Церковный календарь
Новости


2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 18-я (1939)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 17-я (1939)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобнаго Нифонта (1967)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Тита пресвитера (1967)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Боже, милостивъ буди намъ, грѣшнымъ" (1975)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Слова и рѣчи. Томъ II. (1961-1968). Вступленіе (1975)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 4-я (1991)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 3-я (1991)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ нападеніе Германіи на СССР, видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
НА РУБЕЖѢ КИТАЯ.
(Парижъ, 1939).

2. На службу не напрашивайся, отъ службы не отказывайся.

Въ этомъ году шла чистка на верхахъ казачьихъ войскъ, и очень часто освобождались казачьи полки. Ихъ получали, между прочимъ, люди нѣсколькими годами моложе меня, но болѣе счастливые въ производствѣ, попавшіе раньше въ полковники и бывшіе уже въ кандидатскомъ спискѣ. Меня раздражало не то, что они получали полки, а я нѣтъ, — мы были воспитаны въ сознаніи необходимости и неизбѣжности очереди; насъ не удивляло и не возмущало, что Л.-Гв. въ Гусарскомъ полку полковники были тридцати лѣтъ, а въ Кавалергардскомъ и Л.-Гв. Кирасирскомъ Ея Величества полкахъ и за сорокъ лѣтъ сидѣли въ ротмистрахъ. Это была фортуна. Мнѣ было досадно, что многіе, получавшіе полки были совершенно равнодушны къ строю, смотрѣли на полкъ, какъ на неизбѣжное зло при прохожденіи службы, какъ на служебный стажъ, необходимый для карьеры. Притомъ все это и были самые свирѣпые критики моихъ статей «о командованіи полкомъ» и они-то, конечно, ничего изъ моихъ предложеній примѣнять не будутъ.

Въ 1910-мъ году Офицерская Кавалерійская Школа праздновала столѣтній юбилей своего существованія и получила права и преимущества старой гвардіи. Съ этого года Государь Императоръ сталъ въ день Школьнаго праздника, 9-го мая, приглашать офицеровь Постояннаго состава Школы къ завтраку во дворецъ. Такъ какъ въ этотъ же день былъ полковой праздникъ и Кирасиръ Ея Величества, то приглашались мы вмѣстѣ съ кирасирами.

Такое приглашеніе получили мы и въ 1911-мъ году, въ Александровскій дворецъ, въ Царскомъ селѣ.

Наканунѣ я отравился рыбнымъ ядомъ и былъ боленъ всю ночь. Къ утру, овладѣвъ собой, силой воли заставилъ себя встать, затянулся въ мундиръ и поѣхалъ въ Царское Село. Видъ у меня былъ не слишкомъ «авантажный», но никто ничего въ волненіи не замѣтилъ.

Мое мѣсто за завтракомъ было напротивъ и нѣсколько наискось отъ Государя. Военный министръ былъ въ командировкѣ, генерала Поливанова тоже не было — ихъ замѣщалъ начальникъ Главнаго Штаба Генералъ Михневичъ.

Я почти ничего не ѣлъ и не пилъ и, возможно, что больное лицо мое не имѣло нуж/с. 11/наго праздничнаго отраженія и было грустно. Я съ трудомъ перемогался.

Государь часто на меня поглядывалъ и, казалось мнѣ, — ласково и, быть можетъ, про меня говорилъ сидѣвшему по лѣвую его руку генералу Безобразову, тогда командиру Гвардейскаго Корпуса, въ недавнемъ прошломъ Начальнику нашей Школы, хорошо меня знавшему и очень ко мнѣ расположенному. (Тоже, если хотите: — «тетенькинъ хвостикъ»).

По окончаніи завтрака, Государь обошелъ столъ и направился къ Генералу Михневичу, сидѣвшему съ моей стороны. Проходя мимо меня Государь взялъ меня за руку выше локтя и подвелъ къ Михневичу.

Николай Петровичъ, — сказалъ Государь, — когда же вы дадите Краснову полкъ?

Сколько мнѣ извѣстно, Ваше Величество, — отвѣчалъ генералъ Михневичъ, — полковникъ Красновъ не числится въ кандидатахъ на полкъ.

