Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
«ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ». ФАНТАСТИЧЕСКІЙ РОМАНЪ.
(Изд. 1-е. Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922).

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

XXIII.

Клейстъ проснулся поздно. Купетова на койкѣ не было. Низкое сѣверное солнце бросало лучи на бѣлую занавѣску съ вытканными на ней двуглавымъ орломъ и надписью «Свѣтлана» славянскими буквами. Отдернулъ занавѣску. Вьюга стихла. Кругомъ была необычайная голубизна. Далеко внизу виднѣлась бѣлая земля, подернутая розовымъ туманомъ и за нее что то синее, прозрачное, сливалось съ небомъ. Вѣтеръ завывалъ въ вантахъ корабля, потряхивалъ окномъ, въ углахъ котораго набились снѣжинки, тихо и мѣрно стучала машина. Клейстъ одѣлся и вышелъ въ столовую. Купетовъ пилъ чай. На столѣ стояли бѣлыя булочки, сливочное масло, ветчина, холодная телятина и яйца.

Заспались, дорогой профессоръ, — сказалъ, здороваясь съ Клейстомъ, Купетовъ. Одинадцать часовъ уже. Да и правда нигдѣ такъ не спится какъ на воздушныхъ корабляхъ. Я разъ въ такую же вьюгу до самой Казани проспалъ, а это больше сутокъ пути. Вы что пьете по утрамъ чай, или кофе?

Кофе, — сказалъ Клейстъ.

Вѣстово-ой! — молодо, задорно крикнулъ Купетовъ. — Кофе его превосходительству.

Есть, — отвѣтилъ появившійся снизу матросъ съ чисто вымытымъ блестящимъ румянымъ лицомъ, оскалилъ ровные бѣлые зубы въ веселой улыбкѣ и сейчасъ же исчезъ на витой лѣстницѣ, ведшей въ буфетную.

И подумаешь, — щуря глаза и истомно потягиваясь, проговорилъ Купетовъ, — эти молодцы живьемъ топили нашихъ дѣдовъ, издѣвались, рѣзали кожу, бросали въ машинную топку! Сумасшествіе какое то!

Въ 1 часъ дня завтракали. Былъ розовый борщокъ въ большихъ чашкахъ съ маленькими зубчатыми ватрушками, маленькія бараньи котлетки и пуншъ гляссе. Перскій и молодой офицеръ, стоявшій ночью на вахтѣ завтракали вмѣстѣ съ ними. Завтракъ приходилъ уже /с. 278/ къ концу, Купетовъ раскуривалъ Батумскую сигару, которою угостилъ и Клейста, когда внизъ спустился румяный круглолицый Антоша. Его круглые глаза вертѣлись, а волосы непослушно торчали ершикомъ. Онъ внесъ съ собою крѣпкій духъ мороза, синяго неба и блѣднаго зимняго солнца.

Либавы нѣтъ, Семенъ Петровичъ, — съ тревогою въ голосѣ сказалъ онъ.

Я такъ и думалъ, что насъ несетъ южнѣе, сказалъ спокойно Перскій и всталъ изъ за стола.

Мнѣ можно съ вами? — спросилъ Клейстъ.

Пожалуйста. Только одѣвайтесь потеплѣе. Морозъ, солнце и вѣтеръ, а вѣдь зимнее то сѣверное солнышко не грѣетъ, а пуще холодитъ.

Наверху было жестоко холодно. Корабль плылъ на высотѣ полутора верстъ надъ землею. Внизу былъ необъятный просторъ зеленовато-синяго моря, по которому бѣлыми пятнами носились льдины. Корабль несся къ этому морю, оставляя за собою бѣлую полосу земли, на которой кое гдѣ чернѣли и краснѣли крыши селеній.

Влѣво, на самомъ горизонтѣ виднѣлась группа домиковъ побольше и темная полоса дыма облакомъ стояла надъ нею.

Можетъ быть это Либава? — робко спросилъ Антоша, указывая на дымъ. Перскій внимательно смотрѣлъ въ бинокль. Онъ тяжело дышалъ и паръ густыми струями шелъ изъ его рта.

Оборони Богъ. Ничего подобнаго. Видите темную косу. Это Куришъ-гафъ, а городъ, — Мемель. Ну, конечно..., Мемель... однако почти на 50 миль къ югу насъ снесло за ночь.

Онъ подошелъ къ картѣ.

Юго-западъ, — сказалъ онъ, — 244.

Есть, мрачно сказалъ заиндевѣлый матросъ и заворочалъ колесомъ.

Черная стрѣлка пошатнулась и подалась къ магнитной стрѣлкѣ, корабль измѣнилъ курсъ.

/с. 279/ — Какъ думаете, насъ снизу не видать? — спросилъ Клейстъ.

Машина идетъ безъ шума. Вѣдь самолеты, или ваши Цеппелины почему видятъ? — Потому что они шумятъ. Услышатъ шумъ винта, задерутъ головы къ верху и ищутъ, кто шумитъ. А насъ не слышно. Да и летимъ надъ моремъ. А что, французовъ боитесь? И, когда вы сломите этотъ нелѣпый корридоръ?

