Церковный календарь
Новости


2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №1 (14 марта 1906 г.)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Раздѣленіе на секціи (1906)
2018-09-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и Митрополитъ Антоній (1970)
2018-09-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 59-е (4 декабря 1917 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ». ФАНТАСТИЧЕСКІЙ РОМАНЪ.
(Изд. 1-е. Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XXV.

Вечеромъ Клейстъ, Кореневъ, Дятловъ, Эльза и мисъ Креггсъ были у сельскаго начальника Стольникова. Было рѣшено по дальносказу, что они будутъ у него и ночевать. Баклановъ и Курцовъ остались жить у Шагина. Шагинъ нуждался въ рабочихъ и охотно взялъ Курцова, просившаго объ этомъ, Баклановъ попросился гостить у Шагиныхъ.

Не могу, — говорилъ онъ, запинаясь, Кореневу, — не могу, Корнюшка мой милый, уйти. Видитъ Богъ, влюбленъ по уши. Вѣдь это, помилуйте,! красота то какая! А поступь, а повадка, а ласковость волшебная... Я присмотрюсь, поучусь, да и того... просить руки буду.

И навсегда въ деревнѣ! — сказала Эльза.

Господи! Да вѣдь это не деревня! Рай земной. Да... Очарованіе то какое!... А потомъ пойдутъ дѣтишки... маленькіе такіе цыпляточки, а тамъ своимъ домомъ станемъ... Вотъ оно счастье то гдѣ. Это не статьи по 30 пфенниговъ писать въ «Голосѣ эмигранта», въ органѣ демократической мысли. Къ черту демократію! коли она ничего такого создать не могла и только налоги набавляетъ. Изъ тридцати пфенниговъ десять пфенниговъ Steuer'а отдай!...

Онъ провожалъ компанію до околицы села и все мечталъ и говорилъ:

Поступь гордая, грудь бѣлая — лебединая, очи ясныя — соколиныя... Корнюшка, другъ, слова Русскія въ память лѣзутъ, забытыя тамъ на чужбинѣ слова... Пчельничекъ разведемъ, сады насадимъ, а тамъ весною за плугъ, какъ Левъ Толстой, босыми ногами по жирной теплой землѣ и сивка-бурка вѣщій каурка въ плугѣ новомъ...

У начальника ихъ ждали съ чаемъ. Обстановка была роскошная. Гостиная была уставлена французскаго стиля мебелью, столиками краснаго дерева и шкапчиками съ бронзою, изогнутыми креслами и диванами, которые въ Россіи носили названіе Александровскаго /с. 107/ стиля. Въ столовой мебель была проще, изъ моренаго дуба и низко висѣла надъ столомъ лампа съ блѣдно-синимъ абажуромъ. Хозяйка, пожилая женщина, представила двухъ дочерей, блѣдныхъ дѣвицъ, молчаливыхъ и скромныхъ, и занялась разливаніемъ чая. Хозяйнъ, Павелъ Владиміровичъ Стольниковъ, былъ одѣтъ въ казакинъ темно-синяго сукна, такіе же шаровары и черной шагрени высокіе сапоги. Онъ былъ выше средняго роста, имѣлъ лицо, чисто выбритое, съ энергичными чертами, прямымъ носомъ и зеленоватыми стальными глазами, обличавшими несокрушимую волю и твердость характера.

За столомъ служили двѣ дѣвушки и парень, чисто одѣтый въ сѣрый казакинъ съ откидными рукавами, изъ подъ которыхъ выходили рукава бѣлой, съ мелкими горошинами рубахи. Хозяйка и барышни говорили мало и скоро ушли готовить комнаты для пріѣзжихъ, хозяинъ, тоже молчаливый, пригласилъ гостей послѣ чая въ кабинетъ.

Въ кабинетѣ было полутемно. На полу лежали шкуры волковъ и медвѣдей, прекрасная пестрая шкура рыси съ отдѣланной головою была брошена на тахту. Надъ тахтою висѣли ружья, охотничьи ножи и кинжалы. Стройная борзая, лежавшая на тахтѣ, тонкая, пушистая, бѣлая, встала, потянулась, изогнувши спину и тихо подошла къ хозяину, какъ бы спрашивая, какъ отнестись къ гостямъ.

Тихо, Держай, — сказалъ хозяинъ и погладилъ собаку по головѣ.

Садитесь, господа, если не устали, покалякаемъ за рюмкой стараго вина. Я думаю, скоро и отецъ пріѣдетъ... Его разспросите, а мы разспросимъ васъ... Вѣдь, поди, мы вамъ людьми съ другой планеты кажемся. За Китайскою стѣною живемъ... А какъ устроились! Старое счастье снова нашли! Да — что имѣемъ, не хранимъ, — потерявши плачемъ! А какъ долго блуждали мы, — образованные Русскіе! Почти два вѣка блужданій въ потемкахъ. Отъ Радищева и Бакунина, до Маркса и Ленина мы все искали топора, который /с. 108/ былъ за поясомъ. И до какихъ пропастей мы докатились!

