Церковный календарь
Новости


2018-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 19-я (1925)
2018-06-25 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 18-я (1925)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 39-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 38-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 37-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 36-я (1922)
2018-06-24 / russportal
Блаж. Августинъ Иппонійскій. "Исповѣдь". Книга 10-я (1914)
2018-06-24 / russportal
Блаж. Августинъ Иппонійскій. "Исповѣдь". Книга 9-я (1914)
2018-06-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинный постъ есть "злыхъ отчуждечіе" (1975)
2018-06-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы готовиться къ Вел. посту? (1975)
2018-06-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 17-я (1925)
2018-06-23 / russportal
И. А. Ильинъ. "О сопротивленіи злу силою". Глава 16-я (1925)
2018-06-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 35-я (1922)
2018-06-23 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. Романъ "Амазонка пустыни". Глава 34-я (1922)
2018-06-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 12-я (1925)
2018-06-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 11-я (1925)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 25 iюня 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «АМАЗОНКА ПУСТЫНИ». («У ПОДНОЖІЯ БОЖЬЯГО ТРОНА»).
(Изд. 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ: Изд-іе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922).

XX.

Фанни уже вскочила на совкаго Аксая, Васенька при помощи Идриса гомоздился на своего маштака. Ему все неудобны стремена и онъ каждый разъ ихъ перетягиваетъ, то велитъ укоротитъ, то удлинить. Ни у Идриса, ни у Царанки лошади не посѣдланы, значитъ, ѣдутъ вдвоемъ. Tête à tête [1] устраиваютъ.

Не нравится это Ивану Павловичу. Вовсе не нравится. Во-первыхъ, что за человѣкъ Васенька? Чортъ его знаетъ. Милльонеръ, значитъ, человѣкъ, выросшій въ убѣжденіи, что за деньги все позволено и деньгами все купить можно. Во-вторыхъ, человѣкъ, повидимому, безъ принциповъ. Самодуръ и «моему нраву не препятствуй», что хочу, то и дѣлаю...

Да и въ пустынѣ... безъ вѣстового... Мало ли что можетъ случиться?.. Съ тѣмъ же Васенькой? Ну, хотя солнечный ударъ... Или упадетъ съ лошади... Ишь какъ стремена то опустилъ, ноги болтаются совсѣмъ. Хорошъ наѣздникъ!

Царанка, — подозвалъ Иванъ Павловичъ калмыка, едва только Васенька съ Фанни выѣхали за домъ.

Царанка, сѣдлай-ка, братъ, Пегаса и айда за барышней. Мало ли что въ пустынѣ! Можетъ, помочь надо будетъ. Понимаешь?

Понимаю. Очень даже хорошо понимаю. Только я сѣдлаю Мурзика. Не такъ замѣтно, а тоже рѣзвый лошадь.

Царанка свое дѣло понималъ. «Москаль нѣтъ хорошій, ухъ не хорошій человѣкъ. Царанка по луна смотрѣлъ, Царанка по звѣздамъ смотрѣлъ. Нѣтъ... счастья нѣтъ. Совсѣмъ плохой человѣкъ».

И Царанка съ тою быстротою, на которую только калмыки и способны, накинулъ сѣдло на Мур/с. 99/зика, взялъ патронташъ и винтовку Запѣвалова, свиснулъ и спорою рысью выскочилъ вслѣдъ за своею госпожею.

«Можетъ быть, это и подлость посылать соглядатая», подумалъ Иванъ Павловичъ, «но иначе я не могъ поступить. Даже и при томъ условіи, что мнѣ нѣтъ никакого дѣла до Фанни, какъ и ей нѣтъ до меня дѣла»...

Повернувшись отъ сарая, онъ увидалъ на верандѣ безпечно сидящаго Гараську.

Что же не укладываетесь? — сказалъ онъ, стараясь не обратить вниманія Гараськи на то, что онъ сдѣлалъ и чувствуя, что старый охотникъ видитъ его насквозь.

Чего собираться-то. Успѣемъ. Результата надо выждать. А это ты, того... Правильно... Калмыка-то вслѣдъ... При немъ, братъ, свидѣтели нужны. Ухъ посмотрѣлъ я на него — жохъ! Ну, жохъ!.. А уже вретъ! Черезъ Гималайи махнулъ... А до Кольджата еле доползъ...

Очень долго «катались» на этотъ разъ Васенька съ Фанни. Иванъ Павловичъ совсѣмъ истомился, ожидая ихъ. И Гараськѣ надоѣло ходить возлѣ накрытаго для обѣда стола, на которомъ стояла остуженная въ Кольджаткѣ водка.

Согрѣется, братъ Иванъ, какъ полагаешь? — А ну-ка, молодецъ, отнеси-ка ты ее опять въ рѣку. Только погоди. Я единую, чтобы заморить червяка съ корочкой съ солью...

И выпивъ, старикъ далъ бутылку Запѣвалову, чтобы тотъ опять опустилъ ее въ Кольджатку.

Наконецъ раскраснѣвшаяся, легкимъ галопомъ вскочила во дворъ Фанни и звонко крикнула: — «Царанка! прими лошадь!» — И откуда не возьмись съ донскимъ казачьимъ шикомъ полнымъ карьеромъ подлетѣлъ къ ней калмыкъ и на лету соскочилъ на землю и принялъ Аксая.

Фанни не удивилась, что онъ ѣздилъ.

/с. 100/ За нею рысью, расхлябанно болтаясь на длинныхъ стременахъ, въѣхалъ во дворъ подрумянившійся на солнцѣ Васенька. Онъ былъ не въ духѣ.