Охъ уже и не знаю когда, — сказалъ Клейстъ.

А вы бывали здѣсь?

Бывалъ ли я?, — сказалъ Перскій. — Вы, господинъ профессоръ, играете въ шахматы?

Клейстъ понялъ, что вопросъ его былъ некстати и согласился съиграть партію съ атаманомъ. Игра затянулась, наступили сумерки. Въ окно каюты видно было море густого синяго цвѣта, береговъ не было видно.

Въ 6 часовъ обѣдали.

А вы не приляжете, — господинъ профессоръ, — сказалъ Купетовъ. Въ Берлинѣ будемъ около четырехъ часовъ утра. Это время, когда рабочій Берлинъ еще не всталъ, а гулящій уже легъ, а вѣдь намъ надо спуститься въ городъ такъ, чтобы насъ никто не видалъ, а то пойдутъ разговоры, запишутъ газеты, а я этого пуще всего боюсь. Наврутъ такого!

Но Клейстъ не легъ спать. Онъ былъ слишкомъ взволнованъ. Уже очень необыкновенно это все было. Вчера, въ это время, онъ съ Кореневымъ, Дятловымъ, и Эльзой, были на прощальномъ обѣдѣ у Демидовыхъ. Вчера онъ сидѣлъ въ уютной столовой, на Офицерской улицѣ, за столомъ, накрытымъ скатертью и уставленнымъ яствами, вчера говорили тосты и пожеланія, а сегодня онъ приближается къ бурно-кипящему политической жизнью Берлину. Вчера на все Государева воля, Царь, обожествленный народомъ, приказъ свыше, кучка разумныхъ старыхъ людей, ведущихъ политику страны по старинѣ, чтобы сытно и тепло было — сегодня... Клейстъ покинулъ Берлинъ съ министерствомъ изъ лѣвыхъ соціалистовъ, кого застанетъ онъ теперь? /с. 280/ Правыя партіи стремились захватить власть въ свои руки. Марка падала катастрофически. Англійскій фунтъ дошелъ до стоимости трехъ тысячъ шестисотъ марокъ, наверху спекулировали на валютѣ банки, внизу умирали отъ голода рабочіе, Steuer достигалъ восьмидесяти процентовъ заработной платы. Ожидали переворота. Кого застанетъ онъ теперь въ Берлинѣ? Браваго щуцмана въ имперской каскѣ или «товарищей-коммунистовъ», обмотанныхъ пулеметными лентами?

Клейстъ сидѣлъ надъ книгой, взятой имъ въ каютѣ. Книга была Евангеліе. Съ самаго далекаго дѣтства не читалъ онъ эту запрещенную въ Западной Европѣ книгу и поражался глубокимъ смысломъ ученія Христа.

Если бы мы шли за Нимъ, — прошепталъ онъ, — если бы шли!..

Подходимъ къ Берлину, — сказалъ кто-то за дверью.

Спавшій одѣтымъ на койкѣ Купетовъ заворочался и сѣлъ.

А? Что? Уже къ Берлину подходимъ? Который часъ? — спросилъ онъ.

Три минуты четвертаго, — сказалъ Клейстъ, одѣлся и вышелъ на мостикъ.

Громадная полоса огней занимала весь горизонтъ. Міровой городъ медленно надвигался изъ тьмы. На кораблѣ были погашены огни. Окна каютъ наглухо задраены суконными занавѣсями. Винтъ работалъ безшумно и корабль, какъ птица парилъ надъ городомъ.

На столѣ въ рубкѣ поверхъ морской карты Европы лежалъ большой Pharus-Plan Берлина. Желтыя улицы рѣзкими полосами бѣжали по нему.

А, очень кстати, господинъ профессоръ, — сказалъ Перскій, бывшій наверху. — Покажите совершенно точно, гдѣ вашъ домъ.

Клейстъ отыскалъ Uhland-strasse и показалъ ее Перскому.

/с. 281/ — Отлично. Если я не ошибаюсь, эти три темныя пятна среди зелени лѣсовъ — это: Вейсенъ-зее, Оранке-зее и Оберъ-зее.

Совершенно вѣрно, — сказалъ Клейстъ.

Мы идемъ вдоль Грейфсвальдеръ штрассе?

Да.

Корабль замѣтно опускался. Зеленыя мѣдныя крыши собора, шлосса, музеевъ, изгибы рѣки уже намѣчались среди фонарей. Улицы были пусты. Ни трамваевъ, ни такси нигдѣ не было видно. Штадтбанъ не ходилъ. Городъ спалъ глухимъ предъутреннимъ сномъ.

