Церковный календарь
Новости


2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 2-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 1-я (1904)
2017-12-10 / russportal
Отвѣтъ Зарубежн. Церк. Собора Августѣйшему Главѣ Россійскаго Имп. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Высочайшее привѣтствіе Августѣйшаго Главы Россійскаго Императ. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 30-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 29-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. О Соборѣ (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора 1938 г. Списокъ членовъ Собора (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 28-я (1937)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 27-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. Наказъ Собору (1939)
2017-12-09 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора 1938 г. Правила о составѣ Собора (1939)
2017-12-09 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 26-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 25-я (1937)
2017-12-09 / russportal
Предсоборная Комиссія Второго Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. (1939)
2017-12-09 / russportal
Докладъ Архіерейскому Сѵноду Блаж. Митр. Антонія (Храповицкаго) (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 11 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ нападеніе Германіи на СССР, видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
НАКАНУНѢ ВОЙНЫ. (ИЗЪ ЖИЗНИ ПОГРАНИЧНАГО ГАРНИЗОНА).
(Парижъ, 1937).

13. Дзвоновице. 18-го ноября 1914-го года.

На войнѣ, въ бою, какъ во снѣ. Видишь и не понимаешь, ощущаешь и не сознаешь. Зачѣмъ эта пѣхота? Какъ очутилась она сзади насъ? Какая ея задача? Кто кому подчиненъ, она намъ, или мы ей? Что же мы будемъ дѣлать въ этой долинѣ съ перелѣсками впереди нея? Я послалъ записку нач. 1-й Дон. каз. дивизіи, Ген.-Лейт. Чоглокову, спрашивая указаній. Получилъ отвѣтъ: — «о пѣхотѣ и ея задачахъ распоряженій нѣтъ. Вамъ продолжать выполнять поставленную вамъ задачу — удерживать дер. Дзвоновице и гряду холмовъ къ западу отъ нея».

Ординарецъ, возившій записку, передалъ мнѣ, что полки нашего резерва посѣдлали и стоятъ въ резервной колоннѣ сбоку деревни, держа лошадей въ поводу.

У меня были мои спѣшенныя сотни и 5 сотень 13-го и 15-го полковъ, занимавшія все ту же гряду холмовъ.

Часовъ около десяти утра началось на меня наступленіе австрійцевъ. На этотъ разъ на меня шли уже не роты, не батальоны, не полкъ, но, судя по донесеніямъ, поступавшимъ со всѣхъ сторонъ и съ совершенно неожиданныхъ мѣстъ, на меня навалилась по крайней мѣрѣ австрійская бригада. Вдоль линій холмовъ шелъ серьезный стрѣлковый бой и наша 7-ая батарея, не экономя снарядовъ, выпускала очередь за очередью. Надъ долиной часто рвались австрійскія шрапнели и огонь австрійскихъ батарей продвигался впередъ и билъ далеко по долинѣ. Было очевидно, что и сами батареи за ночь подошли ближе къ намъ. Противникъ большими силами обходилъ мой лѣвый флангъ, просачиваясь черезъ большую гору, покрытую густымъ лѣсомъ. Тамъ, гдѣ я видѣлъ утромъ ген. Папенгута, шла оживленная перестрѣлка. Я поскакалъ съ адъютантомъ и ординарцами туда. Но едва я выскочилъ изъ улицы деревни, какъ попалъ подъ такой сильный и близкій ружейный огонь, что немыслимо было скакать толпой. Я оставилъ ординарцевъ въ улицѣ за домами, а самъ съ адъютантомъ и штабъ-трубачемъ карьеромъ проскакалъ до часовенки и укрылся за нею. Здѣсь я слѣзъ съ лошади и старался разобраться, что-же произошло? Отъ часовни влѣво лежала наша пѣхоткая цѣпь. Это она и вела перестрѣлку съ австрійцами. Ротный командиръ сообщилъ мнѣ, что части его полка еще далеко и что онъ не можетъ держаться и будетъ отходить. Вся вторая долнна, отдѣленная отъ той, гдѣ мы были деревней Дзвоновице, была полна синеватыми цѣпями австрійцевъ. Они, никѣмъ неудерживаемые, быстро наступали, заходя мнѣ въ тылъ, гдѣ стояли мои коноводы и ударяли поперекъ деревни, вытянутой одной прямой линіей домовъ. Я вернулся въ деревню и приказалъ сотнямъ резерва рассыпаться вдоль халупъ и удерживать деревню. Тутъ-же въ цѣпяхъ, между домами, я написалъ подробное донесеніе ген. Чоглокову, нарисовалъ ему обстановку и просилъ его немедлелно приказать 9-му полку атаковать въ конномъ строю по снѣжному полю и сквозь Дзвоновице атакующихъ австрійцевъ, такъ какъ, по моему мнѣнію, только конная атака могла удержать наступленіе и спасти мой полкъ, находившійся въ критическомъ положеніи. Телефонная связь была прервана и я послалъ это донесеніе съ тремя ординарцами.

Врядъ-ли удержимъ, — сказалъ мнѣ Бочаровъ, адъютантъ, съ которымъ я шелъ пѣшкомъ вдоль деревни. — Смотрите-ка что дѣлается.

Было неважно. Съ холмовъ неудержимо катились сотни 13-го и 15-го полковъ и мои 2-ая и 5-ая сотни. Батарея огрызалась всѣми шестью орудіями и по частотѣ очередей, зная недостатокъ патроновъ, я понималъ, что это послѣдняя ея стрѣльба — сейчасъ и она будетъ сниматься съ позиціи. Меня брали въ тиски. Слѣва и сзади не останавливаясь шли австрійскія цѣпи и были онѣ въ восьмистахъ шагахъ отъ насъ.

