Церковный календарь
Новости


2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
2018-08-07 / russportal
Свт. Іоаннъ. "Взойдите на гору и несите дерева и стройте храмъ" (1994)
2018-08-07 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 76-е (3 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 15 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
РОМАНЪ «НЕНАВИСТЬ».
(Парижъ: Кн-во Е. Сіяльской, 1934 г.).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

XIII.

1-го января у Жильцовыхъ и у Антонскихъ былъ обычный новогодній пріемъ. Пріѣзжали сослуживцы поздравить «съ новымъ годомъ». Шура пріѣхала въ Петербургъ поздравить дядю и тетку, Матвѣй Трофимовичъ съ утра, «при парадѣ ѣздившій по начальству» росписываться и поздравлять, въ два часа поѣхалъ въ Гатчино къ Антонскимъ.

Въ этоть день сотникъ Гурдинъ «нанесъ» визитъ Жильцовымъ. Онъ былъ великолѣпенъ въ короткомъ казачьемъ мундирѣ, въ серебряныхъ эполетахъ котлетками, съ серебряною перевязью лядунки, при шарфѣ и съ кованымъ галуннымъ воротникомъ. На лѣвой рукѣ у него была бѣлая перчатка, въ ней онъ держалъ черную, блестящаго курпея папаху съ краснымъ верхомъ. Онъ церемонно поцѣловалъ руку Ольгѣ Петровнѣ и такъ крѣпко пожалъ руку барышнямъ, что Женя вскрикнула отъ боли, а Шура поморщилась.

Гурочка не отходилъ отъ Гурдина.

У васъ, Геннадій Петровичъ, лошадь есть? Вотъ у дяди Тиши, когда онъ на службѣ всегда есть лошадь... Вѣдь вы казакъ?.. Настоящій казакъ?..

Шура и Женя быстро переглянулись и Женя вспыхнула. Вспомнила: — «шеколадная лошадь».

Да у меня есть лошадь — бурый жеребецъ Баянъ, — отвѣтилъ Гурдинъ. Голосъ у него былъ мягкій и музыкальный.

«Навѣрно, онъ поетъ», — восторженно подумала Женя. — «Какой пріятный, даже въ разговорѣ у него голосъ»...

«Можно-ли при барышняхъ говорить — жеребецъ?» — подумала Ольга Петровна. — «Охъ, уже мнѣ это новое поколѣніе»! — и она покраснѣла, и отъ этого помолодѣла и стала похожа на дочь, точно она была не мать ея, но старшая сестра.

А какъ зовутъ вашу лошадь? — приставалъ Гурій.

Я сказалъ — Баянъ.

— «И струны вѣщія Баяна — не будутъ говорить о немъ», — пропѣла Женя. — Какое прекрасное имя — Баянъ!.. Онъ вѣдь шоколаднаго цвѣта?..

Теперь вспыхнулъ и Гурдинъ.

Онъ бурой масти, Евгенія Матѣевна.

Какая хорошая мысль была у брата Димы попросить васъ привезти намъ эту голову кабана, — сказала Ольга Петровна.

Для меня это такое большое счастіе... Познакомиться съ вами. Дмитрій Петровичъ такъ обласкалъ меня въ новомъ краю. Мы большіе, можно сказать друзья, всегда вмѣстѣ на охотѣ.

Гурдинъ по просьбѣ барышень долженъ былъ снова разсказать, какъ онъ убилъ кабана. Женя слушала не слова, а музыку голоса. Про себя она назвала голосъ Гурдина «деликатнымъ».

Тамъ, знаете, камыши, какъ стѣна!.. И на солнцѣ совсѣмъ, какъ золото!.. И вотъ, вдругъ они раздвигаются съ этакимъ трескомъ и въ нихъ показывается этакая огромная головища.

По предложенію Гурочки перешли въ столовую, чтобы смотрѣть на самое чучело.

У васъ здѣсь обои совсѣмъ въ тонъ камышей, — сказалъ Гурдинъ, — вотъ такъ она намъ и показалась, какъ выглядитъ сейчасъ со стѣны.

Женя, Гурдинъ, Гурочка и Ваня стояли подъ кабаньей головой, Шура отошла къ окну. Дверь въ корридоръ слегка пріоткрылась и за нею появился Володя въ своей обычной бѣлой курткѣ, à la поэтъ Блокъ, съ открытой шеей и съ копной волосъ на головѣ.

