Церковный календарь
Новости


2018-08-19 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 6-я (1991)
2018-08-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 45-е (18 ноября 1917 г.)
2018-08-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 5-я (1991)
2018-08-18 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 44-е (17 ноября 1917 г.)
2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 20 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «АМАЗОНКА ПУСТЫНИ». («У ПОДНОЖІЯ БОЖЬЯГО ТРОНА»).
(Изд. 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ: Изд-іе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922).

VIII.

Фанни каждое утро уѣзжала вдвоемъ съ Царанкой. Она ѣздила на Аксаѣ, на которомъ красиво сидѣла въ полной гармоніи съ лошадью. Куда она ѣздила, она не говорила. Но пропадала надолго, до самаго обѣда.

/с. 41/ На вопросъ Ивана Павловича, куда она ѣздитъ, она отвѣтила: — «На Кудыкину гору», а потомъ, точно стыдно ей стало грубаго отвѣта, добавила; — «тренирую лошадь».

Ея лошади, отъ работы, корма и заботливаго ухода, которымъ ихъ окружилъ Царанка, стали блестящими статными и красивыми. Имъ завидовали казаки поста.

Но она не тренировкой лошадей была занята. Она ѣздила съ какою то опредѣленною цѣлью, она что то дѣлала, потому что ѣздила съ сумами на сѣдлѣ и эти сумы Царанка таинственно приносилъ въ ея комнату. Сумы были тяжелыя.

По ея подвижному живому лицу Иванъ Павловичъ всегда зналъ, что у нея — была удача, или нѣтъ. Но она ревниво берегла свои секреты. А онъ не допытывался. Да и какое ему дѣло! Онъ такъ былъ радъ, что установились до нѣкоторой степени товарищескія отношенія, и ему казалось, что имъ обоимъ удалось взять вѣрный тонъ во время обѣдовъ, ужиновъ и бесѣдъ. Мучило только одно. Что «говорятъ» теперь и въ Джаркентѣ, и на Тышканѣ, и въ Хоргосѣ, и въ Суйдунѣ, словомъ вездѣ. Ничего не было. Жилъ въ одномъ домѣ съ нимъ сорванецъ-мальчишка, но говорили, должно быть, чортъ знаетъ что. И Ивану Павловичу жаль становилось милую Фанни...

Такъ прошло двѣ недѣли. Создалась привычка, и, когда Фанни опаздывала къ обѣду, Ивану Павловичу было безпокойно и скучно и онъ ходилъ взадъ и впередъ по верандѣ, мурлыкалъ какую то пѣсню и все посматривалъ на горы, ожидая увидѣть ея сѣрый кафтанъ и папаху...

Въ комнату ея онъ никогда не входилъ. Она прибирала ее сама.

Я ѣду на четыре дня, — сказала ему, однажды, Фанни.

Ваше дѣло, — сухо сказалъ Иванъ Павловичъ.

/с. 42/ — Да. Но говорю, чтобы вы не безпокоились.

Я не безпокоюсь. У меня на это права нѣтъ.

Будто?

Онъ не допытывалъ, куда она ѣдетъ. Почему то рѣшилъ, что въ Джаркентъ за покупками.

Ему было скучно эти четыре дня. Не доставало темныхъ отъ загара маленькихъ ручекъ, наливавшихъ ему его большую чашку чаемъ и подававшихъ ромъ, не доставало ея мальчишеской усмѣшки, ея легкихъ движеній и аромата ея волосъ. Вечера казались скучными и не тянуло смотрѣть съ веранды на темное небо и яркія звѣзды. Даже по ея кабардинской шапкѣ и винтовкѣ, исчезнувшимъ на эти дни съ гвоздя въ его кабинетѣ, онъ скучалъ.

Да, — стыдно было Ивану Павловичу въ этомъ сознаться — но онъ хандрилъ въ отсутствіе Фанни...

Она пріѣхала еще болѣе загорѣвшая. Ея волосы стали свѣтлѣе и больше вдавали въ золото, чѣмъ въ каштанъ. Солнце пустыни не шутитъ. Она была пыльная, усталая, но по сверкающимъ глазамъ Иванъ Павловичъ замѣтилъ, что счастливая.

Она пошла купаться въ Кольджатку, захвативши съ собою тонкій шолковый халатъ и туфельки, и черезъ часъ возвратилась сверкающая свѣжестью, неся въ рукахъ кафтанъ, шаровары и сапоги.

Ну и прожарилась я въ этомъ костюмѣ, — воскликнула она, поднимаясь на балконъ. — Что же вы недовольны, что я вернулась?

Нѣтъ, Фанни... — онъ ее первый разъ такъ назвалъ. —

Будто?, — съ сомнѣніемъ покачивая головой съ мокрыми волосами, небрежно скрученными большимъ узломъ, сказала Фанни.

Они пообѣдали молча. Послѣ обѣда она сказала:

/с. 43/ — Дядя Ваня, я хочу съ вами посовѣтоваться.

Пойдемте ко мнѣ.

Онъ не узналъ теперь убогую комнату для пріѣзжающихъ.

Ковры и вышивки, кисейныя занавѣски, бризъ-бизы на окнахъ, роскошное покрывало на одѣялѣ и на подушкахъ — это все было женское. Но столъ и ящики подлѣ стола и полки въ углу, заваленныя книгами и кусками каменныхъ породъ, — это уже было отъ того самоувѣреннаго «мальчишки», который непрошеннымъ гостемъ явился къ нему на постъ.

