Церковный календарь
Новости


2018-09-24 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Особое мнѣніе Ѳ. Д. Самарина (1906)
2018-09-24 / russportal
Предсобор. Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №4 (22 марта 1906 г.)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Приложеніе къ дѣянію 92-му (1999)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 92-й (24 февраля 1918 г.)
2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «АМАЗОНКА ПУСТЫНИ». («У ПОДНОЖІЯ БОЖЬЯГО ТРОНА»).
(Изд. 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ: Изд-іе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922).

XVIII.

Вьюга бушевала три дня. Потомъ четыре дня лили дожди, сначала холодные, потомъ теплые, гремѣла гроза и молніи освѣщали страшныя тучи. Ни выѣхать, ни выйти не было возможности. Всѣ притаились по своимъ угламъ. Снѣгъ исчезъ, и когда на восьмой день выглянуло солнце изъ заголубѣвшаго неба, скалы Кольджата, песокъ плоскогорья, зеленая трава у рѣчки были точно начисто отмыты и отполированы и блистали, какъ новыя. И только листья рябины съежились отъ мороза и повяли...

Послѣ полудня въ природѣ была тишина, весело чирикали птички, посвистывали тушканчики и стало тепло. Балконъ просохъ, и на него водворили столъ, стулья и соломенное кресло.

/с. 87/ Послѣ пятичасового чая Фанни и Иванъ Павловичъ остались на верандѣ. Такъ красивы были золотистые обрывки тучъ, таявшіе на горизонтѣ надъ знойной пустыней. Дивнымъ алмазомъ горѣла вершина Ханъ-Тенгри.

А вѣдь къ намъ кто-то ѣдетъ, — сказалъ Иванъ Павловичъ, вглядываясь вдаль.

Не докторъ-ли? Вы его ждали, дядя Ваня.

Нѣтъ, не докторъ. Куда! Нашъ докторъ верхомъ сюда не поѣдетъ, ему подавай тарантасъ. Нѣтъ, я думаю не изъ иностранцевъ ли кто.

Какіе иностранцы?

Да разные сюда ѣздятъ. Вотъ нѣмецъ, профессоръ Мензбиръ, года три подрядъ сюда ѣздилъ. Все на вершину Ханъ-Тенгри собирался подняться. Ему хотѣлось сдѣлать ея самыя точныя измѣренія и побывать на высочайшей горѣ въ мірѣ.

Ну и что же поднялся?

Куда! Развѣ возможно! Тамъ не то, что европеецъ, тамъ и киргизъ то ни одинъ никогда не былъ. Сказано: подножіе Божьяго Трона. Развѣ можно туда подняться?! Тамъ такія метели, такой вѣтеръ всегда, что человѣка, какъ песчинку сдуетъ. Вѣдь не было ни разу, чтобы вершина была цѣлый день видна, а вы испытали на этой недѣлѣ, что это такое, когда вершина въ тучахъ, а мы въ три раза ниже нежели Ханъ-Тенгри. Еще англичане на моей памяти два раза пріѣзжали — одинъ разъ на охоту въ долину рѣки Текеса, другой разъ здѣсь за кабанами охотились... Вотъ и кресло это отъ нихъ осталось... Съ собой привозили... Инженеры какіе-то ѣздили, изслѣдовали истоки рѣкъ Кунгеса и Текеса. Рѣдкое лѣто проходитъ безъ того, чтобы одинъ или два путешественника здѣсь не были. Вотъ и развлекутъ васъ, Фанни.

Я въ этомъ не нуждаюсь. Мнѣ совсѣмъ не скучно, — сказала Фанни. Но побѣжала за биноклемъ и съ любопытствомъ вглядывалась въ приближавшихся всадниковъ.

/с. 88/ — Дядя Ваня, двое впереди, и правда одинъ, какъ англичанъ на картинкахъ въ шляпѣ съ зеленою вуалью, въ гетрахъ, а рядомъ старикъ въ пиджакѣ и въ военной фуражкѣ.

Ну это Гараська. Такъ и есть, значить, англичанинъ сюда ѣдетъ. Охотникъ.

А сзади, — продолжала докладывать результатъ своихъ наблюденій Фанни — шесть киргизовъ съ заводными лошадьми съ вьюками. Дядя Ваня, а кто это Гараська?