Надо, надо ему дать полкъ, — сказалъ Государь, отпустилъ мою руку и пошелъ изъ столовой.

Вотъ занесутъ васъ въ кандидатскій списокъ, — сказалъ Михневичъ, видимо недовольный этимъ разговоромъ, — тогда и будемъ о васъ думать.

Къ Михневичу подошелъ генералъ Безобразовъ и своимъ барскимь, безпечнымъ голосомъ сказалъ:

Для Краснова вы должны и можете сдѣлать исключеніе, разъ этого желаетъ Государь.

Законъ, — сухо сказалъ Михневичъ и вышелъ вмѣстѣ съ Безобразовымъ изъ столовой.

Въ ушахъ у меня звенѣло, въ глазахъ темнѣло и отъ усталости и болѣзни и отъ радостнаго волненія. Государь сказалъ!.. Государь самъ пожелалъ, чтобы мнѣ дали полкъ!

Дня черезъ два сказались и результаты этого разговора. Часовъ около 11-ти ночи ко мнѣ прибѣжалъ вѣстовой изъ Офицерскаго собранія и доложилъ, что по телефону передали, что меня немедленно къ себѣ требуетъ генералъ Поливановъ. Своего телефона у меня не было и сношенія шли черезь собраніе, помѣщавшееся напротивъ моей казенной квартиры. Меня это нисколько не удивило. Такъ уже установилось, что почтя каждую недѣлю и, всегда ночью, въ двѣнадцатомъ часу, когда генералъ Поливановъ кончалъ свои текущія работы, онъ вызывалъ меня къ себѣ и указывалъ, что долженъ я написать въ очередномъ фельетонѣ «Русскаго Инвалида» — «Вторники у Генерала Бетрищева». Темы были самыя разнообразныя: — писалъ я о количествѣ калорій въ солдатской пищѣ по новой раскладкѣ, о шкалѣ наказаній въ кадетскихъ корпусахъ, когда основательно раздѣлалъ проектъ установленія, «въ видахъ справедливости», опредѣленныхъ наказаній за опредѣленные проступки, не считаясь съ индивидуальными свойствами каждаго кадета. Писалъ я и о Задонскомъ коневодствѣ и о домѣ для инвалидовъ Японской войны на Охтѣ и т. д. и т. д. Въ большинствѣ вопросы, по которымъ я долженъ былъ писать, мнѣ были совершенно неизвѣстны. Генералъ Поливановъ давалъ мнѣ соотвѣтствующій матерьялъ — книги, «министерскія дѣла», доклады, иногда самъ диктовалъ мнѣ, что и какъ я долженъ былъ освѣтить въ своемъ очередномъ фельетонѣ, а я, сидя за громаднымъ столомъ въ его кабинетѣ на Малой Итальянской улицѣ противъ цирка Чинизелли, быстро, карандашомъ записывалъ подъ его диктовку. Часто бесѣда заканчивалась словами:

Съѣздите, посмотрите сами... Я предупрежду о вашемъ посѣщеніи. Тогда и опишете то, что сами увидите.

Эта моя работа въ «Русскомъ Инвалидѣ» (а иногда по очень боевымъ вопросамъ мнѣ приходилось писать такія статьи и въ «Новомъ Времени») была нужна Военному Министерству для подготовки общественнаго мнѣнія для принятія того или иного предложенія Министра. Она была нужна и для «комиссіи по оборонѣ» Государственной Ду/с. 12/мы и для самой Думы. На «вторникахъ у генерала Бетрищева» какіе-то вымышленные мною люди обсуждали вопросы, а черезъ нѣсколько дней по этимъ вопросамъ приходилось говорить въ Думѣ, или комиссіи по оборонѣ, и неизвѣстный «Гр. А. Д.» невольно подсказывалъ рѣшенія, благопріятныя Военному Министерству.

Я сейчасъ же поѣхалъ къ генералу Поливанову.

Поливановъ встрѣтилъ меня въ своемъ кабинетѣ, ласково улыбаясь своей кривой, и отъ этого всегда кажущейся насмѣшливой, улыбкой.