Большой букетъ альпійскихъ горныхъ цвѣтовъ, набранный на плоскогорьяхъ, стоялъ въ глиняномъ дунганскомъ кувшинѣ, а рядомъ лежали молотки, маленькія кирки и ломики заправскаго минералога, или золотоискателя.

Стоя у окна, освѣщенная яркими лучами, она брала куски камней со стола и подавала ихъ одинъ за другимъ Ивану Павловичу.

Что вы скажете на счетъ этого? — протягивая большой полупрозрачный кусокъ нѣжнаго розоваго цвѣта, сказала она.

Это розовый кварцъ.

А это? — и она протянула ему кусокъ почти чернаго минерала, похожаго на стекло.

Это базальтъ.

А это?

Если не ошибаюсь — лабрадоръ.

Да, милый дядя Ваня — и не только лабрадоръ, но нефритъ, ляписъ-лазурь, орлецъ, лежатъ здѣсь у самаго вашего носа.

Я, да и всѣ это знаютъ. Скажу вамъ больше. Гдѣ то на Средне-Азіатской вѣткѣ, но только въ сторонѣ отъ нея, нашли сѣру...

Да вѣдь это преступленіе не разрабатывать все это.

/с. 44/ — Ничего подобнаго. Не строить же намъ, бѣднымъ поселенцамъ, дворцы изъ нефрита и базальта и украшать ихъ колоннами изъ орлеца и ляписъ-лазури.

Нѣтъ. Конечно, нѣтъ. Но вывозить ихъ.

Овчинка выдѣлки не стоитъ. Товаръ громоздкій и тяжелый и его не повезешь гужомъ на двѣ тысячи верстъ, черезъ сотни переваловъ, да еще при нашемъ полномъ бездорожьи. Это не золото.

Фанни лукаво усмѣхнулась. Она подошла къ шкапу и достала съ средней полки нѣсколько кусковъ совершенно бѣлаго камня, похожаго на блестящій молочный сахаръ.

Ну, тогда посмотрите это.

Ну что же. Благородный кварцъ. Его здѣсь сколько угодно.

Она достала кусокъ побольше, покрытый коричневато желтымъ налетомъ, будто ржавый.

А это что? — съ торжествомъ въ голосѣ воскликнула она.

Ну, что же — золотоносный кварцъ, — спокойно проговорилъ Иванъ Павловичъ.

Это... золото, — прошептала она, восхищенная своей находкой.

Да, золото, — холодно подтвердилъ Иванъ Павловичъ. — Золотая пыль. Но, чтобы отдѣлить эту пыль, нужны громадныя машины, множество рабочихъ и труда и значитъ — овчинка выдѣлки не стоить. Сюда доставить эти машины, привести ихъ въ дѣйствіе при отсутствіи топлива — это почти невозможно, а, главное, слишкомъ мало этого золота на камнѣ. Это знали и безъ васъ. Давно знали.

Фанни была подавлена.

Что же надо?

Надо найти жилу. Вотъ, если бы это была не золотая пыль, а маленькіе комочки золота, слитки /с. 45/ его, жилки между кварцемъ, стоило бы и искать его.

А, какъ же легенда о золотомъ кладѣ, зарытомъ въ этихъ горахъ китайцами?

Легенда легендой и останется. Потому она и легенда, что ничего этого нѣтъ.

Фанни печально смотрѣла на Ивана Павловича.. Ей было горько, что ея работа, ея изслѣдованія, ея открытія, которыми она въ душѣ такъ гордилась, оказались не новыми и безполезными.

Но я найду и жилу и самородки! — упрямо сказала она. — И мы станемъ богаты, дядя Ваня.

Говорите про себя. Я то при чемъ?

Мы составимъ съ вами компанію.

Въ этотъ вечеръ они долго стояли другъ подлѣ друга, облокотившись на перила. Внизу шумѣла въ кустахъ рябины, барбариса, смородины и облѣпихи Кольджатка, а наверху тихо сверкали кроткія звѣзды.

Фанни говорила усталымъ голосомъ.

Я не буду унывать и падать духомъ, дядя Ваня. Я найду это золото. Мы найдемъ рабочихъ дунганъ и китайцевъ и мы выроемъ это золото. Кто знаетъ, сколько его будетъ. И тогда мы поѣдемъ путешествовать. У меня есть двадцать пять тысячъ рублей въ банкѣ, этого хватитъ для начала дѣла... А, скажите, дядя Ваня, вы,... вы нашли что либо?

Да, — тихо отвѣчалъ Иванъ Павловичъ, — я нашелъ. Мало нашелъ, но мнѣ кажется больше васъ. И я на вѣрномъ пути.

Простите. Я не спрашиваю... Гдѣ?

Увы, не на нашей землѣ.

Я такъ и знала. Тамъ? — и Фанни маленькою ручкою махнула въ сторону Китая.

Да.

Это ничего не значитъ, дядя Ваня. Мы достанемъ и оттуда!

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Амазонка пустыни». («У подножія Божьяго трона»). — Изданіе 2-е, пересмотр. и исправл. авторомъ. — Берлинъ: Изданіе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922. — С. 40-45.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.