Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «АМАЗОНКА ПУСТЫНИ». («У ПОДНОЖІЯ БОЖЬЯГО ТРОНА»).
(Изд. 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ: Изд-іе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922).

I.

Иванъ Павловичъ Токаревъ, начальникъ Кольджатскаго поста, только что окончилъ вечернія занятія съ казаками, обошелъ конюшни и помѣщенія, осмотрѣлъ, чисто ли подметенъ дворъ, сдѣлалъ дневальному замѣчаніе за валяющуюся солому и конскій пометъ — онъ требовалъ на своемъ маленькомъ посту идеальную чистоту, «какъ на военномъ кораблѣ», и прошелъ на веранду домика, обращенную на востокъ. Сибирскій казакъ, его деньщикъ, принесъ ему на столъ большой чайникъ съ кипяткомъ, маленькій чайникъ съ чаемъ, громадную чашку съ аляповатой надписью золотомъ по синему полю: «пей другую» и бутылку рома, и Иванъ Павловичъ принялся за свое любимое вечернее занятіе — безконечное чаепитіе со спеціальными сибирскими сухарями, которые ему готовилъ его же деньщикъ — Запѣваловъ.

Онъ любилъ эти часы умиранія дня въ дикой и нелюдимой природѣ Центральной Азіи. Любилъ звенящую тишину горъ, гдѣ каждый звукъ слышенъ издалека и кажется такимъ отчетливымъ. Любилъ часами созерцать безконечную долину рѣки Текеса, поросшую камышами и кустарниками и кажущуюся съ этихъ высотъ широкою темнозеленою лентою, уходящею къ другимъ менѣе высокимъ горамъ, позлащеннымъ лучами вечерняго /с. 10/ солнца. Онъ любилъ эти дикіе пики горъ, причудливыя скалы, имѣющія видъ то какихъ то великановъ, то развалинъ старинныхъ замковъ съ башнями и зубчатыми стѣнами, любилъ крутые скаты Алатаускаго хребта, по которымъ шумно неслась холодная ледяная Кольджатка, разсыпаясь въ пѣну и пыль, любилъ ея монотонный шумъ въ жаркіе лѣтніе дни, когда ледникъ сильнѣе таялъ и тысячами капель и ручьевъ пополнялъ непокорную Кольджатку... Любилъ Иванъ Павловичъ и своихъ угрюмыхъ и молчаливыхъ сибирскихъ казаковъ, положительныхъ и серьезныхъ и ихъ маленькихъ мохнатыхъ лошадокъ. Но больше всего любилъ свое одиночество, самостоятельность и независимость ни отъ кого.

Здѣсь, у подножія величайшей горы въ мірѣ Ханъ-Тен-гри, называемой киргизами Божіимъ трономъ, на высотѣ двухъ съ половиною верстъ отъ уровня моря, Иванъ Павловичъ чувствовалъ себя какъ то лучше, возвышеннѣе, чувствовалъ себя особеннымъ, не земнымъ человѣкомъ.

Служба была не тяжелая, но томительно скучная. Стерегли китайскую границу, къ которой спускалась крутая заброшенная каменьями, трудно проходимая тропа. По ту сторону границы стояла бѣлая квадратная въ основаніи, высокая глинобитная башня съ зубцами, сторожевой китайскій постъ, въ которомъ должно было помѣщаться двадцать человѣкъ китайскихъ солдатъ, но китайцы караула не держали, и жилъ тамъ только хромой на одну ногу старый китаецъ, сторожъ поста.

Ивану Павловичу было лѣтъ подъ тридцать. Былъ онъ высокъ ростомъ, статенъ и строенъ, какъ настоящій горный охотникъ. У него были густые, русые, слегка вьющіеся волосы, загорѣлое лицо съ тонкимъ прямымъ носомъ, съ русыми небольшими усами, не скрадывавшими красиво очерченныхъ губъ. Бороду онъ брилъ и энергичный подбородокъ /с. 11/ красиво выдѣлялся отъ тонкой, юношеской, темной отъ загара шеи.