Гурдинъ продолжалъ свой разсказъ объ охотѣ.

Я стрѣлялъ изъ винта. Дмитрій Петровичъ изъ нарѣзного штуцера.

Что это такое винтъ? — спросила Женя.

Изъ винта?.. Простите, это я такъ по просту, по казачьи сказалъ. Наши казаки такъ трехлинейную винтовку называютъ. Прекрасное, знаете, ружье. Бьетъ въ точку... Если подпилить головку пули, какъ разрывная беретъ... Смертельная рана сразу.

Ужасъ и отвращеніе отразились на лицѣ Володи. Онъ совсѣмъ открылъ дверь и разсматривалъ Гурдина, какъ какого-то диковиннаго звѣря.

Стоявшіе у стѣны не видѣли Володю, видѣла его только Шура.

Входи, Володя, — сказала она. Это нашъ новый другъ Геннадій Петровичъ. Сотникъ Гурдинъ... Его къ намъ направилъ дядя Дима.

Теперь всѣ повернулись къ двери. Сотникъ Гурдинъ уже и направился навстрѣчу этому странно одѣтому молодому человѣку. На лицѣ его появилась привѣтливая улыбка и онъ переложила папаху изъ правой руки въ лѣвую. Но молодой человѣкъ не двинулся впередъ, онъ язвительно фыркнулъ и сказалъ, чеканя каждый слогъ.

Простите... Я, кажется помѣшалъ вашимъ... охотничьимъ разсказамъ.

Володя, зачѣмъ?.. — умоляюще сказала Женя.

Володя быстро и тщательно закрылъ дверь. Неровные шаги — ступали съ каблука — раздались по корридору и затихли вдали.

Умнѣе всѣхъ, — прошептала Женя.

Вы простите моего двоюроднаго брата,— спокойно сказала Шура. — Его смутило, что онъ не совсѣмъ одѣтый увидалъ чужого... Онъ думалъ, что тутъ только свои.

Но теперь въ столовой почему-то стало неуютно и скучно и всѣ пошли въ гостиную. Геннадій Петровичъ сталъ прощаться. Онъ помнилъ наставленія своего войскового старшины, когда тотъ отпускалъ его въ Петербургъ: — «когда будешь кому-нибудь "наносить" визитъ, такъ на визитѣ, братъ, не засиживайся... Десять минутъ и вставай, цѣлуй ручки дамамъ, щелкай шпорами умѣренно. Не звени ими легкомысленно, какъ какой нибудь шалый корнетъ, но соблюдай пріятность звука».

Геннадій Петровичъ поцѣловалъ руку Ольги Петровны, «умѣренно, соблюдая пріятность звука», щелкнулъ шпорами и пошелъ къ барышнямъ. Женя молча покраснѣла, Шура сказала: —

Мама просила передать вамъ, когда будете въ Гатчинѣ, милости просимъ къ намъ. Мы рады видѣть у себя друга дяди Димы.

Едва закрылась дверь за Гурдинымъ, Женя завертѣлась, закружилась по залу, подбѣжала къ матери и, уткнувшись лицомъ ей въ грудь, весело разсмѣялась.

Мама!.. Мамочка, — сквозь смѣхъ едва выговаривала она, — ты знаешь?.. Онъ ска-залъ... сказалъ... изъ ви-инта!.. стрѣлялъ. Изъ ви-инта... Это-же очаровательно!.. Такъ, говоритъ, казаки винтовку называютъ.

Женя убѣжала изъ гостиной.

Господи, какая дурочка, — улыбаясь, сказала Ольга Петровна.



За обѣдомъ было скучно. Послѣ того, что было въ сочельникъ — пропасть разверзлась между Шурой и Володей и, какъ ни старались они скрыть это отъ другихъ, это чувствовалось. Володя свою злость вымещалъ на сестрѣ.

Видалъ твоего вербнаго херувима, — кривясь отъ злости говорилъ онъ. — Сотникъ!.. Сотникъ Гроба Господня!.. Какая пошлость!.. Сотникъ... Центуріонъ... Мама, я совѣтую тебѣ быть осторожнѣе съ пріемомъ такихъ херувимчиковъ. Гурій глазъ не сводилъ съ его эполетъ. Женя была такъ пунцова, точно сейчасъ отъ плиты. Соблазнятъ Гурія всѣ эти погончики, темлячки и шпоры и запросится онъ въ военщину.

