Церковный календарь
Новости


2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Начало болѣзней (1996)
2018-11-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ ред. газеты "Новое Русское Слово" (1996)
2018-11-17 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 3-е основаніе (1992)
2018-11-17 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 2-е основаніе (1992)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 43-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 42-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Наше церковное правосознаніе (1976)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Мысли о Православіи (1976)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 18 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ». ФАНТАСТИЧЕСКІЙ РОМАНЪ.
(Изд. 1-е. Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XXII.

А въ тѣ поры зима уже къ веснѣ поворачивала. Оно не то, что колоса или зерна какого, а соломины не найдешь и одонье то признаешь только потому, что шестъ скирдовый торчитъ. Тамъ и мыши полевой ничего не найти...

Вздохнулъ народъ; значитъ: — помирать приходится. Однако, все одно, дѣлать нечего. Пошелъ кое-кто въ поле одонье разыскивать. Было хмуро и сумрачно въ полѣ. Метель задувала. Не паханая земля тяжелыми комьями выдавалась изъ подъ сдутаго снѣга. Страшно было пустое поле, какъ мертвецѣ лежала земля. Помню, шли сзади меня двѣ старушки древнія, тихія, шатались, какъ тѣни, и хотѣлось мнѣ пошутить надъ ними, по красноармейски, цыкнуть на нихъ: пошли, молъ, проклятыя, куда лѣзете! Обернулся... И такъ то мнѣ вдругъ, жалко стало ихъ. Идутъ, другъ дружку поддерживаютъ, помогаютъ, плачутъ... И вошелъ, значитъ, въ тѣ поры Христосъ въ сердце мое. — «Не ходите, родныя», кричу имъ, «я вамъ наберу зерна, принесу». Сѣли онѣ на камушкѣ въ сторонкѣ, глядятъ на меня и не вѣрятъ. А идти то тяжело, босыя онѣ, ноги черныя, а земля бугроватая, жесткая, обледенѣлая, колкая... Въ туманѣ замаячилъ передо мною какъ вѣха, шестъ отъ одонья. Съ прошлаго года скирдовъ не /с. 92/ клали, боялись, что совѣтская власть заберетъ, у кого и былъ хлѣбъ, такъ больше подъ землею прятали. Что за чудо! Штукъ шесть зайцевъ порскнули отъ шеста. Давно мы такого звѣря не видали. Повыдохъ въ ту зиму и заяцъ-то! Ну, думаю, не иначе, какъ священникъ правду сказалъ: «Богъ хлѣбушка послалъ». И подлинно, лежитъ зерно. Не такъ чтобы много, а достаточно, хватитъ. Съ полпуда наскрести можно. Наскребъ я полную полу шинели, иду къ старушонкамъ. Лежатъ онѣ на межѣ возлѣ камня — тихія, холодныя, мертвыя, съ голода, значитъ, померли. Не принялъ Господь моей жертвы. Въ тѣ поры много народа такъ отъ слабости помирало по полямъ, по дорогамъ. Ихъ и не хоронилъ никто.

Старикъ пожевалъ губами, посмотрѣлъ въ окно и замолчалъ.

Ну, дальше, какъ дѣдушка? — сказалъ Кореневъ. — Говоришь, съ полпуда зерна набралъ. Долго ли проживешь на полпуда? А поля обсѣменять какъ же?