Были какія то причины, по которымъ онъ не любилъ и избѣгалъ женщинъ. Когда весною по Кольджатской дорогѣ проходили киргизы на «лѣтовку», на обширныя плоскогорья Терскей-Алатау, онъ не любовался хорошенькими, разряженными въ синіе, желтые и красные цвѣта, въ ярко горящихъ монисто, молоденькими киргизками, не посылалъ имъ комплиментовъ на киргизскомъ языкѣ и не ѣздилъ потомъ въ далекія кочевья, чтобы слушать ихъ унылыя пѣсни и чувствовать подлѣ себя женщину, полную первобытной прелести. Его не видали также никогда спускающимся въ дунганскій поселокъ, гдѣ темныя дунганки въ длинныхъ бѣлыхъ одеждахъ носили на плечѣ глиняные кувшины, поддерживая ихъ классическимъ изгибомъ руки.

Онъ занимался охотой, искалъ въ неизвѣданныхъ горахъ золото и драгоцѣнные камни и жилъ, обожая природу и тщательно охраняя свое одиночество.

Его домикъ начальника поста былъ казенной глинобитной постройкой, устроенной инженернымъ вѣдомствомъ со всѣми претензіями и неудобствами казенной постройки.

Вдоль всего дома шла веранда съ рѣшеткой. Если бы эту веранду можно было обвить виноградомъ, плющемъ, или хмѣлемъ, то она доставила бы много радости, но такъ какъ на каменьяхъ Кольджата ничего не росло, она стояла голая, доступная всѣмъ вѣтрамъ, и зимою сплошь забивалась снѣгомъ. Посерединѣ были двери, ведшія въ сквозной корридорчикъ. Этимъ корридоромъ домъ раздѣлялся на двѣ самостоятельныя квартиры, каждая изъ двухъ комнатъ, такъ какъ предполагалось, что на посту будетъ два офицера. Теперь вторая половина была скудно омеблирована на полковыя средства на случай пріѣзда «начальства».

/с. 12/ Иванъ Павловичъ жилъ въ лѣвой половинѣ домика. Здѣсь у него былъ уютный кабинетъ, устланный пестрыми коврами изъ Аксу, со стѣнами, покрытыми коврами и киргизскими вышивками. На нихъ въ красивомъ порядкѣ висѣли: отдѣланная въ мореный кавказскій орѣхъ трехлинейная Русская винтовка, трехстволка Зауера, нижній стволъ нарѣзной подъ пулю, и легкая 20-го калибра двухстволка безъ курковъ, отличной англійской работы. Между ружьями висѣли патронташи, кинжалы, ножи, принадлежности конскаго убора.

У этой стѣны стоялъ диванъ, сдѣланный изъ низкихъ ящиковъ, на которые былъ положенъ набитый шерстью мѣшокъ и все это было покрыто тяжелымъ ковромъ. Подушки и мутаки дополняли устройство. Большой письменный столъ былъ болѣе заваленъ принадлежностями охоты, нежели письма. Тутъ были вѣсы, мѣрки для пороха и дроби, приборы для дѣланія патроновъ и коробочки съ капсюлями. На противоположной отъ дивана стѣнѣ былъ большой книжный шкафъ съ книгами по зоологіи, минералогіи, описаніями путешествій и т. п. Беллетристика почти отсутствовала.

Сосѣдняя, меньшая по размѣрамъ комната, служила спальней. Вмѣсто ковровъ въ ней были посланы бараньи, медвѣжьи и козьи шкуры. У походной койки лежала громадная тигровая шкура, трофей самого Ивана Павловича, ѣздившаго для этого на двѣ недѣли къ озеру Балхашъ, въ поросшія густымъ камышомъ плавни рѣки Или. Простой умывальникъ и аккуратно развѣшанныя по стѣнѣ платья, да офицерскій сундукъ съ бѣльемъ, на которомъ лежало сѣдло, дополняли обстановку.