Простите, — сказалъ онъ, — что я вызвалъ васъ такъ поздно. Но, думаю, вы не посѣтуете на меня — это вамъ будетъ интересно. Вы знаете, что освободился 12-й Донской казачій полкъ? Знаете вы этотъ полкъ? Хорошій это полкъ?

Отличный полкъ, ваше превосходительство, — отвѣчалъ я, — догадываясь, къ чему клонитъ Поливановъ. — Онъ стоитъ въ Радзивиловѣ. Я знаю, что недавно Инженерное вѣдомство построило ему прекрасныя казармы. Мнѣ писалъ оттуда мой бывшій однополчанинъ, онъ командуетъ теперь тамъ сотней — отличныя казармы. Полкъ въ полномъ порядкѣ, отличныя лошади, свои Донскіе казаки.

На желѣзной дорогѣ, — вставилъ Поливановъ, — на прямой линіи на Вѣму. Такъ, что вамъ полкъ нравится?.. А что скажетъ командирша?

Я думаю, что она будетъ только счастлива.

Вы можете иногда прокатиться въ Вѣну и отдохнуть тамъ. А? Что вы объ этомъ думаете?

Я объ этомъ и не мечтаю.

Такъ вотъ... Если вы согласны? Я вась представлю, и послѣ завтра, много черезъ три дня вы прочтете въ «Инвалидѣ» о вашемъ назначеніи.

Покорно благодарю ваше превосходительство.

Вотъ только за этимъ я васъ и потревожилъ. Можете быть свободны. Я очень занятъ сегодня, бесѣдовать мы не будемъ. Радъ за васъ. Покойной ночи. Впрочемъ вы, пожалуй, и спать сегодня не будете...

И опять та же кривая, ласковая усмѣшка освѣтила серьезное лицо Поливанова.

Я не шелъ, а летѣлъ домой. Полкъ!.. Полкъ!.. И какой блестящій!.. Свой, Донской!.. Прекрасная стоянка, при желѣзной дорогѣ. Мнѣ писали — изъ оконъ офицерскаго собранія видна австрійская земля — всего четыре версты до границы!.. Война?! Тѣмъ лучше: — Шашки къ бою! и... на войну! Впрочемъ, о войнѣ, да еще съ Австріей мы не думали. Въ Австріи сидитъ престарѣлый Францъ Іосифъ, своимъ престоломъ обязанный Россіи...

Но... прошло три дня, а на четвертый я прочелъ въ «Инвалидѣ» о назначеніи командиромъ 12-го Донского казачьяго полка очередного армейскаго кандидата, а вовсе не меня.

Генералъ Поливановъ хотѣлъ провести меня въ приказъ до возвращенія изъ командировки Военнаго Министра, котораго онъ замѣщалъ, но генералъ Сухомлиновъ вернулся днемъ раньше, а между Военнымъ Министромъ и его ближайшимъ помощникомъ существовали такія отношенія, что стоило генералу Поливанову предложить что-нибудь, чтобы Сухомлиновъ сдѣлалъ напротивъ.

Меня такое назначеніе огорчило, хотя я понималъ, что сдѣлано оно было совершенно правильно — «по линіи», и мнѣ оставалось только ждать, когда эта линія подойдетъ ко мнѣ.

Въ Школѣ заканчивались экзамены, шли случайныя лекціи. Полковникъ Баженовъ читалъ о французской кавалеріи, на маневрахъ которой онъ недавко былъ, князь Багратіонъ разбиралъ только что вышедшую книгу германскаго генерала фонъ Бернгарди о роли кавалеріи въ будущей войнѣ — незавидной роли — ѣздящей пѣхоты.

