Церковный календарь
Новости


2017-12-13 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 14-15. (1/14-15/28 октября) 1922 года
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 8-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 7-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 6-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 5-я (1904)
2017-12-12 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о порядкѣ произнесенія поминовеній
2017-12-12 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 12-13. (1/14-15/28 сентября) 1922 года
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 4-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 3-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 2-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 1-я (1904)
2017-12-10 / russportal
Отвѣтъ Зарубежн. Церк. Собора Августѣйшему Главѣ Россійскаго Имп. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Высочайшее привѣтствіе Августѣйшаго Главы Россійскаго Императ. Дома (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 30-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Наканунѣ войны". Глава 29-я (1939)
2017-12-10 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежнаго Собора РПЦЗ 1938 г. О Соборѣ (1939)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Литература Русскаго Зарубежья

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ нападеніе Германіи на СССР, видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

П. Н. Красновъ († 1947 г.)
НА РУБЕЖѢ КИТАЯ.
(Парижъ, 1939).

5. Въ путь дорогу!

23-го іюня состоялся Высочайшій приказъ о назначеніи меня командиромъ 1-го Сибирскаго казачьяго Ермака Тимоѳеева полка.

Въ ночь, послѣдовавшую за этимъ большимъ и показавшимся мнѣ безконечно долгимъ днемъ — я не спалъ ни одной минуты.

Охватавшее меня чувство было очень похоже на то, что я испытывалъ при производствѣ въ офицеры. Новая жизнь начиналась. Но тогда, при производствѣ, я былъ на двадцать два года моложе, и сердце много легче переживало и усваивало сложную гамму впечатлѣній крутого поворота жизни.

Полкъ — это уже совершенно самостоятельная работа. Будучи Начальникомъ Казачьяго Отдѣла Школы, я пользовался правами командира полка, но жилъ то я по Школьному приказу и по школьному росписанію занятій. Теперь я самъ буду отдавать приказъ и составлять росписаніе, теперь я поведу занятія такъ, какъ я это найду нужнымъ. Поведу такъ, какъ насъ этому училъ на Военномъ полѣ нашъ бывшій Генералъ-Инспекторъ Кавалеріи, Великій Князь Николай Николаевичъ, какъ по его указу учила меня Школа. Вотъ стоитъ скульпторъ передъ безформеннымъ кускомъ глины — сейчасъ его сильные пальцы начнутъ лѣпитъ то, что онъ задумалъ, что давно выносилъ въ сердцѣ своемъ. Его думы, его грезы и мечты претворятся въ живой образъ.

За двадцать два года службы въ офицерскихъ чинахъ я много — и какихъ! — полковъ перевидалъ — и въ мирной обстановкѣ и на войнѣ. Я былъ не новичокъ. Я зналъ, чего хотѣлъ. Я прошелъ Великокняжескую Школу!

Хотѣлось прибыть къ полку до прихода молодыхъ казаковъ, чтобы установить правильный ритмъ занятій и начать лѣпить свой полкъ.

Скорѣе?

Жизнь говорила — «не торопись, успѣешь!»

/с. 20/ Оставались обязанности въ Школѣ. Мои офицеры только что и — слава Богу — блестяще, сдали смотръ. Восемь человѣкъ изъ нихъ по ихъ личнымъ просьбамъ получили разрѣшеніе участвовать въ парфорсныхъ охотахъ въ Поставахъ — первый разъ за все время существованія школьныхъ охотъ, казаки ѣхали въ Поставы. Надо было подобрать имъ лошадей и приготовить ихъ тренировкой. Надо было дождаться представленія офицеровъ Перемѣннаго Состава Государю Императору и еще «явиться» всему Петербургскому начальству.

Наша жизнь шла на два дома. Въ Петербургѣ кончали укладку мебели и разборку квартиры. Часть вещей оставалась и распредѣлялась по родственникамъ, жившимъ въ Петербургѣ, часть отправлялась въ Джаркентъ, часть раздаривалась въ самой Школѣ. Наше гнѣздо, гдѣ мы такъ счастливо прожили три года, было разорено. Оставались голыя стѣны.