На верандѣ, по случаю весенняго времени, стоялъ обѣденный столъ, два вѣнскихъ стула и плетеный соломенный лонгшезъ, оставленный здѣсь пріѣзжавшими на охоту нѣсколько мѣсяцевъ тому назадъ англичанами.

/с. 13/ Въ правой половинѣ домика, въ большой комнатѣ была устроена спальная для пріѣзжающихъ. Здѣсь стояла хорошая желѣзная койка съ пружиннымъ матрацомъ, у окна большой столъ съ пришпиленнымъ къ нему кнопками кляксъ папиромъ, накрытый отъ пыли старыми пожелтѣвшими газетами, и въ углу простой, крашенный черною краской шкапъ для платьевъ. На полу, вмѣсто ковровъ, были протянуты поверхъ прибитыхъ для тепла барданокъ [1] дунганскія тканыя циновки. Сосѣдняя маленькая комната была пуста и служила для Ивана Павловича кладовой для патроновъ, консервовъ, запасовъ рома, сухарей и печенья.

Всюду была образцовая чистота. Стекла оконъ были вымыты, пыль обметена, а постель съ подушками и сложеннымъ пуховымъ одѣяломъ была накрыта чехломъ изъ холста.

Кухня, помѣщеніе для деньщика, сараи, конюшня, баня и другія хозяйственныя помѣщенія находились въ отдѣльныхъ, не инженернаго вѣдомства, а самодѣльныхъ постройкахъ, тяжелыхъ, неуклюжихъ, нелѣпо свалянныхъ изъ земли съ соломой, кривыхъ и косыхъ, не включенныхъ въ общую ограду. Онѣ лѣпились однѣ выше, другія ниже главнаго домика на небольшомъ горномъ плато, обрывавшемся отвѣсными скалами къ рѣкѣ Кольджаткѣ, а за нею къ долинѣ Текеса.

Веранда домика однимъ краемъ подходила къ обрыву и съ нея то и открывался тотъ чудный видъ на необъятный просторъ таинственной малоизслѣдованной Центральной Азіи, которымъ такъ любилъ любоваться и вечеромъ, и утромъ Иванъ Павловичъ...

Большая чашка съ надписью «пей другую» допита маленькими глотками... Влитый въ нее ромъ оставилъ пріятное вкусовое ощущеніе во рту и раз/с. 14/будилъ неясныя мысли и мечты, проносившіяся подъ маленькій шумомъ легкаго хмѣля.

Иванъ Павловичъ уютно протянулся на лонгшезѣ и устремилъ взглядъ въ Текескую долину. Глазами мечты онъ видѣлъ то, чего не было, онъ бродилъ въ густомъ кустарникѣ и камышахъ рѣки, онъ вспугивалъ стайки золотистыхъ фазановъ, сгонялъ утокъ и дикихъ гусей. Мысль его устремлялась въ пестрое Аксу, таинственный подземный Турфанъ, гдѣ люди, чтобы спастись отъ жары, устроили городъ подъ землею, ему чудилось что онъ видитъ за снѣговою полосою Алатаускихъ горъ еще болѣе высокую, сверкающую ледниками цѣпь Гималаевъ и Индію...

Внизу дунгане прогнали стадо барановъ и козъ, и блеяніе овецъ, крики дунганъ и лай собакъ отчетливо слышные наверхъ, стихли и замерли, и вечерняя торжественная тишина вмѣстѣ съ надвигающимся холодомъ отъ морознаго дыханія ледниковъ начала охватывать Кольджатскій постъ.

Вдругъ чуткое, охотничье ухо Ивана Павловича уловило по ту сторону веранды на Джаркентской дорогѣ погромыхиваніе военной двуколки и топотъ конскихъ ногъ. Было слышно, какъ маленькіе камушки обрывались и катились внизъ съ узкой дороги, какъ скрипѣли они подъ подковами и шелестѣли подъ ободомъ колеса.