Гараська, иначе Герасимъ Карповичъ Коровинъ, личность интересная. Это семирѣченскій казакъ, пьяница, бродяга, охотникъ, искатель приключеній, препараторъ чучелъ, все, что угодно. Знаетъ горы и пустыню, какъ свои пять пальцевъ. Разсказываетъ, что ходилъ съ Пржевальскимъ, съ Козловымъ, и съ Роборовскимъ, но, кажется, вретъ. Онъ больше примазывается къ богатымъ иностранцамъ. Говоритъ на всѣхъ туземныхъ и европейскихъ языкахъ вообще и ни на одномъ въ частности, имѣетъ нюхъ на звѣря, но еще лучшій нюхъ на богатаго путешественника. Достанетъ все, что угодно: и маленькихъ живыхъ тигрятъ и живого марала, или дикую лошадь, и ручного беркута. Имѣетъ знакомство со всѣми киргизами, китайцами, дунганами, таранчами, сартами, ходилъ до самыхъ Гималайевъ, зарабатывалъ тысячи и все пропивалъ. Широкая Русская натура. Смѣсь интеллигента и бродяги, крѣпкій, жилистый, не знающій возраста. Десять лѣтъ тому назадъ онъ былъ старикомъ и такой же старикъ и теперь. Ни убавилось у него волосъ, ни прибавилось сѣдины. Ловокъ, какъ кошка и выносливъ, какъ верблюдъ.

А съ нимъ кто?, — передавая бинокль Ивану Павловичу, сказала Фанни.

По моему, англичанинъ. И большой баринъ. Смотрите, на немъ кромѣ футляра съ папиросами и ножа ничего. За то киргизы обвѣшаны цѣлымъ арсеналомъ ружей, треногъ для фотографіи, фото/с. 89/графіями и еще какими-то мѣшками. Но надо думать знатный, потому что съ нимъ два киргиза, губернаторскіе джигиты и одинъ кавказецъ, а это значить человѣкъ съ протекціей. Надо готовить хорошій ужинъ, Фанни.

Сойдетъ и съ нашимъ.

Не обойдется и безъ водки. Ну ее то мы у казаковъ достанемъ. Она у нихъ не переводится.

Караванъ поднялся къ посту и въѣхалъ въ ворота.

Первый въѣхавшій походилъ на англичанина. На немъ былъ сѣрый тропическій фетровый шлемъ, обтянутый зеленою кисеею, просторная куртка съ карманами, со сборками и кожаными пуговицами, подтянутая ремнемъ, на которомъ болтался изящный охотничій ножъ, сѣрые галиффе, рыжіе башмаки и такіе же гетры, обернутые по спирали ремнемъ. Это былъ молодой человѣкъ съ чисто выбритымъ, нѣжнымъ розовымъ лицомъ, съ красивыми холеными, русыми усами подвитыми кверху, а когда онъ снялъ для привѣта свой шлемъ, то подъ нимъ оказались русые волосы, подвитые и раздѣланные на аккуратный проборъ.

Гараська былъ въ старой зеленой фуражкѣ съ малиновымъ околышемъ, пиджакѣ, накинутомъ поверхъ сѣрой фланелевой рубахи, въ шароварахъ коричневаго цвѣта, заправленныхъ въ хорошіе высокіе сапоги съ ремешкомъ подъ колѣномъ. На немъ не было никакого оружія.

Они слѣзли съ лошадей. «Англичанинъ» долго расправлялъ ноги и видимо усталый и непривычный къ ѣздѣ пошелъ неловкою походкою къ верандѣ. Увидавши Фанни, бывшую въ женскомъ костюмѣ, онъ пріосанился и закрутилъ усы большою рукою, одѣтой въ рыжую лайковую перчатку.

Позвольте познакомиться, — сказалъ онъ на чистомъ Русскомъ языкѣ, — Василій Ивановичъ Василевскій, котораго прошу называть, какъ /с. 90/ всѣ меня называютъ, просто Васенька, или Василекъ. Московскій купецъ и, между прочимъ, путешественникъ, охотникъ, искатель приключеній. Не все же, знаете, англичанамъ! И Россійской складки человѣкъ всегда показать себя сумѣетъ.

Мильярдеръ, — хриплымъ шопотомъ, прикрывая ротъ ладонью, прошепталъ на ухо Ивану Павловичу Гараська и смакуя это слово, повторилъ еще: мильярдеръ и враль...

Вы меня, надѣюсь, познакомите... съ супругой вашей.

Это не жена моя, а... племянница. Ѳеодосія Николаевна Полякова.

Привѣтъ, привѣтъ Россійской жительницѣ на границѣ Небесной имперіи. Я удивленъ и очарованъ встрѣтить такую красоту.

Горная роза, — хрипло сказалъ Гараська, протягивая черную загорѣлую руку Фанни. — Молодчага Иванъ Токаревъ. Губа не дура. Даромъ что тихоня, монахъ и аскетъ... а товаръ выбрать умѣлъ.

Иванъ Павловичъ толкнулъ его подъ локоть.

Ты, братъ, полегче.

А что, Иванъ, нельзя?.. — робко спросилъ Гараська.

Она племянница и барышня... Институтка, — зачѣмъ-то совралъ, отводя Гараську въ сторону, Иванъ Павловичъ — сирота... Надо быть осторожнѣе.