Сорвалось, — прохрипѣлъ Гараська — эй, люди... давайте водку...

Ухъ, да и голодна же я — съ напускнымъ оживленіемъ, входя на веранду, проговорила Фанни. — Сію минуту переодѣнусь. Проголодались, Герасимъ Карповичъ?

Какъ не проголодаться. На цѣлый часъ опозданія.

Васенька былъ мраченъ и молчаливъ. Онъ пошелъ помыть руки и попудрилъ лицо отъ загара.

Къ обѣду Фанни вышла скромно одѣтая въ самую старую свою сѣренькую блузку и съ гладко причесанными волосами, что очень шло къ ея дѣвичьему лицу.

Что же собираться прикажешь, Василекъ? — спросилъ Гараська послѣ первой рюмки.

А то какъ-же! Непремѣнно. Я сказалъ же. Завтра ѣдемъ. Вы намъ, Иванъ Павловичъ, одолжите ячменя на дорогу. И уже я васъ попрошу вечеромъ счетикъ, что мы должны за продовольствіе.

Рѣшительно ѣдешь? — спросилъ Гараська.

Рѣшительно и безповоротно.

Ну и слава Богу! Погладимъ дорожку.

Да ты это которую?

Э, братъ, сколько переваловъ, столько и рюмокъ, а переваламъ нѣтъ числа.

Кончили обѣдъ, Васенька пошелъ отдохнуть немного, Гараська отправился укладывать вьюки, Фанни медленно прибирала посуду на столѣ.

А вы что же укладываться? — спросилъ ее Иванъ Павловичъ.

Я не поѣду, — сухо сказала Фанни. — Передумала.

Иванъ Павловичъ ничего не сказалъ.

/с. 101/ — Что же вы не спрашиваете меня, почему я не ѣду? — шаловливо, съ прежнею мальчишескою ухваткою спросила Фанни.

А мнѣ какое дѣло. Вы свободны, какъ вѣтеръ.

А какое дѣло вамъ было посылать сегодня намъ вслѣдъ Царанку? — лукаво спросила Фанни.

Кто вамъ это сказалъ?, — смущенно пробормоталъ Иванъ Павловичъ.

Уже, конечно, не Царанка. Онъ ни за что не выдастъ. Милый дядя Ваня, я вамъ очень благодарна за вашу заботу... Но, неужели вы думаете, что я и безъ Царанки не справилась бы съ съ этимъ господиномъ?

А развѣ было что?

Какой вы любопытный!

Простите меня, Фанни.

Она посмотрѣла грустными глазами на Ивана Павловича и печально сказала:

Да, я не ѣду въ это путешествіе, которое могло бы быть полно самыхъ интересныхъ, самыхъ необычныхъ приключеній. И это такъ ужасно!.. Но Василій Ивановичъ оказался не такимъ человѣкомъ, какимъ я его себѣ представляла.

Онъ обидѣлъ васъ, Фанни?

Боже упаси! Нѣтъ. Конечно нѣтъ. Скорѣе я обидѣла его... Видите... Мы ѣздили пять чесовъ шагомъ. По пустынѣ. Лошадь у него идетъ тихо, шага нѣтъ. Мнѣ хотѣлось скакать, рѣзвиться, дѣлать тысячи безумствъ, стрѣлять орловъ. А мы говорили. Все говорили, говорили. Господи, чего я не наслушалась. Дядя Ваня, неужели не можетъ мужчина смотрѣть на женщину иначе, какъ на предметъ для своего наслажденія. Я оборвала Василія Ивановича и дала ему понять, что онъ жестоко во мнѣ ошибается. Онъ умолкъ, но не надолго. Онъ началъ разсказывать про свои милльоны, про то большое дѣло, которое онъ ведетъ въ Москвѣ, про то, какъ въ него всюду всѣ влюбля/с. 102/лись. Потомъ заговорилъ, что онъ одинокъ въ своихъ путешествіяхъ, что онъ давно искалъ себѣ женщину-товарища, ну, конечно, такую какъ я, что онъ готовъ пропутешествовать со мною всю жизнь, звалъ на Камчатку и Клондайкъ и закончилъ тѣмъ, что сдѣлалъ мнѣ формальное предложеніе стать его женой...

И вы?! — спросилъ съ тревогой въ голосѣ Иванъ Павловичъ.

Конечно отказала...

Вздохъ облегченія вырвался изъ груди Ивана Павловича.

Дядя Ваня... А, дядя Ваня, — окликнула задумавшагося Ивана Павловича Фанни.

Оба примолкли и дома и на верандѣ была тишина. На дворѣ переговаривались Гараська съ Идрисомъ, шуршали бумаги, звенѣли жестянки.

Что Фанни? — Иванъ Павловичъ поднялъ глаза на нее. Печальна была Фанни, тяжелая, скорбная дума морщинкой легла на ея лбу и опустились концы губъ.

Неужели, дядя Ваня, будетъ такой день, когда и вы мнѣ сдѣлаете предложеніе?

А, что тогда, Фанни?

Это будетъ такъ смѣшно... И такъ ужасно, — съ невыразимою горечью въ голосѣ сказала Фанни.

Примѣчаніе:
[1] Съ глазу на глазъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Амазонка пустыни». («У подножія Божьяго трона»). — Изданіе 2-е, пересмотр. и исправл. авторомъ. — Берлинъ: Изданіе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922. — С. 98-102.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.