Я былъ очень занятъ. Помимо занятій въ казачьемъ отдѣлѣ и редактированія «Вѣстника Русской конницы», я по вечерамъ бывалъ въ коммссіи по выработкѣ новыхъ ка/с. 13/валерійскихъ уставовъ и наставленій. Комиссія собиралась на квартирѣ начальника Штаба Генералъ Инспектора кавалеріи генералъ-маіора фонъ Дистерло. Въ ней засѣдали вмѣстѣ со мнюй, извѣстный своими крайними взглядами и острымъ умомъ, генералъ-маіоръ Петръ Ивановичъ Залѣсскій, полковникъ Василій Викторовичъ Бискупскій и другіе. Наши засѣданія заканчивались поздно ночью семейнымъ ужиномъ у барона Дистерло.

Такъ прошло еще около недѣли, когда меня вызвалъ къ телефону генералъ Дистерло и сказалъ мнѣ:

Рѣшено дать тебѣ 1-й Читинскій, или 1-й Аргунскій казачій полкъ Забайкальскаго казачьяго войска. Стоянка — одного въ Читѣ, другого на станціи Даурія. Ты ничего не имѣешь противъ?

Я имѣлъ очень много противъ. Въ 1901 году я съ женой верхомъ исколесили всю Маньчжурію и были въ Забайкальи. У моей жены осталось очень тяжелое впечатлѣніе отъ этихъ мѣстъ. Во время Японской войны я видѣлъ Забайкальскіе полки 1-й очереди въ отрядѣ генерала Мищенко и 2-й очереди въ отрядѣ генерала фонъ Ренненкампфа. Маленькія, монгольскія лошади... Ѣздящая пѣхота... Много бурятъ среди казаковъ. Хроническій недостатокъ офицеровъ. Очень ужъ самобытный народъ, трудно управляемый. Буранныя зимы, жаркое лѣто съ «гнусомъ» въ степи и тайгѣ... Сибирь! Мѣста весьма отдалейныя!.. Своего рода — ссылка!

Но, съ дѣтства усвоивъ сказанныя отцомъ слова: — «на службу не напрашивайся — отъ службы не отказывайся», — я отвѣтилъ согласіемъ. Чѣмъ труднѣе условія, тѣмъ интереснѣе работать.

Прошло еще два дня, въ которые мы съ женой внутри себя переживали это назначеніе. Чита, или Даурія — не все ли равно?.. Какъ то тамъ придется жить?

На третій день, когда я шелъ изъ собранія домой я встрѣтилъ генерала Дистерло.

А я къ тебѣ, — сказалъ мнѣ Дистерло. — У меня къ тебѣ и отъ себя и отъ полковника Крымова большая просьба.

Въ ту пору полковникъ Генеральнаго Штаба Крымовъ читалъ у насъ въ Школѣ лекціи и я съ нимъ часто встрѣчался. Всѣ мы любили этого крѣпкаго энергичнаго и способнаго штабъ офицера.

Въ чемъ же дѣло? — спросилъ я.

Не согласишься ли ты помѣняться полками съ Крымовымъ. Ему даютъ 1-й Сибирскій казачій Ермака Тимоѳеева полкъ. Это въ Джаркентѣ, на границѣ Китайскаго Туркестана, 1096 верстъ отъ желѣзной дороги. А у Крымова, самъ знаешь, семья. Въ Джаркентѣ кромѣ городского училища ничего нѣтъ, въ Читѣ гимназія, у Крымова сынъ и дочь въ гимназіи. Васъ двое. Твоя жена спортсменка — ей легче сдѣлать этотъ путь, чѣмъ Крымовой съ дѣтьми, а для тебя, ей Богу, даже лучше. Прямо — совѣтую мѣняться. Въ Читинскомъ полку ни копѣйки экономическихъ суммъ, не говоря про хозяйственныя... 200 тысячъ рублей долга. Придется тебѣ только платить долги, а не совершенствовать полковое хозяйство. Въ Сибирскомъ полку экономическія суммы полностью и даже хозяйственныхъ есть что-то около трехъ-сотъ рублей, есть съ чего начинать. Соглашайся. Доброе дѣло сдѣлаешь.

Чита, Джаркентъ, Забайкальцы, Сибиряки, не все ли равно — все одно, чужіе люди, незнакомыя мѣста. Я согласился.

Источникъ: П. Н. Красновъ. На рубежѣ Китая.. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1939. — C. 10-13.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.