.

Ну что товарищъ! Ну и вы слыхали — per aspera ad astra — черезъ бездны къ звѣздамъ, ну мы устроимъ — per astra ad aspera! — подойдемте къ пучинамъ и заглянемъ въ самыя черныя пропасти! Что?.. Раскроемъ тайну бытія и посмѣемся!

/с. 28/ — Посмѣемся, — глухо и мрачно сказалъ Коржиковъ.

Онъ былъ чѣмъ то недоволенъ и все искоса поблескивалъ своими маленькими карими глазками на Любовина.

Бродманъ не унимался. Онъ все это время ходилъ взадъ и впередъ по комнатѣ, теперь остановился въ углу и скрестилъ на груди руки въ наполеоновской позѣ. Онъ и, правда, въ эту минуту чувствовалъ себя какимъ то большимъ и всесильнымъ. Ему казалось, что все, что онъ говоритъ, уже осуществляется. Онъ мысленно окидывалъ взоромъ всю партію, гдѣ зналъ только ближайшихъ руководителей, но чувствовалъ мощную организацію.

Война, — сказалъ онъ торжественно, и рѣшительно тряхнулъ подбородкомъ. — Какое безуміе! Старый міръ гибнетъ. Народы, гонимые властью, по волѣ своихъ императоровъ, бросятся уничтожать другъ друга. Капиталисты всѣхъ странъ перегрызлись между собою и милліоны людей погибнутъ, отстаивая ихъ золото! Пхе! Люди гибнутъ за металлъ! Сатана тамъ правитъ балъ!!... Свершается то, что мы готовили въ таинственной тиши долгіе, многіе годы. Изъ потоковъ крови встанутъ уже не люди, а животныя, объединенныя жаждою крови и насилія. Эта война — послѣдняя схватка народовъ.

Бродманъ замолчалъ. Онъ ждалъ вопросовъ, возраженій. Коржиковъ сѣлъ за столъ и ерошилъ свои густые волосы. Какая то забота тяготила его. Онъ все посматривалъ на Любовина. Любовинъ по прежнему стоялъ у двери и внимательно, боясь проронить хотя одно слово, слушалъ Бродмана. Онъ былъ мертвенно блѣденъ и тяжело дышалъ, казалось, вотъ вотъ онъ бросится на Бродмана.

Все полетитъ! Все къ чорту! — вдругъ вскрикнулъ Бродманъ такъ неожиданно, что Коржиковъ вздрогнулъ и поднялъ на него лохматую голову.

Все, все погибнетъ. Погибнутъ народы, націи потеряютъ свой обликъ. Благородство, честность, вѣра, чувство долга — все къ свиньямъ подъ хвостъ! Туда имъ и дорога! Ни къ чему это товарищи — буржуазные предразсудки. Не мы, а они разрѣшили народу кровь. И не остановятъ. И когда ослабнутъ, когда погибнутъ лучшіе люди, когда вытечетъ вся ихъ кровь, встанемъ мы и предъявимъ длинный /с. 29/ счетъ. Когда вы пьянствовали, сладострастничали, когда вы сидѣли въ дворцахъ и раскатывали на автомобиляхъ, когда вы носили тонкое сукно, шелки, брильянты и опьянялись виномъ, музыкой и женщинами, мы сидѣли въ темныхъ рабочихъ кварталахъ, мы изнемогали въ страшной цѣлодневной работѣ, мы стояли у раскаленныхъ горновъ на ледяномъ вѣтру сквозняковъ, мы задыхались въ вони жилищъ, мы отдавали своихъ дочерей вамъ, на наслажденіе, мы умирали вашими рабами!

Правда! Правда, — прошепталъ Любовинъ. Онъ слушалъ каждое слово Бродмана и жадно ждалъ какого то откровенія, которое вдругъ разсѣетъ весь кошмаръ и примиритъ и оправдаетъ всѣхъ.

Га! Мало кровушки нашей попили! Теперь мы будемъ пить вашу кровь, мы потребуемъ на свои постели нѣжное мясо вашихъ подругъ, мы войдемъ въ ваши дворцы и съѣдимъ и выпьемъ ваши запасы! Мы устроимъ пиръ бѣдноты и мы расхитимъ и растащимъ все, что вы копили и берегли! Га!.. Прошлое, предки, исторія, слава! Къ чорту въ болото и славу и исторію!! Все блѣдно и сѣро и нѣту героевъ! Нѣтъ, товарищи, въ грядущей революціи мы не дадимъ вамъ Наполеона! Пусть та сѣрая, липкая, вонючая грязь, которую накапливали они въ рабочихъ кварталахъ, зальетъ мишурный блескъ ихъ знаменъ и орловъ. Красная тряпка, а не знамя, кровавыя лохмотья, а не шитые золотомъ мундиры, общій голодъ и чавканье людей, пожирающихъ трупы, а не бранные пиры. Смерденіе разлагающихся тѣлъ, а не ѳиміамъ побѣдныхъ куреній! Все лучшее къ свиньямъ, къ чортовой матери! И лучшаго изъ гоевъ убей! Убей! И, если вошь кричитъ въ твоей рубашкѣ — возьми и убей! Пусть въ звѣриномъ сладострастіи копошатся люди, какъ бѣлые черви въ навозѣ! Вотъ вамъ, равенство! Всѣ одинакіе, всѣ бѣлые, всѣ склизкіе, всѣ вонючіе, всѣ однимъ навозомъ питаются! Вотъ наши цѣли! Создать равенство червей!..

Бродманъ поднялъ руки кверху, растопырилъ пальцы и съ силой выкрикнулъ, ни къ кому не обращаясь.

Мы дали вамъ Бога и мы дадимъ вамъ — царя!...

Громко, какъ ружейный выстрѣлъ хлопнула дверь. Любовинъ вышелъ изъ комнаты.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Отъ Двуглаваго Орла къ красному знамени, 1894-1921. Романъ въ четырехъ томахъ. — Изданіе второе, пересмотрѣнное и исправленное авторомъ. — Томъ II: Третья и четвертая части. — Берлинъ: Типографія І. Визике, 1922. — С. 25-29.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.