Да... вотъ тогда то это и началось... Пришелъ я, сходилъ на мельницу, а тамъ уже много народа было, всякъ принесъ, что нашелъ и у каждаго оказалось съ полпуда. Ну, замѣсили мы хлѣба, наѣлись и повеселѣли. Пошли и въ другой разъ по одоньямъ и опять наскребли: значитъ, Господь Богъ посылаетъ. Не иначе, какъ Онъ... И пошло, государи мои, опять все по старому. Кто половчѣе, самогонку курить сталъ, да обмѣнивать на зерно. Вѣдь, признаться вамъ, при рабоче-то крестьянской власти всѣ мы были спекулянтами и съ живого человѣка шкуру драли, а власти надъ нами никакой. Коммунисты, да комиссары, какъ начался голодъ, кто заграницу удралъ, кого толпа прикончила, вѣдь тогда, когда совѣтская власть кончалась и голодъ шелъ по Руси такіе еврейскіе погромы шли, что вспоминать и по сейчасъ страшно. Начисто истреблялъ еврейское племя обезумѣлый народъ и остановить его было некому. И вдругъ слухъ по селу: — Въ Россіи Императоръ объявился. Кто? Гдѣ? Доподлинно никто не зналъ. Слышно только стало, что зовутъ Всеволодомъ, /с. 93/ что самъ онъ молодой, прекрасный, какъ ангелъ, и спустился будто на бѣлой лошади съ Уральскихъ горъ, а за нимъ воинство несмѣтное и все на лошадяхъ, въ серебрѣ и лошади бѣлыя, и сами въ бѣломъ, а на груди и на шапкахъ кресты. Никто не видалъ, а всѣ знали и разсказывали такъ точно, какъ бы своими очами глядѣли. Подъ утро, — я еще пьяный, не проспавшись, на лавкѣ лежалъ, слышу, — у волостного правленія труба трубитъ. Я въ кавалеріи служилъ, значитъ, сигналы разбирать умѣлъ: сборъ играютъ. Только труба не наша. Наша все сипѣла какъ то, а эта сереброголосая, такъ и звенитъ, заливается. «Что такое», думаю, — «уже не опять ли война братоубійственная». Такъ куды воевать, всѣ еле дышутъ, что съ одоньевъ сберутъ, тѣмъ и питаются. Сталъ я сапоги красноармейскіе обувать, съ разстрѣляннаго генерала мнѣ достались. — Не лѣзутъ. Что такое, — ноги, что-ли опухли? Босой я остался. Подошелъ къ оконцу, растворилъ. А весна, знаете, уже стала, духъ отъ полей хорошій, самое время пахать. По деревнѣ староста Елисѣй Ермилычъ, что при Государѣ Николаѣ II былъ, бѣжитъ, самъ въ лохмотьяхъ, а цѣпь досталъ откуда то, двуглавый орелъ на груди сіяетъ. «Всѣмъ», кричитъ, — «безпремѣнно и не замедлительно на площадь итить!» — «Что за митингъ такой?» — думаю. «Не пріѣхали ли комиссары?» Такъ нѣтъ. Не одѣлъ бы при нихъ Елисѣй Ермилычъ цѣпь царскую. Красную повязку нацѣпилъ бы. Ну, думаю, быть бѣдѣ: — кончилась наша вольная волюшка!»

А сердце докладываетъ, кончился, молъ, и голодъ лютый, смертоубійственный.

Старикъ задумался. Лицо его свѣтлѣло, точно въ памяти вставала неотразимо прекрасная картина. Никто не перебивалъ его. Никто не напоминалъ ему: знали, что самъ скажетъ, что ищетъ въ сердцѣ своемъ тѣхъ словъ, которыми разсказать то, что было.

На площади, — продолжалъ дѣдъ Шагинъ, — солнышко свѣтитъ. По угламъ травка-муравка зеленыя иголочки показываетъ. Золотой налой стоитъ у самой церкви, священникъ въ старенькой ризѣ, порватой, /с. 94/ крестъ и Евангеліе лежатъ. А рядомъ на бѣломъ конѣ всадникъ. Кафтанъ на немъ бѣлый, мѣхомъ опушенъ, шапка бѣлая острая, собольимъ мѣхомъ отороченная. На серединѣ крестъ осьмиконечный, православный сіяетъ. При боку сабля вся серебромъ обложенная; конь подъ нимъ свѣтло-сѣрый, холеный, сытый, въ серебро шерсть отливаетъ. Сзади него человѣкъ двадцать солдатовъ, такъ же, какъ онъ, одѣтыхъ. Есть и молодые и постарше. Ну, сурьезные такіе, — не похожи на красную армію, ну и не добровольцы, тѣ больше въ англійскомъ ходили, а эти одѣты всѣ одинаково, чисто, богато. Кони подъ ними всѣ, какъ одинъ, — сѣрые, чистые, гладкіе, грызутъ удила. На сѣдлахъ чепраки синіе, бѣлыми нитками шитые и въ заднемъ углу вензель подъ короной.