Скажите, Павелъ Владиміровичъ, — обратился къ начальнику Дятловъ, — какимъ образомъ вы дошли до такой жизни и до монархическаго образа правленія?

Я васъ немного поправлю, — сказалъ сельскій начальникъ. — Если взять и прикинуть нашу жизнь къ вашимъ европейскимъ образцамъ, то въ противовѣсъ вашему понятію «демократическая республика» я поставилъ бы «аристократическая монархія»... Вы помните соціалистическіе дѣятели придумали выраженіе — «рожденный ползать летать не можетъ». Это совершенно вѣрно, на этомъ и погибли всѣ начинанія демократіи. Въ лучшемъ случаѣ демократическія учрежденія топтались на мѣстѣ, обычно — они разрушали. Связанные партіей, вожди не имѣли свободной воли, рожденные въ тѣсныхъ условіяхъ, бѣдноты рабочаго квартала руководители судебъ народныхъ не имѣли широкаго полета мысли, пассовали передъ окрикомъ и трепетали за свое личное благополучіе, за свое незапятнанное служеніе лозунгамъ партіи. За ними всегда стояла толпа, которая связывала ихъ въ ихъ рѣшеніяхъ и снимала отвѣтственость за ничегонедѣланіе. Въ періодъ образованія у насъ государственности мы слѣдили за тѣмъ, что происходило въ странахъ съ демократическимъ образомъ правленія. Мы наблюдали за Чехословакіей, Болгаріей, Латвіей и другими — тамъ было то же, что у насъ, въ совѣтской республикѣ, но у насъ это было въ каррикатурѣ и сдобрено кровью и разгуломъ распоясавшагося Русскаго мужика, а тамъ все дѣлалось чинно и мирно. Но, — проживалось достояніе, накопленное вѣками мудраго управленія цѣлаго ряда королей и императоровъ, власть распылялась, убійства, грабежи, воровство, взяточничество, уличныя драки, столкновенія въ парламентѣ и различнаго рода союзахъ терроризировали лучшихъ идейныхъ людей и вездѣ выступалъ на первое мѣсто кулакъ и наглость спекулянта и шибера имѣли главенство надъ всѣмъ. И мы, остав/с. 109/шіеся въ глуши Россіи, видя это, отметались отъ соціализма.

Вы его не признаете? — спросилъ Дятловъ.

Мы его считаемъ вреднымъ ученіемъ, — сказалъ Стольниковъ.

Преслѣдуете и казните за него, — сказалъ съ нехорошей усмѣшкой Дятловъ.

Нѣтъ. У насъ смертной казни нѣтъ. Въ началѣ, въ первые годы царствованія въ Бозѣ почившаго Императора, были случаи жестокой расправы народной съ коммунистами, но этому удалось положить предѣлъ и возстановить правосудіе.

Заткнули глотку!

Нѣтъ, воспитали народъ. Если бы теперь Карлъ Марксъ или Ленинъ вышли на площадь и стали проповѣдывать, — ихъ никто не сталъ бы слушать и спорить съ ними не сталъ бы. Просто шли бы мимо и смотрѣли на такого человѣка, какъ на человѣка, дѣлающаго непристойность на улицѣ. Ихъ проповѣдь осталась бы гласомъ вопіющаго въ пустынѣ. Они напрасно надрывали бы глотку.

Довели, значитъ, полицейскій режимъ до совершенства. Молчать и не разсуждать.

Стольниковъ снисходительно покачалъ головою и, улыбаясь, какъ улыбаются взрослые на глупую выходку дитяти, сказалъ:

Нужно пережить то, что пережили наши отцы и дѣды въ Россіи въ эти страшные годы, чтобы понять, что сдѣлала эта кучка патріотовъ съ патріархомъ и царемъ во главѣ. Да вотъ пріѣхалъ мой отецъ. Онъ вамъ подробно разскажетъ, какъ погибло около ста милліоновъ человѣческихъ жизней и демократія всего міра закрыла глаза на ихъ гибель во имя партійности.

Стольниковъ поблѣднѣлъ и закрылъ глаза.

О, — сказалъ онъ какъ бы про себя, — если бы Христосъ не училъ насъ любить ненавидящихъ насъ и прощать оскорбившимъ насъ, какъ отомстили бы мы тѣмъ, кто допустилъ гибель цѣлаго народа... И мы... могли бы теперь отомстить!

/с. 110/ За окномъ съ опущенною шторою, слышалось фырканье сытыхъ коней и погромыхиваніе бубенцовъ. Потомъ заскрипѣлъ песокъ подъ колесами, вздохнули полною грудью довольныя лошади и зазвенѣли дружнымъ хоромъ бубенцы. Коляска покатила отъ крыльца.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «За чертополохомъ». Фантастическій романъ. — Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922. — С. 106-110.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.