Что худого? — тихо сказала Ольга Петровна. — Братъ Дима въ Туркестанѣ, Тихонъ Ивановичъ въ Донскомъ полку... Что худого? Живутъ... Бога благодарить надо, какъ живутъ. Никому не мѣшаютъ, всѣмъ помогаютъ... Въ любви со всѣми и согласіи.

Видалъ, — сказалъ Володя. — Застылъ дядюшка Тихонъ Ивановичъ въ мертвомъ эгоизмѣ. Землицу пріобрѣтаетъ, скотинку разводитъ, работниковъ держитъ...

И слава Богу. И самъ работаетъ и другимъ питаться даетъ.

Крѣпостникъ!

Послѣ обѣда обѣ двоюродныя сестры заперлись у Жени. Кличка «вербный херувимъ» обидѣла и задѣла Женю.

Женя сидѣла на стулѣ у письменнаго стола. Шура легла на маленькій диванчикъ.

Шура, это очень обидно, что Володя сказалъ... Сотникъ Гроба Господня?.. По моему, просто глупо. Сотникъ — это чинъ. Мнѣ Геннадій Петровичъ объяснилъ — это все равно, что поручикъ. У казаковъ — сотникъ. А... вербный херувимъ?.. Зачѣмъ?.. Зачѣмъ?..

Чепуха, Женечка, никакъ это не подходитъ.

Представь, я тоже такъ думаю... У Геннадія Петровича усы... Ты замѣтила, какіе прелестные усики и какъ они въ тонъ его бровямъ и волосамъ... Ты, какъ художница должна была замѣтить это и оцѣнить... У вербныхъ херувимовъ... У херувимовъ вообще, бываютъ когда усы? И еще ты обратила вниманіе? — Волосы?.. У херувимовъ какіе то рыжіе завитки, кудряшки, а у него... Какой проборъ и какъ красиво вьются съ правой стороны. Зачѣмъ это Володя, право?..

Вербный херувимъ и совсѣмъ глупо.

Правда?.. Ты замѣтила, Шура, какъ Володька сказалъ: — охо-отничьи разсказы... Съ какимъ ядомъ... Точно Геннадій Петровичъ сочинялъ... А помнишь, на елкѣ, кто лучше всѣхъ разсказалъ страшный и таинственный разсказъ... Ты замѣтила, какъ онъ любитъ и чувствуетъ природу... Не знаю, какъ тебѣ, а мнѣ онъ очень... оч-чень понравился... Такой цѣльный... Не такой, какъ Володя съ его учеными словами... «Соціализмъ»... «Демократія»... «Эгоизмъ»... Мелкобуржуазный подходъ къ жизни»... «Ты прозябаешь, Женя»... А самъ!.. Сколько горя отъ него мамѣ и папѣ? и главное — все это неправда!.. Я чувствую, что все это несправедливо. А онъ?.. — Женя мечтательно улыбнулась. Несказанно красива была эта новая у нея улыбка, — угадай про кого я говорю?..

Угадать не трудно... Фіалки...

Женя серьезными, большими, темно-синими глазами посмотрѣла на Шуру.

Шурочка, милая... А что, если это и правда... Судьба?.. Ты, какъ думаешь, это не можетъ быть любовь?.. По настоящему... Ты не любила никого...

Полно, Женя, ты его всего два раза видала.

Положимъ — три.

Ну даже, три. Развѣ ты его знаешь. И какъ еще онъ то къ тебѣ относится.

Это-то уже я знаю... Попросилъ мои фіалки... И Дима... Не такой онъ человѣкъ, чтобы послать къ намъ въ домъ, не зная кого.

Ну, хорошо... Но, подумай... У насъ на носу выпускные экзамены. До любви-ли тутъ?.. Ты готовишься стать артисткой... Знаменитостью!.. Какая же тутъ любовь къ сотнику Гроба Господня, къ вербному херувиму?

Не смѣй, Шура!.. Не смѣй, душка!.. То одно — это совсѣмъ другое... Я и мамѣ этого не скажу... Только тебѣ... Такъ уже попрошу не смѣяться надо мною.

Хорошо... Пріѣзжай въ это воскресенье въ Гатчину, опять съ субботы.

А что?..

Я думаю, что «онъ» будетъ у насъ съ визитомъ.

Милка, ты сама прелесть!..

Источникъ: П. Н. Красновъ. Романъ «Ненависть». — Парижъ: Кн-во Е. Сіяльской, 1934. — С. 104-109.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.