Собрался народъ. Многіе товарищи тоже дѣло понимали, пришли съ винтовками.

Всѣ собрались? — спрашиваетъ офицеръ у старосты.

Всѣ, — говоритъ староста.

Снимите, — говоритъ офицеръ, — шапки! — Ну, кто снялъ, а кто и замѣшкался. Пѣтуховъ коммунистъ впередъ выдвинулся, ружье за штыкъ за собою волокетъ.

Вы, — говоритъ, — товарищъ, кто будете, что такую контръ-революцію разводите?

А онъ, поверхъ его поглядѣлъ и говоритъ: — «снимите шапки». Гляжу всѣ сняли.

И Пѣтуховъ снялъ? — спросилъ порывисто Дятловъ.

Снялъ и Пѣтуховъ, — отвѣтилъ старикъ.

Но почему, почему же сняли? — снова спросилъ Дятловъ и блѣдное лицо его покраснѣло. — Вѣдь васъ, говорите, все село было, много... А ихъ двадцать человѣкъ...

Насъ... человѣкъ пятьсотъ, не считая бабъ, было. И поболѣ половины оружейные.

А ихъ только двадцать!

/с. 95/ — Да хотъ бы онъ и одинъ былъ — все одно сняли бы, — сказалъ старикъ.

Но почему? — спросилъ Дятловъ. Онъ сильно волновался. — Вѣдь, поймите, дѣдушка, тогда вы однимъ этимъ жестомъ, одною покорностью этою, отъ всѣхъ завоеваній революціи отреклись. Подъ царскую палку шли! Какъ же это можно! Вѣдь это: — реакція, реакція!..

И слава Тебѣ Господи, что такъ вышло, — сказалъ старикъ. — Вишь какіе мы теперь стали... Россія... Россійская Имперія!..

Ахъ, не понимаю этого! — воскликнулъ Дятловъ, — почему вы сняли шапки?

Видимъ, что онъ настоящій офицеръ. Власть имѣетъ. Не оборванецъ въ англійской шинелишкѣ, что про завоеванія революціи кричитъ и тебя боится, а насквозь Русскій и чистый, бѣлый. Зря не убьетъ, не ограбитъ, взятки не возьметъ. Серьезный очень.

И дальше? — спросилъ живо заинтересованный Клейстъ.

А дальше сталъ онъ читать: — «По указу Его Императорскаго Величества» и пошло: — всякая война прекращается, красная армія распускается по домамъ, каждому обратиться къ мирному труду, вспомнить Господа Силъ и приступить къ обработкѣ той земли, которой владѣлъ до 1917 года, а дальнѣйшая прирѣзка будетъ сдѣлана немедленно распоряженіемъ сельскаго начальства. А сельскимъ начальникомъ этимъ — вотъ этотъ самый офицеръ. И приказалъ принести сейчасъ присягу на вѣрность Государю Императору Всеволоду Михайловичу.

И принесли? — спросилъ Дятловъ и даже всталъ въ волненіи со скамьи, на которой сидѣлъ.

Вышелъ Пѣтуховъ, — сказалъ дѣдъ, — и говоритъ: — «товарищи, позвольте объясниться по текущему моменту». Офицеръ только руку протянулъ, выскочило два молодца, схватили его подъ зебры и убрали. Ну... мы присягнули. И такъ то, послѣ присяги /с. 96/ тихо стало, спокойно, сладко на сердцѣ. Бога и Царя мы обрѣли тогда!

Источникъ: П. Н. Красновъ. «За чертополохомъ». Фантастическій романъ. — Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922. — С. 91-96.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.