Церковный календарь
Новости


2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «АМАЗОНКА ПУСТЫНИ». («У ПОДНОЖІЯ БОЖЬЯГО ТРОНА»).
(Изд. 2-е, испр. авторомъ. Берлинъ: Изд-іе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922).

XXII.

Вы не устали, Фанни?

Я, нѣтъ. Что съ вами. Мнѣ такъ дивно хорошо!

Шестой день въ пути безъ отдыха. Они прошли рядъ глухихъ ущелій, карабкались наверхъ по кручамъ. Вотъ, думалось, откроется горизонтъ безъ конца, станетъ видна широкая равнина, поля, города и села... Но все то же. За переваломъ рядъ небольшихъ хребтовъ, песчаная площадка, иногда лугъ, покрытый травами, а верстахъ въ трехъ уже снова вздымаются черными стѣнами крутыя горы, громоздятся скалы, торчатъ пики, мѣстами ущелья поросли еловымъ лѣсомъ и можжевельникомъ, кое-гдѣ между вершинами бѣлыми пятнами торчатъ ледники и дорога снова вьется наверхъ къ новому перевалу.

Гараська былъ правъ. Переваламъ не было числа.

Ночевали въ горахъ. То въ горныхъ хижинахъ лѣсниковъ и охотниковъ, то въ кибиткахъ кочующихъ со стадами киргизовъ. Фанни засыпала подъ неугомонное блеяніе барановъ и мычаніе коровъ, образовывавшее своеобразную музыку пустыни. Невдалекѣ журчалъ горный ручей, смѣялись и визжали киргизскія дѣти и вся эта мелодія вмѣстѣ съ величественной панорамой горъ навѣвала такое удивительное спокойствіе на душу, чувствовала себя Фанни такою простою, первобытночистою, что /с. 107/ засыпала въ свѣжемъ воздухѣ горъ, подъ эту музыку пустыни сномъ ребенка.

Какъ понимала она здѣсь Пржевальскаго, который скучалъ въ столичной оперѣ за этими видами, за этой музыкой стадъ, которая осталась неизмѣнна изъ вѣка въ вѣкъ со временъ Лавана и Іова! Какъ понимала она и его желаніе, чтобы онъ былъ похороненъ въ такой же пустынѣ, на берегу дикаго озера Иссыкъ-Куль!

На пятый день пути, уже подъ вечеръ они карабкались по красной тропинкѣ между порфировыхъ скалъ, имѣя влѣво отъ себя грозные отроги Ханъ-Тенгри. Онъ такъ мрачно насупился и черныя тучи закутали снѣга его вершины. И вдругъ, передъ самымъ закатомъ солнца когда они, наконецъ, достигли вершины перевала, передъ Фанни открылся безконечный просторъ пустыни. Желтая трава, высохшая отъ солнечнаго зноя, разстилалась на сотни верстъ, ровная и чуть колеблемая вѣтромъ. Она была позлащена алыми лучами заходящаго солнца и переливалась прозрачными тонами, вдаваясь то въ ясное золото, то въ темную мѣдь. Мѣстами она голубѣла отъ синенькихъ цвѣтовъ и колыхалась, какъ море удивительной красоты. И на всемъ протяженіи, сколько глазъ хваталъ, не было видно никакого человѣческаго жилья, ни города, ни селенія, ни кибитокъ киргизовъ.

Пустыня.

А за нею опять тянулись длиннымъ хребтомъ горы мягкихъ очертаній, съ округлыми линіями вершинъ, безъ острыхъ пиковъ, страшныхъ утесовъ и таинственныхъ ледниковъ.

Онѣ были совершенно лиловыми, эти горы, и мягко колебались въ призрачной дали, какъ миражъ, какъ неуспокоившаяся декорація дальняго фона...

Цѣлый день они шли, изнемогая отъ зноя пустыни. Кругомъ шелестѣла подъ знойнымъ вѣт/с. 108/ромъ сухая трава, убѣгали изъ-подъ ногъ ящерицы и черепахи, да носились надъ метелками сѣмянъ маленькія птички — синицы пустыни, хорошенькія рисовки.

Ни одного встрѣчнаго. Ни пѣшаго, ни коннаго. Иногда вдали покажется темное пятно. Табунъ дикихъ лошадей подойдетъ шаговъ на тысячу и вдругъ умчится и скроется въ густой травѣ... И топотъ лошадиныхъ ногъ взволнуетъ казачьихъ коней.