Постоянный Составъ Школы по обычаю устроилъ глубоко тронувшія меня проводы. Офицеры поднесли мнѣ прекрасный, Хлѣбниковской работы, тяжелый, литой изъ серебра, приборъ на 36 человѣкъ — ложки, ножи, вилки, дессертный приборъ — все въ красивой рѣзьбѣ и съ моими иниціалами.

Чтобы ты могъ принимать у себя всѣхъ офицеровъ полка и на пріемахъ вспоминалъ насъ, — сказалъ мнѣ, передавая тяжелый дубовый ящикъ, Школьный адъютантъ, ротмистръ баронъ Таубе.

Послѣ ужина кто-то сбѣгалъ въ лежавшую рядомъ со Школой деревушку Вилози, гдѣ на дачѣ жила моя жена — предупредить ее, что весь Постоянный Составъ Школы идетъ къ ней пожелать ей счастливаго пути. Въ двѣнадцатомъ часу ночи — съ хоромъ трубачей во главѣ, всѣ пошли на нашу маленькую дачу. Ея стеклянный балконъ и гостиная наполнились красивыми черными венгерками съ золотыми жгутами. Говорились хорошія, сердечныя слова, пожеланія счастливой службы. И не столько насъ поздравляли, сколько жалѣли, что вотъ, молъ, ѣдемъ чортъ знаетъ куда, на край свѣта, куда «Макаръ телятъ не гонялъ», куда «воронъ костей не заносилъ»...

Хорошія, безъ тѣни ревности и зависти, въ Школѣ были отношенія между офицерами. Дружной крѣпкой семьей жилъ съ Генераломъ Химецомъ Постоянный Составъ.

Играли трубачи. Моя жена подала гостямъ кофе. Шампанское искрилось въ хрустальныхъ собранскихъ бокалахъ. Блѣдный Петербургскій разсвѣтъ освѣщалъ дорогія мнѣ лица друзей. Надъ Дудергофскимъ озеромъ низкій лежалъ туманъ...

Черезъ два дня мы уѣхали. Чтобы выгадать время пока придутъ лошади и кое какія вещи, посланныя съ ними, я къ поверстному сроку взялъ еще двадцати-восьми дневный отпускъ и поѣхалъ съ женою въ Кисловодскъ.

Время отпуска прошло, какъ въ какомъ-то колдовскомъ, несказанно прекрасномъ снѣ. Было много Петербургскихъ и Павловскихъ знакомыхъ и друзей, устраивались пикники — поѣздки къ Лермонтовскому гроту, къ скалѣ Тамары, ходили пѣшкомъ то къ краснымъ, то къ синимъ камнямъ, слушали музыку въ курзалѣ, ѣли шашлыкъ и пили кахетинское вино въ Кавказскомъ духанѣ подлѣ парка — это былъ послѣдній, яркій отблескъ Европейской жизни.

Черезъ Петровскъ и Дербентъ проѣхали мы въ Баку и въ день пріѣзда, въ 11 часовъ вечера на Меркурьевскомъ пароходѣ отплыли въ Красноводскъ.

Ночь была свѣтлая. Парчевая дорога луннаго блистанія залегла по морю. Каспійское море было тихое, какъ уснувшее озеро. Я долго сидѣлъ на палубѣ, любуясь моремъ, прощаясь съ Европой.

Рано утромъ пришли въ Красноводскъ. Низкая, бѣлая постройка станціи, за нею такой-же низкій, плоскій и тоже бѣлый городъ. Впрочемъ, можетъ быть, все это только казалось низкимъ и плоскимъ на фонѣ песчаной ровной пустыни.

Вставало солнце. Голубые миражи играли въ золотистой, прозрачной, дрожащей дали. У самой станціи, у высыхающей, блестящей солонцами лужи бродили розовыя цапли — /с. 21/ фламинго. И эти фламинго, и нѣсколько туземцевъ въ бѣлыхъ халатахъ и чалмахъ, стоявшихъ на колѣняхъ на коврикахъ, и дрожащіе миражи пустыни — все говорило — мы въ Азіи.

Небольшой составомъ поѣздъ изъ громадныхъ Пульмановскихъ вагоновъ бѣлымъ видѣніемъ стоялъ въ розовѣющихъ на солнцѣ пескахъ пустыни. Въ вагонахъ тотъ полный Русскій комфорть, котораго не знаетъ заграница.