Никто не долженъ былъ пріѣхать теперь на Кольджатскій постъ. Командиръ бригады былъ на немъ всего недѣлю тому назадъ и проѣхалъ въ Джаркентъ, гдѣ теперь разгаръ весеннихъ смотровъ и скачекъ. Командиръ полка устраивалъ лагерь на Тышканѣ. Никакой смѣны, или пополненія казакамъ быть не должно, продукты для довольствія людей доставлены подрядчикомъ таранчинцемъ всего вчера, почта ходитъ безъ двуколки, на вьюкѣ, разъ въ двѣ недѣли и раньше конца будущей недѣли ей незачѣмъ придти. Охотникамъ теперь не вре/с. 15/мя пріѣзжать, да и путь идетъ прямо къ Ханъ-Тен-гри, минуя никому не нужный Кольджатъ.

Но слухъ не обманывалъ. И двуколка грохотала колесами и топотали мѣрною ходою подымавшіяся въ гору лошади.

Иванъ Павловичъ взялъ бинокль и перешелъ на западную сторону веранды.

Красное солнце спускалось за отроги Алатаускихъ горъ. Изъѣденныя временемъ и волнами потопа, покрывавшими когда то всю эту долину, скалы торчали здѣсь, вылѣпленныя изъ мягкаго мергеля, наслоившагося пластами темно краснаго и сѣраго цвѣта то мягкими очертаніями холмовъ, то причудливыми пиками. Края ихъ были точно окованы пылающей на солнцѣ красной мѣдью, тогда какъ сами горы тонули въ фіолетовой мглѣ долины и казались изваянными изъ прозрачнаго аметиста.

Ближе виденъ былъ безконечный скатъ Алатаускихъ горъ, покрытый каменными глыбами, Богъ вѣсть когда свалившимися съ горъ, или принесенными сюда могучими ледниками и казавшимися отсюда, съ этой высоты маленькими черными камушками. Между нихъ отъ рѣки Или вилась дорога, которую можно было опредѣлить по поднявшейся, да такъ и застывшей въ неподвижномъ вечернемъ воздухѣ золотой пыли, которая стояла змѣею по всему длинному скату, на сколько хваталъ глазъ.

Къ самому посту, то скрываясь за скалами, или въ глубокой разсѣлинѣ горнаго ущелья, то появляясь на маленькомъ хребтикѣ, или горномъ плато, приближались три всадника и за ними тяжело нагруженная двуколка, запряженная парою лошадей. Простымъ глазомъ было видно, что два всадника казаки, а третій былъ одѣтъ въ блѣдно-сѣрый казакинъ или черкеску и сѣрую папаху...

Иванъ Павловичъ приставилъ къ глазамъ бинокль и чуть не уронилъ его отъ удивленія и отъ... негодованія, потому что въ Кольджату несомнѣнно /с. 16/ подъѣзжала женщина и притомъ женщина европейскаго происхожденія.

А значитъ... Значитъ, на нѣкоторое время, Богъ дастъ, конечно, недолгое, ему придется возиться, угощать, устраивать, заботиться именно о томъ существѣ, которое онъ меньше всего хотѣлъ бы видѣть у себя на одинокой квартирѣ.

Онъ снова поднесъ бинокль къ глазамъ. Да, это была женщина. Хотя, какая то странная женщина, похожая на мальчика, на юношу, въ своемъ длинномъ сѣромъ армячкѣ съ винтовкой за плечами, патронташомъ на поясѣ, большимъ ножемъ и въ высокихъ, желтой кожи, сапогахъ.

Онъ не тронулся съ мѣста, не кликнулъ Запѣвалова, чтобы приказать ему согрѣть воду для чая и приготовить ужинъ. Слишкомъ велико было его негодованіе и огорченіе, и онъ такъ и остался стоять на верандѣ, пока въ ней не приблизились вплотную пріѣзжіе и молодая женщина легкимъ движеніемъ не сошла съ лошади.

Примѣчаніе:
[1] Барданка — циновка, плетеная изъ рисовой соломы.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Амазонка пустыни». («У подножія Божьяго трона»). — Изданіе 2-е, пересмотр. и исправл. авторомъ. — Берлинъ: Изданіе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922. — С. 9-16.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.