Надо продержаться минутъ десять, а /с. 28/ тамъ конная атака всѣхъ ихъ смететъ ко всѣмъ чертямъ.

А вы увѣрены, что начальникъ дивизіи пошлетъ 9-й полкъ?

Время остановилось. Я вспомнилъ библейскій разсказъ про Іисуса Навина, вѣроятно и у него было такъ-же горячо, какъ у насъ теперь. Минуты казались часами. Мнѣ была видна вся околица деревни. Есаулъ Краснянскій спокойно ходилъ вдоль нея надъ лежавшими казаками. Онъ готовился встрѣтить на штыкъ. Минуты все-таки шли. Я отмѣчалъ ихъ по сближенію съ нами австрійцевъ. Они были такъ ясно видны. Они шли съ примкнутыми штыками, готовясь ударить въ рукопашную. Они должны были захватить и коноводовъ. Отступать было поздно. Австрійцы врывались въ деревню и между ними и казаками начинался штыковой бой. Надо было драться до послѣдняго и или побѣдить, или умереть. Я и Бочаровъ вынули револьверы изъ кобуръ. Трудно передать, что въ это время было въ мысляхъ, какія думы неслись ураганомъ, да я ихъ и не запомнилъ. Все это продолжалось всего нѣсколько секундъ. Я увидѣлъ картину такой красоты, какая никогда мною не будетъ забыта. Это была подлинная батальная картина старыхъ временъ.

Было за полдень. Съ бездоннаго, прозрачнаго голубого, словно праздничнаго неба, на снѣжный, чистый пологъ полей, не порушенный человѣческими слѣдами, золотое солнце лило яркіе лучи. По пологому скату, идущему къ Дзвоновицамъ, въ изумительномъ порядкѣ, какъ и на смотрахъ не всегда бываетъ, разомкнувшись въ четыре грозныя шеренги, эшелонами, широкимъ наметомъ шла атака дивизіона 9-го Донского каз. полка. Прекрасныя гнѣдыя лошади казались громадными. Впереди, на уставной дистанціи скакалъ съ вынутой и взятой «къ бою» шашкой Войск. Старшина, командиры сотень были на своихъ мѣстахъ, пики и шашки у казаковъ «къ бою». Молча и неслышно, какъ призрачное видѣніе, по бѣлому снѣгу несся дивизьонъ и вотъ — влетѣлъ въ деревню. Онъ смелъ по пути атаки всѣ австрійскія цѣпи, которыя шли на коноводовъ. Одни австрійцы остановились, другіе, уже безоружные, бѣжали сзади въ паникѣ. Я видѣлъ, какъ казакъ ударилъ пикой подъ подбородокъ солдата, бывшаго въ пяти шагахъ отъ меня и тотъ упалъ навзничъ, кровяня снѣгъ. По деревнѣ кучами стояли люди съ поднятыми руками, ихъ окружали казаки Краснянскаго. Гвардейскіе стрѣлки встали во весь ростъ въ своихъ окопахъ, кричали «ура» и апплодировали атакѣ 9-го полка. Въ деревнѣ шла толчея и суматоха. Въ громадной толпѣ плѣнныхъ совсѣмъ затерялись мои казаки. Въ плѣнъ попало 8 офицеровъ и 524 пѣхотинца!..

Дрожащей отъ волненія рукой я на какой-то скамьѣ возлѣ халупы писалъ представленіе къ ордену Св. Георгія командира дивизьона и командировъ сотень, такъ доблестно атаковавшихъ австрійцевъ и выручившихъ мой полкъ. И тутъ-же отдавалъ приказанія о сборѣ оружія, выносѣ раненыхъ и убитыхъ, возстановленіи положенія, занятіи прежнихъ позицій. Бой кончился. Австрійцы ушли за холмъ.

Въ умирающемъ зимнемъ днѣ были торжественная тишина и радость побѣды.

Вечеромъ я получилъ приказаніе отойти къ штабу дивизіи. На наше мѣсто становилась пѣхота, мы получали новую задачу.

Точно это послѣднее наступленіе австрійцевъ было только для того, чтобы новыми кровными узами связать наши полки «Краонской» бригады и показать примѣръ братской выручки и святого исполненія долга. Только для того, чтобы показать значеніе и силу конной атаки въ разгаръ стрѣлковаго боя.

Казаки моей 3-й сотни, безъ всякаго участія офицеровъ, сложили о Дзвоновицкихъ бояхъ пѣсню. Я услышалъ ее въ первый разъ гдѣ-то подъ Ясломъ, гдѣ полкъ стоялъ въ резервѣ и пѣсельники мои пѣли у /с. 29/ штаба ген. Цурикова. Я запомнилъ изъ нея два куплета: —

«...Налетѣлъ орломъ крылатымъ
Генералъ-маіоръ Красновъ,
Онъ съ полкомъ своимъ десятымъ
Бьетъ Отечества враговъ...

...Ужъ казаки вытѣсняють
Вражью цѣпь изъ Дзвоновиць,
И въ стодолы заглядають,
Не засѣлъ ли тамъ австрійць...».

Евгеній Ивановичъ Тапилинъ, уже въ чинѣ генерала и въ должности начальника большого коннаго отряда, въ 1920-мъ году, въ Крыму, во время прорыва Врангелевскаго фронта красными былъ звѣрски зарубленъ большевиками.

Источникъ: П. Н. Красновъ. Наканунѣ войны. (Изъ жизни пограничнаго гарнизона). — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1937. — C. 27-29.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.