Да ладно, Иванъ, — захрипѣлъ Гараська, — я то что, я ничего. Ты вотъ за кѣмъ присматривай, подмигнулъ онъ на своего спутника, — ходокъ по этой части! Ты за патрономъ моимъ гляди въ оба.

Мы ѣдемъ, — говорилъ нѣжнымъ пѣвучимъ голосомъ Васенька, — въ Аксу и Турфанъ. Знакомиться съ тамошними нравами.

/с. 91/ — И болѣе по женской части, — шепнулъ опять хриплымъ басомъ Гараська Ивану Павловичу.

Говорятъ, очень любопытства достойные города. Вотъ у меня письмо отъ губернатора... Вы разрѣшите сѣсть, — и Васенька небрежно развалился на лонгшезѣ, — усталъ, знаете. Отвыкъ. Да, — письмо оказывать всяческое содѣйствіе. А вы давно здѣсь, Иванъ... Иванъ, простите не разслышалъ ваше отчество.

Павловичъ.

Да, такъ я говорю, давно вы здѣсь?

Девятый годъ.

Да что вы говорите!.. А... а... племянница ваша, Ѳеодосія Николаевна?

Ѳеодосія Николаевна всего второй мѣсяцъ.

Скажите, пожалуйста. И не соскучились? Удивительно. Къ вамъ никакъ и не доѣдешь. Мы три дня ѣдемъ изъ Джаркента.

Вольно же вамъ, Василекъ, — фамильярно сказалъ Гараська, — было заглянуть на Или.

Ахъ, тамъ поселокъ дунганскій. Очаровательный. Прелесть. Мы тамъ рыбу ловили.

Съ дунганками, — добавилъ Гараська.

Ахъ, оставь, пожалуйста. Это было просто приключеніе. А я, знаете Иванъ... Иванъ...

Павловичъ, — смѣясь, сказала Фанни.

Да, Иванъ Павловичъ, я люблю приключенія. Мнѣ двадцать пять лѣтъ... Я уже былъ въ Абиссиніи, у негуса Менелика, охотился на слоновъ.

Не то удивленіе, не то насмѣшка играла въ шаловливыхъ глазахъ Фанни.

Вы охотились на слоновъ, Василій Ивановичъ?

Что же тутъ удивительнаго? — смотря своими большими свѣтло-сѣрыми глазами на Фанни /с. 92/ и, какъ бы ощупывая ее своимъ взглядомъ, сказалъ Васенька.

По моему много. Такъ мало Русскихъ путешественниковъ и тѣмъ болѣе охотниковъ за слонами, — серьезно сказала Фанни.

У меня, знаете, страсть. «Влеченье — родъ недуга»... Что нибудь необыкновенное, — небрежно бросилъ Васенька.

Папаша слишкомъ много денегъ оставилъ, — вставилъ Гараська.

Оставь пожалуйста, — шутливо, но видимо довольный, сказалъ Васенька, — ты, охотникъ за черепами, «команчо» вождь индѣйцевъ. А знаете, удивительный человѣкъ!

Накрыли на столъ. Запѣваловъ и Фанни собрали закуску. Принесли бутылку Смирновской водки, еще водившейся въ Семирѣчьи.

Вы позволите, Иванъ Павловичъ, мнѣ и свою лепту внести въ угощеніе, сказалъ Васенька. — Идрисъ! крикнулъ онъ на дворъ, гдѣ его люди снимали вьюки.

Ловкій ингушъ въ черномъ бешметѣ, подтянутомъ тонкимъ ремнемъ съ кинжаломъ подскочилъ къ Васенькѣ.

Достань... знаешь...

Понимаю.

Идрисъ принесъ бутылку мадеры, коньякъ и флягу въ коричневой кожѣ. Потомъ притащилъ нѣсколько откупоренныхъ жестянокъ съ сардинками, паюсной икрой, кефалью и омаромъ.

Вы позволите, Иванъ Павловичъ, у васъ сдѣлать дневку. Я постараюсь не стѣснить... А это уже позвольте въ общую, такъ сказать, долю.

Прошу васъ, Василій Ивановичъ, можетъ быть хотите помыться, одѣться съ дороги, пожалуйте въ мою комнату. Въ ней и заночуете. Гараська, а ты со мной въ кабинетѣ.

/с. 93/ — Благодарю васъ. Мы сейччасъ.

Фанни прошла на кухню. Ей хотѣлось не ударить передъ гостями лицомъ въ грязь и она приказала отварить живыхъ форелей, наловленныхъ въ Кольджаткѣ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Амазонка пустыни». («У подножія Божьяго трона»). — Изданіе 2-е, пересмотр. и исправл. авторомъ. — Берлинъ: Изданіе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922. — С. 86-93.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.