Перскій рукою указывалъ направленіе кораблю и такъ же молча матросъ вертѣлъ рулевое колесо. Корабль шелъ почти надъ крышами домовъ. Широкое Унтеръ денъ Линденъ было пусто. Два извозчика дремали на углу Фридрихъ-штрассе. Какой то подвыпившій человѣкъ въ цилиндрѣ шелъ посерединѣ бульвара. Золотая статуя побѣды, какъ живая, неслась навстрѣчу, показалась широкая аллея съ разрушенными коммунистами памятниками королей и императоровъ, отъ которыхъ остались только бѣлые постаменты, да груды мрамора. Корабль плылъ надъ темными вѣтвями дубовъ, липъ и каштановъ Тиргартена. Онъ шелъ такъ низко, что Клейсту казалось, что онъ касается днищемъ ихъ вершинъ. Высокіе шпили колокольни Gedächtnis-Kirche прошли мимо въ уровень съ палубой и видны были ажурные просвѣты ея. Большіе дома Курфюрстендамма стояли темные, точно не живые. Ни одно окно не свѣтилось въ нихъ. Вотъ и Уландъ-штрассе. Корабль круто повернулъ направо. Машина остановилась, корабль сталъ какъ бы тонуть въ воздухѣ, плавно опускаться внизъ. Перскій не снималъ руки съ ручки воздушнаго телеграфа. То и дѣло мелодично звенѣлъ колокольчикъ, увѣдомляя, что приказъ дошелъ до машины, внизу что-то шипѣло и вздыхало, винтъ стоялъ не подвижно. Мимо Клейста снизу вверхъ проплыли окна его квартиры съ опущенными занавѣсами, потомъ кабинетъ зубного врача, сквозь стекла показалось кресло, накрытое бѣлымъ чахломъ и какія то машины. Корабль дрогнулъ и /с. 282/ остановился. Шурша развернулась лѣстница. Два матроса съ вещами Клейста сбѣжали по ней на улицу и натянули ее.

Прощайте, дорогой профессоръ, — сказалъ атаманъ.

Прощайте! Прощайте, — торопливо говорили Купетовъ, Антоша и Иванъ Ивановичъ. Они были взволнованы, торопились.

Клейстъ, путаясь въ полахъ шубы спустился по лѣстницѣ и едва онъ ступилъ на мостовую, матросы проворно взбѣжали наверхъ, лѣстница свернулась и корабль быстро, съ легкимъ шипѣніемъ взмылъ кверху и исчезъ, точно растаялъ въ небѣ.

Все было какъ сонъ. Всѣ четыре мѣсяца были какъ сонъ.

Клейстъ перенесъ свой чемоданъ и пакетъ съ папиросами къ подъѣзду и надавилъ пуговку звонка.

Пакетъ съ папиросами не былъ сномъ.

Два человѣка бѣжали къ нему.

Чортъ, — крикнулъ первый, хватая Клейста за грудь, — откуда вы взялись?

Какъ откуда, я звоню у своей квартиры — отвѣчалъ порядкомъ перетрусившій Клейстъ.

А воздушный шаръ? — воскликнулъ второй.

Какой шаръ?

Мы отъ самой Gedächtnis-Kirche бѣжимъ за нимъ. Онъ завернулъ сюда.

И вдругъ человѣкъ!

Проснитесь, товарищъ, вы хватили лишнее.

А это что за вещи?

Не ваше дѣло, товарищи. Мои вещи.

Украли, поди-ка.

Отродясь этимъ не занимался. Я членъ Рейхстага — Клейстъ. Это и привратница подтвердитъ.

Клейстъ, освободившись изъ рукъ державшаго его, неистово стучалъ въ окно.

/с. 283/ — O! Donnerwetter [1], — послышалось наконецъ оттуда. — Кто еще ломится сюда. Nur für Herrschaften, meine Herren [2] — Всѣ жильцы уже дома.

Фрау Фицке, развѣ вы не узнаете меня? — сказалъ Клейстъ, нагибаясь къ окну.

Ахъ, Herr профессоръ, но откуда вы взялись?

Пришелъ пѣшкомъ съ вокзала Zoo, — говорилъ Клейстъ.

Ахъ, ахъ, какъ же такъ? Устали поди-ка.

А шаръ? — сказалъ настойчиво первый. — Вы прилетѣли на шарѣ.

Вы очумѣли, товарищи, — сказалъ протискиваясь мимо закутанной въ платокъ привратницы Клейстъ. — Вы очумѣли. Гдѣ же онъ?

Но я не пьянъ. Я видѣлъ, какъ онъ летѣлъ.

Ну, куда либо въ другое мѣсто, — сказалъ Клейстъ и протащилъ пакетъ съ папиросами на лѣстницу.

Ахъ, господинъ профессоръ, а мы думали, вы совсѣмъ пропали...

Гуляки отошли отъ подъѣзда.

Я видалъ, — говорилъ одинъ.

И я видалъ, — сказалъ другой.

Мы видали оба.

И нѣтъ ничего.

Чортова затѣя.

Надо донести въ совѣтъ. Профессоръ Клейстъ! Запомните, товарищъ.

Да, товарищъ. Хорошо только, если не какая либо французская штука.

Или новый путчъ баварскихъ монархистовъ.

Надо было схватить его!

Что же вы то, товарищъ не схватили?

Donner-wetter! — Donner-wetter!

Примѣчанія:
[1] Чортъ возьми!
[2] Только для господъ, господа.

Источникъ: П. Н. Красновъ. «За чертополохомъ». Фантастическій романъ. — Берлинъ: Изд-во «Ольга Дьякова и Ко», 1922. — С. 277-283.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.