Поѣздъ очень скоро отошелъ. Я не успѣлъ оглядѣться въ Красноводскѣ, полюбоваться, какъ слѣдуетъ, синимъ Хвалынскимъ моремъ, мирно дремавшимъ въ плоскихъ берегахъ, какъ уже поплыли мимо — лужа съ фламинго, постройки станціи и показались пески и бурханы.

Колеса вагона то пѣли какіе-то торжественные марши, то отстукивали на стыкахъ рельсовъ, когда приближались къ станціямъ. Кругомъ была пустыня. Мелькнетъ иногда вдали селеніе — бѣлыя постройки, бѣлыя стѣны вокругъ нихъ, чахлая пыльная растительность. Очень рѣдки были станціи и такъ много говорили мнѣ ихъ названія. Путь Кауфмана, Скобелева, Анненкова. Вспоминались прекрасные романы забытаго и мало оцѣненнаго у насъ писателя Н. Н. Каразина, картины художника В. В. Верещагина.

Мервь... Геокъ-Тепе... Самаркандъ.

Какъ будто стояла передъ моими глазами изумительная по лѣпкѣ картина Верещагина — Самаркандская мечеть, гдѣ на полотнѣ чувствовался солнечный зной и яркость бѣлизны и красота рѣзьбы. Бѣлые дома, безъ оконъ на улицу, мечети, башни минаретовъ, стѣны съ зубцами, толстыя ворота и солнце!.. Солнце!.. Оно слѣпило, одуряло, волновало, чаровало.

Въ вагонъ-ресторанѣ на дессертъ подали желтыя съ зелеными пятнами Бухарскія дыни съ бѣлымъ нѣжнымъ сладкимъ и ароматнымъ мясомъ, персики, груши и виноградъ. Бѣдна показалась Европа съ ея плодами передъ этою роскошью фруктовъ Азіи.

На пятый день пути мы приближались къ Ташкенту. Рано утромъ я подошелъ къ окну. Пустыня кончилась. Поѣздъ шелъ по широкой долинѣ между лиловѣющихъ вдали причудливыхъ, точно прозрачныхъ горъ. Солнце еще не вставало. Въ ровномъ утреннемъ свѣтѣ, по обѣ стороны пути, въ низинѣ, были безконечные, до самыхъ горъ, красивые сады. Канавы-арыки, обсаженныя кустами и высокими, стройными, такими громадными, какихъ я не видалъ въ Европѣ, пирамидальными тополями — раинами раздѣляли эти сады на правильные ровные прямоугольники. Въ однихъ — высокими бесѣдками — кустами, по Азіатской манерѣ, были подняты и заплетены большія, тѣнистыя виноградныя лозы, въ другихъ стояли персиковыя и грушевыя деревья, яблони, сливы, рейнклоды, всѣ въ плодахъ, въ третьихъ низко по землѣ стлались арбузы и дыни и ихъ плоды выглядывали изъ нѣжной узорчатой зелени длинныхъ плетей. Шла уборка фруктовъ. Навьюченные корзинами ослы, посѣдланныя лошади надсмотрщиковъ, тяжелыя арбы, запряженныя волами — стояли по узкимъ дорогамъ. Полуголые люди съ бронзовыми торсами собирали виноградъ и фрукты.

Бѣлая оконная занавѣска трепетала на вѣтру, извнѣ тянуло свѣжестью утра и прянымъ ароматомъ зрѣющихъ дынь, краснаго перца, персиковъ, грушъ и яблоковъ.

Индія?.. Красивѣе Индіи!

Стая бѣлыхъ голубей вспорхнула у самаго поѣзда и полетѣла, трепеща серебряными крыльями въ голубомъ небѣ.

Солнце всходило.

Поѣздъ замедлилъ свой бѣгъ. Мы подходили къ Ташкенту. Кругомъ все были тѣ-же сказочные сады, та-же восточная прелесть безчисленнаго множества фруктовъ.

Источникъ: П. Н. Красновъ. На рубежѣ Китая.. — Парижъ: Изданіе Главнаго Правленія Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ, 1939. — C. 19-21.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.