Слѣды степного пожара перегородятъ путь. Кто поджегъ его? Ударила ли молнія въ одну изъ страшныхъ грозъ пустыни, или безпечный человѣкъ бросилъ спичку, или окурокъ, не загасилъ костра? Черная земля потрескалась, покрылась сивымъ налетомъ пепла и изумрудная трава мягкими иголками пробивается изъ чернаго пожарища... Сухое русло преградило дорогу пожару и опять торчатъ желтыя травы безъ конца.

Ночевали у воды. Колодцы кѣмъ-то вырытые. Глиняные копанки въ землѣ, иногда лужи мутной воды среди черной тинистой грязи, затоптанной слѣдами многочисленныхъ стадъ. Валяется черепокъ глинянаго кувшина и неподалеку тлѣютъ бѣлыя кости верблюда, или лошади.

Ставили для Фанни палатку, разстилали коврикъ, на немъ разставляли койку. Казаки и Иванъ Павловичъ ложились подъ открытымъ небомъ на буркахъ всѣ вмѣстѣ.

Соленый отъ воды чай сдабривали клюквеннымъ экстрактомъ, на кострѣ, на вертелѣ, жарилась нога барана, или джейрана, убитаго въ пути казакомъ, доставали консервы. Разъ какъ-то Иванъ Павловичъ вынулъ мѣшечекъ и изъ него насыпалъ въ котелокъ съ горячей водой какого-то темнобураго порошка.

Попробуйте, Фани.

Яблочный кисель былъ передъ нею.

/с. 109/ — Откуда у васъ эта прелесть?

Спеціальное изобрѣтеніе города Вѣрнаго. Яблочный порошокъ.

И такъ у насъ обѣдъ изъ трехъ блюдъ, со сладкимъ.

Даже изъ четырехъ — съ десертомъ.

Иванъ Павловичъ подалъ Фанни вѣтку, всю усѣянную гроздьями дикой красной смородины.

Какъ онъ заботился о ней въ пути! Да и не онъ одинъ, а всѣ казаки, и Царанка, и Запѣваловъ, и Порохъ. На видъ такіе угрюмые и непривѣтливые, они словно ожили, какъ только коснулись этой бродячей жизни, какъ только углубились въ безконечную степь.

Ахъ, эти закаты на берегу степного озерка, среди гомона всякой водяной птицы, когда степь покрывается прозрачной дымкой и терпкій, но и нѣжный запахъ сухой травы и сѣмянъ рвется въ легкія! На верху горитъ заря и полъ-неба покрыто пурпуромъ ея пожара, солнце ярко-пунцовое, точно нарисованное на транспарантѣ тихо уползаетъ подъ горизонтъ! Ахъ, эта красота пустыни, ни съ чѣмъ не сравнимая, дающая удивительный покой душѣ.

Сзади, какъ стѣны, берегутъ ее грозные отроги Ханъ-Тенъ-Гри теперь весь онъ во всемъ своемъ очаровательномъ блескѣ, розовый и сверкающій снѣгами дрожитъ въ миражахъ воздушной выси.

Точно Богъ съ вершины своего трона смотритъ на міръ и улыбается ему и радуется всякой твари.

Вотъ Онъ тряхнулъ своею рукою и высыпались яркія серебряныя звѣзды, выплылъ таинственный мѣсяцъ и понесся но небу любоваться Божіимъ міромъ и чаровать его своими колдовскими чарами...

Красота! Красота!

Вы не устали, Фанни?

/с. 110/ — Да, развѣ можно устать среди этой красоты!

У нея точно крылья выросли. Она чувствовала себя легкой и подвижной, безконечно счастливой, какъ счастливъ бываетъ первобытный человѣкъ, когда приблизится онъ къ Богу въ его твореніяхъ.

Я такъ счастлива, дядя Ваня. И я сама не понимаю почему?.. Но такъ счастлива я еще не была никогда. Что со мною, не знаю. Но такъ хорошо! Почему это такъ, дядя Ваня?

Мы у подножія Божьяго Трона и Господь взираетъ на насъ, — задумчиво говоритъ дядя Ваня.

Оба долго и восторженно смотрятъ на гаснущую въ небѣ высокую вершину. Розовые тона перламутра заката исчезли на ней, она померкла, посинѣла и уже загорѣлась съ другой стороны опаломъ, отражая ей одной видную съ ея высоты луну.

Какъ хорошо! Какъ хорошо!!

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Амазонка пустыни». («У подножія Божьяго трона»). — Изданіе 2-е, пересмотр. и исправл. авторомъ. — Берлинъ: Изданіе Сіяльскій и Крейшманъ, 1922. — С. 106-110.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.